Глава - 135:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Цзян Чэнь сказал своим товарищам уходить на юг именно потому, что там у людей была относительно слабая аура, и не было ни одного практика в полушаге от Сферы Духовного Дао, подобно старшему брату И. И прорыв на юг, возможно, был их единственным шансом выжить. А насчёт того, что они могут попасть в запрещённые места, Цзян Чэнь просто не мог сейчас думать об этом. Хорошо ещё, что люди в его группе были хорошо натренированы. И услышав его слова, никто не колебался, сразу же отправившись на юг. Цзян Чэнь использовал своё Ухо Ветра на пределе, внимательно слушая звуки со всех сторон. И постепенно, в его разуме предстала полная картина происходящего. Всего было пять вражеских групп, в том числе группа старшего брата И. Все эти люди летели с востока, запада, северо-востока и северо-запада. Последняя группа была на юге, и она вскоре столкнётся с Гоуюй и остальными. Из всех пяти групп, лишь южная группа была самой слабой. Самые сильные в ней, в лучшем случае, были наравне с Гоуюй, так что было не о чем беспокоиться. Цзян Чэнь лишь надеялся, что Гоуюй и остальные смогут прорваться через группу на юге. И если они смогут оказать достойное сопротивление, то они обязательно вырвутся из окружения и улетят подальше от территории Дворца. И естественно, что из всех пяти групп, у восточной группы старшего брата И практически не осталось боеспособных людей. Сидя верхом на Золотокрылой Птице-мече, Цзян Чэнь внезапно остановился. И позиция, которую он избрал после своих расчётов, была самой центральной, практически равноудалённой ото всех групп. И если бы кто-то захотел преследовать группу Гоуюй и остальных, то они должны были сначала пройти через него, поскольку он преграждал им путь. И если ему удастся сдержать другие группы хотя бы ненадолго, чтобы Гоуюй и остальные успели прорваться, то благодаря огромной скорости Золотокрылых Птиц-мечей, врагам будет очень трудно догнать их. И сейчас Цзян Чэнь немного пожалел о своём прошлом решении. Если бы он только знал, как всё обернётся, то принял бы предложение Е Жуна послать своих людей на границу, чтобы встретить их. Цзян Чэнь тогда отклонил его предложение, потому что хотел лично разузнать о местных обычаях и видах тренировок Королевства Небесного Древа. Кроме того, он был уверен, что если они сами не будут нарываться на неприятности, то ничего плохого не случится. Но кто бы мог подумать, что атмосфера боевого дао внутри Королевства Небесного Древа будет намного ожесточённее, чем в том же Восточном Королевстве. Они убивали и грабили, или останавливали других на пути, чтобы без колебаний учинить разбой. «Если бы я знал об этом, то мог бы даже не пытаться остаться в тени. Я бы взял с собой тысячу Золотокрылых Птиц-мечей, и просто бы раздавил эту шайку бандитов!» – удручённо вздохнул Цзян Чэнь Однако, он прекрасно понимал, что это была лишь несбыточная мечта. Если бы он взял с собой тысячу Птиц-мечей, то их появление было бы чересчур заметным. Они бы могли привлечь внимание групп, которые были бы ещё сильнее, чем эта шайка бандитов. Несколько групп врага в течение одной минуты достигли места, где расположился Цзян Чэнь. Все они были сильно удивлены, увидев, что там остался лишь один Цзян Чэнь, парящий в небесах. Один человек и одна птица. Что происходит? Этот пацан не сбежал? Почему он в одиночку остался встретить их группу воинов? Неужели он думает, что сможет противостоять всем четырём группам, полагаясь лишь на свою силу? В этот момент, старший брат И уже раздобыл для себя другого ящера, и сейчас он безжалостно уставился на Цзян Чэня, а его взгляд был густо пронизан жаждой убийства. Тем не менее, он прекрасно понимал, что, полагаясь лишь на собственные силы, он не сможет убить этого юношу с четырежды переплавленным духовным оружием. – И Цяньсуй, откуда взялся этот ребёнок? Ты уже разузнал о его происхождении? – холодно усмехнувшись, спросил парень с глазами-щёлками из какой-то группы. – Пфф. Если тебе так интересно, то почему бы тебе самому не спросить его об этом? – И Цяньсуй был в плохом настроении. Он не смог хоть немного превзойти Цзян Чэня, и из-за этого он чувствовал, что сильно потерял лицо перед другими. – Тц-тц. Ведь ты в полушаге от Сферы Духовного Дао. Подумать только, что ты настолько слаб. Этим ты оскорбляешь всех нас, кто также находятся в полушаге от Сферы Духовного Дао! – насмехался парень с глазами-щёлками. – Если ты лучше меня, то иди сам попробуй! – холодно рассмеялся И Цяньсуй. Лидеры всех четырёх оставшихся групп были практиками в полушаге от Сферы Духовного Дао, и потому, все они были равны по силе. И Цяньсую не повезло в бою с Цзян Чэнем, и потому он не возражал, чтобы его товарищи тоже попробовали сразиться с ним. Возможно, они недооценят этого противника, и тогда им придётся ещё хуже, чем ему! – Ты мне не указ, не думай, что я столь же никчёмен, как и ты! – юноша с глазами-щёлками пришпорил своего ящера и нахально проехал немного вперёд. Зловещие глаза-щёлки смотрели на Цзян Чэня, подобно глазам ядовитой змеи. – Пацан, а у тебя кишка не тонка! Я восхищён твоей смелостью, однако, не стоит вставать на пути у нас, практиков духовного дао, ведь это совершенно бесполезно. В твоём теле текут лишь потоки истинной ци, и они совершенно слабее нашей духовной ци. – О, неужели это ещё одно ничтожество, которое только болтать и может? – Цзян Чэнь холодно усмехнулся. – Ух, пацан, чего ты такой спокойный и дерзкий? Неужели ты думаешь, будучи лишь практиком истинной ци, что сможешь в одиночку удерживать целую заставу? Ты не воспринимаешь тысячи воинов в серьёз? – парень с глазами-щёлками, забавлялся над Цзян Чэнем, словно хищник, играющий с добычей. Однако, его действия были не просто пустой болтовнёй. Через диалог и намёки он хотел прощупать Цзян Чэня, посмотрев на его реакцию. И после обменами фраз, парень с глазами-щёлками отбросил своё пренебрежение и презрение. В душе он был даже немного впечатлён. Неудивительно, что И Цяньсую не повезло. Даже столкнувшись лицом к лицу с четырьмя практиками в полушаге от Сферы Духовного Дао, этот пацан вообще не волновался, оставаясь полностью спокойным. Обычно, когда практик истинной ци встречает кого-то в Сфере Духовного Дао, то инстинктивно будет бояться и волноваться. Обычно, такие чувствуют страх, и возможно, даже невольное желание убежать подальше. Однако, парень с глазами-щёлками не уловил ни единого намёка на страх или волнение. «Должно быть, этот пацан долго тренировал свои чувства, иначе бы он никак не смог бы оставаться таким спокойным.» – одна мысль поразила разум парня с глазами-щёлками, и в то же мгновение, в его руке возник меч. – Слушайте все, я немного поиграю с ним. Но предупреждаю сразу, если я схвачу его, то всё его снаряжение достанется мне! – тон парня с глазами-щёлками был немного властным. – Мечтай! – одновременно закричали другие практики в полушаге от Сферы Духовного Дао. Парень с глазами-щёлками разозлился: – Ведь я нападу на него первым. Неужели вы хотите воспользоваться плодами моих усилий?! – А никто и не заставляет тебя нападать первым! – разгневанно сказал пухлый практик в полушаге от Сферы Духовного Дао. Цзян Чэнь был рад наблюдать за их внутренними конфликтами. Чем больше времени они потратят впустую, тем будет лучше для него. Как только Гоуюй и остальные прорвут оборону последней группы и улетят подальше, он в тот же миг оставит эту кучку идиотов спорить между собой. Цзян Чэнь незаметно осмотрел их. Остальные десять или двадцать практиков были здесь лишь для количества. И поскольку они были лишь в сфере истинной ци, Цзян Чэнь просто проигнорировал их. Будь то атака или же защита, эти люди не представляли никакой угрозы для Цзян Чэня. Наибольшую трудность представляли лишь четверо практиков в полушаге от Сферы Духовного Дао. Если любые двое из них захотят скооперироваться, то этого будет достаточно, чтобы создать Цзян Чэню большие проблемы. Если же объединяться трое из них, то Цзян Чэнь не сможет сбежать от них. А если все четверо будут работать сообща, без всяких разногласий, то Цзян Чэнь, несомненно, погибнет. Однако, эти предположения были основаны лишь на том, что они смогут окружить Цзян Чэня. Однако, Цзян Чэнь всё время был настороже. И если его попытаются окружить, то он немедленно отступит. И направление его побега будет отличаться от направления Гоуюй и других. Было очевидно, что все эти четверо практиков в полушаге от Сферы Духовного Дао обладали своими эгоистичными мотивами. И это было единственное преимущество Цзян Чэня. Там был И Цяньсуй, тот самый парень со шрамом на лице, парень с глазами-щёлками, пухлый парень и последний человек, чья внешность выглядела очень женственно, из-за чего было трудно определить его пол. Этот человек ещё ни слова не сказал, но почему-то Цзян Чэнь инстинктивно чувствовал, что из всех он был опаснее всего. Как говорится: «Не бойся собаки, что лает, а бойся той, что молчит да хвостом виляет.» Этот человек, у которого было трудно определить половую принадлежность, совершенно точно, был самым непостижимым и спокойным среди всех. – Давайте мы сначала объединимся и прикончим этого пацана, а уже потом разделим добычу. Как вам такой вариант? – предложил парень с глазами-щёлками. – Хорошо, я хочу лишь лук, а вы можете забрать всё остальное, – произнёс И Цяньсуй. – Хе-хе, я тоже хочу этот лук. И Цяньсуй, выбери что-нибудь другое, – засмеялся пухлый практик, прищурив глаза. – «Кто первый пришел, тому первому и подали»! Я прибыл первым, потому мне первому и выбирать, – разозлился И Цяньсуй. – Да, ты пришёл первым, однако, если бы не мы, то ты погиб. И ты ещё смеешь спорить с нами? – вновь съязвил парень с глазами-щёлками. И Цяньсуй был сильно пристыжен. Это была чистая правда. Однако, хотя ему и было стыдно, но он не собирался сдаваться, когда перед ним маячила такая огромная выгода. Он сказал: – Всё, что ты говоришь, бессмысленно. Я лишь хочу его лук. Этот пацан очень необычен, и у него должно быть множество ценных вещей. Его меч тоже очень необычен. Я думаю, что это духовное оружие. Мои цепи ветра и туч треснули под ударом этого меча. – Что? И Цяньсуй, ты не врёшь? – удивился пухлый практик. Он прекрасно знал, что цепь ветра и туч И Цяньсуя была квазидуховным оружием. Подумать только, что с уровнем развития И Цяньсуя, в полушаге от Сферы Духовного Дао, и при наличии квазидуховного оружия… Его оружие треснуло под ударом кого-то в сфере истинной ци! Что же это значит? А это значит, что этот меч практика истинной ци был намного сильнее квазидуховного оружия. И здесь не может быть сомнений, что этот меч – настоящее духовное оружие, и скорее всего, очень высокого ранга. – Конечно же не вру. Если же я солгал, то путь меня покарают небеса. – поклялся И Цяньсуй. – Хорошо, тогда я уступлю. Я хочу этот меч, – пробормотал пухлый, – Решено, этот меч мой. Парень с глазами-щёлками холодно усмехнулся: – Один хочет лук, а другой – меч. А нас со старшим братом Лю вы уже в покойники записали? Старший брат Лю был тем самым человеком, с неясной половой принадлежностью, который до сих пор не проронил и слова. Лицо этого юноши было совершенно бледным. И в это время, стоило ему услышать, как парень с глазами-щёлками приписал его к себе, его бровь слегка выгнулась, а на лице появилась странная улыбка. Он внезапно сделал несколько шагов вперёд, и обведя взглядом остальных трёх практиков, произнёс: – Я скажу лишь одно. Старший брат Лю выглядел как девушка, и даже его голос был столь же сладок и тонок, из-за чего люди, слышавшие его, испытывали настоящий дискомфорт. Все трое практиков посмотрели на старшего брата Лю с натянутыми улыбками. – Вы трое можете уходить, – тон старшего брата Лю был равнодушен, и никаких эмоций не ощущалось в его словах, словно он произносил обыденный набор слов. – Что ты сказал? Можем уходить? – замер парень с глазами-щёлками. – Старший брат Лю, ты ещё не проснулся что ли? – пошутил пухлый. – Хватит нести ерунду! Пока мы впустую тратим время, многое может измениться! Давайте сначала схватим этого пацана. И потом у нас будет всё время мира, чтобы разделить добычу, – И Цяньсуй не хотел делить шкуру неубитого медведя. Старший брат Лю, приподняв веки, произнёс: – Я сказал, что вы можете возвращаться. Сейчас же. Катитесь отсюда! Я хочу всё, что есть у этого пацана! – Да ты рехнулся! – Ты, с фамилией Лю, совсем выжил из ума? – Хе-хе, да кем ты себя возомнил? Перед нами можешь не выпендриваться! Остальные трое мгновенно образовали линию фронта, вместе выругавшись на старшего брата Лю. Ведь все они были в полушаге от Сферы Духовного Дао, и потому как они могли позволить старшему брату Лю строить из себя невесть что перед ними? Старший брат Лю усмехнулся, но ничего не сказал. Он лишь поднял палец, и спокойно направив его в сторону трёх людей, начал исключительно быстро двигать им в неизвестной последовательности.

Цзян Чэнь сказал своим товарищам уходить на юг именно потому, что там у людей была относительно слабая аура, и не было ни одного практика в полушаге от Сферы Духовного Дао, подобно старшему брату И.

И прорыв на юг, возможно, был их единственным шансом выжить.

А насчёт того, что они могут попасть в запрещённые места, Цзян Чэнь просто не мог сейчас думать об этом.

Хорошо ещё, что люди в его группе были хорошо натренированы. И услышав его слова, никто не колебался, сразу же отправившись на юг.

Цзян Чэнь использовал своё Ухо Ветра на пределе, внимательно слушая звуки со всех сторон. И постепенно, в его разуме предстала полная картина происходящего.

Всего было пять вражеских групп, в том числе группа старшего брата И.

Все эти люди летели с востока, запада, северо-востока и северо-запада.

Последняя группа была на юге, и она вскоре столкнётся с Гоуюй и остальными.

Из всех пяти групп, лишь южная группа была самой слабой. Самые сильные в ней, в лучшем случае, были наравне с Гоуюй, так что было не о чем беспокоиться.

Цзян Чэнь лишь надеялся, что Гоуюй и остальные смогут прорваться через группу на юге. И если они смогут оказать достойное сопротивление, то они обязательно вырвутся из окружения и улетят подальше от территории Дворца.

И естественно, что из всех пяти групп, у восточной группы старшего брата И практически не осталось боеспособных людей.

Сидя верхом на Золотокрылой Птице-мече, Цзян Чэнь внезапно остановился. И позиция, которую он избрал после своих расчётов, была самой центральной, практически равноудалённой ото всех групп.

И если бы кто-то захотел преследовать группу Гоуюй и остальных, то они должны были сначала пройти через него, поскольку он преграждал им путь.

И если ему удастся сдержать другие группы хотя бы ненадолго, чтобы Гоуюй и остальные успели прорваться, то благодаря огромной скорости Золотокрылых Птиц-мечей, врагам будет очень трудно догнать их.

И сейчас Цзян Чэнь немного пожалел о своём прошлом решении. Если бы он только знал, как всё обернётся, то принял бы предложение Е Жуна послать своих людей на границу, чтобы встретить их.

Цзян Чэнь тогда отклонил его предложение, потому что хотел лично разузнать о местных обычаях и видах тренировок Королевства Небесного Древа.

Кроме того, он был уверен, что если они сами не будут нарываться на неприятности, то ничего плохого не случится.

Но кто бы мог подумать, что атмосфера боевого дао внутри Королевства Небесного Древа будет намного ожесточённее, чем в том же Восточном Королевстве. Они убивали и грабили, или останавливали других на пути, чтобы без колебаний учинить разбой.

«Если бы я знал об этом, то мог бы даже не пытаться остаться в тени. Я бы взял с собой тысячу Золотокрылых Птиц-мечей, и просто бы раздавил эту шайку бандитов!» – удручённо вздохнул Цзян Чэнь

Однако, он прекрасно понимал, что это была лишь несбыточная мечта. Если бы он взял с собой тысячу Птиц-мечей, то их появление было бы чересчур заметным.

Они бы могли привлечь внимание групп, которые были бы ещё сильнее, чем эта шайка бандитов.

Несколько групп врага в течение одной минуты достигли места, где расположился Цзян Чэнь. Все они были сильно удивлены, увидев, что там остался лишь один Цзян Чэнь, парящий в небесах. Один человек и одна птица.

Что происходит? Этот пацан не сбежал? Почему он в одиночку остался встретить их группу воинов? Неужели он думает, что сможет противостоять всем четырём группам, полагаясь лишь на свою силу?

В этот момент, старший брат И уже раздобыл для себя другого ящера, и сейчас он безжалостно уставился на Цзян Чэня, а его взгляд был густо пронизан жаждой убийства.

Тем не менее, он прекрасно понимал, что, полагаясь лишь на собственные силы, он не сможет убить этого юношу с четырежды переплавленным духовным оружием.

– И Цяньсуй, откуда взялся этот ребёнок? Ты уже разузнал о его происхождении? – холодно усмехнувшись, спросил парень с глазами-щёлками из какой-то группы.

– Пфф. Если тебе так интересно, то почему бы тебе самому не спросить его об этом? – И Цяньсуй был в плохом настроении. Он не смог хоть немного превзойти Цзян Чэня, и из-за этого он чувствовал, что сильно потерял лицо перед другими.

– Тц-тц. Ведь ты в полушаге от Сферы Духовного Дао. Подумать только, что ты настолько слаб. Этим ты оскорбляешь всех нас, кто также находятся в полушаге от Сферы Духовного Дао! – насмехался парень с глазами-щёлками.

– Если ты лучше меня, то иди сам попробуй! – холодно рассмеялся И Цяньсуй.

Лидеры всех четырёх оставшихся групп были практиками в полушаге от Сферы Духовного Дао, и потому, все они были равны по силе. И Цяньсую не повезло в бою с Цзян Чэнем, и потому он не возражал, чтобы его товарищи тоже попробовали сразиться с ним.

Возможно, они недооценят этого противника, и тогда им придётся ещё хуже, чем ему!

– Ты мне не указ, не думай, что я столь же никчёмен, как и ты! – юноша с глазами-щёлками пришпорил своего ящера и нахально проехал немного вперёд.

Зловещие глаза-щёлки смотрели на Цзян Чэня, подобно глазам ядовитой змеи.

– Пацан, а у тебя кишка не тонка! Я восхищён твоей смелостью, однако, не стоит вставать на пути у нас, практиков духовного дао, ведь это совершенно бесполезно. В твоём теле текут лишь потоки истинной ци, и они совершенно слабее нашей духовной ци.

– О, неужели это ещё одно ничтожество, которое только болтать и может? – Цзян Чэнь холодно усмехнулся.

– Ух, пацан, чего ты такой спокойный и дерзкий? Неужели ты думаешь, будучи лишь практиком истинной ци, что сможешь в одиночку удерживать целую заставу? Ты не воспринимаешь тысячи воинов в серьёз? – парень с глазами-щёлками, забавлялся над Цзян Чэнем, словно хищник, играющий с добычей.

Однако, его действия были не просто пустой болтовнёй. Через диалог и намёки он хотел прощупать Цзян Чэня, посмотрев на его реакцию.

И после обменами фраз, парень с глазами-щёлками отбросил своё пренебрежение и презрение. В душе он был даже немного впечатлён. Неудивительно, что И Цяньсую не повезло.

Даже столкнувшись лицом к лицу с четырьмя практиками в полушаге от Сферы Духовного Дао, этот пацан вообще не волновался, оставаясь полностью спокойным.

Обычно, когда практик истинной ци встречает кого-то в Сфере Духовного Дао, то инстинктивно будет бояться и волноваться. Обычно, такие чувствуют страх, и возможно, даже невольное желание убежать подальше.

Однако, парень с глазами-щёлками не уловил ни единого намёка на страх или волнение.

«Должно быть, этот пацан долго тренировал свои чувства, иначе бы он никак не смог бы оставаться таким спокойным.» – одна мысль поразила разум парня с глазами-щёлками, и в то же мгновение, в его руке возник меч.

– Слушайте все, я немного поиграю с ним. Но предупреждаю сразу, если я схвачу его, то всё его снаряжение достанется мне! – тон парня с глазами-щёлками был немного властным.

– Мечтай! – одновременно закричали другие практики в полушаге от Сферы Духовного Дао.

Парень с глазами-щёлками разозлился:

– Ведь я нападу на него первым. Неужели вы хотите воспользоваться плодами моих усилий?!

– А никто и не заставляет тебя нападать первым! – разгневанно сказал пухлый практик в полушаге от Сферы Духовного Дао.

Цзян Чэнь был рад наблюдать за их внутренними конфликтами. Чем больше времени они потратят впустую, тем будет лучше для него.

Как только Гоуюй и остальные прорвут оборону последней группы и улетят подальше, он в тот же миг оставит эту кучку идиотов спорить между собой.

Цзян Чэнь незаметно осмотрел их. Остальные десять или двадцать практиков были здесь лишь для количества. И поскольку они были лишь в сфере истинной ци, Цзян Чэнь просто проигнорировал их.

Будь то атака или же защита, эти люди не представляли никакой угрозы для Цзян Чэня.

Наибольшую трудность представляли лишь четверо практиков в полушаге от Сферы Духовного Дао. Если любые двое из них захотят скооперироваться, то этого будет достаточно, чтобы создать Цзян Чэню большие проблемы.

Если же объединяться трое из них, то Цзян Чэнь не сможет сбежать от них.

А если все четверо будут работать сообща, без всяких разногласий, то Цзян Чэнь, несомненно, погибнет.

Однако, эти предположения были основаны лишь на том, что они смогут окружить Цзян Чэня. Однако, Цзян Чэнь всё время был настороже. И если его попытаются окружить, то он немедленно отступит.

И направление его побега будет отличаться от направления Гоуюй и других.

Было очевидно, что все эти четверо практиков в полушаге от Сферы Духовного Дао обладали своими эгоистичными мотивами. И это было единственное преимущество Цзян Чэня.

Там был И Цяньсуй, тот самый парень со шрамом на лице, парень с глазами-щёлками, пухлый парень и последний человек, чья внешность выглядела очень женственно, из-за чего было трудно определить его пол.

Этот человек ещё ни слова не сказал, но почему-то Цзян Чэнь инстинктивно чувствовал, что из всех он был опаснее всего.

Как говорится: «Не бойся собаки, что лает, а бойся той, что молчит да хвостом виляет.»

Этот человек, у которого было трудно определить половую принадлежность, совершенно точно, был самым непостижимым и спокойным среди всех.

– Давайте мы сначала объединимся и прикончим этого пацана, а уже потом разделим добычу. Как вам такой вариант? – предложил парень с глазами-щёлками.

– Хорошо, я хочу лишь лук, а вы можете забрать всё остальное, – произнёс И Цяньсуй.

– Хе-хе, я тоже хочу этот лук. И Цяньсуй, выбери что-нибудь другое, – засмеялся пухлый практик, прищурив глаза.

– «Кто первый пришел, тому первому и подали»! Я прибыл первым, потому мне первому и выбирать, – разозлился И Цяньсуй.

– Да, ты пришёл первым, однако, если бы не мы, то ты погиб. И ты ещё смеешь спорить с нами? – вновь съязвил парень с глазами-щёлками.

И Цяньсуй был сильно пристыжен. Это была чистая правда.

Однако, хотя ему и было стыдно, но он не собирался сдаваться, когда перед ним маячила такая огромная выгода. Он сказал:

– Всё, что ты говоришь, бессмысленно. Я лишь хочу его лук. Этот пацан очень необычен, и у него должно быть множество ценных вещей. Его меч тоже очень необычен. Я думаю, что это духовное оружие. Мои цепи ветра и туч треснули под ударом этого меча.

– Что? И Цяньсуй, ты не врёшь? – удивился пухлый практик. Он прекрасно знал, что цепь ветра и туч И Цяньсуя была квазидуховным оружием.

Подумать только, что с уровнем развития И Цяньсуя, в полушаге от Сферы Духовного Дао, и при наличии квазидуховного оружия… Его оружие треснуло под ударом кого-то в сфере истинной ци!

Что же это значит? А это значит, что этот меч практика истинной ци был намного сильнее квазидуховного оружия. И здесь не может быть сомнений, что этот меч – настоящее духовное оружие, и скорее всего, очень высокого ранга.

– Конечно же не вру. Если же я солгал, то путь меня покарают небеса. – поклялся И Цяньсуй.

– Хорошо, тогда я уступлю. Я хочу этот меч, – пробормотал пухлый, – Решено, этот меч мой.

Парень с глазами-щёлками холодно усмехнулся:

– Один хочет лук, а другой – меч. А нас со старшим братом Лю вы уже в покойники записали?

Старший брат Лю был тем самым человеком, с неясной половой принадлежностью, который до сих пор не проронил и слова.

Лицо этого юноши было совершенно бледным. И в это время, стоило ему услышать, как парень с глазами-щёлками приписал его к себе, его бровь слегка выгнулась, а на лице появилась странная улыбка.

Он внезапно сделал несколько шагов вперёд, и обведя взглядом остальных трёх практиков, произнёс:

– Я скажу лишь одно.

Старший брат Лю выглядел как девушка, и даже его голос был столь же сладок и тонок, из-за чего люди, слышавшие его, испытывали настоящий дискомфорт.

Все трое практиков посмотрели на старшего брата Лю с натянутыми улыбками.

– Вы трое можете уходить, – тон старшего брата Лю был равнодушен, и никаких эмоций не ощущалось в его словах, словно он произносил обыденный набор слов.

– Что ты сказал? Можем уходить? – замер парень с глазами-щёлками.

– Старший брат Лю, ты ещё не проснулся что ли? – пошутил пухлый.

– Хватит нести ерунду! Пока мы впустую тратим время, многое может измениться! Давайте сначала схватим этого пацана. И потом у нас будет всё время мира, чтобы разделить добычу, – И Цяньсуй не хотел делить шкуру неубитого медведя.

Старший брат Лю, приподняв веки, произнёс:

– Я сказал, что вы можете возвращаться. Сейчас же. Катитесь отсюда! Я хочу всё, что есть у этого пацана!

– Да ты рехнулся!

– Ты, с фамилией Лю, совсем выжил из ума?

– Хе-хе, да кем ты себя возомнил? Перед нами можешь не выпендриваться!

Остальные трое мгновенно образовали линию фронта, вместе выругавшись на старшего брата Лю. Ведь все они были в полушаге от Сферы Духовного Дао, и потому как они могли позволить старшему брату Лю строить из себя невесть что перед ними?

Старший брат Лю усмехнулся, но ничего не сказал. Он лишь поднял палец, и спокойно направив его в сторону трёх людей, начал исключительно быстро двигать им в неизвестной последовательности.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава