X
X
Глава - 134:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Цзян Чэн – мастер одиннадцати меридиан истинной ци. Старший брат И – в полушаге от духовной сферы. Если мыслить логически, то они находились на совершенно разных уровнях, и между ними должна быть довольно ощутимая разница в силе. Однако, как только эта Ужасающая Волна была выпущена, аура меча, образовавшаяся из величественной истинной ци, была просто невообразима, когда рассекла перед собой воздух. Поток мощной истинной ци мгновенно рассеял воздушные потоки в небе. Шесть цепей, образованные воздушными потоками, разлетелись на кусочки вместе с потоками истинной ци. Послышался звук столкновения металла о металл, который разошёлся по всей округе. После первого же удара была ничья! – Хм? – старший брат И был удивлён, – Практик истинной ци смог развеять мои потоки духовной силы и разрушить мои цепи ветра и туч? Цзян Чэнь отразил атаку противника одним росчерком своего меча и сразу же повернул Золотокрылую Птицу-меч назад, пока противник ошеломлённо замер. Золотистый свет пронзил воздух, когда Цзян Чэнь достал лук Да Юй. – Умрите! *Вшух-вшух-вшух!* Три стрелы, с незначительным отрывом друг от друга, на огромной скорости отправились к ученикам Дворца. В это время, ученики Дворца сражались с Цзян Фэном и остальными, они и подумать не могли, что Цзян Чэнь, сражаясь со старшим братом И, сможет отвлечься и на них, и потому даже не собирались охранять спину. Как только послышался звук рассекаемого воздуха, каждая стрела уже достигла своей цели. Три предсмертных крика раздались одновременно, когда стрелы пронзили горла своих жертв. Естественно, Цзян Чэнь использовал лишь обычные стрелы ради этих заурядных практиков истинной ци. Они не были достойны особых стрел, идущих в комплекте с луком Дай Юй. Старший брат И, потеряв концентрацию, позволил Цзян Чэню воспользоваться этой возможностью, чтобы убить троих учеников. И хотя старшего брата не заботила смерть троих учеников, но то, что его противник убил их прямо у него под носом, было настоящим плевком в лицо. Цзян Чэнь холодно фыркнул, вновь обнажив безымянный клинок, встав в защитную стойку на расстоянии от происходящей битвы. Старший брат И, свирепо сверкнув глазами, злобно произнёс: – Этот удар мечом был неплох. Однако, если ты думаешь, что сможешь противостоять практику духовного дао, опираясь лишь на своё развитие сферы истинной ци, то ты сильно ошибаешься. – Пфф, говоришь так, будто бы я ещё не встречал практика духовного дао, – холодно усмехнулся Цзян Чэнь. Он не только встречал практика духовного дао, но также успел сразиться с несколькими. И хотя этот старший брат И был в полушаге от духовной сферы, с точки зрения силы, он был намного слабее того же Сюй Чжэня. И он ещё смел бахвалиться перед Цзян Чэнем? Воздушные потоки вновь закрутились вокруг старшего брата И, и неожиданно появилась огромная буря. Лазурный вихрь сгустился, образовав воздушный поток толщиной с бочку. Цепи старшего брата И безостановочно закружились в этом вихре, и объединившись с этим воздушным потоком, приняли форму чёрного дракона. Сразу же после этого, дракон бросился к Цзян Чэню в воздушном потоке, похожем на огромный бур. – Это лишь видимость! Цзян Чэнь ещё по первой атаке хорошенько изучил силу и возможности старшего брата И. И теперь, он даже не стал использовать безымянный клинок, убрав его в ножны. Он резко направил Золотокрылую Птицу-меч ввысь, бросившись с ней в небеса. Обе его руки сжались в кулаки, один кулак был подобен луне, а другой – солнцу. – Божественный Кулак Бесконечности, Уничтожающий Инь Ян! Два потока истинной ци, похожие на солнце и луну, слились воедино. Они поочерёдно сливались и разделялись, образовав кулак Большой Медведицы, который обрушился на воздушный поток противника! «Божественный Кулак Бесконечности» был кулачной техникой, которая управляла ци инь и ян. И с нынешней силой Цзян Чэня, он смог лишь достичь четырёх циклов упадка и процветания. Однако, таинство четырёх циклов упадка и процветания были равносильны эффекту трёх уровней истинной ци. Добавив это к таинству Инь и Ян, объединённая сила этих двух ударов равнялась силе десятикратной сумме истинной ци. Этот удар был велик и грандиозен и в то же время обладал аурой бесконечного цикла упадка и процветания. В нём ощущалось чередование четырёх времён года. Кулак Большой Медведицы столкнулся с воздушным потоком и с грохотом развеял его. После чего, кулак Большой Медведицы, вслед за воздушным потоком, разбился вдребезги, полностью канув в небытие. И вновь всё закончилось ничьёй. – Что? – старший брат И не мог в это поверить. Ведь он был экспертом, который открыл свой духовный океан. И когда он вложил свою духовную силу в этот удар, то этот удар обладал силой на пике сферы полшага от духовного дао. Если бы на месте Цзян Чэня был любой другой практик истинной ци, то он бы уже давно был поглощён этой атакой, разлетевшись на ошмётки. Откуда взялся этот парень, что смог выдержать два его удара? Ведь он сам был в полушаге от духовной сферы! Это попросту выходит за рамки всякого здравого смысла и нарушает законы боевого дао! – Хе-хе, похоже, что так называемый практик в полушаге от духовного дао всё же не равен практику духовной сферы! – чуть с издёвкой произнёс Цзян Чэнь. Он поднял руку и вновь взял лук Да Юй. – Я уже принял две твоих атаки, а теперь ты прими мою! Когда Цзян Чэнь до этого стрелял из лука обычными стрелами, он показывал лишь малую часть своих возможностей. Но теперь, Цзян Чэнь хорошо понимал, что какими бы сильными не были обычные стрелы, их было недостаточно, чтобы навредить этому парню со шрамом. Тогда пусть отведает, какова истинная мощь лука Да Юй! На бесстрастном лице Цзян Чэня мелькнула решимость убивать. Он был по-настоящему рассержен. Этот Северный Дворец Лазурного Неба вновь и вновь бросал вызов его основам! Даже если представители Дворца и придут за ним завтра, когда найдут трупы этих людей, Цзян Чэнь всё равно не будет жалеть о сегодняшнем решении. Человек, следующий пути боевого дао, мог вытерпеть многое, однако, его терпение не было безграничным. И когда заканчивается терпение, то лучше не сдерживаться. Если насильно заставлять себя терпеть, то рано или поздно на свободу могут вырваться внутренние демоны, и тогда уж точно жди беды. – Хм? Духовное оружие? – старшему брату И, наконец, представилась возможность хорошенько рассмотреть лук Да Юй в руках Цзян Чэня. И когда лук Да Юй был заряжен стрелами из комплекта, высвободилась леденящая аура убийства, которая захлестнула его с ног до головы. – Это действительно духовное оружие! Цзян Чэнь холодно улыбнулся: – Ты называешь себя практиком в полушаге от духовной сферы, и если я убью тебя без помощи духовного оружия, то скорее всего, твоя душа не сможет обрести покой! Страшные валы и яростные волны потрясения вздымались в сердце старшего брата И. Ведь его цепи были лишь квазидуховным оружием. Только настоящие практики духовного дао были достойны использовать настоящее духовное оружие. И те, кто мог обладать духовным оружием, были либо благородными сынами знати, которые также являлись учениками с огромной силой и властью, или же учениками секты с поразительным потенциалом. И хотя старший брат И был учеником Северного Дворца Лазурного Неба, этот Дворец был лишь обычным местом, где проходили духовные практики. Если говорить прямо, то было неизвестно, сможет ли он пройти экзамен Секты Дивного Древа и стать настоящим учеником секты. И потому, духовное оружие оставалось для него лишь чрезмерной роскошью. Стоит отметить, что такое могло произойти лишь в Королевстве Небесного Древа или в схожем с ним. Если бы Цзян Чэнь показал духовное оружие в Восточном Королевстве, то вероятнее всего, большинство практиков даже бы не признали его. Духовное оружие было очень редким предметом. В Восточном Королевстве Цзян Чэнь видел только, как Лун Цзюйсюэ и Лун Инье использовали духовное оружие. Однако, их оружие было лишь посредственным духовным оружием. Скорее всего, это оружие, которое тот Мастер Шуйюэ оставил семье Лун, чтобы те двое могли защитить себя. Кроме того, даже у Принцессы Гоуюй, наследницы правящего клана, не было духовного оружия. Хотя старший брат И был учеником Северного Дворца Лазурного Неба и даже считался одним из самых перспективных, он всё ещё был далёк от обретения духовного оружия. – Убить его и забрать духовное оружие! – старшего брата И тут же охватила жадность, подобно вспыхнувшему пламени. Его глаза горели кровожадным блеском, и старший брат И бросился вперёд, собираясь нанести удар первым, чтобы завладеть инициативой. Его ящер на всей скорости летел вперёд, и мощная духовная сила образовала невидимую стену, опускаясь прямо на Цзян Чэня. В этот раз, было похоже, что старший брат И собирался использовать свою духовную силу, чтобы раздавить Цзян Чэня. Цзян Чэнь лишь холодно усмехнулся. Этот парень со шрамом хотел раздавить его лишь с помощью грубой силы? Золотокрылая Птица-меч вдруг быстро отступила на достаточное расстояние от атаки парня со шрамом. Лук Да Юй испустил потрясающий блеск, став даже блистательнее звёзд на небе. И взяв лук Да Юй, Цзян Чэнь выстрелил стрелой, обладающей неповторимой аурой, которую было трудно описать словами, и та полетела по восхитительно дуге, прямо в сторону парня со шрамом. За холодным лучом света, подобно горящему метеориту, тянулся длинный след. И никто не мог представить, что произошло после. Парень со шрамом, даже отлично понимая, что эта ужасающая стрела движется прямо к нему, не стал отступать, вместо этого, он направился к ней навстречу с ещё большей скоростью. И быстрее, чем слова могут быть произнесены… *Пффт!* Сила четырежды переплавленного духовного оружия была пугающе огромной. Она превратилась в шар ветра, который попал в толстую шею ящера, превращая ту в кровавый дождь. В этот момент, парень со шрамом вдруг подпрыгнул и заскользил по воздуху. С помощью инерции от быстрого полёта на ящере, его прыжок оказался очень сильным, и теперь его тело летело прямиком к Цзян Чэню. В этот же момент, шесть цепей в его руке были выброшены в сторону Цзян Чэня, словно они были водяными драконами, выходящими в море. Парень со шрамом фактически пожертвовал жизнью своего питомца, чтобы подобраться поближе к Цзян Чэню. Он хотел забрать лук Да Юй голыми руками. – Пфф! Детские трюки! Похоже, что Цзян Чэнь уже давно раскусил его намеренья и внезапно появилась вторая стрела, скрытая за первой, практически без задержки. *Вшууух!* Вторая стрела бесцеремонно летела прямо к парню со шрамом. «Э? Ещё стрела?» Парень со шрамом был сильно удивлён. Он был лишь в полушаге от духовной сферы и был не в состоянии поддерживать своё тело в воздухе, летая как захочет. Лишь благодаря силе прыжка он мог воспарить в течение одного вдоха. Цепи в его руке дрогнули, намереваясь схватить лук Да Юй в руке Цзян Чэня и выдернуть его! Однако, скорость стрелы Цзян Чэня превзошла все его ожидания. В тот момент, когда его цепи были брошены, вторая стрела уже была рядом с ним. И в этот момент, старший брат И встал перед выбором. Либо спасти себя, либо принять удар! Всё же разница была невелика. У старшего брата И от ненависти зачесались дёсна. Он извернулся всем телом, приземлившись на труп ящера, и начал по ветру медленно опускаться к земле. Он прекрасно понимал, что у него не было шанса в воздушном бою без ящера, ведь сам летать он не мог. Он умел лишь постепенно опускаться вниз, и если у него не хватит сил, чтобы приземлиться, то он обречён разбиться насмерть! Стоило признать, что этот парень был чрезвычайно жестоким. Он легко пожертвовал своим питомцем и даже наступил на его труп после смерти. – Тц-тц. И Цяньсуй, что с тобой стряслось? Похоже, у тебя проблемы! В этот момент, глумящийся голос лениво разошёлся по воздуху. Цзян Чэнь мгновенно переменился в лице, и не теряя и секунды, он развернулся и атаковал группу врагов с безымянным клинком в руке. Появились огромные лучи от клинка, несущие с собой самое ужасающее истинное ци Цзян Чэня. *Пшш, Пшш* Четверо или пятеро человек были легко рассечены надвое аурой удара Цзян Чэня, словно овощи под наточенным ножом. Их головы отделились от тел, и те начали замертво падать на землю. – Быстрее бегите на юг и не вздумайте останавливаться! Я останусь здесь! – голос Цзян Чэня был немного тревожным, потому что его Ухо Ветра уловило непрерывный звук приближающегося противника. Оказалось, что там было четыре или пять групп людей на ящерах, которые окружали их со всех сторон!

Цзян Чэн – мастер одиннадцати меридиан истинной ци.

Старший брат И – в полушаге от духовной сферы.

Если мыслить логически, то они находились на совершенно разных уровнях, и между ними должна быть довольно ощутимая разница в силе.

Однако, как только эта Ужасающая Волна была выпущена, аура меча, образовавшаяся из величественной истинной ци, была просто невообразима, когда рассекла перед собой воздух.

Поток мощной истинной ци мгновенно рассеял воздушные потоки в небе.

Шесть цепей, образованные воздушными потоками, разлетелись на кусочки вместе с потоками истинной ци.

Послышался звук столкновения металла о металл, который разошёлся по всей округе.

После первого же удара была ничья!

– Хм? – старший брат И был удивлён, – Практик истинной ци смог развеять мои потоки духовной силы и разрушить мои цепи ветра и туч?

Цзян Чэнь отразил атаку противника одним росчерком своего меча и сразу же повернул Золотокрылую Птицу-меч назад, пока противник ошеломлённо замер.

Золотистый свет пронзил воздух, когда Цзян Чэнь достал лук Да Юй.

– Умрите!

*Вшух-вшух-вшух!*

Три стрелы, с незначительным отрывом друг от друга, на огромной скорости отправились к ученикам Дворца.

В это время, ученики Дворца сражались с Цзян Фэном и остальными, они и подумать не могли, что Цзян Чэнь, сражаясь со старшим братом И, сможет отвлечься и на них, и потому даже не собирались охранять спину.

Как только послышался звук рассекаемого воздуха, каждая стрела уже достигла своей цели.

Три предсмертных крика раздались одновременно, когда стрелы пронзили горла своих жертв.

Естественно, Цзян Чэнь использовал лишь обычные стрелы ради этих заурядных практиков истинной ци. Они не были достойны особых стрел, идущих в комплекте с луком Дай Юй.

Старший брат И, потеряв концентрацию, позволил Цзян Чэню воспользоваться этой возможностью, чтобы убить троих учеников.

И хотя старшего брата не заботила смерть троих учеников, но то, что его противник убил их прямо у него под носом, было настоящим плевком в лицо.

Цзян Чэнь холодно фыркнул, вновь обнажив безымянный клинок, встав в защитную стойку на расстоянии от происходящей битвы.

Старший брат И, свирепо сверкнув глазами, злобно произнёс:

– Этот удар мечом был неплох. Однако, если ты думаешь, что сможешь противостоять практику духовного дао, опираясь лишь на своё развитие сферы истинной ци, то ты сильно ошибаешься.

– Пфф, говоришь так, будто бы я ещё не встречал практика духовного дао, – холодно усмехнулся Цзян Чэнь.

Он не только встречал практика духовного дао, но также успел сразиться с несколькими. И хотя этот старший брат И был в полушаге от духовной сферы, с точки зрения силы, он был намного слабее того же Сюй Чжэня. И он ещё смел бахвалиться перед Цзян Чэнем?

Воздушные потоки вновь закрутились вокруг старшего брата И, и неожиданно появилась огромная буря. Лазурный вихрь сгустился, образовав воздушный поток толщиной с бочку.

Цепи старшего брата И безостановочно закружились в этом вихре, и объединившись с этим воздушным потоком, приняли форму чёрного дракона. Сразу же после этого, дракон бросился к Цзян Чэню в воздушном потоке, похожем на огромный бур.

– Это лишь видимость!

Цзян Чэнь ещё по первой атаке хорошенько изучил силу и возможности старшего брата И. И теперь, он даже не стал использовать безымянный клинок, убрав его в ножны.

Он резко направил Золотокрылую Птицу-меч ввысь, бросившись с ней в небеса.

Обе его руки сжались в кулаки, один кулак был подобен луне, а другой – солнцу.

– Божественный Кулак Бесконечности, Уничтожающий Инь Ян!

Два потока истинной ци, похожие на солнце и луну, слились воедино. Они поочерёдно сливались и разделялись, образовав кулак Большой Медведицы, который обрушился на воздушный поток противника!

«Божественный Кулак Бесконечности» был кулачной техникой, которая управляла ци инь и ян. И с нынешней силой Цзян Чэня, он смог лишь достичь четырёх циклов упадка и процветания.

Однако, таинство четырёх циклов упадка и процветания были равносильны эффекту трёх уровней истинной ци. Добавив это к таинству Инь и Ян, объединённая сила этих двух ударов равнялась силе десятикратной сумме истинной ци.

Этот удар был велик и грандиозен и в то же время обладал аурой бесконечного цикла упадка и процветания. В нём ощущалось чередование четырёх времён года.

Кулак Большой Медведицы столкнулся с воздушным потоком и с грохотом развеял его. После чего, кулак Большой Медведицы, вслед за воздушным потоком, разбился вдребезги, полностью канув в небытие.

И вновь всё закончилось ничьёй.

– Что? – старший брат И не мог в это поверить. Ведь он был экспертом, который открыл свой духовный океан. И когда он вложил свою духовную силу в этот удар, то этот удар обладал силой на пике сферы полшага от духовного дао.

Если бы на месте Цзян Чэня был любой другой практик истинной ци, то он бы уже давно был поглощён этой атакой, разлетевшись на ошмётки.

Откуда взялся этот парень, что смог выдержать два его удара? Ведь он сам был в полушаге от духовной сферы!

Это попросту выходит за рамки всякого здравого смысла и нарушает законы боевого дао!

– Хе-хе, похоже, что так называемый практик в полушаге от духовного дао всё же не равен практику духовной сферы! – чуть с издёвкой произнёс Цзян Чэнь.

Он поднял руку и вновь взял лук Да Юй.

– Я уже принял две твоих атаки, а теперь ты прими мою!

Когда Цзян Чэнь до этого стрелял из лука обычными стрелами, он показывал лишь малую часть своих возможностей.

Но теперь, Цзян Чэнь хорошо понимал, что какими бы сильными не были обычные стрелы, их было недостаточно, чтобы навредить этому парню со шрамом.

Тогда пусть отведает, какова истинная мощь лука Да Юй!

На бесстрастном лице Цзян Чэня мелькнула решимость убивать. Он был по-настоящему рассержен. Этот Северный Дворец Лазурного Неба вновь и вновь бросал вызов его основам!

Даже если представители Дворца и придут за ним завтра, когда найдут трупы этих людей, Цзян Чэнь всё равно не будет жалеть о сегодняшнем решении.

Человек, следующий пути боевого дао, мог вытерпеть многое, однако, его терпение не было безграничным.

И когда заканчивается терпение, то лучше не сдерживаться.

Если насильно заставлять себя терпеть, то рано или поздно на свободу могут вырваться внутренние демоны, и тогда уж точно жди беды.

– Хм? Духовное оружие? – старшему брату И, наконец, представилась возможность хорошенько рассмотреть лук Да Юй в руках Цзян Чэня. И когда лук Да Юй был заряжен стрелами из комплекта, высвободилась леденящая аура убийства, которая захлестнула его с ног до головы.

– Это действительно духовное оружие!

Цзян Чэнь холодно улыбнулся:

– Ты называешь себя практиком в полушаге от духовной сферы, и если я убью тебя без помощи духовного оружия, то скорее всего, твоя душа не сможет обрести покой!

Страшные валы и яростные волны потрясения вздымались в сердце старшего брата И. Ведь его цепи были лишь квазидуховным оружием.

Только настоящие практики духовного дао были достойны использовать настоящее духовное оружие.

И те, кто мог обладать духовным оружием, были либо благородными сынами знати, которые также являлись учениками с огромной силой и властью, или же учениками секты с поразительным потенциалом.

И хотя старший брат И был учеником Северного Дворца Лазурного Неба, этот Дворец был лишь обычным местом, где проходили духовные практики.

Если говорить прямо, то было неизвестно, сможет ли он пройти экзамен Секты Дивного Древа и стать настоящим учеником секты.

И потому, духовное оружие оставалось для него лишь чрезмерной роскошью.

Стоит отметить, что такое могло произойти лишь в Королевстве Небесного Древа или в схожем с ним. Если бы Цзян Чэнь показал духовное оружие в Восточном Королевстве, то вероятнее всего, большинство практиков даже бы не признали его.

Духовное оружие было очень редким предметом. В Восточном Королевстве Цзян Чэнь видел только, как Лун Цзюйсюэ и Лун Инье использовали духовное оружие.

Однако, их оружие было лишь посредственным духовным оружием. Скорее всего, это оружие, которое тот Мастер Шуйюэ оставил семье Лун, чтобы те двое могли защитить себя.

Кроме того, даже у Принцессы Гоуюй, наследницы правящего клана, не было духовного оружия.

Хотя старший брат И был учеником Северного Дворца Лазурного Неба и даже считался одним из самых перспективных, он всё ещё был далёк от обретения духовного оружия.

– Убить его и забрать духовное оружие! – старшего брата И тут же охватила жадность, подобно вспыхнувшему пламени.

Его глаза горели кровожадным блеском, и старший брат И бросился вперёд, собираясь нанести удар первым, чтобы завладеть инициативой.

Его ящер на всей скорости летел вперёд, и мощная духовная сила образовала невидимую стену, опускаясь прямо на Цзян Чэня.

В этот раз, было похоже, что старший брат И собирался использовать свою духовную силу, чтобы раздавить Цзян Чэня.

Цзян Чэнь лишь холодно усмехнулся. Этот парень со шрамом хотел раздавить его лишь с помощью грубой силы?

Золотокрылая Птица-меч вдруг быстро отступила на достаточное расстояние от атаки парня со шрамом.

Лук Да Юй испустил потрясающий блеск, став даже блистательнее звёзд на небе.

И взяв лук Да Юй, Цзян Чэнь выстрелил стрелой, обладающей неповторимой аурой, которую было трудно описать словами, и та полетела по восхитительно дуге, прямо в сторону парня со шрамом.

За холодным лучом света, подобно горящему метеориту, тянулся длинный след.

И никто не мог представить, что произошло после. Парень со шрамом, даже отлично понимая, что эта ужасающая стрела движется прямо к нему, не стал отступать, вместо этого, он направился к ней навстречу с ещё большей скоростью.

И быстрее, чем слова могут быть произнесены…

*Пффт!*

Сила четырежды переплавленного духовного оружия была пугающе огромной. Она превратилась в шар ветра, который попал в толстую шею ящера, превращая ту в кровавый дождь.

В этот момент, парень со шрамом вдруг подпрыгнул и заскользил по воздуху. С помощью инерции от быстрого полёта на ящере, его прыжок оказался очень сильным, и теперь его тело летело прямиком к Цзян Чэню.

В этот же момент, шесть цепей в его руке были выброшены в сторону Цзян Чэня, словно они были водяными драконами, выходящими в море.

Парень со шрамом фактически пожертвовал жизнью своего питомца, чтобы подобраться поближе к Цзян Чэню. Он хотел забрать лук Да Юй голыми руками.

– Пфф! Детские трюки!

Похоже, что Цзян Чэнь уже давно раскусил его намеренья и внезапно появилась вторая стрела, скрытая за первой, практически без задержки. *Вшууух!*

Вторая стрела бесцеремонно летела прямо к парню со шрамом.

«Э? Ещё стрела?»

Парень со шрамом был сильно удивлён.

Он был лишь в полушаге от духовной сферы и был не в состоянии поддерживать своё тело в воздухе, летая как захочет. Лишь благодаря силе прыжка он мог воспарить в течение одного вдоха.

Цепи в его руке дрогнули, намереваясь схватить лук Да Юй в руке Цзян Чэня и выдернуть его!

Однако, скорость стрелы Цзян Чэня превзошла все его ожидания. В тот момент, когда его цепи были брошены, вторая стрела уже была рядом с ним.

И в этот момент, старший брат И встал перед выбором.

Либо спасти себя, либо принять удар!

Всё же разница была невелика. У старшего брата И от ненависти зачесались дёсна. Он извернулся всем телом, приземлившись на труп ящера, и начал по ветру медленно опускаться к земле.

Он прекрасно понимал, что у него не было шанса в воздушном бою без ящера, ведь сам летать он не мог. Он умел лишь постепенно опускаться вниз, и если у него не хватит сил, чтобы приземлиться, то он обречён разбиться насмерть!

Стоило признать, что этот парень был чрезвычайно жестоким. Он легко пожертвовал своим питомцем и даже наступил на его труп после смерти.

– Тц-тц. И Цяньсуй, что с тобой стряслось? Похоже, у тебя проблемы!

В этот момент, глумящийся голос лениво разошёлся по воздуху.

Цзян Чэнь мгновенно переменился в лице, и не теряя и секунды, он развернулся и атаковал группу врагов с безымянным клинком в руке.

Появились огромные лучи от клинка, несущие с собой самое ужасающее истинное ци Цзян Чэня.

*Пшш, Пшш*

Четверо или пятеро человек были легко рассечены надвое аурой удара Цзян Чэня, словно овощи под наточенным ножом. Их головы отделились от тел, и те начали замертво падать на землю.

– Быстрее бегите на юг и не вздумайте останавливаться! Я останусь здесь! – голос Цзян Чэня был немного тревожным, потому что его Ухо Ветра уловило непрерывный звук приближающегося противника. Оказалось, что там было четыре или пять групп людей на ящерах, которые окружали их со всех сторон!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава