Глава - 123: Ты когда-нибудь женишься на Жо-эр?
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Цзян Чэнь ошеломлённо замер. Он просто подшучивал над Принцессой Гоуюй и даже не думал давить на неё. Однако, неожиданно для него, такая своенравная Принцесса Гоуюй, в итоге, восприняла всё всерьёз. И сейчас Цзян Чэню уже поздно соскакивать, как говорится: «Если скачешь верхом на тигре — трудно слезть». Усмехнувшись, Цзян Чэнь шагнул вперёд, и протянув руку, ущипнул стройный и сексуальный носик Принцессы Гоуюй: – Хорошо, тогда однажды я взыщу этот долг. В тот момент, когда Цзян Чэнь протянул к ней руку, Гоуюй ощутила большой ком в горле. Хотя она и обладала закалённым характером и вела себя как мужчина, но всё же внутри она была обычной девушкой. Она всегда скрывала свою застенчивость и стыдливость обычной девушки под маской сильной и властной женщины. И когда всё дошло до этого, нефритовая кожа такой застенчивой девушки, не испытывавшая ранее подобных касаний, была не в силах сдержать своё напряжение. И в один момент она даже подумала, что Цзян Чэнь действительно сейчас возьмётся за неё всерьёз. Но кто бы мог подумать, что Цзян Чэнь, с таким серьёзным лицом сделает что-то столь невинное, как просто потянуть её за нос. Эта ситуация походила на то, как старший брат баловал соседскую младшую сестрёнку, и всё это выглядело тепло и невинно. Сердце Гоуюй неистово забилось. Хотя она и почувствовала лёгкое разочарование, но также, она, казалось, немного успокоилась. Её девичье сердце, наконец, достигло критической точки и начало успокаиваться. – Давай проведаем Жо-эр, – улыбнулся Цзян Чэнь и сделал пару шагов в сторону. Когда Принцесса Гоуюй увидела, что Цзян Чэнь действительно ничего больше не собирался делать, то выдохнула с облегчением и попыталась отдышаться, в попытке унять свои разбушевавшиеся эмоции. После этого, набравшись храбрости, она снова пошла за Цзян Чэнем. Её ясные глаза и белоснежные зубы выглядели столь прекрасно под лучами восходящего солнца. Её ресницы слегка дрогнули, словно она собрала всю свою волю, чтобы сказать: – Цзян Чэнь, неважно, как ты относишься ко мне, ты первый и единственный мужчина, коснувшийся меня. С этого дня, я не позволю любому другому мужчине коснуться меня. Сказав это, Принцесса Гоуюй почувствовала сильное облегчение. Она никогда не думала, что сказать это будет намного труднее, чем выступать перед миллионной армией. – Не нужно предаваться пустым мечтаниям. Если Жо-эр позже увидит тебя такой, то она действительно подумает, что я с тобой что-то сделал, – усмехнулся Цзян Чэнь. На губах Принцессы Гоуюй образовалась тень тёплой улыбки: – Жо-эр столь невинна, что никогда и не подумает о таком. – Действительно невинна, она даже тогда не поняла, что я имел в виду под «Выпустить кровь изо рта», ха-ха, – расхохотался Цзян Чэнь, после чего лицо Принцессы Гоуюй вновь залилось краской, и закусив губу, она топнула ножкой, сказав: – Цзян Чэнь, ты такой придурок! Это выражение «Выпустить кровь изо рта» первоначально было произнесено на банкете в особняке Парящего Дракона, когда Цзян Чэнь выступил против наследника Белого Тигра, Бай Чжаньюня. Под этим выражением он имел в виду рождение ребёнка из чрева матери, но Восточная Чжижо тогда ничего не поняла и даже спросила Цзян Чэня, что оно означает. Даже Принцесса Гоуюй долго думала, прежде чем смогла понять. (Примечание: Переводчику это было понять ещё сложнее, но я предположил, что тут имеется в виду многозначность иероглифов, и дословное выражение «Человек, извергающий кровь изо рта» в переносном смысле, означающее «Клеветать», можно понять и по-другому, примерно так: «Человек, выброшенный кровавой дырой».) Принцесса Гоуюй немного отошла от Цзян Чэня, сохраняя дистанцию. Когда она смотрела на спину идущего подростка, её чувства были в полном беспорядке. Когда Цзян Чэнь только что приподнял её нос, то этот жест был столь тесным и невинным, что всколыхнул безграничные чувства Принцессы Гоуюй. Её старшие братья Восточный Цзюнь и Восточный Лу, из-за того, что родились в королевской семья, всегда были бесчувственными и сильными машинами, которые никогда не делали ничего столь же близкого. Из-за этого действия Цзян Чэня Принцесса Гоуюй смутно ощутила чувства привязанности к старшему брату, это такие особые чувства, которые маленькая девочка испытывает к соседскому старшему брату. Вот только Цзян Чэнь был на пять или шесть лет моложе неё. Как только Восточная Чжижо проснулась, её первой мыслью было найти старшего брата Цзян Чэня. И только завидев идущих Цзян Чэня и Гоуюй, она тут же бросилась к руке Цзян Чэня, заговорив своим очаровательным и невинным голоском: – Братец Цзян Чэнь, а ты знал, что теперь я не езжу в карете, когда выхожу из дому? – А почему? – недоумённо спросил Цзян Чэнь. – Я просто люблю кататься на Золотокрылых Птичках-мечах, – Восточная Чжижо обвила свои ручки вокруг руки Цзян Чэня и слегка потянув, попросила: – Братец Цзян Чэнь, может, подаришь мне одну Золотокрылую Птичку? Это не редкость, что маленьких девочек привлекают домашние питомцы и различные веселые штуки. А катание на Золотокрылой Птице был намного веселее, чем ехать в конном экипаже. – Золотокрылая Птица-меч очень умная и взрослая птица. И я боюсь, что если дам тебе одну, то ты не сможешь контролировать её. Давай сделаем так, я подарю тебе птенца Золотокрылой Птицы-меча. И ты сможешь ухаживать и дружить с птенцом с самого его рождения. Я также подарю тебе несколько пилюль, которые помогут птенцу расти. И несомненно, за несколько лет, птенец вырастет в настоящую Золотокрылую Птицу-меч, и если ты будешь о ней хорошо заботиться, то у вас даже завяжется прочная дружба. По неизвестным причинам, Цзян Чэнь иногда был слишком резок с Принцессой Гоуюй, однако, он всегда был невероятно терпелив с Восточной Чжижо. В душе он действительно считал Восточную Чжижо своей младшей сестрой. Вполне возможно, это из-за того, что у неё было тело инь, которое было и у него в прошлой жизни. Он провёл с Восточной Чжижо весь день, постоянно играя с ней. Весь этот день Цзян Чэнь полностью игнорировал все мысли о вторжении Королевства Тёмной Луны и о положении Восточного Королевства. Он лишь весь день сопровождал Восточную Чжижо в её бесцельном хождении по округе. Принцесса Гоуюй делала то же самое. Когда солнце село, Восточная Чжижо ещё не наигралась, но она была послушной девочкой и понимала, что у её тёти, скорее всего, были срочные дела, из-за которых ей так поспешно пришлось прибыть в земли Цзян Хань. – Братец Цзян Чэнь, Тётушка, давайте возвращаться. Жо-эр так устала… По возвращении в Город Речной Волны, они поужинали, а после этого, Цзян Чэнь улыбнулся Принцессе Гоуюй. Она уже было хотела что-то сказать, но лишь закусила губу в нерешительности. – Ложись спать, земли Цзян Хань – это место, где моя семья Цзян родилась и выросла. И если я, Цзян Чэнь, вмешаюсь, то поганые подковы Королевства Тёмной Луны ни за что не смогут ступить на эту землю. Очаровательные глаза Принцессы Гоуюй слегка замерцали, словно из-них вот-вот польётся вода. Она спросила: – Что ещё? – «Что ещё»? – Цзян Чэнь слабо улыбнулся, – Разве этой причины мало? – Мало, – словно бы надулась Принцесса Гоуюй. – Тогда я добавлю к этому Жо-эр, всё ещё мало? Взгляд Принцесса Гоуюй слегка помутнел, словно бы она знала, что Цзян Чэнь скажет это, но она не могла этого не спросить. Она также ничего не могла поделать с тем, что ей стало грустно, когда она задала этот вопрос. – Жо-эр – невинная и добрая девочка. Никто во всём мире не пожелает увидеть её боль. Цзян Чэнь, ты… Ты когда-нибудь женишься на Жо-эр? Принцесса Гоуюй подняла своё лицо, посмотрев немигающим взором на Цзян Чэня, словно она никогда от него не отстанет, пока не получит ответа. – Так вот о чём ты думала весь день? Жениться на Жо-эр? – Цзян Чэнь не смог сдержаться и засмеялся, – Жо-эр невинна и наивна, и я считаю её своей сестрой. Так как я могу думать о таких странностях? Цзян Чэнь не преувеличивал, поскольку у него действительно не было других мыслей о Жо-эр. Всё, что он до этого делал, было из-за искренней личности Восточной Чжижо, а также из-за её невинного и наивного характера. Кроме того, она от рождения обладала телом инь. Из-за общего недуга, двое людей могли намного сильнее сопереживать друг другу, порождая особый вид эмоционального резонанса. Всякий раз, когда он видел Жо-эр, Цзян Чэнь, помимо своей воли, вспоминал прежнего себя. И забота о Жо-эр была страстью Цзян Чэня, он хотел, чтобы она получила ту же заботу, что и он сам когда-то. Что же касается брака, у Цзян Чэня не хватало смелости говорить об этом. Будь то мужчина или женщина, если у них есть тело инь, то все их дети будут рождаться с таким же телом. Это была очень печальная судьба. То есть, если Жо-эр когда-нибудь родит, то её дети также будут с телами инь. И это было неизбежно. И хотя, рано или поздно, им придётся столкнуться с этой жестокой правдой, но у Цзян Чэня не хватало духа рассказать об этом сейчас. Он бы просто не смог вынести, чтобы столь жизнерадостная девочка, как Чжижо, взвалила на себя такое бремя, которое бы сковало душу и сердце. … Королевство Тёмной Луны, королевский дворец. Король сидел на своем драконьем троне, и оглядывая окрестности, испускал ауру высокомерия и величия. Ци Цань уже вернулся в Королевство Тёмной Луны. Этот ничем не примечательный человек был одним из посредников, которому король доверял больше всего. И в этот момент, немного потрёпанный, он предстал перед королём. Он пал ниц, тщательно пересказав королю всё, что произошло с ним на землях Цзян Хань. Королю Тёмной Луны было около сорока лет, а у него на лице была короткая бородка. Его черты лица выглядели величественно и властно, а его аура была необыкновенной. Особенно выделялась пара его тигриных глаз, которые сверкали и выглядели невероятно дерзкими. Его большие руки с силой сдавили подлокотники драконьего трона, отчего окружающие люди ощутили, что он стал походить на свирепого тигра, раскалывающего каменные глыбы. – Ваше Величество, этот Цзян Чэнь не знает, что хорошо, а что плохо. Ваш слуга использовал всё своё мастерство, но этот Цзян Чэнь ничего из этого не услышал. Вместо этого, он унизил вашего покорного слугу и сказал, что ваш подчинённый не лучше лягушки на дне колодца. После чего, он, смотря на наше королевство свысока, крайне грубо отзывался о нём. Ци Цань, понимая, что было невозможно завербовать семью Цзян, решил подлить масла в огонь и разжечь пламя неприятностей, немного приукрасив свои слова. След жажды убийства выстрелил из тигриных глаз короля Тёмной Луны: – Вот ведь неблагодарный щенок из семьи Цзян. Он должен быть польщён, что мы оказали ему такую честь, пригласив его к себе. Этот щенок, заполучив пару трюков, уже в юности столь высокомерен и не проявляет другим должного уважения. Наше объединённое войско Королевства Тёмной Луны использует семью Цзян, чтобы пролить первую кровь и показать нашу силу! – Наш король будет жить десять тысяч лет, наше Королевство Тёмной Луны будет существовать десять тысяч лет! – закричали собравшиеся дворяне, приклонив колени. Король Тёмной Луны был очень доволен, и в приподнятом настроении сказал: – Моё Королевство Тёмной Луны начнёт завоевание шестнадцати королевств с Восточного Королевства! – Ваше Величество, согласно данным нашей разведки, семья Цзян поднаторели в управлении армией Птиц-мечей. Такой тип воздушной армии очень силён против наземных войск. Великим армиям нашего Королевства Тёмной Луны необходимо как следует подготовиться ко встрече с ними. – Пфф! Хотя армия Птиц-мечей и сильна, но у моего Королевства Тёмной Луны есть подходящая стратегия. Для начала, у моего Королевства Тёмной Луны также есть Всадники Чёрных Воронов, которые поднаторели в техниках воздушного боя. Хотя боевая мощь Чёрных Воронов довольно средняя, но в сочетании со Всадниками Чёрных Воронов, их боевая мощь становится просто потрясающей. Трёх тысяч Всадников Чёрных Воронов достаточно, чтобы сражаться против стотысячной армии Птиц-мечей. К тому же, на земле у нас будут элитные армии лучников в сочетании с многочисленными защитными построениями, так с чего бы нам бояться этой армии Птиц-мечей? Не говоря уже о том, что семья Цзян намерена воевать против объединённой армии всего моего Королевства Тёмной Луны лишь силами одной семьи. Лишь одна мысль о том, что силы одной семьи будут противостоять хорошо обученной объединённой армии всего королевства, была действительно страшна. Королевские подданные, по большей части, были настроены вполне оптимистично, а некоторые министры начали что-то обсуждать и спорить с теми, кто выдвигал свои идеи. Король Тёмной Луны улыбнулся: – Мы также учли и этот момент, и решили воспользоваться услугами первого генерала королевства, назначив главнокомандующим Генерала Жэнь Фэйлуна. Жэнь Фэйлун был провозглашён первым полководцем королевства Тёмной Луны. Он поднялся до такого звания лишь за десяток лет, но за это время он совершил бесчисленное количество военных подвигов и многого достиг во благо Королевства Тёмной Луны. С чего бы им бояться какую-то простую семью Цзян, когда у них столь огромная и сильная армия? Они сейчас походили на тигра, охотящегося на овцу, абсолютно не сомневаясь в своей победе. Ходили непостижимые слухи, что семья Цзян была столь сильна, что с лёгкостью истребила семью Лун, однако, лишь люди из Восточного Королевства хотели верить и верили в подобные рассказы. А вот во вражеских державах, вроде Королевства Тёмной Луны, люди подсознательно были уверены, что все эти слухи были слишком преувеличены. Они всей душой не верили, что семья Цзян была столь же удивительна сильна, как говорят слухи.

Цзян Чэнь ошеломлённо замер. Он просто подшучивал над Принцессой Гоуюй и даже не думал давить на неё. Однако, неожиданно для него, такая своенравная Принцесса Гоуюй, в итоге, восприняла всё всерьёз.

И сейчас Цзян Чэню уже поздно соскакивать, как говорится: «Если скачешь верхом на тигре — трудно слезть».

Усмехнувшись, Цзян Чэнь шагнул вперёд, и протянув руку, ущипнул стройный и сексуальный носик Принцессы Гоуюй:

– Хорошо, тогда однажды я взыщу этот долг.

В тот момент, когда Цзян Чэнь протянул к ней руку, Гоуюй ощутила большой ком в горле. Хотя она и обладала закалённым характером и вела себя как мужчина, но всё же внутри она была обычной девушкой.

Она всегда скрывала свою застенчивость и стыдливость обычной девушки под маской сильной и властной женщины.

И когда всё дошло до этого, нефритовая кожа такой застенчивой девушки, не испытывавшая ранее подобных касаний, была не в силах сдержать своё напряжение.

И в один момент она даже подумала, что Цзян Чэнь действительно сейчас возьмётся за неё всерьёз.

Но кто бы мог подумать, что Цзян Чэнь, с таким серьёзным лицом сделает что-то столь невинное, как просто потянуть её за нос. Эта ситуация походила на то, как старший брат баловал соседскую младшую сестрёнку, и всё это выглядело тепло и невинно.

Сердце Гоуюй неистово забилось. Хотя она и почувствовала лёгкое разочарование, но также, она, казалось, немного успокоилась. Её девичье сердце, наконец, достигло критической точки и начало успокаиваться.

– Давай проведаем Жо-эр, – улыбнулся Цзян Чэнь и сделал пару шагов в сторону.

Когда Принцесса Гоуюй увидела, что Цзян Чэнь действительно ничего больше не собирался делать, то выдохнула с облегчением и попыталась отдышаться, в попытке унять свои разбушевавшиеся эмоции. После этого, набравшись храбрости, она снова пошла за Цзян Чэнем.

Её ясные глаза и белоснежные зубы выглядели столь прекрасно под лучами восходящего солнца. Её ресницы слегка дрогнули, словно она собрала всю свою волю, чтобы сказать:

– Цзян Чэнь, неважно, как ты относишься ко мне, ты первый и единственный мужчина, коснувшийся меня. С этого дня, я не позволю любому другому мужчине коснуться меня.

Сказав это, Принцесса Гоуюй почувствовала сильное облегчение. Она никогда не думала, что сказать это будет намного труднее, чем выступать перед миллионной армией.

– Не нужно предаваться пустым мечтаниям. Если Жо-эр позже увидит тебя такой, то она действительно подумает, что я с тобой что-то сделал, – усмехнулся Цзян Чэнь.

На губах Принцессы Гоуюй образовалась тень тёплой улыбки:

– Жо-эр столь невинна, что никогда и не подумает о таком.

– Действительно невинна, она даже тогда не поняла, что я имел в виду под «Выпустить кровь изо рта», ха-ха, – расхохотался Цзян Чэнь, после чего лицо Принцессы Гоуюй вновь залилось краской, и закусив губу, она топнула ножкой, сказав:

– Цзян Чэнь, ты такой придурок!

Это выражение «Выпустить кровь изо рта» первоначально было произнесено на банкете в особняке Парящего Дракона, когда Цзян Чэнь выступил против наследника Белого Тигра, Бай Чжаньюня.

Под этим выражением он имел в виду рождение ребёнка из чрева матери, но Восточная Чжижо тогда ничего не поняла и даже спросила Цзян Чэня, что оно означает.

Даже Принцесса Гоуюй долго думала, прежде чем смогла понять.

(Примечание: Переводчику это было понять ещё сложнее, но я предположил, что тут имеется в виду многозначность иероглифов, и дословное выражение «Человек, извергающий кровь изо рта» в переносном смысле, означающее «Клеветать», можно понять и по-другому, примерно так: «Человек, выброшенный кровавой дырой».)

Принцесса Гоуюй немного отошла от Цзян Чэня, сохраняя дистанцию. Когда она смотрела на спину идущего подростка, её чувства были в полном беспорядке.

Когда Цзян Чэнь только что приподнял её нос, то этот жест был столь тесным и невинным, что всколыхнул безграничные чувства Принцессы Гоуюй.

Её старшие братья Восточный Цзюнь и Восточный Лу, из-за того, что родились в королевской семья, всегда были бесчувственными и сильными машинами, которые никогда не делали ничего столь же близкого.

Из-за этого действия Цзян Чэня Принцесса Гоуюй смутно ощутила чувства привязанности к старшему брату, это такие особые чувства, которые маленькая девочка испытывает к соседскому старшему брату.

Вот только Цзян Чэнь был на пять или шесть лет моложе неё.

Как только Восточная Чжижо проснулась, её первой мыслью было найти старшего брата Цзян Чэня. И только завидев идущих Цзян Чэня и Гоуюй, она тут же бросилась к руке Цзян Чэня, заговорив своим очаровательным и невинным голоском:

– Братец Цзян Чэнь, а ты знал, что теперь я не езжу в карете, когда выхожу из дому?

– А почему? – недоумённо спросил Цзян Чэнь.

– Я просто люблю кататься на Золотокрылых Птичках-мечах, – Восточная Чжижо обвила свои ручки вокруг руки Цзян Чэня и слегка потянув, попросила:

– Братец Цзян Чэнь, может, подаришь мне одну Золотокрылую Птичку?

Это не редкость, что маленьких девочек привлекают домашние питомцы и различные веселые штуки. А катание на Золотокрылой Птице был намного веселее, чем ехать в конном экипаже.

– Золотокрылая Птица-меч очень умная и взрослая птица. И я боюсь, что если дам тебе одну, то ты не сможешь контролировать её. Давай сделаем так, я подарю тебе птенца Золотокрылой Птицы-меча. И ты сможешь ухаживать и дружить с птенцом с самого его рождения. Я также подарю тебе несколько пилюль, которые помогут птенцу расти. И несомненно, за несколько лет, птенец вырастет в настоящую Золотокрылую Птицу-меч, и если ты будешь о ней хорошо заботиться, то у вас даже завяжется прочная дружба.

По неизвестным причинам, Цзян Чэнь иногда был слишком резок с Принцессой Гоуюй, однако, он всегда был невероятно терпелив с Восточной Чжижо.

В душе он действительно считал Восточную Чжижо своей младшей сестрой. Вполне возможно, это из-за того, что у неё было тело инь, которое было и у него в прошлой жизни.

Он провёл с Восточной Чжижо весь день, постоянно играя с ней.

Весь этот день Цзян Чэнь полностью игнорировал все мысли о вторжении Королевства Тёмной Луны и о положении Восточного Королевства. Он лишь весь день сопровождал Восточную Чжижо в её бесцельном хождении по округе.

Принцесса Гоуюй делала то же самое.

Когда солнце село, Восточная Чжижо ещё не наигралась, но она была послушной девочкой и понимала, что у её тёти, скорее всего, были срочные дела, из-за которых ей так поспешно пришлось прибыть в земли Цзян Хань.

– Братец Цзян Чэнь, Тётушка, давайте возвращаться. Жо-эр так устала…

По возвращении в Город Речной Волны, они поужинали, а после этого, Цзян Чэнь улыбнулся Принцессе Гоуюй. Она уже было хотела что-то сказать, но лишь закусила губу в нерешительности.

– Ложись спать, земли Цзян Хань – это место, где моя семья Цзян родилась и выросла. И если я, Цзян Чэнь, вмешаюсь, то поганые подковы Королевства Тёмной Луны ни за что не смогут ступить на эту землю.

Очаровательные глаза Принцессы Гоуюй слегка замерцали, словно из-них вот-вот польётся вода. Она спросила:

– Что ещё?

– «Что ещё»? – Цзян Чэнь слабо улыбнулся, – Разве этой причины мало?

– Мало, – словно бы надулась Принцесса Гоуюй.

– Тогда я добавлю к этому Жо-эр, всё ещё мало?

Взгляд Принцесса Гоуюй слегка помутнел, словно бы она знала, что Цзян Чэнь скажет это, но она не могла этого не спросить.

Она также ничего не могла поделать с тем, что ей стало грустно, когда она задала этот вопрос.

– Жо-эр – невинная и добрая девочка. Никто во всём мире не пожелает увидеть её боль. Цзян Чэнь, ты… Ты когда-нибудь женишься на Жо-эр?

Принцесса Гоуюй подняла своё лицо, посмотрев немигающим взором на Цзян Чэня, словно она никогда от него не отстанет, пока не получит ответа.

– Так вот о чём ты думала весь день? Жениться на Жо-эр? – Цзян Чэнь не смог сдержаться и засмеялся, – Жо-эр невинна и наивна, и я считаю её своей сестрой. Так как я могу думать о таких странностях?

Цзян Чэнь не преувеличивал, поскольку у него действительно не было других мыслей о Жо-эр. Всё, что он до этого делал, было из-за искренней личности Восточной Чжижо, а также из-за её невинного и наивного характера.

Кроме того, она от рождения обладала телом инь. Из-за общего недуга, двое людей могли намного сильнее сопереживать друг другу, порождая особый вид эмоционального резонанса.

Всякий раз, когда он видел Жо-эр, Цзян Чэнь, помимо своей воли, вспоминал прежнего себя. И забота о Жо-эр была страстью Цзян Чэня, он хотел, чтобы она получила ту же заботу, что и он сам когда-то.

Что же касается брака, у Цзян Чэня не хватало смелости говорить об этом.

Будь то мужчина или женщина, если у них есть тело инь, то все их дети будут рождаться с таким же телом.

Это была очень печальная судьба.

То есть, если Жо-эр когда-нибудь родит, то её дети также будут с телами инь. И это было неизбежно.

И хотя, рано или поздно, им придётся столкнуться с этой жестокой правдой, но у Цзян Чэня не хватало духа рассказать об этом сейчас. Он бы просто не смог вынести, чтобы столь жизнерадостная девочка, как Чжижо, взвалила на себя такое бремя, которое бы сковало душу и сердце.

Королевство Тёмной Луны, королевский дворец.

Король сидел на своем драконьем троне, и оглядывая окрестности, испускал ауру высокомерия и величия.

Ци Цань уже вернулся в Королевство Тёмной Луны. Этот ничем не примечательный человек был одним из посредников, которому король доверял больше всего. И в этот момент, немного потрёпанный, он предстал перед королём.

Он пал ниц, тщательно пересказав королю всё, что произошло с ним на землях Цзян Хань.

Королю Тёмной Луны было около сорока лет, а у него на лице была короткая бородка. Его черты лица выглядели величественно и властно, а его аура была необыкновенной. Особенно выделялась пара его тигриных глаз, которые сверкали и выглядели невероятно дерзкими.

Его большие руки с силой сдавили подлокотники драконьего трона, отчего окружающие люди ощутили, что он стал походить на свирепого тигра, раскалывающего каменные глыбы.

– Ваше Величество, этот Цзян Чэнь не знает, что хорошо, а что плохо. Ваш слуга использовал всё своё мастерство, но этот Цзян Чэнь ничего из этого не услышал. Вместо этого, он унизил вашего покорного слугу и сказал, что ваш подчинённый не лучше лягушки на дне колодца. После чего, он, смотря на наше королевство свысока, крайне грубо отзывался о нём.

Ци Цань, понимая, что было невозможно завербовать семью Цзян, решил подлить масла в огонь и разжечь пламя неприятностей, немного приукрасив свои слова.

След жажды убийства выстрелил из тигриных глаз короля Тёмной Луны:

– Вот ведь неблагодарный щенок из семьи Цзян. Он должен быть польщён, что мы оказали ему такую честь, пригласив его к себе. Этот щенок, заполучив пару трюков, уже в юности столь высокомерен и не проявляет другим должного уважения. Наше объединённое войско Королевства Тёмной Луны использует семью Цзян, чтобы пролить первую кровь и показать нашу силу!

– Наш король будет жить десять тысяч лет, наше Королевство Тёмной Луны будет существовать десять тысяч лет! – закричали собравшиеся дворяне, приклонив колени.

Король Тёмной Луны был очень доволен, и в приподнятом настроении сказал:

– Моё Королевство Тёмной Луны начнёт завоевание шестнадцати королевств с Восточного Королевства!

– Ваше Величество, согласно данным нашей разведки, семья Цзян поднаторели в управлении армией Птиц-мечей. Такой тип воздушной армии очень силён против наземных войск. Великим армиям нашего Королевства Тёмной Луны необходимо как следует подготовиться ко встрече с ними.

– Пфф! Хотя армия Птиц-мечей и сильна, но у моего Королевства Тёмной Луны есть подходящая стратегия. Для начала, у моего Королевства Тёмной Луны также есть Всадники Чёрных Воронов, которые поднаторели в техниках воздушного боя. Хотя боевая мощь Чёрных Воронов довольно средняя, но в сочетании со Всадниками Чёрных Воронов, их боевая мощь становится просто потрясающей. Трёх тысяч Всадников Чёрных Воронов достаточно, чтобы сражаться против стотысячной армии Птиц-мечей. К тому же, на земле у нас будут элитные армии лучников в сочетании с многочисленными защитными построениями, так с чего бы нам бояться этой армии Птиц-мечей? Не говоря уже о том, что семья Цзян намерена воевать против объединённой армии всего моего Королевства Тёмной Луны лишь силами одной семьи.

Лишь одна мысль о том, что силы одной семьи будут противостоять хорошо обученной объединённой армии всего королевства, была действительно страшна. Королевские подданные, по большей части, были настроены вполне оптимистично, а некоторые министры начали что-то обсуждать и спорить с теми, кто выдвигал свои идеи.

Король Тёмной Луны улыбнулся:

– Мы также учли и этот момент, и решили воспользоваться услугами первого генерала королевства, назначив главнокомандующим Генерала Жэнь Фэйлуна.

Жэнь Фэйлун был провозглашён первым полководцем королевства Тёмной Луны. Он поднялся до такого звания лишь за десяток лет, но за это время он совершил бесчисленное количество военных подвигов и многого достиг во благо Королевства Тёмной Луны.

С чего бы им бояться какую-то простую семью Цзян, когда у них столь огромная и сильная армия?

Они сейчас походили на тигра, охотящегося на овцу, абсолютно не сомневаясь в своей победе.

Ходили непостижимые слухи, что семья Цзян была столь сильна, что с лёгкостью истребила семью Лун, однако, лишь люди из Восточного Королевства хотели верить и верили в подобные рассказы.

А вот во вражеских державах, вроде Королевства Тёмной Луны, люди подсознательно были уверены, что все эти слухи были слишком преувеличены. Они всей душой не верили, что семья Цзян была столь же удивительна сильна, как говорят слухи.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава