X
X
Глава - 159:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Вот только Цзян Чэнь никак не ожидал, что следующим своим движением Ши Сяояо действительно сметёт все винные чарки со стола. После чего он сунул руку за пазуху и на самом деле достал оттуда чарку из древней лозы. И в этот момент, столь грубый человек как Ши Сяояо неожиданно держал эту чарку из древней лозы так бережно с явным выражением нежности на лице, словно гладил свою новорождённую дочь. Он был невероятно осторожен и мягок, а его взгляд был чрезвычайно ласков. В это мгновение, Цзян Чэнь увидел тень пьяницы в Ши Сяояо. – Цзян Чэнь, в последний раз, когда я попробовал Цветущее Вино Белой Росы, оно было в этой же чарке, сделанной из древней лозы. К сожалению, удача не благоволила мне, и мне так и не удалось вновь попробовать это вино. Вот только я был достаточно наглым, и попробовав это вино, я мимоходом стащил эту чарку с собой. Хе-хе… Ши Сяояо так ехидно посмеялся, словно бы стащить что-то не было для него чем-то постыдным, а наоборот, подом для гордости. – На мгновение я засомневался, что ты действительно принёс Цветущее Вино Белой Росы. Но теперь я более чем уверен, что это действительно оно, раз ты знаешь о чарке из древней лозы! Чарка, сделанная из древней лозы, считается лучшим сосудом для питья Цветущего Вина Белой Росы. Ещё тогда Ши Сяояо услышал об этом от кого-то. Именно потому Ши Сяояо не возмутили слова Цзян Чэня, а наоборот, осчастливили. Аккуратно поставив чарку из древней лозы на стол, Ши Сяояо прикрыл глаза, сказав: – Цзян Чэнь, если ты хочешь обмануть меня, то лучше сейчас же выметайся. Поскольку ты упомянул чарку из древней лозы, я ещё могу отпустить тебя, но если ты серьёзен, то наливай уже! Цветущее Вино Белой Росы полилось в чарку из древней лозы подобно древнейшему нектару. А его звук был подобен журчанию горного родника, который обладал невероятно притягательным ритмом. И в одно мгновение, вся основная задумка, словно слилась с Цветущим Вином Белой Росы. Как будто всё их окружение тут же преобразилось, и словно бы они оказались в ущелье, заросшим редкими цветами и невиданными травами. И здесь же неспеша протекал прозрачный горный источник, отчего у людей радовалась душа, а сердце оставалось безмятежным. Ши Сяояо вздрогнул всем телом, и его плотно закрытые глаза вдруг распахнулись. В следующий момент, этот заместитель главы Дворца Бесчисленных Сокровищ, один из немногих людей, который обладал значительной властью в Королевстве Небесного Древа, на самом деле закричал словно ребёнок! Из его глаз бесконтрольно полились слёзы, заливая лицо! Его губы дрожали, когда он произнёс: – Кто бы мог подумать, что спустя столько лет, мне, Ши Сяояо, действительно посчастливится вновь отведать Цветущее Вино Белой Росы! Он поднял чарку из древней лозы и поднёс её к губам, и похоже, собирался задействовать все свои шесть чувств до предела, использовав для этого всю энергию тела, прежде чем попробовать Цветущее Вино Белой Росы. Когда вино проникло в его рот, всё его тело, словно у созерцающего монаха, полностью окаменело. Подобное ощущение было чересчур восхитительным и поистине незабываемым. Это был вкус, по которому он постоянно тосковал, и этот вкус останется с ним до самой смерти. – Хе-хе, Заместитель Главы Ши, если хочется, можете спокойно плакать. Я сразу понял, что вы прогнали Фэн Яня потому что боялись показаться перед своим подчинённым в таком виде. Да уж, было бы слишком неловко! – Ну, и как вам вино? Ши Сяояо вздохнул: – Я могу сказать лишь три слова: «Смерть без сожалений». Фраза «Смерть без сожалений» означала, что попробовав это вино, даже если он, Ши Сяояо, сейчас же умрёт, то у него не будет никаких сожалений. Какой ещё комплимент может быть выше этого? Цзян Чэнь усмехнулся и подвинул кувшин с вином вперёд, сказав: – Заместитель Главы Ши, герой легко распознаёт героя. Если бы вы не стали вмешиваться в моё дело с Гвардией Драконьего Клыка, то, вероятно, вы бы ещё не скоро смогли бы вновь отведать этого вина. Этот кувшин теперь ваш. – Что? – Ши Сяояо резко подскочил, и схватив мёртвой хваткой кувшин, прижал его к себе и захлопал глазами, – Цзян Чэнь, как бы ты не пожалел об этом. – Как драгоценный меч даруют герою, бескорыстно жертвующему собою, так и румяна и белила даруют красавице. Разе не лучше подарить Цветущее Вино Белой Росы тому, кто разбирается в хороших винах, вроде Заместителя Главы Ши, нежели позволить выпить его какому-нибудь невежде? Ши Сяояо усмехнулся: – Мне по душе такие речи. – Мм. Тогда я не буду более отвлекать Заместителя Главы Ши от дегустации столь замечательного вина, – Цзян Чэнь поднялся, собираясь уходить. Ши Сяояо остолбенел. Он думал, что этот Цзян Чэнь обязательно что-то попросит, и он даже мысленно подготовился к этому, и не важно, что попросит Цзян Чэнь, Ши Сяояо сделает всё возможное, чтобы удовлетворить просьбу Цзян Чэня. Но кто бы мог подумать, что Цзян Чэнь соберётся уходить вообще ничего не попросив взамен. – П-постой! – сказав это, Ши Сяояо тут же сконфузился. Он сам всегда был невероятно толстокожим, однако он был не настолько наглым, чтобы пить чужое отличное вино и при этом не отдав ничего взамен. – Цзян Чэнь, ты исполнил моё желание. И согласно обещанию, оставленному мной в Башне Желаний, я должен помочь тебе заполучить статус знати не меньше пятого ранга. Однако, с твоими способностями, дать тебе пятый ранг, значит унизить тебя. Давай так, я приложу все силы и обещаю, что помогу выбить для тебя, как минимум, четвёртый ранг, и приложу ещё больше усилий для добычи третьего ранга. Ну, что скажешь? – Заместитель Главы Ши действительно человек слова. – Ха-ха, больше не буду тебя задерживать. Сегодня я собираюсь взять этот кувшин с Цветущим Вином Белой Росы с собой в постель, и никто не сможет остановить меня! – от души рассмеялся Ши Сяояо, и его дружеское расположение, наконец, достигло своего пика. … В это время, на территории Южного Дворца, Цяо Байши с покрасневшим лицом потирал свою щёку, испытывая сложную смесь чувств в своём сердце. Он стоял в полной растерянности, не зная, что делать. Всё потому, что за несколько секунд до этого величественная и изящная Старейшина Нин полностью отбросив дворянский этикет и яростно обняла и поцеловала его. – Байши, я поняла, что, похоже, до смерти люблю тебя. – усмехнулась Старейшина Нин, тщательно осматривая в бронзовом зеркале своё лицо, шею и уши. – Это просто невероятно! Байши, ты поверишь, если я скажу тебе, что если бы ты продал эти пилюли, то, как минимум, девяносто процентов женщин мира захотели бы переспать с тобой? Цяо Байши молчал. А что он мог на это сказать? Эти преувеличенные слова Старейшины Нин уже как нельзя лучше демонстрировали эффект от Вечнозелёной Пилюли. Потеря всякого самообладания в мгновение ока могущественной и влиятельной старейшины также ясно показывала, насколько невероятна эта пилюля. – Байши, ты только взгляни на меня. У меня до этого всегда были мешки под глазами, но теперь они все пропали. А вот здесь была крохотная веснушка, которая постоянно нервировала меня. Ха-ха, но теперь и её нет! И я также раньше ощущала, что моя кожа была немного сухой, и ей не хватало упругости, но сейчас… Разве ты не видишь? Быстрее подойди и только взгляни! Она всё же женщина. И даже неважно, насколько высоко её положение или насколько велика её власть, она по-прежнему оставалась женщиной. И в этот момент, без всякого сомнения, она дала волю своей женской натуре. И теперь Цяо Байши лично смог наблюдать, насколько женщины могут быть помешаны на своей красоте. Старейшина Нин вдруг начала касаться своего лица в беспокойстве: – Байши, как думаешь, другие люди смогут узнать меня после этого? Если они не признают меня, то это будет немного неудобно. Цяо Байши горько усмехнулся: – Старейшина, вы уже были рождены небесной красавицей, а эта Вечнозелёная Пилюля лишь дополнила вашу красоту. Ваши изначальные данные остались при вас, как и ваше выдающийся характер. И за исключением слепых людей, если кто-то не сможет узнать вас, то с их головой явно что-то не в порядке. После такой лести, лицо Старейшины Нин озарилось сияющим светом. И сейчас она была похожа на распустившийся цветок, который ничего не мог поделать со своим великолепием. – Байши, вот смотрю я на тебя, когда ты говоришь, твои уста так сладки, и сам по себе ты работящий. К тому же этот рецепт пилюли… Я действительно немного беспокоюсь… – вдруг подавленно вздохнула Старейшина Нин. – Беспокоитесь? – удивился Цяо Байши. – Эх… Да, – Старейшина Нин подошла и села рядом с Цоя Байши, – Ты настолько талантлив, что просто обречён однажды заблистать. И я беспокоюсь, что теперь не смогу расстаться с тобой, а также что тебя могут украсть у меня. Цяо Байши сначала подумал, что она шутит, но её глаза переполняли по-настоящему сложные чувства. Казалось, что она действительно искренне переживала об этом. – Я искренне благодарен Старейшине Нин за её помощь, и потому я, Цяо Байши, почту за честь стать вашим помощником. – Байши, ты на самом деле хочешь этого? – радостно взглянула на него Старейшина Нин. – Вне всяких сомнений, – ответил Цяо Байши. – Нет-нет, – Старейшина Нин вновь покачала головой, – Я не могу быть такой эгоисткой. Я просто не смогу вынести того, что ты будешь лишь моим подчинённым. Байши, с твоими талантами, ты обязан, по крайней мере, быть старейшиной. Цяо Байши усмехнулся: – Я иностранец, который лишь недавно прибыл в Королевство Небесного Древа. Мне будет гораздо спокойней, если я смогу остаться рядом со Старейшиной Нин и помогать вам, что к тому же намного реальнее. Мечтать о большем просто бессмысленно. Старейшина Нин ничего не сказала, лишь неторопливо подошла к зеркалу, и посмотрев на своё отражение, погрузилась в глубокое раздумье. … Стоит заметить, что хотя Ши Сяояо казался грубым и заносчивым, на самом деле он оказался вполне серьёзным человеком. И благодаря своими усилиям, уже на следующий день он смог заполучить для Цзян Чэня статус знати четвёртого ранга, а также подарил ему большой особняк в знатном районе города. Это действительно была довольно приятная неожиданность. Цзян Чэнь не думал, что кувшин с Цветущим Вином Белой Росы будет так высоко оценён. Ши Сяояо не только разрешил проблему со знатным статусом, но и решил проблему с жильём. И подобная эффективность действительно была довольно высокой. Заместитель Начальника Ян Чжао также был одним из людей с высокой эффективностью. Он использовал почти все имеющиеся связи за последние два дня и наконец-то собрал все предметы из списка. – Дядя, ты хочешь, чтобы я передал эти предметы Цзян Чэню и извинился перед ним? – лицо Лу Уцзи стало предельно решительным, когда он воскликнул, – Я не пойду! – Не пойдёшь? А кто ещё, если не ты? – сердито спросил Ян Чжао. – Но разве дядя уже не ходил к нему? Всегда неловко лишь в первый раз, но последующие разы уже намного проще. Вам стоит сходить туда ещё раз, – для Лу Уцзи, который хотел убить Цзян Чэня, навестить того было слишком неудобно и нестерпимо. – Лу Уцзи, у тебя каша вместо мозгов? Мне пойти? А если Цзян Чэнь не примет это, если пойду я? Отлично, можешь не идти. Но тогда если не удастся решить проблему с тремя великими храмами, то именно ты будешь отвечать перед главным начальником и примешь на себя всю его ярость. Я всегда относился к тебе, как родному сыну, а ты лишь постоянно разочаровываешь меня! Лу Уцзи не боялся ничего под небесами или над землёй лишь из-за своего дяди. И когда он увидел, что Ян Чжао был по-настоящему зол, то вновь загнусавил: – Дядя, не говори так. От имени моей покойно матушки… – Хватит упоминать свою мать! Если вновь заговоришь о ней, то я сразу же вышвырну тебя отсюда! Я спрошу ещё раз, ты идёшь или нет? Лу Уцзи понял, что в этот раз его козырная карта оказалась бесполезна, и скрипнув зубами, он с горьким лицом сказал: – Да пойду я, пойду. Лу Уцзи знал, что если сейчас он не пойдёт, то, скорее всего, навсегда потеряет любовь своего дяди. Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов. Его статус: перевод редактируется

Вот только Цзян Чэнь никак не ожидал, что следующим своим движением Ши Сяояо действительно сметёт все винные чарки со стола.

После чего он сунул руку за пазуху и на самом деле достал оттуда чарку из древней лозы.

И в этот момент, столь грубый человек как Ши Сяояо неожиданно держал эту чарку из древней лозы так бережно с явным выражением нежности на лице, словно гладил свою новорождённую дочь. Он был невероятно осторожен и мягок, а его взгляд был чрезвычайно ласков.

В это мгновение, Цзян Чэнь увидел тень пьяницы в Ши Сяояо.

– Цзян Чэнь, в последний раз, когда я попробовал Цветущее Вино Белой Росы, оно было в этой же чарке, сделанной из древней лозы. К сожалению, удача не благоволила мне, и мне так и не удалось вновь попробовать это вино. Вот только я был достаточно наглым, и попробовав это вино, я мимоходом стащил эту чарку с собой. Хе-хе…

Ши Сяояо так ехидно посмеялся, словно бы стащить что-то не было для него чем-то постыдным, а наоборот, подом для гордости.

– На мгновение я засомневался, что ты действительно принёс Цветущее Вино Белой Росы. Но теперь я более чем уверен, что это действительно оно, раз ты знаешь о чарке из древней лозы!

Чарка, сделанная из древней лозы, считается лучшим сосудом для питья Цветущего Вина Белой Росы. Ещё тогда Ши Сяояо услышал об этом от кого-то.

Именно потому Ши Сяояо не возмутили слова Цзян Чэня, а наоборот, осчастливили.

Аккуратно поставив чарку из древней лозы на стол, Ши Сяояо прикрыл глаза, сказав:

– Цзян Чэнь, если ты хочешь обмануть меня, то лучше сейчас же выметайся. Поскольку ты упомянул чарку из древней лозы, я ещё могу отпустить тебя, но если ты серьёзен, то наливай уже!

Цветущее Вино Белой Росы полилось в чарку из древней лозы подобно древнейшему нектару. А его звук был подобен журчанию горного родника, который обладал невероятно притягательным ритмом.

И в одно мгновение, вся основная задумка, словно слилась с Цветущим Вином Белой Росы. Как будто всё их окружение тут же преобразилось, и словно бы они оказались в ущелье, заросшим редкими цветами и невиданными травами. И здесь же неспеша протекал прозрачный горный источник, отчего у людей радовалась душа, а сердце оставалось безмятежным.

Ши Сяояо вздрогнул всем телом, и его плотно закрытые глаза вдруг распахнулись.

В следующий момент, этот заместитель главы Дворца Бесчисленных Сокровищ, один из немногих людей, который обладал значительной властью в Королевстве Небесного Древа, на самом деле закричал словно ребёнок!

Из его глаз бесконтрольно полились слёзы, заливая лицо!

Его губы дрожали, когда он произнёс:

– Кто бы мог подумать, что спустя столько лет, мне, Ши Сяояо, действительно посчастливится вновь отведать Цветущее Вино Белой Росы!

Он поднял чарку из древней лозы и поднёс её к губам, и похоже, собирался задействовать все свои шесть чувств до предела, использовав для этого всю энергию тела, прежде чем попробовать Цветущее Вино Белой Росы.

Когда вино проникло в его рот, всё его тело, словно у созерцающего монаха, полностью окаменело.

Подобное ощущение было чересчур восхитительным и поистине незабываемым.

Это был вкус, по которому он постоянно тосковал, и этот вкус останется с ним до самой смерти.

– Хе-хе, Заместитель Главы Ши, если хочется, можете спокойно плакать. Я сразу понял, что вы прогнали Фэн Яня потому что боялись показаться перед своим подчинённым в таком виде. Да уж, было бы слишком неловко!

– Ну, и как вам вино?

Ши Сяояо вздохнул:

– Я могу сказать лишь три слова: «Смерть без сожалений».

Фраза «Смерть без сожалений» означала, что попробовав это вино, даже если он, Ши Сяояо, сейчас же умрёт, то у него не будет никаких сожалений.

Какой ещё комплимент может быть выше этого?

Цзян Чэнь усмехнулся и подвинул кувшин с вином вперёд, сказав:

– Заместитель Главы Ши, герой легко распознаёт героя. Если бы вы не стали вмешиваться в моё дело с Гвардией Драконьего Клыка, то, вероятно, вы бы ещё не скоро смогли бы вновь отведать этого вина. Этот кувшин теперь ваш.

– Что? – Ши Сяояо резко подскочил, и схватив мёртвой хваткой кувшин, прижал его к себе и захлопал глазами, – Цзян Чэнь, как бы ты не пожалел об этом.

– Как драгоценный меч даруют герою, бескорыстно жертвующему собою, так и румяна и белила даруют красавице. Разе не лучше подарить Цветущее Вино Белой Росы тому, кто разбирается в хороших винах, вроде Заместителя Главы Ши, нежели позволить выпить его какому-нибудь невежде?

Ши Сяояо усмехнулся:

– Мне по душе такие речи.

– Мм. Тогда я не буду более отвлекать Заместителя Главы Ши от дегустации столь замечательного вина, – Цзян Чэнь поднялся, собираясь уходить.

Ши Сяояо остолбенел. Он думал, что этот Цзян Чэнь обязательно что-то попросит, и он даже мысленно подготовился к этому, и не важно, что попросит Цзян Чэнь, Ши Сяояо сделает всё возможное, чтобы удовлетворить просьбу Цзян Чэня.

Но кто бы мог подумать, что Цзян Чэнь соберётся уходить вообще ничего не попросив взамен.

– П-постой! – сказав это, Ши Сяояо тут же сконфузился. Он сам всегда был невероятно толстокожим, однако он был не настолько наглым, чтобы пить чужое отличное вино и при этом не отдав ничего взамен.

– Цзян Чэнь, ты исполнил моё желание. И согласно обещанию, оставленному мной в Башне Желаний, я должен помочь тебе заполучить статус знати не меньше пятого ранга. Однако, с твоими способностями, дать тебе пятый ранг, значит унизить тебя. Давай так, я приложу все силы и обещаю, что помогу выбить для тебя, как минимум, четвёртый ранг, и приложу ещё больше усилий для добычи третьего ранга. Ну, что скажешь?

– Заместитель Главы Ши действительно человек слова.

– Ха-ха, больше не буду тебя задерживать. Сегодня я собираюсь взять этот кувшин с Цветущим Вином Белой Росы с собой в постель, и никто не сможет остановить меня! – от души рассмеялся Ши Сяояо, и его дружеское расположение, наконец, достигло своего пика.

В это время, на территории Южного Дворца, Цяо Байши с покрасневшим лицом потирал свою щёку, испытывая сложную смесь чувств в своём сердце. Он стоял в полной растерянности, не зная, что делать.

Всё потому, что за несколько секунд до этого величественная и изящная Старейшина Нин полностью отбросив дворянский этикет и яростно обняла и поцеловала его.

– Байши, я поняла, что, похоже, до смерти люблю тебя. – усмехнулась Старейшина Нин, тщательно осматривая в бронзовом зеркале своё лицо, шею и уши.

– Это просто невероятно! Байши, ты поверишь, если я скажу тебе, что если бы ты продал эти пилюли, то, как минимум, девяносто процентов женщин мира захотели бы переспать с тобой?

Цяо Байши молчал. А что он мог на это сказать?

Эти преувеличенные слова Старейшины Нин уже как нельзя лучше демонстрировали эффект от Вечнозелёной Пилюли.

Потеря всякого самообладания в мгновение ока могущественной и влиятельной старейшины также ясно показывала, насколько невероятна эта пилюля.

– Байши, ты только взгляни на меня. У меня до этого всегда были мешки под глазами, но теперь они все пропали. А вот здесь была крохотная веснушка, которая постоянно нервировала меня. Ха-ха, но теперь и её нет! И я также раньше ощущала, что моя кожа была немного сухой, и ей не хватало упругости, но сейчас… Разве ты не видишь? Быстрее подойди и только взгляни!

Она всё же женщина. И даже неважно, насколько высоко её положение или насколько велика её власть, она по-прежнему оставалась женщиной.

И в этот момент, без всякого сомнения, она дала волю своей женской натуре.

И теперь Цяо Байши лично смог наблюдать, насколько женщины могут быть помешаны на своей красоте.

Старейшина Нин вдруг начала касаться своего лица в беспокойстве:

– Байши, как думаешь, другие люди смогут узнать меня после этого? Если они не признают меня, то это будет немного неудобно.

Цяо Байши горько усмехнулся:

– Старейшина, вы уже были рождены небесной красавицей, а эта Вечнозелёная Пилюля лишь дополнила вашу красоту. Ваши изначальные данные остались при вас, как и ваше выдающийся характер. И за исключением слепых людей, если кто-то не сможет узнать вас, то с их головой явно что-то не в порядке.

После такой лести, лицо Старейшины Нин озарилось сияющим светом. И сейчас она была похожа на распустившийся цветок, который ничего не мог поделать со своим великолепием.

– Байши, вот смотрю я на тебя, когда ты говоришь, твои уста так сладки, и сам по себе ты работящий. К тому же этот рецепт пилюли… Я действительно немного беспокоюсь… – вдруг подавленно вздохнула Старейшина Нин.

– Беспокоитесь? – удивился Цяо Байши.

– Эх… Да, – Старейшина Нин подошла и села рядом с Цоя Байши, – Ты настолько талантлив, что просто обречён однажды заблистать. И я беспокоюсь, что теперь не смогу расстаться с тобой, а также что тебя могут украсть у меня.

Цяо Байши сначала подумал, что она шутит, но её глаза переполняли по-настоящему сложные чувства. Казалось, что она действительно искренне переживала об этом.

– Я искренне благодарен Старейшине Нин за её помощь, и потому я, Цяо Байши, почту за честь стать вашим помощником.

– Байши, ты на самом деле хочешь этого? – радостно взглянула на него Старейшина Нин.

– Вне всяких сомнений, – ответил Цяо Байши.

– Нет-нет, – Старейшина Нин вновь покачала головой, – Я не могу быть такой эгоисткой. Я просто не смогу вынести того, что ты будешь лишь моим подчинённым. Байши, с твоими талантами, ты обязан, по крайней мере, быть старейшиной.

Цяо Байши усмехнулся:

– Я иностранец, который лишь недавно прибыл в Королевство Небесного Древа. Мне будет гораздо спокойней, если я смогу остаться рядом со Старейшиной Нин и помогать вам, что к тому же намного реальнее. Мечтать о большем просто бессмысленно.

Старейшина Нин ничего не сказала, лишь неторопливо подошла к зеркалу, и посмотрев на своё отражение, погрузилась в глубокое раздумье.

Стоит заметить, что хотя Ши Сяояо казался грубым и заносчивым, на самом деле он оказался вполне серьёзным человеком. И благодаря своими усилиям, уже на следующий день он смог заполучить для Цзян Чэня статус знати четвёртого ранга, а также подарил ему большой особняк в знатном районе города.

Это действительно была довольно приятная неожиданность.

Цзян Чэнь не думал, что кувшин с Цветущим Вином Белой Росы будет так высоко оценён. Ши Сяояо не только разрешил проблему со знатным статусом, но и решил проблему с жильём.

И подобная эффективность действительно была довольно высокой.

Заместитель Начальника Ян Чжао также был одним из людей с высокой эффективностью. Он использовал почти все имеющиеся связи за последние два дня и наконец-то собрал все предметы из списка.

– Дядя, ты хочешь, чтобы я передал эти предметы Цзян Чэню и извинился перед ним? – лицо Лу Уцзи стало предельно решительным, когда он воскликнул, – Я не пойду!

– Не пойдёшь? А кто ещё, если не ты? – сердито спросил Ян Чжао.

– Но разве дядя уже не ходил к нему? Всегда неловко лишь в первый раз, но последующие разы уже намного проще. Вам стоит сходить туда ещё раз, – для Лу Уцзи, который хотел убить Цзян Чэня, навестить того было слишком неудобно и нестерпимо.

– Лу Уцзи, у тебя каша вместо мозгов? Мне пойти? А если Цзян Чэнь не примет это, если пойду я? Отлично, можешь не идти. Но тогда если не удастся решить проблему с тремя великими храмами, то именно ты будешь отвечать перед главным начальником и примешь на себя всю его ярость. Я всегда относился к тебе, как родному сыну, а ты лишь постоянно разочаровываешь меня!

Лу Уцзи не боялся ничего под небесами или над землёй лишь из-за своего дяди. И когда он увидел, что Ян Чжао был по-настоящему зол, то вновь загнусавил:

– Дядя, не говори так. От имени моей покойно матушки…

– Хватит упоминать свою мать! Если вновь заговоришь о ней, то я сразу же вышвырну тебя отсюда! Я спрошу ещё раз, ты идёшь или нет?

Лу Уцзи понял, что в этот раз его козырная карта оказалась бесполезна, и скрипнув зубами, он с горьким лицом сказал:

– Да пойду я, пойду.

Лу Уцзи знал, что если сейчас он не пойдёт, то, скорее всего, навсегда потеряет любовь своего дяди.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава