Глава - 149:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Цяо Байши взял себя в руки, прежде чем открыть дверь и зайти внутрь. И когда он вошёл, его встретил нежный аромат, волнующий сердце и освежающий разум, из-за чего вошедшие люди могли подумать, что по ошибке зашли в будуар. Он поднял глаза и увидел, что предметы в комнате были расставлены в живописном беспорядке, из-за чего комната походила на спальню незамужней девушки из высшего общества. И среди этого роскошного великолепия было несколько следов очаровательной игривости юной девушки. Если бы Цяо Байши не увидел эту комнату собственными глазами, то он бы с трудом поверил, что она принадлежит женщине-старейшине среднего возраста. – Цяо Байши? Хе-хе, неужели я столь мало знаю о произошедшем в мире за последние годы? Когда наше Королевство Небесного Древа заполучило ещё одного молодого и красивого гения в области пилюль? Цяо Байши было около тридцати лет и не было бы большим преувеличением назвать его молодым и красивым гением. Цяо Байши сложил руки и усмехнулся: – Ваша похвала слишком высока, я не достоин таких слов. Скорее, это вы, Старейшина Нин, первая красавица королевства, обладающая репутацией нестареющей легенды. Хотя я всегда смиренно жил в Восточном Королевстве, я уже долгое время восхищался вашим именем. Так называемая «Нестареющая легенда», естественно, была грубой лестью. Пусть эти два слова и были лестью, однако, они были необычны и обладали новым смыслом. И на фоне похожей лести они выглядели довольно оригинально. И действительно, когда Старейшина Нин услышала эти слова, она была искренне рада, улыбнувшись так очаровательно, что показалось, будто бы на её лице расцвела весна, из-за чего было просто невозможно определить её истинный возраст. – Нестареющая легенда? Кто так говорит? Почему же я никогда не слышала об этом? – совершенные глаза Старейшины пришли в превосходное движение, обладающие природной соблазнительностью. По её очаровательным глазам струился свет, из-за чего казалось, что в любой момент из её глаз могла политься родниковая вода. – Э? Старейшина Нин никогда не слышала об этом? Но конечно, вы ведь мудрец, равнодушный к богатству и славе, отчуждённый от общественного мнения. Вам незачем заботиться о своей репутации во внешнем мире. Ещё одна волна грубой лести обрушилась на Старейшину Нин, отчего её улыбка стала более явной. – Хе-хе-хе… – улыбалась Старейшина Нин, – Цяо Байши значит? Вы действительно интересный человек. Вы сказали, что недавно прибыли из Восточного Королевства? – Верно. – Восточное Королевство довольно далеко отсюда, так что же привело вас в Королевство Небесного Древа? – Вы поверите мне, если я скажу, что меня привлекла ваша слава? Вы, скорее всего, не знаете, что в знатных кругах Восточного Королевства все мы в тайне восхищаемся вашими портретами. Знать гордится тем, что собирает ваши портреты. Хотя я тоже хотел бы собирать их, но, к сожалению, моих средств недостаточно для этого, потому я просто не способен конкурировать с той богатой знатью. И в глубине души я по-настоящему жалел об этом. Однако, теперь, когда я увидел вас своими глазами, я буду хвастаться этим перед всеми, когда вернусь обратно. Говоря это, Цяо Байши почёсывал голову, словно говорил правду, и при этом глупо посмеивался. Стоит заметить, что женщинам вообще не следует слушать мужскую ложь. К тому же, ложь Цяо Байши уже достигла такого уровня, когда была правдивее истины, из-за чего у Старейшины Нин просто не было иного выбора, кроме как поверить его словам. Старейшина Нин была одержима красотой и чрезвычайно самовлюблённой. Добавьте к этому тот факт, что она обладала редкой красотой и была талантлива в подборе одежды, из-за чего выглядела на двадцать, когда самой было больше сорока. И она всегда этим гордилась. Изначально она хотела со сдержанным лицом узнать, зачем пришёл этот иностранец, но теперь, когда Цяо Байши сказал столько лести, он всё время хихикала и трепетала, не в состоянии оставаться сдержанной, даже если бы хотела. С некоторым усилием уменьшив улыбку, она хлопнула себя по груди: – Хорошо, Цяо Байши, я признаю, что начинаю восхищаться вами. Вы сказали, что прибыли сюда из-за Башни Желаний? – Верно, – не стал отрицать Цяо Байши, – Я пришёл, чтобы выполнить желание Старейшины Нин. – Что? – Старейшине Нин была больше не в силах сдерживать себя. Она вскочила, обнажив пару ног, похожих на нефрит, и подошла к Цяо Байши: – Вы можете исполнить моё желание? Вы знаете, что я загадала? – Естественно! Вы желаете всегда выглядеть молодо и не стареть в ближайшие тридцать лет. – Вы… У вас действительно есть способ осуществить это? – очаровательные глаза Старейшины Нин широко распахнулись, а также наполнились сильной надеждой. Её лицо выражало целую бурю эмоций, где преобладал страх того, что Цяо Байши может дать отрицательный ответ. – Если бы у меня не было способа, то как бы я посмел прийти сюда? – улыбнулся Цяо Байши. – Но почему я? Цяо Байши развёл руками: – Здесь не нужно много вопросов зачем и почему. В нашем Восточном королевстве говорят, что обязанность женщины – быть красивой, словно цветок, в то время как мужчина должен зарабатывать и обеспечивать семью. Женщины существуют для того, чтобы быть красивыми, а стремление к красоте – это часть их врождённой натуры и их главная ответственность. В то же время моральный долг мужчины – всеми возможными средствами оберегать женскую красоту. – Да ну вас! – разве Старейшина Нин вообще когда-нибудь слышала столь же освежающие слова? Она была так счастлива, что в её сердце распустились цветы. В то же время её заинтересовал Цяо Байши, однако, она в притворном возмущении произнесла: – Не нужно дразнить меня, и говорить так, будто бы муж и жена. – Хе-хе, оговорился немного. Однако, разве это не естественно, что самое главное желание всех мужчин в мире – исполнять желания Старейшины Нин? Старейшину Нин настолько сильно обрадовали эти слова, что она не могла перестать улыбаться и смеяться, пока полностью не лишилась образа скромной леди. Она была вне себя от счастья и едва ли не прыгала на месте от радости. – Угу, угу. Цяо Байши, я поняла, что ещё сильнее восхищена вами. И я решила, что независимо от того, сможете ли вы исполнить моё желание или же нет, я в любом случае найму вас своим помощником. И я также помогу вам заполучить удостоверение знати пятого ранга, используя все свои связи и влияние. Вы просто поразительно интересный человек! В своём Свитке Желаний Старейшина Нин обещала даровать шестой ранг знати и назначение одним из последователей. Но теперь, должность обычного последователя превратилась в помощника, а шестой ранг знати повысился до пятого. Лишь по этому можно было ясно увидеть, насколько сильно впечатлил Старейшину Нин Цяо Байши. Цяо Байши, поймав удобный момент, угрюмо вздохнул: – Старейшина Нин, если честно, то я на сто процентов уверен в успехе исполнения желания. Вот только… У меня есть деловой партнёр, который попал в довольно щекотливое положение. И теперь, хотя у меня есть рецепт пилюли, способной сохранять молодую внешность, которая называется Вечнозелёной Пилюлей, но у меня не хватает нескольких важных указаний по её созданию для усиления эффекта и кое-чего ещё. – Что за щекотливое положение? – услышав слова Цяо Байши, Старейшина Нин немного запаниковала. – Дело обстоит так. Мой друг заполучил этот рецепт благодаря одному удачному стечению обстоятельств. После этого он отдал его мне, но не дал последний и самый важный ингредиент. Он ждал, пока я закончу собирать деньги, прежде чем отдать мне последний ингредиент. – Деньги не проблема. Сколько он просит? – Старейшина Нин не страдала от нехватки денег. – Я уже собрал нужную сумму, однако, мой друг оказался в такой ситуации, с которой сам не сможет справиться, – угрюмо сказал Цяо Байши. Он намеренно заходил издалека, чтобы Старейшина Нин всем сердцем заинтересовалась в успехе и сама предложила свою помощь. – Так что же случилось? – Старейшина Нин уже была на пределе, – У меня достаточно связей в Королевстве Небесного Древа. Разве способна существовать ситуация, с которой бы не справился мой Южный Дворец? – Он кое-кого убил. – Понятно, убийство значит. Насколько всё сложно? Я немедленно пошлю кого-нибудь вызволить его. Гвардия Драконьего Клыка ведь уже задержала его? – старейшина Нин была довольно прямолинейной. – Он убил грабителя. – Грабителя? С каких пор убийство преступника – это преступление? Неужели Гвардия Драконьего Клыка позабыла как вести дела? – Главная проблема в том, что убитый грабитель обладал довольно влиятельным происхождением, – продолжал направлять её Цяо Байши. – Влиятельное происхождение? Насколько же сильно его происхождение? Неужели оно выше моего, старейшины Южного Дворца? – привлекательно фыркнула Старейшина Нин. Цяо Байши вновь вздохнул: – По правде говоря, он убил ученика Северного Дворца. – Северного Дворца? – тихо воскликнула Старейшина Нин, а после понимающе кивнула, – Теперь я уверена, что твои слова заслуживают доверия. Северный Дворец всегда вёл себя подобно бандитам с замашками разбойников. – Эх! Я также узнал, что Северный Дворец надавил на Гвардию Драконьего Клыка, чтобы переквалифицировать дело об оправданной самозащите в обычное убийство. И они, похоже, безжалостно объявили, чтобы никто даже и не думал выступать против них в этом деле, и неважно, кто это будет и насколько велик его статус, статус Северного Дворца всё равно будет выше. – Какая наглость! – Старейшина Нин уже была опьянена словами Цяо Байши. И как она могла хотя бы допустить мысли, что интонации и слова Цяо Байши подталкивали её к определённому выводу и даже целенаправленно разжигали её гнев? – Я бы хотела разобраться в этом деле. Всё же это земля семьи Е и территория Королевства Небесного Древа. И если Северный Дворец до сих пор свирепствовал в западном регионе королевства, теперь же они намерены бесчинствовать и в столице? – Цяо Байши, я напишу для тебя письмо. Отдашь его Гвардии Драконьего Клыка, и тогда они будут рассматривать это дело беспристрастно и справедливо. Старейшина Нин занимала такой пост, при котором обладала настоящей властью в Южном Дворце. Её должность была также велика, насколько сильно её влияние. В этом она уступала лишь немногим людям Южного Дворца. Её слова обладали большим авторитетом в Южном Дворце, и к тому же она была видной личностью в Королевстве Небесного Древа. Её письмо не было менее важно слов той же знати или же чиновников при дворе. Услышав её слова, Цяо Байши был вне себя от радости: – С письмом Старейшины Нин всё будет намного проще. Для начала, вот рецепт, который я получил от друга. Я отдаю его вам для ознакомления. И когда мой друг будет свободен, мы заполучим последний ингредиент и непременно сможем создать Вечнозелёную Пилюлю! Старейшина Нин с радостью приняла этот рецепт, и её душевная оценка Цяо Байши вновь перешла на новый уровень. Она подумала, что Цяо Байши определённо был разумным человеком, поскольку он даже не попытался скрыть от неё рецепт. Кто бы мог подумать, что мужчина из такого захолустного места, вроде Восточного королевства, будет обладать более высокими манерами и духом, нежели мужчины Королевства Небесного Древа. … Столица, Дворец Бесчисленных Сокровищ. Во всём Дворце лишь двое человек обладали реальной властью – одним, естественно, был глава, Чжугэ Янь, а вторым – его заместитель Ши Сяояо. В этот момент, заместитель главы Ши Сяояо сидел в своём дворе и неторопливо наслаждался изысканными вином. Именно в это время, каждый день он занимался дегустацией вин. Он сохранял эту привычку уже на протяжении десятилетий и был непреклонен в этом отношении, не смотря на любые обстоятельства. И даже если небеса обрушатся на землю, он всё равно будет наслаждаться вином. И это продолжалось, пока не была выпита последняя капля вина, после чего он поставил пустую чарку, и причмокивая губами, вздохнул: – Приятно пить хорошее вино, вот только жаль, что хотя хороших вин в мире много, но все они лишь хороши и ничего более. Истинное отличное вино, которое способно поразить душу и сердце столь же редко, как перья Феникса и рог Цилиня. Какая жалость… Когда же я вновь смогу испробовать хотя бы ещё один глоток Цветущего Вина Белой Росы? Как полагается, в дань хорошему вину, заместитель главы издал винную отрыжку. Такого рода жизнь была ему по душе, и он наслаждался ей как мог. Увидев, что он, наконец, закончил пить вино, последователь осторожно приблизился: – Господин, к вам пришёл ученик Дворца Бесчисленных Сокровищ, назвавшийся Фэн Янем. Он прождал около часа, услышав, что вы заняты пробой вина. – Фэн Янь? – заместитель главы Ши прищурился. Он попытался вспомнить этого ученика среди всех учеников Дворце Бесчисленных Сокровищ. Однако, среди всего бесчисленного множества различных учеников Ши Сяояо смог вспомнить лишь одного с таким именем. – Ты что, считаешь, что у меня много лишнего времени? Настолько много, что даже обычный ученик может прийти и попросить моей аудиенции? – характер Ши Сяояо был даже более горделивым и отчуждённым, чем у Старейшины Нин. – Нет, что вы… Всё не так. Ваш слуга тоже намекал ему, что с его статусом, он не имеет право просить встречи с вами. Однако, что бы я ему ни говорил, он всё равно не хотел уходить. И казалось, что он выглядит довольно тревожно. – Когда это наш Дворец Бесчисленных Сокровищ принял ученика, который даже правил не знает? – лицо Ши Сяояо потемнело, став несчастным. – Он сказал, что осмелился на такую дерзость из-за дела, связанного с Башней Желаний, – честно сказал подчинённый. – Что? Башня Желаний? – Ши Сяояо, который изначально был в состоянии ни жив ни мёртв, мгновенно, словно воскрес, резко вскочил на ноги, подобно разогнувшейся пружине, – Где он? Быстро приведи его! Какого чёрта вы так долго тянули и сразу не сообщили мне о таком важном деле?

Цяо Байши взял себя в руки, прежде чем открыть дверь и зайти внутрь. И когда он вошёл, его встретил нежный аромат, волнующий сердце и освежающий разум, из-за чего вошедшие люди могли подумать, что по ошибке зашли в будуар.

Он поднял глаза и увидел, что предметы в комнате были расставлены в живописном беспорядке, из-за чего комната походила на спальню незамужней девушки из высшего общества. И среди этого роскошного великолепия было несколько следов очаровательной игривости юной девушки.

Если бы Цяо Байши не увидел эту комнату собственными глазами, то он бы с трудом поверил, что она принадлежит женщине-старейшине среднего возраста.

– Цяо Байши? Хе-хе, неужели я столь мало знаю о произошедшем в мире за последние годы? Когда наше Королевство Небесного Древа заполучило ещё одного молодого и красивого гения в области пилюль?

Цяо Байши было около тридцати лет и не было бы большим преувеличением назвать его молодым и красивым гением.

Цяо Байши сложил руки и усмехнулся:

– Ваша похвала слишком высока, я не достоин таких слов. Скорее, это вы, Старейшина Нин, первая красавица королевства, обладающая репутацией нестареющей легенды. Хотя я всегда смиренно жил в Восточном Королевстве, я уже долгое время восхищался вашим именем.

Так называемая «Нестареющая легенда», естественно, была грубой лестью.

Пусть эти два слова и были лестью, однако, они были необычны и обладали новым смыслом. И на фоне похожей лести они выглядели довольно оригинально.

И действительно, когда Старейшина Нин услышала эти слова, она была искренне рада, улыбнувшись так очаровательно, что показалось, будто бы на её лице расцвела весна, из-за чего было просто невозможно определить её истинный возраст.

– Нестареющая легенда? Кто так говорит? Почему же я никогда не слышала об этом? – совершенные глаза Старейшины пришли в превосходное движение, обладающие природной соблазнительностью. По её очаровательным глазам струился свет, из-за чего казалось, что в любой момент из её глаз могла политься родниковая вода.

– Э? Старейшина Нин никогда не слышала об этом? Но конечно, вы ведь мудрец, равнодушный к богатству и славе, отчуждённый от общественного мнения. Вам незачем заботиться о своей репутации во внешнем мире.

Ещё одна волна грубой лести обрушилась на Старейшину Нин, отчего её улыбка стала более явной.

– Хе-хе-хе… – улыбалась Старейшина Нин, – Цяо Байши значит? Вы действительно интересный человек. Вы сказали, что недавно прибыли из Восточного Королевства?

– Верно.

– Восточное Королевство довольно далеко отсюда, так что же привело вас в Королевство Небесного Древа?

– Вы поверите мне, если я скажу, что меня привлекла ваша слава? Вы, скорее всего, не знаете, что в знатных кругах Восточного Королевства все мы в тайне восхищаемся вашими портретами. Знать гордится тем, что собирает ваши портреты. Хотя я тоже хотел бы собирать их, но, к сожалению, моих средств недостаточно для этого, потому я просто не способен конкурировать с той богатой знатью. И в глубине души я по-настоящему жалел об этом. Однако, теперь, когда я увидел вас своими глазами, я буду хвастаться этим перед всеми, когда вернусь обратно.

Говоря это, Цяо Байши почёсывал голову, словно говорил правду, и при этом глупо посмеивался.

Стоит заметить, что женщинам вообще не следует слушать мужскую ложь. К тому же, ложь Цяо Байши уже достигла такого уровня, когда была правдивее истины, из-за чего у Старейшины Нин просто не было иного выбора, кроме как поверить его словам.

Старейшина Нин была одержима красотой и чрезвычайно самовлюблённой. Добавьте к этому тот факт, что она обладала редкой красотой и была талантлива в подборе одежды, из-за чего выглядела на двадцать, когда самой было больше сорока.

И она всегда этим гордилась.

Изначально она хотела со сдержанным лицом узнать, зачем пришёл этот иностранец, но теперь, когда Цяо Байши сказал столько лести, он всё время хихикала и трепетала, не в состоянии оставаться сдержанной, даже если бы хотела.

С некоторым усилием уменьшив улыбку, она хлопнула себя по груди:

– Хорошо, Цяо Байши, я признаю, что начинаю восхищаться вами. Вы сказали, что прибыли сюда из-за Башни Желаний?

– Верно, – не стал отрицать Цяо Байши, – Я пришёл, чтобы выполнить желание Старейшины Нин.

– Что? – Старейшине Нин была больше не в силах сдерживать себя. Она вскочила, обнажив пару ног, похожих на нефрит, и подошла к Цяо Байши:

– Вы можете исполнить моё желание? Вы знаете, что я загадала?

– Естественно! Вы желаете всегда выглядеть молодо и не стареть в ближайшие тридцать лет.

– Вы… У вас действительно есть способ осуществить это? – очаровательные глаза Старейшины Нин широко распахнулись, а также наполнились сильной надеждой. Её лицо выражало целую бурю эмоций, где преобладал страх того, что Цяо Байши может дать отрицательный ответ.

– Если бы у меня не было способа, то как бы я посмел прийти сюда? – улыбнулся Цяо Байши.

– Но почему я?

Цяо Байши развёл руками:

– Здесь не нужно много вопросов зачем и почему. В нашем Восточном королевстве говорят, что обязанность женщины – быть красивой, словно цветок, в то время как мужчина должен зарабатывать и обеспечивать семью. Женщины существуют для того, чтобы быть красивыми, а стремление к красоте – это часть их врождённой натуры и их главная ответственность. В то же время моральный долг мужчины – всеми возможными средствами оберегать женскую красоту.

– Да ну вас! – разве Старейшина Нин вообще когда-нибудь слышала столь же освежающие слова? Она была так счастлива, что в её сердце распустились цветы. В то же время её заинтересовал Цяо Байши, однако, она в притворном возмущении произнесла:

– Не нужно дразнить меня, и говорить так, будто бы муж и жена.

– Хе-хе, оговорился немного. Однако, разве это не естественно, что самое главное желание всех мужчин в мире – исполнять желания Старейшины Нин?

Старейшину Нин настолько сильно обрадовали эти слова, что она не могла перестать улыбаться и смеяться, пока полностью не лишилась образа скромной леди. Она была вне себя от счастья и едва ли не прыгала на месте от радости.

– Угу, угу. Цяо Байши, я поняла, что ещё сильнее восхищена вами. И я решила, что независимо от того, сможете ли вы исполнить моё желание или же нет, я в любом случае найму вас своим помощником. И я также помогу вам заполучить удостоверение знати пятого ранга, используя все свои связи и влияние. Вы просто поразительно интересный человек!

В своём Свитке Желаний Старейшина Нин обещала даровать шестой ранг знати и назначение одним из последователей.

Но теперь, должность обычного последователя превратилась в помощника, а шестой ранг знати повысился до пятого. Лишь по этому можно было ясно увидеть, насколько сильно впечатлил Старейшину Нин Цяо Байши.

Цяо Байши, поймав удобный момент, угрюмо вздохнул:

– Старейшина Нин, если честно, то я на сто процентов уверен в успехе исполнения желания. Вот только… У меня есть деловой партнёр, который попал в довольно щекотливое положение. И теперь, хотя у меня есть рецепт пилюли, способной сохранять молодую внешность, которая называется Вечнозелёной Пилюлей, но у меня не хватает нескольких важных указаний по её созданию для усиления эффекта и кое-чего ещё.

– Что за щекотливое положение? – услышав слова Цяо Байши, Старейшина Нин немного запаниковала.

– Дело обстоит так. Мой друг заполучил этот рецепт благодаря одному удачному стечению обстоятельств. После этого он отдал его мне, но не дал последний и самый важный ингредиент. Он ждал, пока я закончу собирать деньги, прежде чем отдать мне последний ингредиент.

– Деньги не проблема. Сколько он просит? – Старейшина Нин не страдала от нехватки денег.

– Я уже собрал нужную сумму, однако, мой друг оказался в такой ситуации, с которой сам не сможет справиться, – угрюмо сказал Цяо Байши.

Он намеренно заходил издалека, чтобы Старейшина Нин всем сердцем заинтересовалась в успехе и сама предложила свою помощь.

– Так что же случилось? – Старейшина Нин уже была на пределе, – У меня достаточно связей в Королевстве Небесного Древа. Разве способна существовать ситуация, с которой бы не справился мой Южный Дворец?

– Он кое-кого убил.

– Понятно, убийство значит. Насколько всё сложно? Я немедленно пошлю кого-нибудь вызволить его. Гвардия Драконьего Клыка ведь уже задержала его? – старейшина Нин была довольно прямолинейной.

– Он убил грабителя.

– Грабителя? С каких пор убийство преступника – это преступление? Неужели Гвардия Драконьего Клыка позабыла как вести дела?

– Главная проблема в том, что убитый грабитель обладал довольно влиятельным происхождением, – продолжал направлять её Цяо Байши.

– Влиятельное происхождение? Насколько же сильно его происхождение? Неужели оно выше моего, старейшины Южного Дворца? – привлекательно фыркнула Старейшина Нин.

Цяо Байши вновь вздохнул:

– По правде говоря, он убил ученика Северного Дворца.

– Северного Дворца? – тихо воскликнула Старейшина Нин, а после понимающе кивнула, – Теперь я уверена, что твои слова заслуживают доверия. Северный Дворец всегда вёл себя подобно бандитам с замашками разбойников.

– Эх! Я также узнал, что Северный Дворец надавил на Гвардию Драконьего Клыка, чтобы переквалифицировать дело об оправданной самозащите в обычное убийство. И они, похоже, безжалостно объявили, чтобы никто даже и не думал выступать против них в этом деле, и неважно, кто это будет и насколько велик его статус, статус Северного Дворца всё равно будет выше.

– Какая наглость! – Старейшина Нин уже была опьянена словами Цяо Байши. И как она могла хотя бы допустить мысли, что интонации и слова Цяо Байши подталкивали её к определённому выводу и даже целенаправленно разжигали её гнев?

– Я бы хотела разобраться в этом деле. Всё же это земля семьи Е и территория Королевства Небесного Древа. И если Северный Дворец до сих пор свирепствовал в западном регионе королевства, теперь же они намерены бесчинствовать и в столице?

– Цяо Байши, я напишу для тебя письмо. Отдашь его Гвардии Драконьего Клыка, и тогда они будут рассматривать это дело беспристрастно и справедливо.

Старейшина Нин занимала такой пост, при котором обладала настоящей властью в Южном Дворце. Её должность была также велика, насколько сильно её влияние. В этом она уступала лишь немногим людям Южного Дворца. Её слова обладали большим авторитетом в Южном Дворце, и к тому же она была видной личностью в Королевстве Небесного Древа.

Её письмо не было менее важно слов той же знати или же чиновников при дворе.

Услышав её слова, Цяо Байши был вне себя от радости:

– С письмом Старейшины Нин всё будет намного проще. Для начала, вот рецепт, который я получил от друга. Я отдаю его вам для ознакомления. И когда мой друг будет свободен, мы заполучим последний ингредиент и непременно сможем создать Вечнозелёную Пилюлю!

Старейшина Нин с радостью приняла этот рецепт, и её душевная оценка Цяо Байши вновь перешла на новый уровень. Она подумала, что Цяо Байши определённо был разумным человеком, поскольку он даже не попытался скрыть от неё рецепт. Кто бы мог подумать, что мужчина из такого захолустного места, вроде Восточного королевства, будет обладать более высокими манерами и духом, нежели мужчины Королевства Небесного Древа.

Столица, Дворец Бесчисленных Сокровищ.

Во всём Дворце лишь двое человек обладали реальной властью – одним, естественно, был глава, Чжугэ Янь, а вторым – его заместитель Ши Сяояо.

В этот момент, заместитель главы Ши Сяояо сидел в своём дворе и неторопливо наслаждался изысканными вином.

Именно в это время, каждый день он занимался дегустацией вин. Он сохранял эту привычку уже на протяжении десятилетий и был непреклонен в этом отношении, не смотря на любые обстоятельства. И даже если небеса обрушатся на землю, он всё равно будет наслаждаться вином.

И это продолжалось, пока не была выпита последняя капля вина, после чего он поставил пустую чарку, и причмокивая губами, вздохнул:

– Приятно пить хорошее вино, вот только жаль, что хотя хороших вин в мире много, но все они лишь хороши и ничего более. Истинное отличное вино, которое способно поразить душу и сердце столь же редко, как перья Феникса и рог Цилиня. Какая жалость… Когда же я вновь смогу испробовать хотя бы ещё один глоток Цветущего Вина Белой Росы?

Как полагается, в дань хорошему вину, заместитель главы издал винную отрыжку. Такого рода жизнь была ему по душе, и он наслаждался ей как мог.

Увидев, что он, наконец, закончил пить вино, последователь осторожно приблизился:

– Господин, к вам пришёл ученик Дворца Бесчисленных Сокровищ, назвавшийся Фэн Янем. Он прождал около часа, услышав, что вы заняты пробой вина.

– Фэн Янь? – заместитель главы Ши прищурился. Он попытался вспомнить этого ученика среди всех учеников Дворце Бесчисленных Сокровищ.

Однако, среди всего бесчисленного множества различных учеников Ши Сяояо смог вспомнить лишь одного с таким именем.

– Ты что, считаешь, что у меня много лишнего времени? Настолько много, что даже обычный ученик может прийти и попросить моей аудиенции? – характер Ши Сяояо был даже более горделивым и отчуждённым, чем у Старейшины Нин.

– Нет, что вы… Всё не так. Ваш слуга тоже намекал ему, что с его статусом, он не имеет право просить встречи с вами. Однако, что бы я ему ни говорил, он всё равно не хотел уходить. И казалось, что он выглядит довольно тревожно.

– Когда это наш Дворец Бесчисленных Сокровищ принял ученика, который даже правил не знает? – лицо Ши Сяояо потемнело, став несчастным.

– Он сказал, что осмелился на такую дерзость из-за дела, связанного с Башней Желаний, – честно сказал подчинённый.

– Что? Башня Желаний? – Ши Сяояо, который изначально был в состоянии ни жив ни мёртв, мгновенно, словно воскрес, резко вскочил на ноги, подобно разогнувшейся пружине, – Где он? Быстро приведи его! Какого чёрта вы так долго тянули и сразу не сообщили мне о таком важном деле?

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава