Глава - 11: Мания покупки лекарств
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Когда следующим утром Цзян Чень проснулся, в его глазах заиграли новые искорки жизни, которых раньше там не было. Он сел и потянулся, всё его тело было наполнено взрывной энергией. Тридцати-сорока процентов лечебного эффекта таблетки Небесной Кармы было достаточно, для того, чтобы вылечить восемьдесят или даже девяносто процентов травм Цзян Ченя. К тому же, учитывая тот факт, что все четыре меридиана его истинной Ци, после того, как он очистил четвёртый из них, всю ночь восстанавливали и усиливали его тело, его физические возможности увеличились в несколько раз всего лишь за одну ночь. Цзян Чжэн пришёл рано утром и был в хорошем расположении духа. Он был доволен тем, как отчитал свою жену и вернул себе мужскую гордость, когда она извинилась прошлой ночью, и как удачно это отразилось в постели. Но он был шокирован, когда увидел Цзян Ченя, выходящего из комнаты. «Молодой герцог, вы... Вы...» Он не мог подобрать слов, потому что был глубоко шокирован. Цзян Чень очень сильно изменился. Прежний Цзян Чень был негодяем, и когда проявлял своё превосходство, и когда волновался или был подавлен. Проще говоря, он не представлял собой ничего особенного. Но сегодня молодой герцог создавал совершенно другое впечатление. Всё его присутствие и аура напоминали свежевыкованный меч, только из печи, с острыми краями и ярким отблеском стали. «Цзян Чжэн, подготовь мою лошадь. Я уезжаю». «Есть!» Цзян Чжэн с радостью выполнил приказ. Раньше он думал, что выполнять указания молодого герцога было настоящей пыткой, но со вчерашнего вечера он был переполнен страстным желанием действовать. Только когда они вышли из поместья, Цзян Чжэн осторожно спросил: «Молодой герцог, куда мы едем?» «В Зал Исцеления, конечно же». Цзян Чень рассмеялся, взмахнул хлыстом и помчался галопом на своей лошади. Сегодня у него было прекрасное настроение. Говорят, мужчина мчится на своей лошади, когда он горд. «Э? Молодой герцог, подождите своего слугу!» Когда Цзян Чжэн отреагировал, Цзян Чень уже растворился на горизонте. Вскоре перед взглядом Цзян Ченя открылся вид на великолепное здание Зала Исцеления. Когда Цзян Чень подошёл к порогу здания, проходящие мимо покупатели отреагировали так, будто увидели приведение. Всё-таки, Цзян Чень был сыном герцога и был достаточно знаменит в столице. Того случая, когда он пукнул в святом храме, было достаточно, чтобы он стал звездой всех заголовков столичных газет. Но это было ещё не всё. Имя Цзян Ченя активно обсуждалось в последние два дня, оно стало синонимом слову «уникальный». Цзян Чень пукнул во время Церемонии Поклонения Небесам, чем оскорбил богов. Король приказал избить его палками до смерти. Об этом знало всё королевство. Но мало кто знал, что он не умер от избиения. Поэтому его появление снова запустило вереницу сплетен. «Ты это видишь? Это не тот ни на что не годный молодой герцог из провинции Цзян Хан?» «Даже если так, то что? В столице так много властителей, неужели ты хочешь подлизаться именно к нему?» «Подлижи свой зад! Это же Цзян Чень! Разве его не избили до смерти палками после того, как он пукнул на Церемонии Поклонения Небесам?» «Что? Ты говоришь о Цзян Чене? Этом фрике? Где он?» Такие разговоры были слышны отовсюду в Зале Исцеления. Люди сбивались в маленькие группки, и практически все обсуждали одно и то же. Что насчёт предмета обсуждения, Цзян Ченя, он не обращал ни малейшего внимания на косые взгляды и, тем более, не собирался заводить разговор с этими людьми. У него были важные дела в Зале Исцеления. У него оставалось ещё два дня перед тем, как он должен был прийти во дворец и исцелить принцессу. Ему обязательно надо было подготовиться. Будет глупо прийти туда с пустыми руками, тогда его заставят объясниться. Он разработал строгий план, как разобраться с проблемой Восточного Джируо, и сегодня он приводил некоторые пункты этого плана в действие. Отношение к нему сотрудников Зала Исцеления явно изменилось после вчерашних событий. Было очевидно, что произошла некоторая внутренняя реорганизация. Цзян Чень положил список на стойку. «Привет, я хочу получить ингредиенты из этого списка». Один из сотрудников, кивнув, взял список, но дойдя до последнего пункта немного помрачнел. «Ингредиент духов шестого уровня? Сэр... Вы уверены, что вам нужен этот ингредиент?» «Просто подготовьте все ингредиенты из этого списка». Цзян Чень слегка улыбнулся. «Но этот ингредиент...» Сотрудник сомневался. «Что? Слишком низкого уровня? У вас такого нет? Тогда выжмите его из Плода Девяти Огней Авроры». Сотрудника как будто ударило молнией, которая поджарила его внутренности и обожгла кожу. Он с трудом выдавил из себя улыбку. «Сэр, что такое Плод Девяти Огней Авроры? Здесь в Зале такого нет. Из наших запасов Солнечная Трава Драконьей Кости обладает наибольшей ян. Это необычайно редкий и драгоценный ингредиент духов. У Зала в запасах есть только один экземпляр, он очень дорогой, его цена…» «Что, думаете, я не могу его себе позволить?» Цзян Чень поднял бровь. Сотрудник тихо усмехнулся и подумал: «По крайней мере, ты умеешь читать между строк. Я действительно думаю, что ты не можешь его себе позволить». Но тот факт, что их коллега вчера был избит, дал им понять, что не стоит судить о книге по обложке. «Дело в том, что этот ингредиент драгоценен, даже администраторы не имеют права выносить его из хранилища. Мы должны получить разрешение одного из старейшин, прежде чем заключить эту сделку». Он терпеливо объяснил ситуацию, инстинктивно втягивая голову. Конечно же, у этого джентльмена нет медальона с гравировкой дракона, и он не посмеет ударить меня? «Столько проблем из-за простой Солнечной Травы Драконьей Кости? Где ваши старейшины? Позовите их. У меня нет времени ждать». Цзян Чень на самом деле не хотел проводить слишком много времени в Зале Исцеления. Сотруднику ничего не оставалось, кроме как послать за старейшинами. Цзян Чень уже заскучал, когда из-за двери послышался гомон голосов, и в комнату вошла небольшая толпа. Лидер группы выглядел на шестнадцать-семнадцать лет, он был богато одет в шёлк и меха. Он гордо вошёл в комнату и преодолел расстояние до стойки за три шага. Он ударил кулаком по стойке: «Позови своё начальство. Я хочу лезвие из Солнечной Травы Драконьей Кости и быстро. Давай, давай, никто из вас не избежит последствий, если из-за вас мне придётся отложить дела». Его слова прозвучали чрезмерно дерзко, он не проявлял уважения ни к кому. Он даже не обратил внимания на покупателей у других стоек. Другие сотрудники были ошарашены. За последние три или пять лет никто не интересовался Солнечной Травой Драконьей Кости. Но сегодня два абсолютно разных покупателя пришли за ней, как только они открылись. Неужели, ценность Солнечной Травы Драконьей Кости увеличилась? Вскоре три человека вышли из задних помещений Зала Исцеления. Это были сотрудник, мужчина администратор и женщина старейшина. Старейшине было около сорока, и у неё были слишком жирно нарисованные брови. На ней было огромное количество украшений, а её предпочтения в одежде вызывали сильные сомнения. «Кто хочет купить Солнечную Траву Драконьей Кости?» Спросила старейшина. «Я, я! Тётушка Блу, ты помнишь меня? Я сын герцога из герцогства Белого Тигра, Бай Чжань Юн. Бай Сяолин – мой отец! Ты держала меня на руках, когда я был ещё младенцем». Дерзкий подросток вежливо обратился к старейшине. «А, это молодой Белый герцог. Эта Солнечная Трава Драконьей Кости нужна тебе или твоему отцу?» Герцогство Белого Тигра входило в список пяти самых влиятельных герцогств Восточного Королевства. Поэтому даже старейшинам из Зала Исцеления приходилось проявлять к ним уважение. «Тётушка Блу, не задавай никаких вопросов. Ты должна знать только то, что она срочно нужна твоему племяннику. Назови цену, позже я приду и отблагодарю тебя». Старейшина Блу скромно улыбнулась. «Ты сильно спешишь. Ты собираешься отнести этот ингредиент духов какой-то девушке?» Бай Чжань Юн усмехнулся. «От тётушки Блу ничего не скрыть». «Хорошо, я больше не буду подшучивать над тобой. Солнечная Трава Драконьей Кости стоит два миллиона серебряных. У тебя же есть достаточно денег с собой?» «Есть, есть. Пришёл бы я без денег? Каждый знает, что Зал Исцеления не продаёт в кредит». Бай Чжань Юн явно был чем-то обеспокоен. Цзян Чень терпел их болтовню и смех уже достаточно долго. Он поднял брови и постучал по стойке. «Вы никого не забыли? Я думал, кто пришёл первый, того обслуживают первым». Похоже, оба, старейшина Блу и Бай Чжань Юн, только сейчас заметили Цзян Ченя. Они странно взглянули на него. Выражение лица Бай Чжань Юна было довольно своенравным. Казалось, оно говорило: кто ты, чёрт возьми, такой? «Кем бы он ни был, дружок, я спрашиваю тебя. Разве я не был первым покупателем, попросившим Солнечную Траву Драконьей Кости?» Спокойно спросил Цзян Чень. Сотрудник не мог даже представить, что за такое короткое время появится ещё один покупатель, требующий тот же самый ингредиент. Но прямо перед ним висела золотая вывеска Зала, и он не осмелился соврать. Он открывал и закрывал рот, но не мог произнести ни звука. Бай Чжань Юн, казалось, что-то понял и холодно рассмеялся. «Ты. Ты тоже хочешь её купить». Бай Чжань Юн ворвался сюда с такой скоростью, будто его преследовало адское пламя, не чтобы купить Солнечную Траву Драконьей Кости для себя, а потому что он услышал, что дочь самого влиятельного герцога Восточного Королевства, Лонг Тенга, Лонг Джусюэ пала жертвой злой шутки во время тренировки. Чтобы исцелиться, ей нужно было средство с наибольшей ян, поэтому он сразу же бросился в Зал Исцеления. Он хотел опередить всех, купив Солнечную Траву Драконьей Кости и преподнеся её Лонг Джусюэ в качестве галантного жеста. Первой мыслью, которая возникла у него, когда он услышал, что Цзян Чень тоже хотел приобрести Солнечную Траву Драконьей Кости, было то, что перед ним стоит его соперник в любви! Цзян Чень смерил Бай Чжань Юна безразличным взглядом, у него не было никакого желания разговаривать с идиотом. Он обращался только к старейшине Блу. «Госпожа старейшина, я спрошу у вас всего лишь один вопрос. Уважает ли Зал Исцеления закон первенства?» Старейшина Блу прожила достаточно долго и видела множество громких сцен, поэтому она сказала, очаровательно улыбнувшись: «Конечно же, мы уважаем закон первенства. Но существуют такие причины, которые намного важнее остальных. Брат Бай хочет использовать Солнечную Траву Драконьей Кости, чтобы спасти жизнь. Мудрость гласит, что спасение одной жизни более благородный поступок, чем воздвижение семиэтажного храма для Будды. Он также является молодым герцогом из герцогства Белого Тигра. Почему бы тебе не проявить к нему уважение? Это схоже тому…» Бай Чжань Юн выставил грудь вперёд и горделиво сказал: «Правильно. Ты. Ты выглядишь знакомо. Как твоё имя? Если ты уступишь мне Солнечную Траву Драконьей Кости, тогда я, Бай Чжань Юн, позабочусь о твоей жизни в столице!» Цзян Чень не знал, смеяться ему или плакать. Было очевидно, что старейшина Блу предвзято относилась к Бай Чжань Юну. «Что если я не хочу?» Цзян Чень усмехнулся и холодно парировал удар. «Что?» Бай Чжань Юн был сильно удивлён. «Что с тобой не так? Я – наследник герцогства Белого Тигра, будущий Белый герцог. Ты не уважаешь даже четырёх великих герцогов королевства? Ты. Ты слишком дерзок. Назови своё имя. Я хочу знать, кто тот человек, который не уважает даже меня, наследника герцогства Белого Тигра». В этот момент кто-то из наблюдавших за происходящим осмелился заговорить. «Это Цзян Чень». «Наследник герцогства Цзян Хан, как я понимаю». «Да, это он. Но разве его не избили палками до смерти?» Оба Бай Чжань Юн и старейшина Блу были шокированы этими ответами. Наследник герцогства Цзян Хан? Бай Чжань Юн сосредоточил свой взгляд на Цзян Чене и наконец-то узнал его. Он ткнул в него пальцем и громко рассмеялся. «Ты. Это и правда ты. Разве ты не умер? Значит ты, Цзян Чень, притворился мёртвым. Это государственная измена!» Благодаря тренировкам всё в Цзян Чене претерпело значительные изменения. Учитывая тот факт, что Бай Чжань Юн раньше особо не сталкивался с Цзян Ченем, было понятно, почему он так долго не мог его узнать. Он почувствовал себя ещё увереннее, после того, как узнал в своём сопернике Цзян Ченя. «Цзян Чень, а у тебя кишка не тонка. Одно дело притворяться мёртвым, но как ты посмел нагло заявиться на публике, когда ты должен быть мёртв? Это самая настоящая провокация против авторитета Его Величества и публичное оскорбление королевской семьи. Мне кажется, тебе нужно поспешить домой и разобраться со своими проблемами. Даже если тебе хватит на неё денег, будешь ли ты жив, чтобы её использовать?» Цзян Чень со смиренным выражением повернулся к старейшине Блу, и его губы растянулись в кривой улыбке. «Зал Исцеления предпочтёт торговать с идиотом или продать ингредиент уровня духов нормальному человеку?» Бай Чжань Юн моментально впал в ярость. «Цзян Чень, кого ты назвал идиотом?» Цзян Чень пожал плечами. «Ну точно идиот. Не можешь даже найти ответ на такой простой вопрос? Кого ещё здесь можно назвать идиотом, кроме тебя?» Толпа, наблюдавшая за разыгравшейся сценой, вспыхнула от волнения. Эти два молодых герцога наелись пороха сегодня утром? Каждый из них отличался решительностью, и каждый хотел доминировать. Возможно, скоро будет сражение, за право стать лучшим?

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава