X
X
Глава - 281: Яйцо(2).
Предыдущая глава
Следующая глава

Дзооон Хансу, скрежеща зубами от боли, открыл глаза в непроглядной тьме.

«Где?…» —  он почувствовал, что боль исчезла, и попытался оглядеться. Он уже бывал внутри своего сознания, ему было знакомо это бесконечное пустое пространство. Но конкретно в таком месте он никогда не был раньше – тьма и странное свечение причудливо заполняли его чем-то, напоминающим множественные киноэкраны, показывающие двигающихся и разговаривающих людей, знакомые лица, памятные места.

Но на этом странности пространства не заканчивались. Всё оно было испещрено трещинами, через которые проглядывали то свет, то тьма, то смутно-тревожные сцены. Будто кто-то злонамеренно прошелся по пространству с острой катаной.

И Хансу наконец догадался, что ему предстало: «...Воспоминания? Зачем я здесь?» – должна быть причина, почему его затянуло сюда. И когда Хансу начал гадать, он услышал громкий голос: — <Это я привёл тебя сюда. Чёрт ... Как ты только жив до сих пор?> — так как их сознания слились, всюду, куда следовало сознание Хансу, его сопровождало сознание Духа. Дух вошел вслед за Хансу и неодобрительно огляделся. В этой душе было слишком много трещин. И, честно говоря, фрагментов памяти тоже было многовато.

«Он слишком далеко вышел за пределы своих сил», — Дух покачал головой, просматривая недавние подвиги Хансу во фрагментах воспоминаний. Всё бы обошлось, будь на его месте Дух, но люди не были существами, созданными для нескончаемого боя, им требовался отдых, чтобы не переутомляться, и различные добавки, чтобы восполнять слабости. Но этот парень был другим. Он сражался, сражался и снова сражался. Он поднял свою силу и закалил тело. Он не только не избегал битв, но прокладывал путь прямо через них. Дух не мог скрыть недоверия,  когда смотрел эти фрагменты памяти: «Невероятно…»

Дух имел общее представление о людях, всё-таки именно люди создали его. Он точно знал, что подобное поведение людям не свойственно, даже если они искренне к чему-то стремились, им никогда не хватало силы воли. Ведь вся их природа заключалась в стремлении к комфорту и удовольствиям. Даже перед лицом жизненной необходимости, если на пути появлялось препятствие, люди предпочитали пойти в обход, или долго и тщательно готовиться, чтобы максимально уменьшить риск. Вот каким было нормальное человеческое поведение.

Но этот сумасшедший маньяк бросался в бой, как только видел ничтожный шанс на успех. Он, не задумываясь, приносил в жертву свою душу и тело, проращивая сразу несколько семян Аннигиляции. Если бы он постепенно поднимал свою силу, то со временем мог бы использовать их все с легкостью. Но он действовал слишком настойчиво и слишком поспешно. Даже его невероятно крепкая душа трескалась, а тело постепенно изнашивалось. И если тело ещё можно было исцелить, то душа, стержень любого живого существа, – к несчастью, другой случай.

«...Судя по тому, что я вижу, его ждёт скорая неизбежная гибель», — Дух безмолвно взирал на Хансу. Кто-то мог бы назвать парня героем, но по его мнению, Хансу действовал, как клинический дебил. У героя, по крайней мере, должно быть хоть какое-то чувство самосохранения. А этот был просто машиной. Неисправной машиной. Поездом без тормазов, который продолжал разгоняться, не ведая, что его двигатель вот-вот взорвётся.

«Нет никаких предпосылок для него, чтобы стать таким. Странно», — Дух просматривал воспоминания, но перед ним были только последние несколько месяцев. В тот момент, когда Дух попытался рассмотреть сцены, проглядывающие в трещинах… Ррроккотт Пространство задрожало. Духу не хватало полномочий и он не мог задерживаться здесь надолго: «Думаю, нужно просто быстренько разобраться с главной проблемой». Это потребует немного времени.

Дух собрался с мыслями и обратился к Хансу: — <При таком раскладе, ты просто развалишься. Вот почему я призвал тебя>, — душа и сознание Хансу были его вместилищем. Как бы этот парень не раздражал, Дух не хотел погибать вместе с ним. И у него был отличный способ спасения. И для Хансу тоже.

Дух продолжил: — <Начнём с того, что ты не можешь контролировать Духа. Только усиленная раса имеет на это право.>

— Усиленная раса?

Дух кивнул: — <Ты знаешь их как айнов. Они – усиленная раса.>

— Усиленная раса?... — но только Хансу хотел задать вопрос, дух перебил его:

— <Сейчас не это важно. Главное, что такими темпами твоя душа или тело будут уничтожены. Поскольку ты недостаточно силён.>

Хансу кивнул. Он знал, что отстаёт от развития событий.

Тогда Дух сказал: — <Но ... Есть один способ.>

— Какой?

— <Слияние.>

Хансу не мог использовать силу Духа, отчасти потому, что Дух отторгал его, но также потому, что они изначально не были совместимы. Духи были специально созданы для усиленной расы. Даже если у Хансу был расовый код, это был всего лишь доступ. Для высвобождения полной мощи соединения, потребовался бы длительный период притирки душ. Но у Хансу не осталось времени. Поэтому нужно было предпринимать что-то срочно.

Хансу нахмурился: — Если был такой способ, почему ты не сказал раньше?

Дух помрачнел: — <Потому что в случае успеха один из нас будет уничтожен.>

У слияния было естественное сопротивление – обе стороны не желали потерять себя. Хотя способ назывался "слиянием ", на самом деле это была битва за господство, и на кону были их души и личности.

Дух стиснул зубы и пробормотал: — <Чёрт ... Я тоже не хочу так рисковать. В кои-то веки выбрался на свет...>— он может победить, но может и проиграть. А проигравший будет уничтожен. Будь у них иной способ выжить, разве он предложил бы это? Дух не хотел этого делать, но выбора не осталось.

Он объяснил Хансу: — <Если всё так и оставить, мы оба умрем. Ты ведь тоже не хочешь умереть? Так решайся. Если я выиграю, твоя личность исчезнет. С другой стороны, если победишь, тогда исчезну я, а вся моя сила достанется тебе.> — хотя в прошлом их сражении дух был побеждён, у слияния иные правила. Так как это битва между душами, определяющая, кто больше подходит для этого тела. «А раз у него вся душа в трещинах, у меня огромная вероятность победить».

Дух не просто так затащил Хансу сюда. Если бы он увидел, что душа Хансу цела и невредима, он бы тянул до конца. Ведь в этом случае в "слиянии " Дух бы точно проиграл, то есть тупо погиб. Но сейчас у него был шанс. Нет, на самом деле, очень большой шанс: «На этот раз… тебе ничего не светит».

Хансу задумался на мгновение и заговорил: — Даже если один из нас победит, отбиться от Тиамета будет трудно, — конечно, Дух обладал огромной мощью. Но он просто даст Хансу ещё один уровень силы. Как Нефрит маны или Операция совершенствования тела.

— <Ты забыл, где мы находимся? Если получишь контроль над моей силой, тебе станет доступна вся мощь башни.>

— Унн, — Хансу кивнул. Мана-шторм башни даже Тиамет едва выдерживал. Если бы эта сила перешла в руки Хансу, он мог бы легко справиться с противником, — Отлично. Я готов.

— <Протяни свою руку.>

Хансу поднял правую руку, повторяя движение Духа. И в тот момент, когда они соприкоснулись…

Дзыынннь Он почувствовал, как его затягивает водоворот чужих мыслей и эмоций.

«По крайней мере, он не солгал», — пробормотал Хансу.

Тем временем, Дух продолжал: — <Во время процесса ничего не нужно делать. Но скучно не будет. Хехехе.>

— Не будет скучно... Хах…

Дух усмехнулся: — <Мы увидим воспоминания друг друга. Это не затянется надолго. Я едва успел родиться, прежде чем всё пошло прахом..  Так что, сам понимаешь... Смотри внимательно. Я тоже с любопытством посмотрю.>

— Едва успел родиться?... — но как только слова Духа отзвучали…

Вушшш... Сознание Хансу затянуло в неизвестное пространство. В память духа.

 

.................................................... Гууллл

«Где это я?…» — пробормотал Хансу и огляделся. Он вновь осознавал себя, но оказался в незнакомом месте.

«Это воспоминания Духа», — он полностью заполнял 5-тиметровую колбу, сияя всеми цветами радуги. Воспоминание о том, как Дух родился.

— <Ого. Вы создали меня? Здравствуйте.>

Хансу мог только слушать голос духа, обращающегося к тому, кто стоял перед колбой. Он не мог ни контролировать духа, ни заговорить с ним. Лишь наблюдать, используя органы чувств духа, чтобы собрать информацию.

Многочисленные панели вне колбы постоянно выводили звуковые сообщения: [Синхронизация... 98%] [Вероятность успеха интеграции с усиленной расой... 99,8%] [Инициирую слияние с усиленной расой.]

И в тот же момент...

— <Хахаха! Как забавно!> — воскликнул Дух, когда его засосало в трубку над колбой и понесло куда-то.

И Хансу вместе с ним.

Шшууухх Через несколько мгновений стремительного путешествия, Хансу почувствовал будто вернулся в своё тело. Он сразу догадаться, что произошло: «Дух слился с айном».

И тогда Хансу понял, почему Дух был так недоволен, когда он овладел им.

— <Хехе. Ты – мой владелец. Здравствуй. Вау, воистину комфортно. На самом деле, совсем не хочется вновь отделяться.>

«Настолько отличается…» — мысленно пробормотал Хансу, слушая воркование Духа.

Тело айна, в которое попал Дух, имело иные размеры, нежели тело Хансу. Они с Духом идеально слились, будто тело было специально создано под Духа. Как две половинки единого целого. И слияние двух душ, которое никак не давалось Хансу, с айном прошло на ура. Хватило одного мгновения.

И тогда...

Шшшшух Хансу сразу узнал открывшийся вид.

— Ты мой партнер, ммм… Привет. Меня зовут  MSL-17. Надеюсь мы сработаемся.

— <Хехе. MSL-17. Не знаю, что это значит, но ты мне нравишься. Здравствуй.>

Перед Хансу была огромное стеклянное полотно, он сразу понял, где находится: «Вершина башни». Той самой башни, под которой он сражался. Под собой Хансу видел памятный лес города с километровыми зданиями и снующими повсюду сотнями тысяч транспортных средств. «Так вот как он выглядел, прежде чем всё покрылось льдом...» Тот самый футуристический город, только в прошлом.

Глядя на город через стекло, в какой-то момент Хансу обратил внимание на отражение лица айна, который стал владельцем Духа. Это была красивая очаровательная женщина с золотыми волосами.

— Видишь? Людей внизу?... Наша задача – заботиться о них.

И Хансу узнал эту женщину: «Мудуселла. Итак, ты была прежней владелицей этого духа. Но он сказал, что все рухнуло вскоре после его рождения...»

1000 лет назад. Хансу перевёл взгляд с отражения прекрасной женщины на стекле на сверкающий город внизу.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава