Глава - 160:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Столица Королевства Небесного Древа, перед особняком Цзян Чэня. – Что? Как ты назвался? – Цяо Шань приложил ладонь к уху, как люди, которые что-то не расслышали, – Ты чего, мало каши ел? Не можешь сказать погромче? Лицо Лу Уцзи исказилось от ярости. Какое унижение! Как он мог не понять, что личная охрана Цзян Чэня специально стыдила и злила его? Вот только, учитывая обстоятельства, он, не смотря положение Лу Уцзи, не смел усложнять и без того проблемное дело. Он усилием воли подавил гнев и сказал, повысив голос: – Я ‒ Лу Уцзи, и пришёл сюда, чтобы извиниться перед Цзян Чэнем. – Лу Уцзи? – Цяо Шань удивлённо повернулся к своим товарищам, – А кто такой этот Лу Уцзи? Вы слышали о нём? Все остальные, посмеиваясь, покачали головами. Как Лу Уцзи мог не понимать, что они специально издевались над ним? С присущим ему высокомерным и надменным поведением, Лу Уцзи уже был готов обнажить свой меч, чтобы покарать тех, кто оскорблял его. Однако, оставшаяся при нём толика здравого смысла, выстояла против волны ненависти. И собрав всё своё мужество, он громко крикнул: – Братья, я уже принёс предметы, которые просил ваш господин. Это была моя вина, что я, имея глаза, не разглядел горы Тайшань. И потому я пришёл, чтобы извиниться перед вашим юным господином. В этот момент, изнутри дома раздался искренний смех, и оттуда вышли Цзян Чэнь с Тянь Шао, идя бок о бок. – Командир Тянь, благодарю тебя за всё, что ты сделал для меня за последние дни. Я уже обосновался здесь, так что можешь вернуться в Гвардию Драконьего Клыка и доложить об этом. И кстати, как будешь там, передавай привет начальникам. Тянь Шао, обхватив рукой кулак другой, произнёс: – Не стоит благодарностей, Цзян Чэнь, можешь не провожать, дальше я и сам справлюсь. Эти двое, дружелюбно беседуя и смеясь, дошли до выхода из двора, полностью игнорируя присутствие Лу Уцзи, словно он был невидимкой. Особенно Тянь Шао, его глаза лишь вскользь пронеслись мимо лица Лу Уцзи, когда он проходил через ворота. И после этого он даже ни разу не взглянул на Лу Уцзи, пока уходил. Лу Уцзи был в ярости. До сих пор он всегда ставил себя выше других и взирал на остальных свысока. В пределах Гвардии Драконьего Клыка, даже непосредственный начальник Тянь Шао всегда был дружелюбен, когда видел Лу Уцзи, уважительно называя его Генералом Лу. А этот Тянь Шао посмел игнорировать его, Лу Уцзи! Он осмелился игнорировать вице-генерала, который был выше того по званию! «Тянь Шао, когда я разберусь с этим делом, то покажу тебе, насколько велика цена за оскорбление меня, Лу Уцзи!» Лу Уцзи злобно уставился на спину Тянь Шао, заскрипев зубами. – Хватит пялиться на него. Прежде чем мстить, ты должен для начала понять, удастся ли сделать это в нынешних обстоятельствах, – благодаря натренированным Каменному Сердцу и Глазу Бога, Цзян Чэнь видел насквозь людские сердца, и его оценка была предельно точной. – Цзян Чэнь, а ты сейчас, небось, доволен собой? – не мог не спросить Лу Уцзи. Цзян Чэнь усмехнулся: – Да, всё же ты ещё не полный дурак! Ты даже способен определить, что я доволен. Ты прав, я действительно доволен, а с чего бы мне быть недовольным? Тот, кто хотел растоптать меня, теперь умоляет меня принять его подношения и мольбы о прощении. Скажи мне, ты бы не был доволен, если бы подобное случилось с тобой? Если бы всё это произошло с Лу Уцзи, то он, несомненно, был бы не просто доволен, а чрезвычайно горд собой. Даже сам Лу Уцзи не мог отрицать этого. – Цзян Чэнь, здесь всё, что ты просил. Можешь сам убедиться, – Лу Уцзи всё же не был полным идиотом, он прекрасно понимал, что словесная перепалка с Цзян Чэнем до добра не доведёт, а лишь создаст дополнительные неприятности. – Положи их там, где стоишь. Думаю, у тебя бы не хватило смелости что-нибудь не доложить, – слабо усмехнулся Цзян Чэнь. – А что насчёт трёх великих храмов? – больше всего Лу Уцзи беспокоила именно эта проблема. Если три великих храма не успокоятся, то, по возвращению, его выпотрошат и лишат всех сухожилий. – А какое это имеет отношение ко мне? – улыбнулся Цзян Чэнь. Лу Уцзи побледнел: – Цзян Чэнь, что ты хочешь этим сказать? Я же принёс тебе все предметы, так почему ты отказываешься от своих слов? Цзян Чэнь рассмеялся, и ничего не ответив ему, он обратился к Цяо Шаню и Цяо Чуаню: – Занесите ингредиенты внутрь. Отдав приказ, Цзян Чэнь отправился обратно во двор, оставляя Лу Уцзи снаружи. Лу Уцзи не знал, стоит ему уйти или же остаться. – Цзян Чэнь, не смей так обманывать людей! – торопливо бросил Лу Уцзи, забеспокоившись. – Обманывать людей? – раздался спокойный голос Цзян Чэня изнутри, – Лу Уцзи, ты слишком много думаешь. Ведь в моих глазах ты даже не человек. Да кто ты такой, чтобы я стал обманывать тебя? Лучше убирайся подобру-поздорову и не выставляй себя дураком перед моим домом. Если тебе самому не стыдно, то нечего меня пристыжать. Лу Уцзи всей душой хотел вспылить, но он всё же понимал, что если сейчас наломает дров, то лишь даст Цзян Чэню лишний повод отомстить. Это была территория Цзян Чэня, а как известно, настоящий человек никогда не опростоволосится на глазах у всех. «Ну, погоди, Цзян Чэнь! Ты взял предметы, но не выполнил свою часть соглашения. Сейчас я не могу ничего с этим поделать, но вот мой дядя... – у Лу Уцзи возникла одна идея, – Точно, я сейчас же вернусь к дяде и расскажу ему о произошедшем. Естественно, я всё приукрашу, чтобы разгневать дядю такой степени, чтобы он предпринял что-нибудь против этого Цзян Чэня!» Лу Уцзи вернулся в особняк Ян Чжао, а затем, с большим энтузиазмом и многочисленными приукрашиваниями поведал своему дяде о произошедшем, при этом преувеличив надменность Цзян Чэня в десятки раз. После большого потока слов Лу Уцзи, Ян Чжао поднял ногу и пнул по заднице племянника, закричав: – Тупица! Да ты просто свинья в сравнении с Цзян Чэнем! – Что… Что опять я сделал не так? – спросил Лу Уцзи с невинным лицом. – Что? Ты действительно думаешь, что Цзян Чэнь такой же дурак, как и ты, чтобы принять плату и ничего не сделать? Мы только что получили сообщения от трёх храмов о возобновлении сотрудничества. – Э? – ошеломлённо замер Лу Уцзи. Все его усилия оказались напрасны. Подняв шею, Лу Уцзи озвучил другую идею: – Дядя, раз теперь сотрудничество восстановлено, это значит, что три великих храма больше не злятся на нас. И разве ты просто проглотишь тот факт, что Цзян Чэнь ограбил нас? Это не в твоём духе. – Проглочу? – холодно засмеялся Ян Чжао, – Я-то проглочу, а вот хватит ли у этого Цзян Чэня желудка, чтобы проглотить кое-что от меня! Лу Уцзи тут же оживился, когда услышал последние слова. – Дядя, что за гениальная идея пришла тебе на ум? – Уцзи, ты понял, в чём была твоя ошибка? Твоя ошибка в том, что ты сразу же атаковал того, кого не следовало. Конечно же, я тоже допустил ошибку по недосмотру. Но теперь, ты не должен сам совершать нападки. Цзян Чэнь обидел Северный Дворец, так почему мы должны нападать на врага Северного Дворца? Запомни на будущее, не стоит действовать как оружие в чьих-то руках. Вместо этого, будь тем, кто спровоцирует Северный Дворец на действия против Цзян Чэня. Лу Уцзи хлопнул по бёдрам, сказав: – Точно! Я действительно просчитался в этот раз. Ведь изначально это было дело Северного Дворца. Я действовал слишком активно лишь потому, что хотел выслужиться перед первым принцем. – В следующий раз будь мудрее! – Ян Чжао проанализировал ситуацию, – Первый принц, естественно, запомнит, скольким ты пожертвовал в этот раз. И ты можешь воспользоваться этой возможностью, чтобы заполучить ещё больше расположения у первого принца. Запомни, в итоге, лишь ты сам решаешь, быть тебе драконом или змеёй. И когда первый принц взойдёт на трон, ты можешь продолжать ничего не делать, подавляя свой гнев, или же заполучишь должность главного начальника. Хотя я и могу поддерживать тебя из тени, но мои возможности всё же ограничены. Лу Уцзи погрузился в свои мысли. … В поместье четвёртого принца Е Жуна. Е Жун рассмеялся от души: – Младший брат, я вновь должен сказать, что недооценил твои способности. Давай выпьем, эту чарку вина я пью за тебя! – Я также пью за младшего брата Цзян Чэня! – Тянь Шао тоже поднял свою чарку. Он был очень благодарен Цзян Чэню. Эта благодарность была сильно похожа на благодарность Фэн Яня к Цзян Чэню. – Вы меня засмущали. Надеюсь, в этот раз я не навлёк бед на четвёртого принца, – Цзян Чэнь поднял свою чарку, и привлёкши к себе внимание остальных, обратился к Тянь Шао, – Брат Тянь, поздравляю тебя с повышением до вице-генерала! – Навлёк бед? – улыбнулся Е Жун, – Именно таких перемен я ожидал увидеть, когда приглашал тебя в столицу. Чем больше неприятностей ты сможешь создать, тем крепче моя гордость. Это лишний раз доказывает, что моя оценка была достаточно точной. Тянь Шао тоже улыбнулся: – Младший брат Цзян Чэнь, вовсе необязательно, что это дело принесло неприятности четвёртому принцу. По крайней мере, в столице нет никого, кто бы мог устроить ему неприятности от лица первого принца. Хотя первый принц и не стал лично принимать участие в этом деле, но каждый принц прекрасно знает, что первый принц хотел воспользоваться этой возможностью для подавления четвёртого принца. Однако, в этот раз он просчитался. Тянь Шао был военным. И неважно, командир ли он или вице-генерал, его слова всегда были прямолинейны и предельно откровенны. Он не любил ходить вокруг да около. Именно это восхищало Е Жуна в Тянь Шао. – Давайте выпьем, – Цзян Чэнь действительно не предполагал, что это дело будет вмешано в тайную борьбу между принцами. И слушая их расхваливания, Цзян Чэнь вовсе не зазнавался. После того, как вино наполнило собой их желудки, Е Жун вновь сказал: – Младший брат, хотя я и не знаю, почему три великих храма одновременно приложили столько усилий ради тебя, но я всё же должен напомнить тебе об одном моменте. Твоё положение и статус теперь изменились. И количество людей, которые положили на тебя глаз, также сильно увеличилось. И что бы ты ни делал, будь осторожен. К тому же, Заместитель Начальника Ян из Гвардии Драконьего Клыка и люди Северного Дворца вовсе не единственные, кого стоит опасаться. – Верно, ты должен быть готов к их ответным действиям. Цзян Чэнь кивнул: – Благодарю за напоминание. Я всё понял. Е Жун от души рассмеялся, и вдруг кое-что вспомнил: – Точно, младший брат, я же хотел тебе кое о чём рассказать. – О чём? – Дело вот в чём. У моего учителя, Наставника Двора Чунлоу, через полмесяца будет день рождения. И все принцы пойдут поздравить его. Так вот, у меня есть лишь три свободных места, то есть, я могу взять с собой только троих. Потому я хотел спросить, не захочет ли младший брат присоединиться ко мне? Пойти поздравлять с днём рождения постороннего человека? Честно говоря, Цзян Чэню не особо хотелось идти. Но поскольку Е Жун поставил вопрос таким образом, то он явно не спрашивал мнение Цзян Чэня, а скорее, приглашал его принять участие. И очевидно, что Цзян Чэнь не мог отказаться. Цзян Чэнь улыбнулся и кивнул: – Учитель принца непременно всеми уважаемый старец. И почти наверняка там не должно быть скучно. Если я смогу пойти и расширить свой кругозор, то будет просто замечательно. – Верно-верно. Ты также можешь расширить свои связи и повысить свою узнаваемость. Ты лишь недавно прибыл в Королевство Небесного Древа и, естественно, ещё ничего не знаешь о Наставнике Двора. Когда Тянь Шао услышал имя Наставника Двора, у него на лице явно читалось глубокое уважение и почтение, а всё его тело мгновенно идеально выпрямилось. – Младший брат Цзян Чэнь, Наставник Двора – защитник нашего королевства уровня духовного короля. Его развитие просто непостижимо и загадочно. Поговаривают, что даже старейшины Секты Дивного Древа восхищаются уровнем развития боевого дао Наставника Двора. – Защитник уровня духовного короля? – замер Цзян Чэнь. Он лишь знал, что практики на пике духовной сферы имели право называться духовными королями. И те, кого нарекали духовными королями, обычно располагались чуть выше пика духовной сферы. – Да, – голос Тянь Шао был невероятно восторженным, – Младший брат Цзян Чэнь, ты же знаешь насколько могущественны четыре великих храма? Так вот, даже главы четырёх великих храмов обязаны звать себя младшими в присутствии Наставника Двора. И как ты думаешь, насколько же он силён? Даже Цзян Чэнь был сильно удивлён. У Королевства Небесного Древа был такой сильный защитник? По сравнению с этим, так называемый прадед Восточного Королевства, который никогда не показывался, выглядел просто посмешищем. – Наставник Двора также прадед королевской семьи? – стало интересно Цзян Чэню. Е Жун вздохнул: – Королевский отец никогда не говорил нам о его статусе. Мы лишь знаем, что его фамилия «Е», однако, мы не знаем, является ли он прадедом королевской семьи. Мы лишь знаем, когда у него день рождения, но даже понятия не имеем о его возрасте. Подобный загадочный старик даже в какой-то степени заинтересовал Цзян Чэня. Защитник королевства уровня духовного короля. Лишь исходя из этих слов, Цзян Чэнь решил, что несмотря ни на что встретится с ним. Он также хотел увидеть, что из себя представляли практики на пике духовной сферы. Вдруг он сможет найти след вдохновения в отношении духовной сферы?

Столица Королевства Небесного Древа, перед особняком Цзян Чэня.

– Что? Как ты назвался? – Цяо Шань приложил ладонь к уху, как люди, которые что-то не расслышали, – Ты чего, мало каши ел? Не можешь сказать погромче?

Лицо Лу Уцзи исказилось от ярости. Какое унижение!

Как он мог не понять, что личная охрана Цзян Чэня специально стыдила и злила его?

Вот только, учитывая обстоятельства, он, не смотря положение Лу Уцзи, не смел усложнять и без того проблемное дело. Он усилием воли подавил гнев и сказал, повысив голос:

– Я ‒ Лу Уцзи, и пришёл сюда, чтобы извиниться перед Цзян Чэнем.

– Лу Уцзи? – Цяо Шань удивлённо повернулся к своим товарищам, – А кто такой этот Лу Уцзи? Вы слышали о нём?

Все остальные, посмеиваясь, покачали головами.

Как Лу Уцзи мог не понимать, что они специально издевались над ним? С присущим ему высокомерным и надменным поведением, Лу Уцзи уже был готов обнажить свой меч, чтобы покарать тех, кто оскорблял его.

Однако, оставшаяся при нём толика здравого смысла, выстояла против волны ненависти. И собрав всё своё мужество, он громко крикнул:

– Братья, я уже принёс предметы, которые просил ваш господин. Это была моя вина, что я, имея глаза, не разглядел горы Тайшань. И потому я пришёл, чтобы извиниться перед вашим юным господином.

В этот момент, изнутри дома раздался искренний смех, и оттуда вышли Цзян Чэнь с Тянь Шао, идя бок о бок.

– Командир Тянь, благодарю тебя за всё, что ты сделал для меня за последние дни. Я уже обосновался здесь, так что можешь вернуться в Гвардию Драконьего Клыка и доложить об этом. И кстати, как будешь там, передавай привет начальникам.

Тянь Шао, обхватив рукой кулак другой, произнёс:

– Не стоит благодарностей, Цзян Чэнь, можешь не провожать, дальше я и сам справлюсь.

Эти двое, дружелюбно беседуя и смеясь, дошли до выхода из двора, полностью игнорируя присутствие Лу Уцзи, словно он был невидимкой.

Особенно Тянь Шао, его глаза лишь вскользь пронеслись мимо лица Лу Уцзи, когда он проходил через ворота. И после этого он даже ни разу не взглянул на Лу Уцзи, пока уходил.

Лу Уцзи был в ярости. До сих пор он всегда ставил себя выше других и взирал на остальных свысока. В пределах Гвардии Драконьего Клыка, даже непосредственный начальник Тянь Шао всегда был дружелюбен, когда видел Лу Уцзи, уважительно называя его Генералом Лу.

А этот Тянь Шао посмел игнорировать его, Лу Уцзи! Он осмелился игнорировать вице-генерала, который был выше того по званию!

«Тянь Шао, когда я разберусь с этим делом, то покажу тебе, насколько велика цена за оскорбление меня, Лу Уцзи!»

Лу Уцзи злобно уставился на спину Тянь Шао, заскрипев зубами.

– Хватит пялиться на него. Прежде чем мстить, ты должен для начала понять, удастся ли сделать это в нынешних обстоятельствах, – благодаря натренированным Каменному Сердцу и Глазу Бога, Цзян Чэнь видел насквозь людские сердца, и его оценка была предельно точной.

– Цзян Чэнь, а ты сейчас, небось, доволен собой? – не мог не спросить Лу Уцзи.

Цзян Чэнь усмехнулся:

– Да, всё же ты ещё не полный дурак! Ты даже способен определить, что я доволен. Ты прав, я действительно доволен, а с чего бы мне быть недовольным? Тот, кто хотел растоптать меня, теперь умоляет меня принять его подношения и мольбы о прощении. Скажи мне, ты бы не был доволен, если бы подобное случилось с тобой?

Если бы всё это произошло с Лу Уцзи, то он, несомненно, был бы не просто доволен, а чрезвычайно горд собой.

Даже сам Лу Уцзи не мог отрицать этого.

– Цзян Чэнь, здесь всё, что ты просил. Можешь сам убедиться, – Лу Уцзи всё же не был полным идиотом, он прекрасно понимал, что словесная перепалка с Цзян Чэнем до добра не доведёт, а лишь создаст дополнительные неприятности.

– Положи их там, где стоишь. Думаю, у тебя бы не хватило смелости что-нибудь не доложить, – слабо усмехнулся Цзян Чэнь.

– А что насчёт трёх великих храмов? – больше всего Лу Уцзи беспокоила именно эта проблема. Если три великих храма не успокоятся, то, по возвращению, его выпотрошат и лишат всех сухожилий.

– А какое это имеет отношение ко мне? – улыбнулся Цзян Чэнь.

Лу Уцзи побледнел:

– Цзян Чэнь, что ты хочешь этим сказать? Я же принёс тебе все предметы, так почему ты отказываешься от своих слов?

Цзян Чэнь рассмеялся, и ничего не ответив ему, он обратился к Цяо Шаню и Цяо Чуаню:

– Занесите ингредиенты внутрь.

Отдав приказ, Цзян Чэнь отправился обратно во двор, оставляя Лу Уцзи снаружи. Лу Уцзи не знал, стоит ему уйти или же остаться.

– Цзян Чэнь, не смей так обманывать людей! – торопливо бросил Лу Уцзи, забеспокоившись.

– Обманывать людей? – раздался спокойный голос Цзян Чэня изнутри, – Лу Уцзи, ты слишком много думаешь. Ведь в моих глазах ты даже не человек. Да кто ты такой, чтобы я стал обманывать тебя? Лучше убирайся подобру-поздорову и не выставляй себя дураком перед моим домом. Если тебе самому не стыдно, то нечего меня пристыжать.

Лу Уцзи всей душой хотел вспылить, но он всё же понимал, что если сейчас наломает дров, то лишь даст Цзян Чэню лишний повод отомстить. Это была территория Цзян Чэня, а как известно, настоящий человек никогда не опростоволосится на глазах у всех.

«Ну, погоди, Цзян Чэнь! Ты взял предметы, но не выполнил свою часть соглашения. Сейчас я не могу ничего с этим поделать, но вот мой дядя... – у Лу Уцзи возникла одна идея, – Точно, я сейчас же вернусь к дяде и расскажу ему о произошедшем. Естественно, я всё приукрашу, чтобы разгневать дядю такой степени, чтобы он предпринял что-нибудь против этого Цзян Чэня!»

Лу Уцзи вернулся в особняк Ян Чжао, а затем, с большим энтузиазмом и многочисленными приукрашиваниями поведал своему дяде о произошедшем, при этом преувеличив надменность Цзян Чэня в десятки раз.

После большого потока слов Лу Уцзи, Ян Чжао поднял ногу и пнул по заднице племянника, закричав:

– Тупица! Да ты просто свинья в сравнении с Цзян Чэнем!

– Что… Что опять я сделал не так? – спросил Лу Уцзи с невинным лицом.

– Что? Ты действительно думаешь, что Цзян Чэнь такой же дурак, как и ты, чтобы принять плату и ничего не сделать? Мы только что получили сообщения от трёх храмов о возобновлении сотрудничества.

– Э? – ошеломлённо замер Лу Уцзи. Все его усилия оказались напрасны.

Подняв шею, Лу Уцзи озвучил другую идею:

– Дядя, раз теперь сотрудничество восстановлено, это значит, что три великих храма больше не злятся на нас. И разве ты просто проглотишь тот факт, что Цзян Чэнь ограбил нас? Это не в твоём духе.

– Проглочу? – холодно засмеялся Ян Чжао, – Я-то проглочу, а вот хватит ли у этого Цзян Чэня желудка, чтобы проглотить кое-что от меня!

Лу Уцзи тут же оживился, когда услышал последние слова.

– Дядя, что за гениальная идея пришла тебе на ум?

– Уцзи, ты понял, в чём была твоя ошибка? Твоя ошибка в том, что ты сразу же атаковал того, кого не следовало. Конечно же, я тоже допустил ошибку по недосмотру. Но теперь, ты не должен сам совершать нападки. Цзян Чэнь обидел Северный Дворец, так почему мы должны нападать на врага Северного Дворца? Запомни на будущее, не стоит действовать как оружие в чьих-то руках. Вместо этого, будь тем, кто спровоцирует Северный Дворец на действия против Цзян Чэня.

Лу Уцзи хлопнул по бёдрам, сказав:

– Точно! Я действительно просчитался в этот раз. Ведь изначально это было дело Северного Дворца. Я действовал слишком активно лишь потому, что хотел выслужиться перед первым принцем.

– В следующий раз будь мудрее! – Ян Чжао проанализировал ситуацию, – Первый принц, естественно, запомнит, скольким ты пожертвовал в этот раз. И ты можешь воспользоваться этой возможностью, чтобы заполучить ещё больше расположения у первого принца. Запомни, в итоге, лишь ты сам решаешь, быть тебе драконом или змеёй. И когда первый принц взойдёт на трон, ты можешь продолжать ничего не делать, подавляя свой гнев, или же заполучишь должность главного начальника. Хотя я и могу поддерживать тебя из тени, но мои возможности всё же ограничены.

Лу Уцзи погрузился в свои мысли.

В поместье четвёртого принца Е Жуна.

Е Жун рассмеялся от души:

– Младший брат, я вновь должен сказать, что недооценил твои способности. Давай выпьем, эту чарку вина я пью за тебя!

– Я также пью за младшего брата Цзян Чэня! – Тянь Шао тоже поднял свою чарку. Он был очень благодарен Цзян Чэню. Эта благодарность была сильно похожа на благодарность Фэн Яня к Цзян Чэню.

– Вы меня засмущали. Надеюсь, в этот раз я не навлёк бед на четвёртого принца, – Цзян Чэнь поднял свою чарку, и привлёкши к себе внимание остальных, обратился к Тянь Шао, – Брат Тянь, поздравляю тебя с повышением до вице-генерала!

– Навлёк бед? – улыбнулся Е Жун, – Именно таких перемен я ожидал увидеть, когда приглашал тебя в столицу. Чем больше неприятностей ты сможешь создать, тем крепче моя гордость. Это лишний раз доказывает, что моя оценка была достаточно точной.

Тянь Шао тоже улыбнулся:

– Младший брат Цзян Чэнь, вовсе необязательно, что это дело принесло неприятности четвёртому принцу. По крайней мере, в столице нет никого, кто бы мог устроить ему неприятности от лица первого принца. Хотя первый принц и не стал лично принимать участие в этом деле, но каждый принц прекрасно знает, что первый принц хотел воспользоваться этой возможностью для подавления четвёртого принца. Однако, в этот раз он просчитался.

Тянь Шао был военным. И неважно, командир ли он или вице-генерал, его слова всегда были прямолинейны и предельно откровенны. Он не любил ходить вокруг да около.

Именно это восхищало Е Жуна в Тянь Шао.

– Давайте выпьем, – Цзян Чэнь действительно не предполагал, что это дело будет вмешано в тайную борьбу между принцами. И слушая их расхваливания, Цзян Чэнь вовсе не зазнавался.

После того, как вино наполнило собой их желудки, Е Жун вновь сказал:

– Младший брат, хотя я и не знаю, почему три великих храма одновременно приложили столько усилий ради тебя, но я всё же должен напомнить тебе об одном моменте. Твоё положение и статус теперь изменились. И количество людей, которые положили на тебя глаз, также сильно увеличилось. И что бы ты ни делал, будь осторожен. К тому же, Заместитель Начальника Ян из Гвардии Драконьего Клыка и люди Северного Дворца вовсе не единственные, кого стоит опасаться.

– Верно, ты должен быть готов к их ответным действиям.

Цзян Чэнь кивнул:

– Благодарю за напоминание. Я всё понял.

Е Жун от души рассмеялся, и вдруг кое-что вспомнил:

– Точно, младший брат, я же хотел тебе кое о чём рассказать.

– О чём?

– Дело вот в чём. У моего учителя, Наставника Двора Чунлоу, через полмесяца будет день рождения. И все принцы пойдут поздравить его. Так вот, у меня есть лишь три свободных места, то есть, я могу взять с собой только троих. Потому я хотел спросить, не захочет ли младший брат присоединиться ко мне?

Пойти поздравлять с днём рождения постороннего человека? Честно говоря, Цзян Чэню не особо хотелось идти. Но поскольку Е Жун поставил вопрос таким образом, то он явно не спрашивал мнение Цзян Чэня, а скорее, приглашал его принять участие. И очевидно, что Цзян Чэнь не мог отказаться.

Цзян Чэнь улыбнулся и кивнул:

– Учитель принца непременно всеми уважаемый старец. И почти наверняка там не должно быть скучно. Если я смогу пойти и расширить свой кругозор, то будет просто замечательно.

– Верно-верно. Ты также можешь расширить свои связи и повысить свою узнаваемость. Ты лишь недавно прибыл в Королевство Небесного Древа и, естественно, ещё ничего не знаешь о Наставнике Двора.

Когда Тянь Шао услышал имя Наставника Двора, у него на лице явно читалось глубокое уважение и почтение, а всё его тело мгновенно идеально выпрямилось.

– Младший брат Цзян Чэнь, Наставник Двора – защитник нашего королевства уровня духовного короля. Его развитие просто непостижимо и загадочно. Поговаривают, что даже старейшины Секты Дивного Древа восхищаются уровнем развития боевого дао Наставника Двора.

– Защитник уровня духовного короля? – замер Цзян Чэнь. Он лишь знал, что практики на пике духовной сферы имели право называться духовными королями. И те, кого нарекали духовными королями, обычно располагались чуть выше пика духовной сферы.

– Да, – голос Тянь Шао был невероятно восторженным, – Младший брат Цзян Чэнь, ты же знаешь насколько могущественны четыре великих храма? Так вот, даже главы четырёх великих храмов обязаны звать себя младшими в присутствии Наставника Двора. И как ты думаешь, насколько же он силён?

Даже Цзян Чэнь был сильно удивлён. У Королевства Небесного Древа был такой сильный защитник? По сравнению с этим, так называемый прадед Восточного Королевства, который никогда не показывался, выглядел просто посмешищем.

– Наставник Двора также прадед королевской семьи? – стало интересно Цзян Чэню.

Е Жун вздохнул:

– Королевский отец никогда не говорил нам о его статусе. Мы лишь знаем, что его фамилия «Е», однако, мы не знаем, является ли он прадедом королевской семьи. Мы лишь знаем, когда у него день рождения, но даже понятия не имеем о его возрасте.

Подобный загадочный старик даже в какой-то степени заинтересовал Цзян Чэня.

Защитник королевства уровня духовного короля. Лишь исходя из этих слов, Цзян Чэнь решил, что несмотря ни на что встретится с ним. Он также хотел увидеть, что из себя представляли практики на пике духовной сферы.

Вдруг он сможет найти след вдохновения в отношении духовной сферы?

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава