X
X
Глава - 247: Айна(2).
Предыдущая глава
Следующая глава

Грохот обвала...

Эйнчел, наблюдавшая за бессознательным полумёртвым Камию, обернулась и посмотрела на Хансу, который медленно выпускал жар из тела.

Шшшшшш... В воздухе долго весело золотые свечение, оставшееся после смерти игроков, Теперь здесь остались только авантюристы. Эйнчел осторожно обратилась к Хансу, занятому охлаждением тела, раскалённого энергией узла маны: — Что ты планируешь дальше? Сам же говорил, что печать скоро падёт?— понятно, что Хансу силен, но разве он не говорил ранее, что монстр Королевства, Артус Кранческа, может спуститься? Проклятие Айнов, которого боялись жители королевств, питалось от энергии печати, разрушение печати означает, что проклятие, работавшее от его энергии, также исчезнет. И Артус Кранческа сразу сможет спуститься. «Хотя. Хансу, наверняка, сломал печать, потому что у него был план…»

Хансу отрицательно покачал головой на вопрос Эйнчел: — Печать, которая держалась сотни лет, не может развеяться за такой короткий срок, — энергия от узла маны поглощалась Цепом и душами, а затем направлялась в магическую формацию. Благодаря надёжности этой конструкции печать будет ещё какое-то время работать. Хотя Цеп, соединявший узел маны и магическую формацию, был удалён, в формации ещё оставался огромный объём маны, а значит и проклятие Айнов, питающееся этой энергией, будет действовать.

«Что даёт нам еще немного времени, прежде чем Артус Кранческа спустится». Сейчас он, вероятно, сходит с ума снаружи из-за разрушения гордости Королевства — Великой Печати лабиринта. Должно быть чуть не плачет от желания ворваться сюда, но не смеет. Ведь он прекрасно понимает, что Цеп выскочил из печати не сам по себе, а значит, пока ослабляющее проклятье всё ещё активно и в Лабиринте засел человек, способный вытащить Цеп, входить сродни самоубийству. Любой человек с головой на плечах осознавал бы это.

— А значит, мне нужно управиться до этого.

—...Управиться с чем? Мы не будем спускаться?

Хансу засмеялся: — Нет, конечно. Я собираюсь выжать всё из этой ситуации. Будет расточительно отпустить их.

«Как…» — Эйнчел сразу догадалась, о чём он, когда услышала «отпустить их». Но зная, что на них в любой момент может обрушиться Кранческа, разве они могли заниматься охотой на игроков в лабиринте?

На лице Эйнчел отражалось замешательство.

 

…………………………………………………..

Грохот обвала… Тряска…

Игрокам, стерегущим на 4-м этаже, становились не по себе, поскольку всё вокруг тряслось всё сильнее и сильнее.

— Эй, сколько мы ещё собираемся здесь торчать? Это «жжж» явно не спроста.

Столпившиеся вокруг портала игроки ответили: — Ну, все выходы на 1-м этаже всё равно заблокированы. А чёртов псих Олдбир свалил куролесить на 5-й этаж.

—...Мда, — вздохнул игрок [Альфа-Гоу] и стал переговариваться со своими друзьями, которые были раздражены бесплодным ожиданием, — 15 минут. Подожжем всего 15 минут, не больше. Если он не появится, просто уйдём.

—...10.

— Ладно, — Альфа-Гоу не стал спорить с товарищем и кивнул. Они уже 20 минут стерегли портал на четвертом этаже. И не одни они. Здесь собрались сотни людей, наблюдающих за порталом от 3-го до 4-го этажа в надежде поймать багоюзеров из Черного списка, слухи о которых разнеслись по всему лабиринту. И было кое-что ещё. Игроки, убитые баговаными здесь в Лабиринте, рассказывали про целое гнездо багоюзеров. По их словам, сотни багованых вылезли из гнезда и бродили где-то на 4-м этаже. Хотя никто из видевших их не выжил, оставленные багоюзерами следы все видели своими глазами, так что это, похоже, было правдой.

Альфа-Гоу пробормотал себе под нос: «...Шансы 50 на 50. Или 3-й, или 5-й этаж». Вероятность составляла 50 процентов. Никто не мог угадать, куда направятся багованые, но игроки поставили на то, что они попытаются подняться  на 3-й. И у него было хорошее предчувствие: «Если мы поймаем их...Джекпот. Хехеххехе…».

Хотя портал кроме него стерегли сотни игроков, он был уверен в себе настолько, что рассчитывал лично убить по крайней мере одного-двух. Всё же он был игроком высокого 240 уровня, а по его сведениям, средний уровень багованых – приблизительно 215-220. Поговаривали, что из-за постоянно преследующих и убивающих их Муравьедов, они в основном не успевали качаться. Неважно, насколько хорош контроль у багованых игрков, различие в 10 уровней огромно. «Точно. Это намного лучше с точки зрения эффективности, чем охотится в течение месяца».

В то время как Альфа-Гоу уже подсчитывал в уме опыт и артефакты, которые упадут с багованых...

— Хух… Хаа! Ай! — подозрительная личность, вся в крови, выбежала из тьмы.

«А? Это они?» — Альфа-Гоу приготовился атаковать.

Особа, появившаяся из недр трясущегося лабиринта, завопила: — Не нападайте! Стойте! Я не багоюзер! Я – нормальный игрок!

—Игрок?...— в голосе Альфа-Гоу чувствовалось разочарование. «Ну да, багованые же не сумасшедшие, с чего бы им идти сюда». Если бы они собирались прорываться по одиночке, они не стали бы собираться в группу из сотен человек.

«Что за?... Я её знаю», —Альфа-Гоу совсем скис.

Дзыыыыы... Послышался звук собирающейся маны, говорящий о активации навыка. И когда Альфа-Гоу обернулся, он увидел, что товарищ готовится атаковать: — Эй! Какого черта ты делаешь?!

Его товарищ смущенно пояснил: — Ну... На всякий случай…

Альфа-Гоу спешно тряхнул руку товарища и развеял навык: — Не нападайте, я знаю её.

— Э? Знаешь её?

Его товарищ переспросил с потрясенным выражением и Альфа-Гоу кивнул: — Да. Мы были в пати когда-то. Ее ник был… Эйнчел или что-то в этом роде, — он запомнил, потому этого игрока нельзя было так просто забыть.

«Как так получилось, что она ранена». Возможно из-за того, что он поставил режим 19+, кровь, текущая из её ран, была ярко-красной, а не золотой. Альфа-Гоу нахмурился, осматривая девушку, Эйнчел, которая была изранена с головы до ног.

— Уф… слава Богу. Чуть не умерла…

Альфа-Гоу сделал запутанное выражение. А его друг, Бэта-Гоу, спросил Эйнчел: — Так что, вы наткнулись на ПК или что? Почему ты вся изранена? Где твоя группа?…

Эйнчел ругнулась и выпалила: — Чёрт... Меня кильнули. Это было ужасно.

— Ого, нашелся же псих… — после слов Эйнчел поднялся осуждающий гомон. Хотя не было никаких механизмов, предотвращающих ПК, игроки избегали нападать друг на друга. Так как ПК не приносил особой выгоды, а оказаться помеченным никому не хотелось. В мире, где охота в группе была единственным способом продвижения, ПК лишало человека связей с другими и оставляло без групповой игры. Как Черный список, который отслеживал багованых, существовал Redlist, который отслеживал ПК-шников. В мире, где всего лишь пробив ник игрока, можно было узнать не ПК-шник ли он, очень не многие смели заниматься ПК.

Альфа-Гоу цокнул языком и спросил Эйнчел: — Мисс Эйнчел, должно быть, ты напугалась. Мы ведь уже встречались?

— Ах… Я тебя помню. Привет.

Альфа-Гоу довольно подметил, что Эйнчел вздохнула с облегчением: «Да. Я знал, что моя удача сегодня хороша».

Эйнчел была довольно привлекательна. В прошлый раз он надеялся сблизиться с ней, пока они в одной пати, но провалился. Надо же было выпасть такому замечательному шансу...

«Как там было написано?... Я должен начать чатиться с ней сначала? Или помочь ей? Забыл… Всё было на английском…» Пока судорожно вспоминал, Альфа-Гоу нашел повод продолжить разговор, поэтому сразу взял быка за рога:

— Кто был тот ублюдок? Поторопись и закинь его в Redlist. Так будет намного легче найти его.

Эйнчел хихикнула: — Нет необходимости. Он уже в другом списке.

—...В другом списке?— выражения игроков изменились на словах Эйнчел. Был только один список, который приходил на ум кроме Redlist’а.

Товарищ, стоявший рядом с Альфа-Гоу, спросил горящими глазами: — Это сделали те багованые?

Эйнчел кивнула: — Нас застали врасплох. Наш рейд перебили, как и других несчастных. Наверно, и моих друзей тоже. Так как нападавших было около 50 человек... мы ни за что не смогли бы справиться с ними. Они по правде сильны, как говорят слухи.

Лица игроков просияли, услышав Эйнчел: «Долгожданная наводка!»

50. Хотя здесь собрались сотни людей, число багоюзеров было достаточно большим, чтобы всем хватило. Хотя, если бы их больше, то порешить их стало бы чуть сложнее, но 50... Не слишком большое количество, чтобы представлять угрозу, и достаточно большое, чтобы всех обеспечить добычей.

Альфа-Гоу весь сиял, когда задавал Эйнчел вопрос, крутившийся у всех на языке: — Это далеко отсюда? Их гнездо?

— Ха? Вы собираетесь убить их?

Альфа-Гоу кивнул Эйнчел, которая смотрела на него с сомнением: — Конечно. Они заслужили быть убитыми.

— Не знаю, как благодарить... Тогда я проведу вас туда, — Эйнчел, которая сперва нахмурилась, улыбнулась.

 

………………………………………….

Дыыыыыщ!

— Уааай! Абаноф, подонок! — Черт возьми! Ты обманул нас?!

Абаноф, который наплёл игрокам с три короба и заманил в ловушку, потешался, перерезая им шеи. Чвак!

— Хехех. Чего вы так переживаете? Не на самом же деле умрете... — «Хохо... Боже, как же вырос мой уровень». Его уровень, давно застопорившийся, рос как на дрожжах.

И это было совсем не сложно. 50 на каждых 500. В тот момент, когда новая группа игроков входила, им просто нужно было убить их всех. Для почти 800 багованых и Хансу, орудовавшего на передовой Цепом Бога и Зигзагообразной Молнией, этого количество было мало даже для разминки. Они быстро с ними разделывались и тогда Стражи приводили ещё.

Таким способом уже было убито более 5 000 игроков. Ежесекундно опасаясь появления Артуса Кранчески, авантюристы не могли обставить всё идеально, поэтому их схема была бы раскрыта, присмотрись кто-нибудь повнимательней, но игроки продолжали слетаться как мотыльки на пламя. Так как они не могли умереть, то и ни о чём не волновались. Поэтому не взвешивали риски, а просто следовали за Стражами сюда. Даже те, кто что-то подозревал, все равно старались прибежать в первых рядах, потому что не могли позволить, чтобы кто-то сорвал куш вместо них.

«Такими темпами… Мы легко перебьём всех в лабиринте и возьмем максуровень». Из-за постоянного роста уровней, они справлялись с задачей все быстрее и быстрее.

Абаноф, по-дурацки улыбаясь, издал звук, который только Стражи могли распознать. Для Эйнчел, которая должна была привести игроков этим путём.

И вскоре…

Топ, топ, топ, топ... Абаноф и остальные быстро спрятались за крестами, услышав приближающиеся шаги. С радостным предвкушением.

Сидя в укрытии, Абаноф спросил Хансу: — Мы объединимся с Айнами после того, как возьмем максуровень?— логически, после освобождения Айнов, следующим шагом должно быть объединение.

«И если те парни действительно так сильны... Они смогут защитить нас от Артуса Кранчески и других игроков», — они сломали печать ради них, это было бы закономерным исходом. А значит, спуск вниз был их единственным способом выжить.

Но Хансу разрушил надежды Абанофа: — Нет.

— Тогда…?

Хансу ответил Абанофу: — Пойдём наверх.

— А?— у Абанофа от такого неожиданного ответа глаза из орбит полезли, — Зачем наверх?… — но прежде, чем Абаноф смог договорить...

Дыыыыщ! — Ха-ха-ха! Это здесь? Убейте их... Ох? Аааа!!!

Эйнчел завела новую группу игроков и началась очередная бойня. И Абаноф принялся рубить противников с раздраженной миной. Не из-за этих игроков, но из-за слов Хансу: «Подниматься? Зачем?… Он же знает, что наверху…»

 

……………………………………...

—...Эй, сдайте немного назад. Жжёт. — Угх...

Игроки, толпившиеся вокруг Великого Лабиринта, постепенно отступали. Поскольку становилось слишком трудно выносить жар, исходивший от тела Артуса Крэнчески. Жар, создаваемый яростью 330-уровнего, не был тем, с чем они могли совладать.

Грохот обвала...

—...Я вас не просто убью… Нет, не надейтесь… — Артус Кранческа, чья фигура была размытой из-за невероятного жара и алого ореола энергии, гневно оскалился, глядя в недра Лабиринта.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Наверх