X
X
Глава - 12: Красота Гения?
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Цзян Ченю всё равно. Бай Чжань Юн, наследник герцогства Белого Тигра, был властным и своенравным. Но разве этот наследник герцогства Цзян Хан, ставший сенсацией века, пукнув на Церемонии Поклонения Небесам, не был известен, как ни на что не годный? Когда он стал таким крутым? Сейчас он даже не воспринимал наследника герцогства Белого Тигра в серьёз. Он как будто шёл против божественной воли! Надо сказать, что, хотя герцог Цзян Хан занимал 15 место среди всех 108 герцогов, герцог Белого Тигра занимал 4 позицию. Он был одним из четырёх наиболее известных и выдающихся герцогов королевства. Между герцогами разного ранга существовало различие в силе. На самом деле герцог Цзян Хан и герцог Белого Тигра находились на совершенно разных уровнях! К тому же, из-за истории с церемонией, вся жизнь Цзян Ченя была хорошо перемолота мельницами сплетен за последние два дня. Каждый знал, что Цзян Чень был тем ещё щеглом и ничего не мог сделать нормально. Именно по этой причине все были абсолютно шокированы поведением Цзян Ченя. «Хахаха, хоть ты и не умер от избиения палками, ты явно отупел от ударов, не так ли, Цзян Чень? Ладно, ладно. В прошлый раз тебе повезло, и ты выжил. Сегодня я сниму это бремя с Его Величества и изобью тебя до смерти, а потом получу за это награду». В этот момент из-за дверей Зала снова послышался гомон голосов, и в помещение вошла девушка в белом платье, окружённая толпой мужчин. Как только они вошли, все мужчины разом закричали. «Мне нужна Солнечная Трава Драконьей Кости и быстро. Мой хозяин из герцогства Янмэн купит её». «Хах. Дождись своей очереди. Солнечную Траву Драконьей Кости купит герцогство Птицы Вермиллион!» Эти юнцы дрались за право оплатить покупку, чем моментально оживили атмосферу в Зале Исцеления. Цзян Чень, задумавшись, почесал нос. Неужели у этих людей так много денег, что они не знают куда их деть? Что с ними сегодня? Все эти парни сговорились пораздражать меня? Но, кажется, дело было не в этом. Как они могли узнать, что ему нужна была Солнечная Трава Драконьей Кости? К тому же, сам Цзян Чень не мог поверить, что он так глубоко оскорбил их всех, чтобы наследники нескольких герцогств сговорились отомстить ему. Через несколько секунд в Зале собралось уже семь или восемь человек, сражающихся за возможность купить Солнечную Траву Драконьей Кости. Все они были полны решимости, из-за чего было ясно, что никто из них не отступится, пока не получит желаемое. Это поставило старейшину Блу в затруднительное положение. Она хорошо разбиралась в людях, но почему тогда она не смогла понять, что эта толпа просто рисовалась перед девушкой? Но в распоряжении у Зала Исцеления был только один экземпляр Солнечной Травы Драконьей Кости. Кому бы она не продала его, ей придётся оскорбить много людей. Все эти молодые правители были отродьем дьявола. Неважно, кого из них она оскорбит, это было рискованно, не говоря уже о том, что оскорблённых будет довольно много. Старейшина Блу яростно искала решение. Её взгляд упал на Цзян Ченя, и у неё возникла идея. «Дорогие молодые герцоги, ваше присутствие это честь для нас. Но в Зале Исцеления мы всегда придерживаемся одного правила. Первым, кто захотел приобрести Солнечную Траву Драконьей Кости был Цзян Чень, наследник герцогства Цзян Хан. Все остальные смогут приобрести её только в том случае, если он откажется от её покупки. Зал Исцеления продаст этот экземпляр любому, кто сможет убедить Цзян Ченя. Таковы правила, и мы надеемся на ваше понимание». Что за прекрасный способ переложить вину и ответственность на другого. Отлично сыграно. Таким образом Зал Исцеления умыл руки и перебросил удар на Цзян Ченя. Если он откажется уступить, это будут уже его проблемы, а не их. Это он оскорбит людей, а не они. Все взгляды устремились на Цзян Ченя. «Э, почему он здесь?» «Цзян Чень? Этот шут, который пукнул во время Церемонии? Разве он не умер?» «Он что, притворился мёртвым?» «Неужели ему повезло, и его не избили до смерти?» «Слишком странно, слишком странно. Странные вещи случаются каждый год, но в этом году их как-то слишком много». «Ха! Какая разница, жив он или мёртв. Никто не отберёт у меня Солнечную Траву Драконьей Кости!» «Цзян Чень, твоему ничтожному герцогству Цзян Хан тут не место. Знай своё место и откланяйся». «Правильно! Как смеет преступник появляться на людях?» «Возвращайся домой и готовься к смерти!» О том, что он жив, знали лишь немногие, поэтому Цзян Чень не был удивлён реакцией этих людей. То, что его действительно удивило, это почему его лицо вызывало столько агрессии и ненависти? Почему все они сговорились против него? Он проигнорировал все враждебные взгляды и скромно улыбнулся: «Я что, забыл проверить альманах перед выходом сегодня утром? Иметь дело с одним идиотом уже достаточно раздражающе, но теперь мне придётся разбираться с целой толпой идиотов?» Он больше не хотел тратить время на пустые разговоры и повернулся к старейшине Блу, холодно сказав: «Старейшина Блу, как хорошо вы перевесили свои проблемы на меня. Я больше не хочу слушать вашу болтовню, вы продаёте Солнечную Траву Драконьей Кости или нет?» Старейшина Блу помрачнела. «Ты пытаешься запугать меня? Если так, тогда я умываю руки из этой ситуации!» «Секундочку!» Кто-то спешно вышел из задних помещений Зала. Это был третий владелец Зала Исцеления. Он был очень зол и грубо сказал: «В чём твоя проблема, старейшина Блу? Почему ты не можешь разобраться даже с таким пустяком? Зал Исцеления торгует, руководствуясь одним правилом: товар получает тот, кто пришёл первым!» Старейшина Блу была ошарашена, про себя она подумала: Ты съел что-то не то с утра? Разве ты не видишь эту толпу молодых правителей, жаждущих своей цели? Ты не боишься, что эти маленькие демоны затаят на тебя злобу, если ты продашь ингредиент Цзян Ченю? Не говоря уже о том, стоило ли так беспокоиться из-за простого никуда не годного наследника Цзян Хан? Третий владелец зала проигнорировал удивлённый взгляд старейшины Блу и улыбнулся Цзян Ченю. «Молодой герцог Цзян, вы был первым, кто захотел приобрести Солнечную Траву Драконьего Когтя, поэтому, согласно нашим правилам, она достанется именно вам». Он сделал небольшую паузу и повернулся к остальным наследникам герцогств. «Джентльмены, я приношу свои извинения. Зал Исцеления процветает в Восточном Королевстве только благодаря нашей золотой вывеске, основанной на доверии и строгих правилах. Мы глубоко почтены, что вы сочли нужным покровительствовать Залу Исцеления, но, к сожалению, в данный момент в нашем распоряжении есть только один экземпляр Солнечной Травы Драконьей Кости. Мы можем продать её только тому, кто пришёл за ней первым: молодой герцог Цзян. Захочет ли молодой герцог Цзян уступить её кому-то из присутствующих или нет, это уже не мне решать». «Но вы находитесь в Зале Исцеления, поэтому мы просим вас воздержаться от неправомерных действий». Голос третьего владельца зала стал более грубым. Зал Исцеления был не тем местом, куда любой может прийти и устроить потасовку. Что? Третий владелец сошёл с ума? Он собирался продать Солнечную Траву Драконьей Кости Цзян Ченю? Любой из присутствующих молодых герцогов был намного более известным и могущественным, чем наследник Цзян Хан. Третий владелец зала что, съел что-то не то на завтрак? Что повергло их в ещё больший шок, когда третий владелец зала повернулся к Цзян Ченю, на его лице сияла приветливая улыбка. «Молодой герцог Цзян Чень, я приношу свои извинения за причинённые неудобства. Пожалуйста, следуйте за мной, в знак извинений Зал Исцеления предлагает вам чашечку чая». Толпа молодых правителей была шокирована таким поворотом событий. Когда это бесполезное отродье, которое даже близко не было к Скрытой Тропе Дракона, стало настолько популярным в Зале Исцеления? Даже девушка в белом платье, окружённая толпой, впервые взглянула на Цзян Ченя. Эта девушка была любимой дочерью первого герцога Восточного Королевства, дочерью Лонг Тенга, Лонг Джусюэ. Орда наследников герцогств боролись между собой в основном из-за желания понравиться Лонг Джусюэ. Вся эта шумиха вокруг покупки Солнечной Травы Драконьей Кости была лишь ради того, чтобы преподнести её Лонг Джусюэ и излечить её хладнокровие. Но Цзян Ченя меньше всего волновала эта толпа сумасшедших. Когда он боковым зрением заметил Цзян Чжэна, прятавшегося за спиной у третьего владельца зала, он сразу понял, что здесь происходит. Он слегка улыбнулся. «Пожалуйста, упакуйте ингредиенты уровня духов, которые я просил. Что насчёт оплаты…» Третий владелец зала поспешно ответил: «Поговорим об оплате позже. Давайте выпьем чаю?» Все ингредиенты быстро завернули и отдали Цзян Ченю в руки. Он направился в задние помещения вместе с третьим владельцем зала, но, конечно же, он понимал, что причиной такого внимания от третьего владельца зала было его желание заключить контракт на изготовление таблетки Небесной Кармы. Иначе, почему третий владелец зала проигнорировал всех других наследников и настоял на продаже Солнечной Травы Драконьей Кости Цзян Ченю? Как можно было после такого нанести ему удар в спину? «Подожди секунду, брат Цзян Чень». Из толпы вышел хорошо одетый симпатичный молодой человек. «Я – наследник Чёрной Черепахи, Ий Тайху. Я искренне прошу тебя уступить мне Солнечную Траву Драконьей Кости. Я заплачу вдвойне, если ты согласишься, столько тебе хватит?» Нужно сказать, Ий Тайху вёл себя намного более приемлемо, чем этот наследник Белого Тигра, Бай Чжань Юн. Но Солнечная Трава Драконьей Кости была нужна Цзян Ченю. Он бы ни за что её не отдал. «Прости, мне нужен этот клинок из Солнечной Травы Драконьей Кости, и я не могу его уступить. Брат Ий, ты находишься в самом расцвете сил, но уже настолько заскучал, что бегаешь по поручениям только из-за милого личика?» Цзян Чень уклончиво улыбнулся, бросив взгляд на Лонг Джусюэ, чувствуя особую неприязнь к ней. Эта женщина позволяла целой толпе наследников прихорашиваться и распускать перья перед ней, но не произносила ни слова в ответ. Такие женщины были либо пусты, либо двуличны. И что с того, что она была красива как цветок? В его прежней жизни, таким женщинам не позволяли быть даже служанками. Ий Тайху чувствовал себя неловко, но всё равно сохранял свою грацию и хорошие манеры. Он быстро поразмыслил и, похоже, пришёл к какому-то выводу. Он резко развернулся и ушёл, не произнеся ни слова. Когда Лонг Джусюэ увидела, как уходит Ий Тайху, её отношение к Цзян Ченю стало ещё хуже. Ей очень нравилось это чувство, когда за неё боролась целая толпа молодых людей. Только когда миллионы людей боготворят луну, её важность полностью видна. Но этот Цзян Чень воткнул ей палку в колёса и сделал это очень жестоко. Но самое худшее это то, что этот Цзян Чень даже не смотрел в её сторону. Разве так себя ведут нелепые и ни на что не годные люди? В любой другой день Лонг Джусюэ даже не взглянула бы в сторону кого-то уровня Цзян Ченя. Но сегодня, в нынешних обстоятельствах, странности женского сердца заставили её почувствовать себя оскорблённой, будто Цзян Чень намеренно не смотрел на неё. Она даже решила, что Цзян Чень предумышленно притворяется щедрым, беззаботным и загадочным незнакомцем. Как будто, это был способ привлечь её внимание. Наследник маленького герцогства, мусор, который противно даже нести в руках, притворяется глубоким человеком? Хмпф. Хотела бы я посмотреть, как глупо ты будешь вести себя, стоя передо мной! Её мысли окончательно запутались, и она внезапно направилась к Цзян Ченю. Каждый её шаг был таким же грациозным как лепестки лотоса. «Цзян Чень, я права?» голос Лонг Джусюэ был холодным. «Насколько я знаю, тебе не нужен этот ингредиент уровня духов. Это друзья моей семьи, и они борются за Солнечную Траву Драконьей Кости, чтобы излечить меня от хладнокровия. Почему ты хочешь его купить?» Хотя её слова не были так ужасны, за ними легко просматривалось их настоящее значение. Ты, ничтожный Цзян Чень, не знаешь, как использовать этот ингредиент. Если Цзян Чень пытался понравиться Лонг Джусюэ, выиграв в борьбе за ингредиент, то пришло время окончить эту игру. Цзян Чень растерялся, увидев перед собой девушку, которая слишком много о себе думала. Он искусственно улыбнулся. «А ты как думаешь, зачем он мне нужен?» «Мне всё равно, зачем он тебе. Если ты хотел преподнести его мне в качестве подарка, я принимаю его и не забуду твоей искренности», - безразлично ответила она. «Если нет, то я тоже не забуду тебя, Цзян Чень». Это была чистейшая угроза.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава