X
X
Глава - 194:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
С началом Осенней Охоты, атмосфера в столице вновь стала оживлённой. Повсюду сновали дети герцогов, прибывшие в столицу из различных подконтрольных территорий, прежде чем направиться к окраинам Секты Дивного Древа, чтобы войти в потерянный предел. В этот раз насчитывалось почти пять тысяч зарегистрированных участников. И из-за того, что количество установленных мест было недостаточно, некоторые места даже умудрились продать за миллион серебряных. «Эта Секта Дивного Древа знает, как зарабатывать. Всё, что они делают, так это открывают потерянный предел, но при этом берут плату по двадцать тысяч серебряных за каждую регистрацию места.» Пять тысяч человек и двадцать тысяч за каждого человека, их прибыль была поистине впечатляющей. И это не говоря о том факте, что половина от всего, что будет добыто в Осенней Охоте, должно быть передано Секте Дивного Древа. – Эта Секта Дивного Древа зарабатывает деньги без всяких усилий, – вздохнул Цзян Чэнь. – Юный господин Чэнь, вы впервые участвуете в Осенней Охоте, так что вам нужно быть настороже. В частности, вам следует следить за временем и не забывать о нём в погоне за выгодой. В противном случае, если вы останетесь внутри, то уже не сможете выйти наружу, и в таком случае ничего не добьётесь, – усмехнулся Тянь Шао. Цзян Чэнь подумал, что даже если он сам и не боялся смерти, то эта невероятно целеустремлённая женщина Дань Фэй, несомненно, боялась. – Старый Тянь, а почему ты в этот раз не идёшь? Тянь Шао улыбнулся: – Военные не могут участвовать в этом. И не только я, но такие же люди, как Синь Удао и Лу Уцзи. Е Жун согласно кивнул: – Да, все военнообязанные не могут принимать участие. В противном случае, если все военные уйдут, а в стране что-то произойдёт и повсеместно возникнут беспорядки, то кто будет разбираться с этим? Цзян Чэнь подтолкнул Сюэ Туна, встав перед Е Жуном, и сказал: – Четвёртый принц, это мой самый ценный помощник, мастер одиннадцати меридиан истинной ци. В этот раз я вынужден доверить его в ваши руки! – Приветствую четвёртого принца, – тон Сюэ Туна был достаточно зрелым, и он также почтительно поклонился. – Хе-хе, вот уж действительно у хорошего генерала не бывает плохих солдат. Цзян Чэнь, твой последователь, похоже, даже немного моложе тебя? Это действительно редкость, чтобы достичь такого уровня в столь малом возрасте. Цзян Чэнь улыбнулся: – Если он достаточно силён, то должен отбросить мирское и вступить в духовную сферу, иначе это всё пустые слова. И я дал ему этот шанс пройти через это испытание как раз, чтобы у него была возможность потренироваться. Они так же болтали и смеялись, когда к ним внезапно приблизилась группа людей. Эту группу возглавлял первый принц Е Дай. При виде недруга, его глаза загорелись гневом. И улыбающееся лицо Е Дая стало темнее тучи. Однако, первым подал голос Е Жун, усмехнувшись: – Старший брат, и ты здесь. – Как будто ты единственный, кому разрешено прийти, – равнодушно бросил Е Дай. Е Жун улыбнулся: – Я думал, что старший брат не будет участвовать, опасаясь за своё бесценное тело. – Четвёртый младший, ты, кажется, зазнался в последнее время. Надеюсь, твоя Осенняя Охота пройдёт успешно, – пренебрежительно улыбнулся Е Дай, и со взмахом руки, удалился со своей группой. Цзян Чэнь, казалось, серьёзно задумался, смотря на спины удаляющейся группы Е Дая. А затем он заговорил с Е Жуном: – Четвёртый принц, похоже, что Осенняя Охота не будет такой уж мирной. Лицо Е Жуна посерьёзнело: – Осенняя Охота никогда не была мирной. И в этот раз, я не отступлю не смотря ни на что. – То есть? Мышцы на лице Е Жуна слегка подрагивали, когда он серьёзно ответил: – Есть новости из королевского гарема, в них говорится, что наш королевский отце решил назвать имя наследного принца в первый месяц следующего года. – А сейчас поздняя осень, то есть осталось лишь три-четыре месяца. – Верно. Это новость оказалась слишком неожиданной, и теперь все принцы ищут возможности показать себя с лучшей стороны перед королевским отцом, – голос Е Жуна был предельно серьёзен, – На стороне матери Е Дая огромная власть и влияние. Они уже распространили свою власть при дворе, пропагандируя и наращивая темпы продвижения интересов Е Дая. Если мне не хватит харизмы на этой Осенней Охоте, то мне будет очень трудно бороться за статус наследного принца. Тянь Шао вздохнул: – Жаль, что младший брат Цзян Чэнь объединяется с мисс Дань Фэй. Если бы младший брат Цзян Чэнь помогал четвёртому принцу, то эта Осенняя Охота, несомненно, была бы невероятно захватывающей. Е Жун усмехнулся. Ничего не поделаешь с тем, что Дань Фэй пригласила к себе Цзян Чэня. Несмотря ни на что, Е Жун ни за что не откажет Дань Фэй. И если подумать, то когда он отдал Цзян Чэня Дань Фэй, она наверняка посчитала, что осталась должна ему за это. И если Дань Фэй замолвит за него словечко перед уважаемым наставником, то можно сказать, что всё это было не зря. Цзян Чэнь лишь улыбнулся, но ничего не сказал. Он не был заинтересован в борьбе принцев и ему было безразлично, кто же из них станет наследным принцем. Тем не менее, он всё ещё был чужестранцем, кого Е Жун лично пригласил к себе, потому, чисто эмоционально, он всё же надеялся, что Е Жун сможет стать наследным принцем и унаследовать трон. По крайней мере, если Е Жун станет наследным принцем, то людям Цзян Чэня можно не переживать о проблемах в Королевстве Небесного Древа. Если же Е Дай станет наследным принцем, то Цзян Чэня и его людей будет ждать куча раздражающих проблем. – Цзян Чэнь! И пока все болтали друг с другом, звонкий неземной голос послышался издалека. Это пришла Дань Фэй. Нынешний наряд Дань Фэй был полным контрастом её обычного скромного и элегантного стиля. На ней был необыкновенно аккуратный халат на меху практика, сочетающийся с такими же шортами, прикрывающими бёдра лишь наполовину. Ниже колен, две стройные голени были обмотаны специальными повязками, а на ногах была пара меховых сапог. Также, за её плечами висела бамбуковая корзина. И когда она только пришла, было видно, что даже её характер сильно изменился в отличии от обычного. Когда она увидел пары глаз, уставившихся прямо на неё, Дань Фэй неторопливо улыбнулась: – И чего это мы уставились? Неужели не видели красивой девушки? Е Жун криво улыбнулся: – Сестрица Дань Фэй, ты действительно непостоянная, с различными обликами. Недавно ты была внушительной и утончённой девушкой, а теперь ты настоящий воин с боевой и героической аурой. – Хватит подлизываться ко мне. И чего вы все встали здесь? Уже скоро надо выходить, – было заметно, что Дань Фэй явно в хорошем настроении. Каждый болтал и смеялся, вместе отправившись дальше. Они покинули столицу и шли примерно сто пятьдесят или двести километров, прежде чем прибыли в горный массив на окраине Секты Дивного Древа. Секта Дивного Древа была одной из скрытых сект частично потому, что её территория была не столь простой, как виделось издалека. Потому что там был ещё один открытый горный массив на её окраинах. И ни один из посторонних не мог войти в истинный мир секты без уникальных координат. Главным на этой Осенней Охотой Потерянного Предела был старейшина Секты Дивного Древа. Со стороны же Королевства Небесного Древа был приглашён дедушка Е Чунлоу. Глядя на то, как старейшина Секты Дивного Древа был невероятно почтителен к дедушке Е Чунлоу, можно было понять, кто на самом деле был здесь главным. И Цзян Чэня это слегка удивило. А вот Дань Фэй, наоборот, слабо улыбалась, глядя на это. Очевидно, что она заранее знала об этом. – Дедушку всегда очень ценят на Осенней Охоте. На самом деле, Секты Дивного Древа здесь лишь для фона. Истинная власть же остаётся в руках дедушки, – поскольку Дань Фэй пребывала в хорошем настроении, она объяснила этот момент Цзян Чэню, когда заметила слабое удивление на его лице. – Хе-хе, раз дедушка тут главный, значит нам можно жульничать? – коварно улыбнулся Цзян Чэнь. – Да чем у тебя голова забита? – когда Дань Фэй что-то не нравилось, её тонкие брови слегка хмурились, – Ты ведь теперь мой союзник, как ты теперь можешь думать о том, чтобы не стараться ради достижения цели? Цзян Чэнь пожал плечами. Он знал, что словесная перепалка с женщиной – это самое скучное занятие в мире. Ведь здесь невозможно победить. – Как только мы попадём в потерянный предел, то будем полностью отрезаны от внешнего мира. И мы не сможем покинуть его раньше времени. Так что нет никакого способа сжульничать, даже если ты того захочешь. Увидев такое поведение Цзян Чэня, Дань Фэй не сдержалась и гневно произнесла: – Цзян Чэнь, я начинаю сомневаться, что объединяться с тобой было хорошей идеей. Не мог бы ты быть чуточку серьёзней? – Хе-хе, так мисс Дань Фэй хочет меня уволить? Дань Фэй, закатив свои очаровательные глаза, бросила: – Хочешь, чтобы я тебя отпустила? Так вот, обойдёшься! Эти двое продолжали пререкаться, пока на сцену не вышел старейшина Секты Дивного Древа и помахал руками, вниз-вверх, призывая к тишине. – Тишина! Совсем скоро откроется потерянный предел. Каждая команда будет заходить туда по одной, в порядке очереди. Это транспортировочная формация с координатами входа. Никто не знает, куда вы попадёте, когда войдёте в неё, потому заранее подготовьтесь психически и эмоционально. – Правила всё те же. Секта Дивного Древа берёт себе половину от ваших ценностей, а другую половину вы можете оставить себе. Кроме того, в этот раз, как всегда, будет топ-3 лучших участников. Когда вы выйдете из транспортировочной формации, вы сможете узнать, как вычисляет ваш ранг в топе, и какие правила. Чем больше вы охотитесь, тем выше будет ваш рейтинг. Те, кто попадут в тройку лучших, получат дополнительные награды. – Дополнительные награды? Неужели Секта Дивного Древа принесла что-то из своих запасов? – Цзян Чэнь не знал, что за первые три места полагается награда. – Ты слишком много думаешь о них. Секта Дивного Древа всё это время будет сидеть здесь и лишь грести деньги лопатами. Как они могут потратить что-либо из своих бесценных запасов? – по тону Дань Фэй, казалось, что она не одобрял поведение Секты Дивного Древа. – Тогда откуда возьмутся эти награды? – поинтересовался Цзян Чэнь. – Овечья шерсть берётся с овец. Все имеющиеся команды должны отдать половину своих охотничьих трофеев. И десять процентов от этой половины будут выделены для команды, занявшей первое место. И ещё десять процентов будут разделены между вторым и третьим местом. И от этих десяти процентов, шестьдесят процентов достанется второму места, а оставшиеся сорок – третьему. Услышав эти слова, Цзян Чэнь не знал, смеяться ему или же плакать: – В этой Секте Дивного Древа такие скряги, они, ничего не делая, просто берут половину от всей добычи и выделяют двадцать процентов на награду. То есть, они просто так забирают себе оставшиеся восемьдесят процентов? – А ты думаешь почему секты такие сильные? Потому что очень богаты? Они полагаются на подобные скупые методы, и лишь забирают себе все ресурсы, при этом совершенно ничего не отдавая. Цзян Чэнь улыбнулся и подумал, что это было весьма разумно. Секты, если хотят быть сильными, должны тратить большую часть ресурсов на свою элиту. Ведь в Осенней Охоте Потерянного Предела, по большей части, принимали участие обычные обыватели. И таким было не суждено стать учениками секты. Так что очевидно, что секта не захочет отдавать свои ресурсы в качестве награды. – Позвольте этому старику сказать пару слов, – в это время, раздался голос уважаемого наставника Е Чунлоу, – Осенняя Охота Потерянного Предела – это знаменательное событие для всего Королевства Небесного Древа, а также редкая возможность испытать себя. Этот старик не будет просить от вас многого, кроме как выслушать пару слов. Главная цель Осенней Охоты – охота за добычей. Лучше вам не брать туда свои личные обиды. В принципе, на Осенней Охоте запрещено кровопролитие между командами и любое другое разрешение личных обид. И естественно, что за этими запретами невозможно жёстко следить. Тем не менее, я хотел бы подчеркнуть, что если факт нападения и убийства будет кем-то раскрыт, то мне об этом сообщат и все ваши действия будут тщательно расследованы. Убийство кого-либо внутри потерянного предела карается также, как и во внешнем мире. Было трудно полностью избежать убийств, но убийцы рисковали также, словно бы делали это во внешнем мире. Как только кто-то узнавал о факте убийства, то по выходу их судили также, будто всё происходило во внешнем мире. Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов. Его статус: перевод редактируется

С началом Осенней Охоты, атмосфера в столице вновь стала оживлённой. Повсюду сновали дети герцогов, прибывшие в столицу из различных подконтрольных территорий, прежде чем направиться к окраинам Секты Дивного Древа, чтобы войти в потерянный предел.

В этот раз насчитывалось почти пять тысяч зарегистрированных участников.

И из-за того, что количество установленных мест было недостаточно, некоторые места даже умудрились продать за миллион серебряных.

«Эта Секта Дивного Древа знает, как зарабатывать. Всё, что они делают, так это открывают потерянный предел, но при этом берут плату по двадцать тысяч серебряных за каждую регистрацию места.»

Пять тысяч человек и двадцать тысяч за каждого человека, их прибыль была поистине впечатляющей.

И это не говоря о том факте, что половина от всего, что будет добыто в Осенней Охоте, должно быть передано Секте Дивного Древа.

– Эта Секта Дивного Древа зарабатывает деньги без всяких усилий, – вздохнул Цзян Чэнь.

– Юный господин Чэнь, вы впервые участвуете в Осенней Охоте, так что вам нужно быть настороже. В частности, вам следует следить за временем и не забывать о нём в погоне за выгодой. В противном случае, если вы останетесь внутри, то уже не сможете выйти наружу, и в таком случае ничего не добьётесь, – усмехнулся Тянь Шао.

Цзян Чэнь подумал, что даже если он сам и не боялся смерти, то эта невероятно целеустремлённая женщина Дань Фэй, несомненно, боялась.

– Старый Тянь, а почему ты в этот раз не идёшь?

Тянь Шао улыбнулся:

– Военные не могут участвовать в этом. И не только я, но такие же люди, как Синь Удао и Лу Уцзи.

Е Жун согласно кивнул:

– Да, все военнообязанные не могут принимать участие. В противном случае, если все военные уйдут, а в стране что-то произойдёт и повсеместно возникнут беспорядки, то кто будет разбираться с этим?

Цзян Чэнь подтолкнул Сюэ Туна, встав перед Е Жуном, и сказал:

– Четвёртый принц, это мой самый ценный помощник, мастер одиннадцати меридиан истинной ци. В этот раз я вынужден доверить его в ваши руки!

– Приветствую четвёртого принца, – тон Сюэ Туна был достаточно зрелым, и он также почтительно поклонился.

– Хе-хе, вот уж действительно у хорошего генерала не бывает плохих солдат. Цзян Чэнь, твой последователь, похоже, даже немного моложе тебя? Это действительно редкость, чтобы достичь такого уровня в столь малом возрасте.

Цзян Чэнь улыбнулся:

– Если он достаточно силён, то должен отбросить мирское и вступить в духовную сферу, иначе это всё пустые слова. И я дал ему этот шанс пройти через это испытание как раз, чтобы у него была возможность потренироваться.

Они так же болтали и смеялись, когда к ним внезапно приблизилась группа людей. Эту группу возглавлял первый принц Е Дай.

При виде недруга, его глаза загорелись гневом.

И улыбающееся лицо Е Дая стало темнее тучи.

Однако, первым подал голос Е Жун, усмехнувшись:

– Старший брат, и ты здесь.

– Как будто ты единственный, кому разрешено прийти, – равнодушно бросил Е Дай.

Е Жун улыбнулся:

– Я думал, что старший брат не будет участвовать, опасаясь за своё бесценное тело.

– Четвёртый младший, ты, кажется, зазнался в последнее время. Надеюсь, твоя Осенняя Охота пройдёт успешно, – пренебрежительно улыбнулся Е Дай, и со взмахом руки, удалился со своей группой.

Цзян Чэнь, казалось, серьёзно задумался, смотря на спины удаляющейся группы Е Дая. А затем он заговорил с Е Жуном:

– Четвёртый принц, похоже, что Осенняя Охота не будет такой уж мирной.

Лицо Е Жуна посерьёзнело:

– Осенняя Охота никогда не была мирной. И в этот раз, я не отступлю не смотря ни на что.

– То есть?

Мышцы на лице Е Жуна слегка подрагивали, когда он серьёзно ответил:

– Есть новости из королевского гарема, в них говорится, что наш королевский отце решил назвать имя наследного принца в первый месяц следующего года.

– А сейчас поздняя осень, то есть осталось лишь три-четыре месяца.

– Верно. Это новость оказалась слишком неожиданной, и теперь все принцы ищут возможности показать себя с лучшей стороны перед королевским отцом, – голос Е Жуна был предельно серьёзен, – На стороне матери Е Дая огромная власть и влияние. Они уже распространили свою власть при дворе, пропагандируя и наращивая темпы продвижения интересов Е Дая. Если мне не хватит харизмы на этой Осенней Охоте, то мне будет очень трудно бороться за статус наследного принца.

Тянь Шао вздохнул:

– Жаль, что младший брат Цзян Чэнь объединяется с мисс Дань Фэй. Если бы младший брат Цзян Чэнь помогал четвёртому принцу, то эта Осенняя Охота, несомненно, была бы невероятно захватывающей.

Е Жун усмехнулся. Ничего не поделаешь с тем, что Дань Фэй пригласила к себе Цзян Чэня. Несмотря ни на что, Е Жун ни за что не откажет Дань Фэй.

И если подумать, то когда он отдал Цзян Чэня Дань Фэй, она наверняка посчитала, что осталась должна ему за это. И если Дань Фэй замолвит за него словечко перед уважаемым наставником, то можно сказать, что всё это было не зря.

Цзян Чэнь лишь улыбнулся, но ничего не сказал.

Он не был заинтересован в борьбе принцев и ему было безразлично, кто же из них станет наследным принцем. Тем не менее, он всё ещё был чужестранцем, кого Е Жун лично пригласил к себе, потому, чисто эмоционально, он всё же надеялся, что Е Жун сможет стать наследным принцем и унаследовать трон.

По крайней мере, если Е Жун станет наследным принцем, то людям Цзян Чэня можно не переживать о проблемах в Королевстве Небесного Древа.

Если же Е Дай станет наследным принцем, то Цзян Чэня и его людей будет ждать куча раздражающих проблем.

– Цзян Чэнь!

И пока все болтали друг с другом, звонкий неземной голос послышался издалека. Это пришла Дань Фэй.

Нынешний наряд Дань Фэй был полным контрастом её обычного скромного и элегантного стиля. На ней был необыкновенно аккуратный халат на меху практика, сочетающийся с такими же шортами, прикрывающими бёдра лишь наполовину.

Ниже колен, две стройные голени были обмотаны специальными повязками, а на ногах была пара меховых сапог. Также, за её плечами висела бамбуковая корзина. И когда она только пришла, было видно, что даже её характер сильно изменился в отличии от обычного.

Когда она увидел пары глаз, уставившихся прямо на неё, Дань Фэй неторопливо улыбнулась:

– И чего это мы уставились? Неужели не видели красивой девушки?

Е Жун криво улыбнулся:

– Сестрица Дань Фэй, ты действительно непостоянная, с различными обликами. Недавно ты была внушительной и утончённой девушкой, а теперь ты настоящий воин с боевой и героической аурой.

– Хватит подлизываться ко мне. И чего вы все встали здесь? Уже скоро надо выходить, – было заметно, что Дань Фэй явно в хорошем настроении.

Каждый болтал и смеялся, вместе отправившись дальше.

Они покинули столицу и шли примерно сто пятьдесят или двести километров, прежде чем прибыли в горный массив на окраине Секты Дивного Древа.

Секта Дивного Древа была одной из скрытых сект частично потому, что её территория была не столь простой, как виделось издалека. Потому что там был ещё один открытый горный массив на её окраинах. И ни один из посторонних не мог войти в истинный мир секты без уникальных координат.

Главным на этой Осенней Охотой Потерянного Предела был старейшина Секты Дивного Древа. Со стороны же Королевства Небесного Древа был приглашён дедушка Е Чунлоу.

Глядя на то, как старейшина Секты Дивного Древа был невероятно почтителен к дедушке Е Чунлоу, можно было понять, кто на самом деле был здесь главным.

И Цзян Чэня это слегка удивило.

А вот Дань Фэй, наоборот, слабо улыбалась, глядя на это. Очевидно, что она заранее знала об этом.

– Дедушку всегда очень ценят на Осенней Охоте. На самом деле, Секты Дивного Древа здесь лишь для фона. Истинная власть же остаётся в руках дедушки, – поскольку Дань Фэй пребывала в хорошем настроении, она объяснила этот момент Цзян Чэню, когда заметила слабое удивление на его лице.

– Хе-хе, раз дедушка тут главный, значит нам можно жульничать? – коварно улыбнулся Цзян Чэнь.

– Да чем у тебя голова забита? – когда Дань Фэй что-то не нравилось, её тонкие брови слегка хмурились, – Ты ведь теперь мой союзник, как ты теперь можешь думать о том, чтобы не стараться ради достижения цели?

Цзян Чэнь пожал плечами. Он знал, что словесная перепалка с женщиной – это самое скучное занятие в мире. Ведь здесь невозможно победить.

– Как только мы попадём в потерянный предел, то будем полностью отрезаны от внешнего мира. И мы не сможем покинуть его раньше времени. Так что нет никакого способа сжульничать, даже если ты того захочешь.

Увидев такое поведение Цзян Чэня, Дань Фэй не сдержалась и гневно произнесла:

– Цзян Чэнь, я начинаю сомневаться, что объединяться с тобой было хорошей идеей. Не мог бы ты быть чуточку серьёзней?

– Хе-хе, так мисс Дань Фэй хочет меня уволить?

Дань Фэй, закатив свои очаровательные глаза, бросила:

– Хочешь, чтобы я тебя отпустила? Так вот, обойдёшься!

Эти двое продолжали пререкаться, пока на сцену не вышел старейшина Секты Дивного Древа и помахал руками, вниз-вверх, призывая к тишине.

– Тишина! Совсем скоро откроется потерянный предел. Каждая команда будет заходить туда по одной, в порядке очереди. Это транспортировочная формация с координатами входа. Никто не знает, куда вы попадёте, когда войдёте в неё, потому заранее подготовьтесь психически и эмоционально.

– Правила всё те же. Секта Дивного Древа берёт себе половину от ваших ценностей, а другую половину вы можете оставить себе. Кроме того, в этот раз, как всегда, будет топ-3 лучших участников. Когда вы выйдете из транспортировочной формации, вы сможете узнать, как вычисляет ваш ранг в топе, и какие правила. Чем больше вы охотитесь, тем выше будет ваш рейтинг. Те, кто попадут в тройку лучших, получат дополнительные награды.

– Дополнительные награды? Неужели Секта Дивного Древа принесла что-то из своих запасов? – Цзян Чэнь не знал, что за первые три места полагается награда.

– Ты слишком много думаешь о них. Секта Дивного Древа всё это время будет сидеть здесь и лишь грести деньги лопатами. Как они могут потратить что-либо из своих бесценных запасов? – по тону Дань Фэй, казалось, что она не одобрял поведение Секты Дивного Древа.

– Тогда откуда возьмутся эти награды? – поинтересовался Цзян Чэнь.

– Овечья шерсть берётся с овец. Все имеющиеся команды должны отдать половину своих охотничьих трофеев. И десять процентов от этой половины будут выделены для команды, занявшей первое место. И ещё десять процентов будут разделены между вторым и третьим местом. И от этих десяти процентов, шестьдесят процентов достанется второму места, а оставшиеся сорок – третьему.

Услышав эти слова, Цзян Чэнь не знал, смеяться ему или же плакать:

– В этой Секте Дивного Древа такие скряги, они, ничего не делая, просто берут половину от всей добычи и выделяют двадцать процентов на награду. То есть, они просто так забирают себе оставшиеся восемьдесят процентов?

– А ты думаешь почему секты такие сильные? Потому что очень богаты? Они полагаются на подобные скупые методы, и лишь забирают себе все ресурсы, при этом совершенно ничего не отдавая.

Цзян Чэнь улыбнулся и подумал, что это было весьма разумно. Секты, если хотят быть сильными, должны тратить большую часть ресурсов на свою элиту.

Ведь в Осенней Охоте Потерянного Предела, по большей части, принимали участие обычные обыватели. И таким было не суждено стать учениками секты. Так что очевидно, что секта не захочет отдавать свои ресурсы в качестве награды.

– Позвольте этому старику сказать пару слов, – в это время, раздался голос уважаемого наставника Е Чунлоу, – Осенняя Охота Потерянного Предела – это знаменательное событие для всего Королевства Небесного Древа, а также редкая возможность испытать себя. Этот старик не будет просить от вас многого, кроме как выслушать пару слов. Главная цель Осенней Охоты – охота за добычей. Лучше вам не брать туда свои личные обиды. В принципе, на Осенней Охоте запрещено кровопролитие между командами и любое другое разрешение личных обид. И естественно, что за этими запретами невозможно жёстко следить. Тем не менее, я хотел бы подчеркнуть, что если факт нападения и убийства будет кем-то раскрыт, то мне об этом сообщат и все ваши действия будут тщательно расследованы. Убийство кого-либо внутри потерянного предела карается также, как и во внешнем мире.

Было трудно полностью избежать убийств, но убийцы рисковали также, словно бы делали это во внешнем мире. Как только кто-то узнавал о факте убийства, то по выходу их судили также, будто всё происходило во внешнем мире.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава