X
X
Глава - 13: Я, Цзян Чен, вынесу куда больше злобы, чем вы можете себе представить
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Лон Джукс даже не пыталась скрыть свою гордость и чувство превосходство от того, что была любимой дочерью первого герцога. Тон ее был равнодушным, но другим он указывал на чувство непоколебимой уверенности. «Во всех 108 герцогствах нет ничего, чего бы я, Лог Джукс, была лишена, если бы я того только пожелала». Цзян Чен разразился смехом: «Абсолютно? Без исключений?» «Исключения исключены», - холодно ответила Лон Джукс. - !По крайней мере, я их никогда не встречала». «Хорошо», - Цзян Чен слегка улыбнулся. – «Тогда вас можно поздравить, сегодня это произошло впервые». Надо отметить, что чувство превосходства у этой дамы было чрезвычайно сильно. Она вела себя высокомерно и надменно, даже когда просила об одолжении. Она вела себя так, будто, разговаривая с Цзян Ченом, оказывает не меньшую милость, чем прекрасная лебедь, снизошедшая до жалкой жабы. Но в глазах Цзян Чена это отношение казалось смешным. Дочь первого герцога Восточного Королевства? И что? Да будь она хоть самим первым герцогом, такой человек не был достоин даже ухаживать за обувью Цзян Чена в его прошлой жизни. Впервые Лон Джукс потеряла лицо, когда решительно рассматривала фигуру Цзян Чена с третьем владыкой. «Цзян Чен, я запомню вас! Если я позволю вам удачно пройти испытание Затаившегося Дракона в конце года, то сменю фамилию н такую же, как ваша!» «Я, Бай Зянян, тоже запомню. Сегодня ты можешь и победить, но во время испытания Затаившегося Дракона я покажу тебе цену оскорблений в мой адрес. Этого герцогство Цзян Хань стерпеть не может!» «И я, герцогство Птицы Вермиллиона, и герцогство Янмен!» Эти ребята хотели заявить о своей верности и заинтересованности, но планы их были сорваны. Сердца пылали гневом, так почему бы им не воспользоваться шансом и не накинуться на легкую мишень? Цзян Чен, конечно, на эти угрозы внимания не обращал. Скорее он думал, что это все довольно комично, раз уж все они так легко себя выдали. Они из кожи вон лезли друг перед другом, пытаясь себя показать. Но это с тем же успехом спасало меня от проблемы поиска их одного за другим в будущем. Белый Тигр, Птица Вермиллион, Янмен? Вам так нравиться быть злопамятными? Но пройдет немного времени, и вы узнаете, что я, Цзян Чен, затаил еще большую обиду, чем вы! Был бы это обычный день, третий владыка никогда бы не вовлек себя в любого рода герцогские распри. Но в этот раз выбора у него не было, и он должен был искренне поддержать Цзян Чена. Когда Цзян Чен пришел найти его, он знал, что для него и Зала это было единственным возможным выбором. Иначе, если Цзян Чен будет недоволен, о таблетке Небесной Кармы можно будет забыть, а это влекло за собой потерю огромной деловой сделки. Не говоря уже о том, что у этих наследников не было никаких причин рвать селезенку в Зале Исцеления. Просто они решили обратить сове внимание на, казалось бы, более беззащитного Цзян Чена. На самом деле третьему владыке было все равно, как Цзян Чен будет выходить из этой ситуации. Куда более он был заинтересован в успешном урегулировании этого вопроса до конца. Переговоры прошли без накладок, и вчера был подготовлен контракт. Цзян Чен сделал несколько правок и внес несколько предложений касательно мелких деталей, и позволил Цзян Чжэню подписать его. Он был наследником герцогства и, разумеется, для такого пустяка его появление не требовалось. Конечно, безоговорочно Цзян Чен Залу Исцеления не доверял. Две жизненно важные части он по-прежнему держал под контролем; и, разумеется, полностью он не поделился ни рецептом, ни методом переработки. Таким образом, контракт был счастливо подписан. Поскольку контроль над ключевыми областями так и оставался у Цзян Чена, контракт предусматривал его посещение Зала один раз в нечетные месяцы, и два – в четные. В мире лекарей лечебная таблетка была невероятно ценной. Обычные исцеляющие лекарства продавались за одну или две тысячи серебряных. Таблетки чуть лучшего качества стоили от трех до пяти. А таблетки Небесной Кармы будут продаваться по цене от восьми до десяти тысяч, из-за их активности и эффективности. Она будет позиционироваться предметом роскоши и, разумеется, получит высокий спрос. Даже если в месяц будут проданы лишь сто таблеток, доход, тем не менее, составит несколько миллионов долларов. Это был продукт с окупаемостью в десятки миллионов в год. И это по самым низким, самым скромным подсчетам. А что будет, когда они выйдут на рынок соседских шестнадцати государств, а потом и станут перерабатывать тысячи, а то и десятки тысяч таблеток в месяц? При покупательской способности соседних государств, даже если Зал будет производить десятки тысяч таблеток в месяц, спрос значительно превысит предложение. Грандиозность этого проекта было легко представить себе при помощи нескольких простых вычислений. Поэтому несложно понять, почему третий владыка так старается понравиться. После подписания контракта третий владыка поднял этот вопрос за столом на Осеннем Крейне, но Цзян Чен ему вежливо отказал. Он пытался держать в тени свое сотрудничество с Залом Исцеления. Он не хотел, чтобы это знание распространилось даже в пределах города. К тому же, с Залом Исцеления он поддерживал исключительно партнерские отношения; за совместной выпивкой они не были особо дружелюбны друг с другом. Третий владыка вежливо проводил Цзян Чена в сопровождении двух старейшин, включая старейшину Блу. У нее до сих пор оставались какие-то предубеждения касательно Цзян Чена, и выражение ее лица было жестким. Цзян Чен хорошо это понимал и чувствовал, что великодушие этой женщины столь же узко, как желудки и кишечники крыс и кур. Лучше бы ей не вмешиваться в мои планы в будущем, я все еще могу ответить язвительным словцом, когда того требует ситуация. Он немного подумал и вдруг улыбнулся: «Владыка, если бы у вас не было такой кооперации на местах, вы бы, наверное, и не продали мне сегодня Солнечной Травы, да?» «Ха-ха, как вы можете такое говорить? Зал все еще придерживается своих правил при ведении бизнеса», - третий владыка радушно рассмеялся, но даже сам он совершенно не верил этим словам. Правила были мертвы, но люди жили. Не будь этой сделки, Драконья Солнечная Трава могла бы достаться кому-то иному, а не Цзян Чену. Цзян Чен тоже от души рассмеялся и не стал играть с третьим владыкой в шарады. Он сказал: «Какова бы ни была причина, могу отметить, что вы приняли мудрое решение». «Почему вы так говорите?» - третий владыка заинтересовался. «Просто так. Получение Драконьей Солнечной Травы было приказом самого короля. Если бы я их не получил, Зал Исцеления столкнулся бы с целой кучей судебных тяжб. Ха-ха, но я слишком, слишком много говорю». Цзян Чен снова душевно рассмеялся, залез на коня и сказал: «Дальше меня провожать не нужно, владыка». Третий владыка в глубоком потрясении и задумчивости наблюдал, как Цзян Чен скачет вдаль. «Сам король?» - пробормотал он, думая о вчерашнем медальоне с гравировкой дракона. Неуловимо он чувствовал, что Цзян Чжэнь, возможно, и не говорил неправды. «И это отродье хвастается хорошими отношениями с самим Королем? Разве он его не просто избил?» - недовольно и пренебрежительно заявила старейшина Блу. Третий владыка серьезно на нее посмотрел: «Да что ты знаешь? Сегодня ты чуть не сорвала сделку! Возьми на заметку и стань умнее, чтобы хорошо вести дела в дальнейшем! Думаешь, его медальон – это подделка? А рецепт таблетки Небесной Кармы ветром надуло?» Старейшине Блу было нечего возразить. Правда, в этом отродье было нечто странное. Третий владыка все еще опасался того, что могло произойти, и предупредил: «Запомни это, что бы ни случилось! Смирись перед Цзян Ченом! Он не простой персонаж!» Глубоко во дворце. Дунфан Лу медленно отложил книгу, которую держал в руке, и попробовал чай в чашке на столе. «Тианду, какие новости из семьи Цзян Хань?» «Ваше Высочество, герцог Цзян Хань вел себя тихо и никаких действий не предпринимал». «А ребенок?» «Ребенок? Кажется, весь вчерашний день он провел дома, а сегодня ходил в Зал Исцеления. Он ввязался в конфликт с толпой наследников»… Доверенный охранник Тианду рассказал всю ситуацию целиком, ни упустив ни одной детали. «О? Этого парня жестоко избили, а он не только не умер, но уже свободно ходит по городу сегодня? С каких пор мои охранники не могут выполнить приличного избиения?» - Дунфан Лу улыбнулся, но глаза оставались холодными. – «Но вы говорите, в Зале Исцеления поддержали его, а не сыновей выдающихся герцогов?» «Ваш покорный слуга тоже решил, что это странно, но так и есть. Более того, Зал Исцеления принял его как гостя и долгое время развлекал. Кажется, этот ребенок не так бесполезен, как о нем говорят». Дунфан Лу задумался и кивнул: «Надеюсь, что так. Надежды на болезнь Зируо возложены на него. Надеюсь, до этого он не предпримет никаких уловок». «Не похоже на то. Если бы он что-то замышлял, смог ли бы он так вести себя на публике? Обман монарха – не та вещи, которую может позволить себе герцогство Цзян Хань». «Тианду, помни об этом. Защищай этого ребенка, что бы ни случилось. Пусть полностью осуществляет свои планы. Если кто-то будет создавать неприятности, наказывай их независимо от того, кто они такие», - заповедовал Дунфан Лу. Было очевидно, что у него нет никакого желания повторять события сегодняшнего утра. Он узнал, что Солнечная Трава имеет отношение к болезни его дочери! Если это связано с болезнью моей дочери, даже наследник Лон Тенг должен отойти в сторону ради меня! После выхода из Зала Цзян Чен не сразу вернулся домой. У него было еще несколько поручений. Было множество препаратов, которые стоило сделать перед походом во дворец через три дня. Он не успел отойти далеко, когда его острый инстинкт позволил ему обнаружить, что кто-то идет следом. Но о раскрытии их существования он мог не беспокоиться. «Хах. Кто-то слеп. Выходи на меня, елси ты достаточно силен, чтобы даже красть у самого Дунфана Лу!» - Цзян Чена нисколько не заботила возможность вызвать столкновение кого-то с монархом. Все остальные готовились к грандиозному шоу Обряда Небесного Поклонения. Если кто-то был настолько слеп, чтобы переступить черту и начать создавать проблемы, он не был против хорошей потасовки этого кого-то и короля. Он мог даже умно и тонко подыграть. Цзян Чену было даже немного жаль, что в пределах столицы была настолько хорошая общественная безопасность. По крайней мере, никаких грабежей средь бела дня не происходило. «Что за куча мягкотелых слабаков. Драконья Солнечная Трава прямо здесь, иди и попытайся отнять ее. Ради Дунфана Лу я не стану рисковать собственной жизнью. Я с удовольствием предам его, если вы попытаетесь меня ограбить, а затем так же предам вас, когда король спросит меня об этом». Цзян Чен радостно предвкушал, что что-то подобное произойдет, и очень расстроился, что сидящие у него на хвосте люди так и не попытались ограбить его. Он даже почувствовал легкую депрессию. «Ну что за трусливые разбойники!» - Цзян Чен покачал головой и больше об этом небольшой интермедии не думал. Он пришпорил коня по направлению к Залу Туркойс, где у него еще оставались дела.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава