Глава - 169:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Посреди сцены, тонкие брови Дань Фэй слегка изогнулись, после чего она сказала с улыбкой: – Хорошо, для начала, правила останутся прежними. Все будут дарить свои подарки ко дню рождения, а когда все подарки будут собраны, дедушка лично выберет три и присудит им места. И те, кто удостоятся первых трёх мест, смогут задать дедушке вопросы и просить его о наставлении. Занявший первое место может задать два вопроса, а занявшие второе и третьи места – по одному. Вот основные правила, все расслышали их? – Сестрица Дань Фэй, мы все давно знаем эти правила. – Да, сестрица Дань Фэй, давай уже перейдём к подаркам! В этот раз я точно собираюсь занять призовое место, чего бы мне это ни стоило! Стоя позади Е Жуна, Цзян Чэнь посмотрел на лица взбудораженных учеников и на общую восторженную атмосферу, подумав, что это было немного странно. Ведь, если подумать, раз этот дедушка столь высокообразованный и выдающийся человек, находящийся вне пределов мирского бытия, то как подарки этих молодых учеников могли заинтересовать его? Разве есть какая необходимость в этом ежегодном вручении подарков? И независимо от того, как Цзян Чэнь смотрел на это, он не думал, что уважаемый наставник был человеком, жаждущим богатств или подарков. Но если он не был человеком, жаждущим богатств, то Цзян Чэнь решительно не понимал, почему наставник придавал этому такое значение. Цзян Чэнь не смог ничего с собой поделать и бросил любопытный взгляд на этого дедушку. Глаза Е Чунлоу были полузакрыты, а его уши глухи к стоящей вокруг шумной атмосфере. В тот момент, когда Цзян Чэнь посмотрел на наставника, веки второго вдруг поднялись и его многозначительный взгляд внезапно встретился со взглядом Цзян Чэня. Цзян Чэнь смущённо улыбнулся, словно его с поличным поймали за подглядыванием, но будучи хладнокровным человеком, Цзян Чэнь просто отвёл взгляд. В это время, на сцене, Наставник Е, казалось, совершенно произвольно открыл глаза, а в его взгляде не было никакого намерения преследовать Цзян Чэня, после чего его веки вновь расслабленно закрылись. Цзян Чэнь не обратил никакого внимания на этот незначительный эпизод, однако, в это время, в сердце Е Чунлоу поднялось несколько небольших волн, а в душе он был немного удивлён, подумав: «Этот молодой человек, стоящий позади Е Жуна, похоже, новенький? Возможно ли, что он тренировал некоторые ментальные искусства? Мои шаги могут даже контролировать сердца практиков духовной сферы, но он был единственным, на кого, похоже, они не оказали влияния?» Реальная сила Наставника Е была на голову выше остальных, и лишь благодаря силе мысли он мог уловить всё движение в радиусе пяти километров. Когда он только что шёл, влияя на сердцебиения людей вокруг, то мысленно следил за ритмом сердец, таким образом определяя уровень развития всех присутствующих молодых людей. Включая Дань Фэй, он ясно выделил двадцать четыре человека, однако, он неожиданно для себя ощутил два различных вида ритма сердец. В итоге, оказалось, что там была рыба, ускользнувшая из его сети! Хотя Цзян Чэнь и смог освободиться от контроля шагов Наставника Е, но он не мог помешать вычислить себя из толпы. Дедушка даже обрадовался сначала, подумав, что уровень развития кого-то из принцев поднялся настолько, что мог противостоять его шагам, влияющим на сердце. Но, в итоге, он обнаружил, что рыба, которая выскользнула из его сети, вовсе не была принцем и даже не практиком духовной сферы. Это был юноша, которого он прежде никогда не видел. Судя по его возрасту, этот юноша, похоже, был даже моложе некоторых принцев. И в тот момент, когда взгляд Цзян Чэня направился на дедушку, последний сразу же почувствовал это и даже спонтанно захотел проверить Цзян Чэня. И он неожиданно обнаружил, что этот малец, который тайком взглянул на него, не чувствовал ни малейшего давления. И когда их глаза встретились, этот юноша просто отвёл взгляд. «А этот парнишка довольно любопытный. Интересно, из какой он семьи?» – сердце Наставника Е охватило некоторое любопытство. Он уже очень давно не встречал такого интересного юноши. На самом деле, он проводил этот банкет в честь дня рождения каждый год лишь потому, что хотел проверить молодых людей королевства в надежде обнаружить что-нибудь удивительное в их развитии. И естественно, так называемое дарение подарков проводилось вовсе не потому, что Е Чунлоу хотел их, а потому, что он желал воспользоваться этой возможностью, чтобы проверить темперамент и интеллект подрастающего поколения. Однако, вся молодёжь была лишь зациклена на борьбе с друг другом, и соперничая за красоту подарков, они стремились снискать его милость. Однако, они и не подозревали, что дедушка придавал значение вовсе не самим подаркам, а основам и нраву молодых людей, которые они демонстрировали через сам процесс вручения подарков. Вот только жаль, что из года в год эти молодые люди не понимали его истинных намерений. В действительности, дедушка даже толком не смотрел на эти подарки. Он сразу же распоряжался, чтобы Дань Фэй отправляла их во Дворец Бесчисленных Сокровищ для последующей продажи. И все вырученные средства Дань Фэй тайно отправляла на благотворительность, материально помогая нищим людям королевства, нуждающимся в помощи, или же помогая развитию бедных практиков, у которых не было влиятельных семей или покровителей. И никто из присутствующих молодых людей даже не подозревал об этом. Стоя позади напряжённого Е Жуна, Цзян Чэнь смог заметить его состояние. И действительно, Е Жун был не просто напряжён. Если точнее, то он был взволнован, боясь получить и боясь потерять. Ведь в этот раз он тоже подготовился. Он хотел занять первое место в этом событии вручения подарков, чтобы заполучить милость наставника. Он мог получить шанс снискать знаний у самого уважаемого наставника, а также заполучить благодарность уважаемого наставника и его хорошее отношение. Однако, Е Жун прекрасно понимал, что хотя он и подготовился, но остальные принцы сделали тоже самое. Все они были умны и знали, что этот день – их единственный хороший шанс в году, чтобы выслужиться перед дедушкой. Никто из них не собирался так легко упускать эту возможность. – Уважаемый наставник, ваш ученик Е Дай прошёл через все шестнадцать королевств, чтобы заполучить этот свиток с «Картиной Моря Познания Жёлтого Дракона». Говорят, что если практик духовной сферы старательно изучит эту картину, то сможет увеличить свою метальную силу, обрести вдохновение и даже использовать её, чтобы продлить жизнь! Я дарю её наставнику, желая, чтобы дедушка прожил долгую жизнь. «Что? Картина Моря Познания Жёлтого Дракона? Даже практики духовной сферы могут использовать её, чтобы повысить свою ментальную силу и продлить жизнь?» «Этот… Этот первый принц не слишком уж перегибает палку? Что ещё можно подарить, чтобы конкурировать с ним наравне после такого сокровища?» «Это конец, похоже, что теперь никто другой не сможет занять первое место. Да чтоб его! Чёрт!» «Картина Моря Познания Жёлтого Дракона? – в этот момент, сердце Е Жуна тоже дёрнулось, рот наполнился горечью, а всевозможные гнетущие мысли охватили его душу, – Чёртов Е Дай! Он наверняка потратил уйму денег на это! Уверен, его подарок заставил других полностью забыть о первом месте!» Е Жун не хотел мириться с этим или принимать такой расклад, однако, он ничего не мог с этим поделать. Е Дай был первым принцем, а его власть по материнской линии была самой сильной среди принцев. И с детства у него было намного больше ресурсов, чем у других. Ведь матерью Е Жуна была обычная наложница без власти или влияния. И даже несмотря на то, что он изо всех сил старался с самого детства, не было ничего удивительного, что он всё равно сильно отставал от первого принца Е Дая во многих аспектах. А теперь, в событии по вручению подарков, первый принц в полной мере продемонстрировал различие между ними. Отдав такой подарок, Е Дай, возвышаясь над остальными, со своим высоким ростом, был в хорошем настроении, наслаждаясь восхищением и завистью толпы. Он всегда гнался за чувством находится выше других, чтобы остальные могли лишь смотреть ему вслед. Именно за это он всегда боролся. Его главной целью было стать наследным принцем и унаследовать трон, чтобы управлять всем Королевством Небесного Древа, заставляя всех падать к его ногам! И любой, кто попытается помешать его стремлениям, будет столь же ненавистен, как гвоздь в глазу или заноза в теле. После того, как Е Дай подарил своё сокровище, Е Цяо, второй принц, естественно, не мог не показать своей слабости. Хотя его подарок и был хорош, но по сравнению с подарком Е Дая, пропасть между ними была слишком велика. Он уже подбирал подходящие формальные фразы, чтобы скрыть свою робость в сердце и приукрасить недостатки, как вдруг… Е Дай взмахом руки остановил его и произнёс: – Не стоит спешить, второй младший. Мои сопровождающие также всегда восхищались дедушкой, и потому они подготовили свои подарки. Что? Все присутствующие вдруг переменились в лицах. Не то что бы сопровождающие не могли дарить подарки, но их участие в этом всегда было необязательным и добровольным. Если они и дарили что-то, то сразу после своих господ. Однако, Е Дай был слишком властным. Он молча ждал, пока не выйдет второй принц Е Цяо, чтобы сказать, что у его последователей есть подарки. Такое неожиданное заявления явно было плевком в лицо второго принца. В то же время, это было примером для других. Последователи первого принца также предоставили подарки на своё усмотрение. Тем самым первый принц как бы говорил: «Даже мои последователи подарили подарки. Неужели у вас лучше положение, чем у меня, первого принца, чтобы совсем ничего не дарить?» Если бы последователи других принцев ничего не подарили, то это лишь подчеркнёт, насколько был продуманным первый принц. Даже его последователи подготовили подарки, только посмотрите насколько он уважает наставника! С этой точки зрения, это также выделило бы его на общем фоне, насколько щедрым, великодушным и вдумчивым человеком был первый принц! Лицо Е Цяо исказилось после такой пощёчины Е Дая, и он в гневе сделал шаг назад. Хотя он и был вторым принцем, но он не мог позволить себе открыто выражать свою враждебность к Е Даю в подобной ситуации. И поскольку нельзя было выйти на открытый конфликт, ему лишь оставалось зажать нос и проглотить свой гнев. Было видно, что Е Дай в этот раз подготовился как следует. Все пять его сопровождающих были его доверенными людьми. Также, Е Дай принял твёрдое решение возвысить этих людей, и в будущем, когда он взойдёт на престол, то все они станут столпами его правления. И возможность подарить подарки, естественно, давало им шанс показать себя перед дедушкой и дать ему узнать о себе, оставив хорошее впечатление. Хотя Синь Удао и Лю Цань обычно всегда задирали носы и были невероятно властными, но в этот момент, когда преподносили свои подарки, они были столь же кроткими, словно мыши, и вели себя максимально подобострастно. Кроме того, они все подготовили небольшие речи, чтобы как следует поздравить уважаемого наставника. Уважаемый наставник лишь слабо кивнул им, не показывая ни печали, ни радости. По его лицу не было видно, был ли он счастлив или недоволен. Он был столь равнодушен, словно бы этот банкет был не в честь его дня рождения. Однако, Е Дай не беспокоился об этом. Он понимал темперамент уважаемого наставника. В его возрасте, достаток и богатства не сделают его счастливым или несчастным. И больше всего его заботила, конечно же, своя репутация и само наличие уважения остальных. Нельзя не сказать, что Е Дай сейчас действительно играл по-крупному. После этого, подарком второго принца был нефритовый кулон в виде цилиня, который был вырезан необычайно тщательно. Цилинь всегда был символом долголетия, к тому же, поскольку нефрит, из которого он сделан, был духовного ранга, то он успокаивал сердце и разум своего хозяина. Это был довольно хороший подарок на день рождения для пожилого человека. Однако, если для остальных этот подарок и мог считаться очень редким и ценным, то только не для защитника королевства уровня духовного короля. У него дома, вероятно, было таких, как минимум, сотня, если не тысяча. Хотя сопровождающие Е Цяо также подарили что-то, их подарки просто меркли в сравнении с теми, что подарили последователи Е Дая. Третий принц Е Чжэн подарил ингредиент для духовной медицины духовного ранга. Он был довольно редким и было сразу видно, что третий принц потратил приличное количество времени и сил на его поиски. Этот подарок был привлекательнее, чем нефритовый кулон второго принца. Сопровождающие третьего принца также подготовили подарки в знак уважения, но их ценность была примерно такой же, как у сопровождающих второго принца Е Цяо. Хотя все эти подарки были хорошими, но в них не было ничего особо интересного. Давление на Е Жуна возросло ещё сильнее. Он понял, что совершил огромную ошибку. И это не потому, что он не подготовил подарок, а потому, что не сказал Цзян Чэню и другим подготовить подарки! Будь то Цзян Чэнь, Тянь Шао или же Линь Цяньли, Е Жун не просил их хоть что-нибудь подготовить. А всё потому, что в соответствии прежней традицией, подарки от сопровождающих ни на что не влияли. И потому никто бы не стал раздувать из этого большую проблему. Но сегодня, первый принц Е Дай специально распорядился так, чтобы его последователи взяли с собой подарки. И такой неожиданный ход застал Е Жуна врасплох.

Посреди сцены, тонкие брови Дань Фэй слегка изогнулись, после чего она сказала с улыбкой:

– Хорошо, для начала, правила останутся прежними. Все будут дарить свои подарки ко дню рождения, а когда все подарки будут собраны, дедушка лично выберет три и присудит им места. И те, кто удостоятся первых трёх мест, смогут задать дедушке вопросы и просить его о наставлении. Занявший первое место может задать два вопроса, а занявшие второе и третьи места – по одному. Вот основные правила, все расслышали их?

– Сестрица Дань Фэй, мы все давно знаем эти правила.

– Да, сестрица Дань Фэй, давай уже перейдём к подаркам! В этот раз я точно собираюсь занять призовое место, чего бы мне это ни стоило!

Стоя позади Е Жуна, Цзян Чэнь посмотрел на лица взбудораженных учеников и на общую восторженную атмосферу, подумав, что это было немного странно.

Ведь, если подумать, раз этот дедушка столь высокообразованный и выдающийся человек, находящийся вне пределов мирского бытия, то как подарки этих молодых учеников могли заинтересовать его? Разве есть какая необходимость в этом ежегодном вручении подарков?

И независимо от того, как Цзян Чэнь смотрел на это, он не думал, что уважаемый наставник был человеком, жаждущим богатств или подарков.

Но если он не был человеком, жаждущим богатств, то Цзян Чэнь решительно не понимал, почему наставник придавал этому такое значение.

Цзян Чэнь не смог ничего с собой поделать и бросил любопытный взгляд на этого дедушку. Глаза Е Чунлоу были полузакрыты, а его уши глухи к стоящей вокруг шумной атмосфере.

В тот момент, когда Цзян Чэнь посмотрел на наставника, веки второго вдруг поднялись и его многозначительный взгляд внезапно встретился со взглядом Цзян Чэня.

Цзян Чэнь смущённо улыбнулся, словно его с поличным поймали за подглядыванием, но будучи хладнокровным человеком, Цзян Чэнь просто отвёл взгляд.

В это время, на сцене, Наставник Е, казалось, совершенно произвольно открыл глаза, а в его взгляде не было никакого намерения преследовать Цзян Чэня, после чего его веки вновь расслабленно закрылись.

Цзян Чэнь не обратил никакого внимания на этот незначительный эпизод, однако, в это время, в сердце Е Чунлоу поднялось несколько небольших волн, а в душе он был немного удивлён, подумав: «Этот молодой человек, стоящий позади Е Жуна, похоже, новенький? Возможно ли, что он тренировал некоторые ментальные искусства? Мои шаги могут даже контролировать сердца практиков духовной сферы, но он был единственным, на кого, похоже, они не оказали влияния?»

Реальная сила Наставника Е была на голову выше остальных, и лишь благодаря силе мысли он мог уловить всё движение в радиусе пяти километров. Когда он только что шёл, влияя на сердцебиения людей вокруг, то мысленно следил за ритмом сердец, таким образом определяя уровень развития всех присутствующих молодых людей.

Включая Дань Фэй, он ясно выделил двадцать четыре человека, однако, он неожиданно для себя ощутил два различных вида ритма сердец.

В итоге, оказалось, что там была рыба, ускользнувшая из его сети!

Хотя Цзян Чэнь и смог освободиться от контроля шагов Наставника Е, но он не мог помешать вычислить себя из толпы.

Дедушка даже обрадовался сначала, подумав, что уровень развития кого-то из принцев поднялся настолько, что мог противостоять его шагам, влияющим на сердце.

Но, в итоге, он обнаружил, что рыба, которая выскользнула из его сети, вовсе не была принцем и даже не практиком духовной сферы. Это был юноша, которого он прежде никогда не видел.

Судя по его возрасту, этот юноша, похоже, был даже моложе некоторых принцев.

И в тот момент, когда взгляд Цзян Чэня направился на дедушку, последний сразу же почувствовал это и даже спонтанно захотел проверить Цзян Чэня.

И он неожиданно обнаружил, что этот малец, который тайком взглянул на него, не чувствовал ни малейшего давления. И когда их глаза встретились, этот юноша просто отвёл взгляд.

«А этот парнишка довольно любопытный. Интересно, из какой он семьи?» – сердце Наставника Е охватило некоторое любопытство. Он уже очень давно не встречал такого интересного юноши.

На самом деле, он проводил этот банкет в честь дня рождения каждый год лишь потому, что хотел проверить молодых людей королевства в надежде обнаружить что-нибудь удивительное в их развитии.

И естественно, так называемое дарение подарков проводилось вовсе не потому, что Е Чунлоу хотел их, а потому, что он желал воспользоваться этой возможностью, чтобы проверить темперамент и интеллект подрастающего поколения.

Однако, вся молодёжь была лишь зациклена на борьбе с друг другом, и соперничая за красоту подарков, они стремились снискать его милость.

Однако, они и не подозревали, что дедушка придавал значение вовсе не самим подаркам, а основам и нраву молодых людей, которые они демонстрировали через сам процесс вручения подарков.

Вот только жаль, что из года в год эти молодые люди не понимали его истинных намерений.

В действительности, дедушка даже толком не смотрел на эти подарки. Он сразу же распоряжался, чтобы Дань Фэй отправляла их во Дворец Бесчисленных Сокровищ для последующей продажи.

И все вырученные средства Дань Фэй тайно отправляла на благотворительность, материально помогая нищим людям королевства, нуждающимся в помощи, или же помогая развитию бедных практиков, у которых не было влиятельных семей или покровителей.

И никто из присутствующих молодых людей даже не подозревал об этом.

Стоя позади напряжённого Е Жуна, Цзян Чэнь смог заметить его состояние.

И действительно, Е Жун был не просто напряжён. Если точнее, то он был взволнован, боясь получить и боясь потерять. Ведь в этот раз он тоже подготовился.

Он хотел занять первое место в этом событии вручения подарков, чтобы заполучить милость наставника. Он мог получить шанс снискать знаний у самого уважаемого наставника, а также заполучить благодарность уважаемого наставника и его хорошее отношение.

Однако, Е Жун прекрасно понимал, что хотя он и подготовился, но остальные принцы сделали тоже самое. Все они были умны и знали, что этот день – их единственный хороший шанс в году, чтобы выслужиться перед дедушкой. Никто из них не собирался так легко упускать эту возможность.

– Уважаемый наставник, ваш ученик Е Дай прошёл через все шестнадцать королевств, чтобы заполучить этот свиток с «Картиной Моря Познания Жёлтого Дракона». Говорят, что если практик духовной сферы старательно изучит эту картину, то сможет увеличить свою метальную силу, обрести вдохновение и даже использовать её, чтобы продлить жизнь! Я дарю её наставнику, желая, чтобы дедушка прожил долгую жизнь.

«Что? Картина Моря Познания Жёлтого Дракона? Даже практики духовной сферы могут использовать её, чтобы повысить свою ментальную силу и продлить жизнь?»

«Этот… Этот первый принц не слишком уж перегибает палку? Что ещё можно подарить, чтобы конкурировать с ним наравне после такого сокровища?»

«Это конец, похоже, что теперь никто другой не сможет занять первое место. Да чтоб его! Чёрт!»

«Картина Моря Познания Жёлтого Дракона? – в этот момент, сердце Е Жуна тоже дёрнулось, рот наполнился горечью, а всевозможные гнетущие мысли охватили его душу, – Чёртов Е Дай! Он наверняка потратил уйму денег на это! Уверен, его подарок заставил других полностью забыть о первом месте!»

Е Жун не хотел мириться с этим или принимать такой расклад, однако, он ничего не мог с этим поделать. Е Дай был первым принцем, а его власть по материнской линии была самой сильной среди принцев. И с детства у него было намного больше ресурсов, чем у других.

Ведь матерью Е Жуна была обычная наложница без власти или влияния. И даже несмотря на то, что он изо всех сил старался с самого детства, не было ничего удивительного, что он всё равно сильно отставал от первого принца Е Дая во многих аспектах.

А теперь, в событии по вручению подарков, первый принц в полной мере продемонстрировал различие между ними.

Отдав такой подарок, Е Дай, возвышаясь над остальными, со своим высоким ростом, был в хорошем настроении, наслаждаясь восхищением и завистью толпы.

Он всегда гнался за чувством находится выше других, чтобы остальные могли лишь смотреть ему вслед. Именно за это он всегда боролся.

Его главной целью было стать наследным принцем и унаследовать трон, чтобы управлять всем Королевством Небесного Древа, заставляя всех падать к его ногам!

И любой, кто попытается помешать его стремлениям, будет столь же ненавистен, как гвоздь в глазу или заноза в теле.

После того, как Е Дай подарил своё сокровище, Е Цяо, второй принц, естественно, не мог не показать своей слабости. Хотя его подарок и был хорош, но по сравнению с подарком Е Дая, пропасть между ними была слишком велика. Он уже подбирал подходящие формальные фразы, чтобы скрыть свою робость в сердце и приукрасить недостатки, как вдруг…

Е Дай взмахом руки остановил его и произнёс:

– Не стоит спешить, второй младший. Мои сопровождающие также всегда восхищались дедушкой, и потому они подготовили свои подарки.

Что?

Все присутствующие вдруг переменились в лицах.

Не то что бы сопровождающие не могли дарить подарки, но их участие в этом всегда было необязательным и добровольным. Если они и дарили что-то, то сразу после своих господ.

Однако, Е Дай был слишком властным. Он молча ждал, пока не выйдет второй принц Е Цяо, чтобы сказать, что у его последователей есть подарки. Такое неожиданное заявления явно было плевком в лицо второго принца.

В то же время, это было примером для других. Последователи первого принца также предоставили подарки на своё усмотрение.

Тем самым первый принц как бы говорил: «Даже мои последователи подарили подарки. Неужели у вас лучше положение, чем у меня, первого принца, чтобы совсем ничего не дарить?»

Если бы последователи других принцев ничего не подарили, то это лишь подчеркнёт, насколько был продуманным первый принц. Даже его последователи подготовили подарки, только посмотрите насколько он уважает наставника!

С этой точки зрения, это также выделило бы его на общем фоне, насколько щедрым, великодушным и вдумчивым человеком был первый принц!

Лицо Е Цяо исказилось после такой пощёчины Е Дая, и он в гневе сделал шаг назад. Хотя он и был вторым принцем, но он не мог позволить себе открыто выражать свою враждебность к Е Даю в подобной ситуации.

И поскольку нельзя было выйти на открытый конфликт, ему лишь оставалось зажать нос и проглотить свой гнев.

Было видно, что Е Дай в этот раз подготовился как следует. Все пять его сопровождающих были его доверенными людьми. Также, Е Дай принял твёрдое решение возвысить этих людей, и в будущем, когда он взойдёт на престол, то все они станут столпами его правления.

И возможность подарить подарки, естественно, давало им шанс показать себя перед дедушкой и дать ему узнать о себе, оставив хорошее впечатление.

Хотя Синь Удао и Лю Цань обычно всегда задирали носы и были невероятно властными, но в этот момент, когда преподносили свои подарки, они были столь же кроткими, словно мыши, и вели себя максимально подобострастно. Кроме того, они все подготовили небольшие речи, чтобы как следует поздравить уважаемого наставника.

Уважаемый наставник лишь слабо кивнул им, не показывая ни печали, ни радости. По его лицу не было видно, был ли он счастлив или недоволен.

Он был столь равнодушен, словно бы этот банкет был не в честь его дня рождения.

Однако, Е Дай не беспокоился об этом. Он понимал темперамент уважаемого наставника. В его возрасте, достаток и богатства не сделают его счастливым или несчастным. И больше всего его заботила, конечно же, своя репутация и само наличие уважения остальных.

Нельзя не сказать, что Е Дай сейчас действительно играл по-крупному.

После этого, подарком второго принца был нефритовый кулон в виде цилиня, который был вырезан необычайно тщательно. Цилинь всегда был символом долголетия, к тому же, поскольку нефрит, из которого он сделан, был духовного ранга, то он успокаивал сердце и разум своего хозяина. Это был довольно хороший подарок на день рождения для пожилого человека.

Однако, если для остальных этот подарок и мог считаться очень редким и ценным, то только не для защитника королевства уровня духовного короля. У него дома, вероятно, было таких, как минимум, сотня, если не тысяча.

Хотя сопровождающие Е Цяо также подарили что-то, их подарки просто меркли в сравнении с теми, что подарили последователи Е Дая.

Третий принц Е Чжэн подарил ингредиент для духовной медицины духовного ранга. Он был довольно редким и было сразу видно, что третий принц потратил приличное количество времени и сил на его поиски.

Этот подарок был привлекательнее, чем нефритовый кулон второго принца.

Сопровождающие третьего принца также подготовили подарки в знак уважения, но их ценность была примерно такой же, как у сопровождающих второго принца Е Цяо. Хотя все эти подарки были хорошими, но в них не было ничего особо интересного.

Давление на Е Жуна возросло ещё сильнее. Он понял, что совершил огромную ошибку. И это не потому, что он не подготовил подарок, а потому, что не сказал Цзян Чэню и другим подготовить подарки!

Будь то Цзян Чэнь, Тянь Шао или же Линь Цяньли, Е Жун не просил их хоть что-нибудь подготовить.

А всё потому, что в соответствии прежней традицией, подарки от сопровождающих ни на что не влияли. И потому никто бы не стал раздувать из этого большую проблему.

Но сегодня, первый принц Е Дай специально распорядился так, чтобы его последователи взяли с собой подарки. И такой неожиданный ход застал Е Жуна врасплох.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава