Глава - 195:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
В отличии от других команд, в группе Дань Фэй было лишь два человека. Это уже было довольно уникальным фактом. И хотя их было только двое, но именно они привлекли больше всего внимания остальных. И главной причиной стало не что иное, как экипировка Дань Фэй. До этого, Дань Фэй всегда одевалась скромно и изящно, но теперь, из-за её столь открытого и своенравного наряда, вызывая у знатных сынов и учеников бесконтрольное вожделение. «Странно, я думал, что мисс Дань Фэй всегда участвовала одна. Так почему же теперь у неё есть напарник? Да кто этот пацан? Как он посмел объединиться с Дань Фэй?» «Да что за чёрт? Неужели обычаи и нравы этого мира изменились? Даже Дань Фэй, которая всегда держалась особняком, вдруг с кем-то объединилась! О, небеса, моя богиня захотела объединиться с каким-то другим мужчиной! Чёрт! Ненавижу! Ненавижу!» «Да кто он такой? Мне нужно будет разузнать о нём. Может ли быть, что Дань Фэй, чья планка очень высока, действительно нашла себе возлюбленного?» «Эх, если бы я только мог объединиться с мисс Дань Фэй, то я бы ничего не пожалел ради этого.» Если все эти бесчисленные мужские мысли и бормотания, содержащие зависть к Цзян Чэню, превратились бы в слюну, то её было бы достаточно, чтобы утопить Цзян Чэня от восьми до десяти раз. Цзян Чэнь же продолжал стоять на расстоянии половины вытянутой руки от Дань Фэй, как ни в чём не бывало, полностью игнорируя мужскую зависть и ненависть. Издали на него уставился злобный взгляд. Принадлежал этот взгляд первому принцу Е Даю. «Цзян Чэнь, с чего это вдруг ты объединился с Дань Фэй? Неужели этот скотина четвёртый тоже попал под башмак Дань Фэй? Иначе как бы он смог позволить Цзян Чэню объединиться с кем-то ещё?» – в душе Е Дая так и коробило от нетерпения как можно скорее растоптать Цзян Чэня и занять его место. Не то что бы Цзян Чэнь специально выпендривался перед другими. Он также ясно осознавал, что объединение с Дань Фэй очень рискованно, поскольку может спровоцировать других на нападение. И поскольку он ничего не мог поделать с этим, ему лишь оставалось притупить свои пять чувств, и закрыв глаза, просто уйти в медитацию. В противном случае, если он продолжит стоять под этими ненавистными взглядами слишком долго, то лишь притянет неудачу. Примерно через час, белоснежные и прекрасные руки Дань Фэй с силой дёрнула Цзян Чэня за пояс, безжалостно ущипнув его: – Хватит притворяться мёртвым, наша очередь отправляться. – Э? – Цзян Чэнь ощутил волну боли, и после, растерянно последовал за Дань Фэй в транспортировочную формацию. Когда в следующее мгновение его зрение восстановилось, то они уже оказались в мире потерянного предела. Перед ними находилось огромное озеро, поверхность которого была столь чиста и гладка, словно зеркало, отражая в себе белые облака и голубое небо. Этот вид был так красив, что лишь от одного взгляда на него учащалось дыхание. Они очутились на берегу озера. Когда Дань Фэй смотрела на развернувшуюся перед ней картину, её настроение улучшилось, и она, не сдержавшись, вздохнула: – Это так красиво. Это самое приятное место, где мне удавалось оказаться за все мои три участия в испытании потерянного предела. Сразу же после её слов, без всякого предупреждения, по поверхности воды пошла рябь. После этого, в их сторону резко метнулась водяная стрела, внутри которой находился свирепый медноголовый крокодил, раскрыв свою огромную пасть и собираясь укусить прекрасную шею Дань Фэй Реакция Цзян Чэня была чрезвычайно стремительной, когда выбросил руку в неистовом ударе. – Отвали, мерзкая тварь! Этот удар был одновременно точным и быстрым, попав в подбородок медноголового крокодила, который уже находился в метре от Дань Фэй. Медноголовый крокодил страшно взвыл, после чего вся его нижняя челюсть раздробилась, превращаясь в сплошное кровавое месиво. Воющее тело медноголового крокодила свалилось обратно в воду. Хотя Дань Фэй и смогла сохранить самообладание после такой внезапной атаки, но это охладило её пыл и немного испортило настроение. Её очаровательные глаза взглянули на Цзян Чэня, и слабо улыбнувшись, она произнесла: – А я-то думала, что ты не знаешь, как бережно относиться к женщине. Цзян Чэнь усмехнулся: – Ты только не напридумывай чего. Я просто боюсь, что дедушка мне голову свернёт, если с тобой что-то случится. – Хе-хе, не оправдывайся, девушкам такое не нравится. Когда она заговорила, её стройные ноги уже уходили от берега озера к лугус неподалёку, оставляя Цзян Чэня наблюдать за её крайне соблазнительным и непокорным силуэтом. Цзян Чэнь был вынужден признать, что эта женщина действительно имела полное право гордиться своим телом. – Сестрица Дань Фэй, а твоя решимость хороша, – с улыбкой сказал Цзян Чэнь, быстро догнав Дань Фэй. – То есть? – вишнёвые губы Дань Фэй разомкнулись, – Не понимаю, о чём ты. – Говорю, по тебе сцена плачет. Мне даже интересно, если бы я ничего не сделал, то когда бы ты уклонилась? Дань Фэй усмехнулась, но ничего не ответила, лишь ускорив шаг. – Цзян Чэнь, весь следующий путь ты будешь охранять меня. А я и пальцем не шевельну, если на то не будет веской причины! Видная и утончённая внешность Дань Фэй, находясь посреди этой степи, создавала необычайно красивый пейзаж. Цзян Чэнь ничего не мог с этим поделать. Он знал, что в плане хитрости и различных планах он не соперник этой женщине, она была в этом настоящим мастером. Цзян Чэнь слабо вздохнул. Он решил просто плыть по течению, раз всё так сложилось. Цзян Чэнь на самом деле не возражал против её бездействия. Ведь он всё равно не планировал много охотиться ради добычи, а собирался потренироваться. Он специально пришёл в эту незнакомую среду, где их на каждом шагу могла поджидать смертельная опасность. Именно такое место было самым подходящим, чтобы испытать себя. Темп Дань Фэй не был медленным, но она также не «Смотрела на цветы верхом на коне», то есть не смотрела по сторонам поверхностно. Она периодически останавливалась, осматривалась, принюхивалась, ища что-то во всех направлениях. Они прошли так уже около десяти-пятнадцати километра, и за всю дорогу, их побеспокоили семь или восемь раз. Вот только до сих пор на них нападали лишь духовные звери мирского ранга, что эквивалентно людям в сфере истинной ци. И хотя их боевая мощь была схожа с мастерами истинной ци, она всё ещё была несущественной для Цзян Чэня. Там были двое, которые были особенно свирепыми и дикими, и которых Цзян Чэнь забил до смерти несколькими ударами рук и ног. Там также были другие двое, которые только заметив Цзян Чэня, сразу поджали хвосты и убежали подальше. И было неизвестно, использовала ли он какой-нибудь навык, чтобы напугать их. И этот факт выглядел очень странно в глазах Дань Фэй. С другой стороны, Цзян Чэнь также не мог объяснить поведения Дань Фэй. Эти двое, казалось, в тайне сердились, поскольку не обращали никакого внимания друг на друга. И подобное объединение странных личностей уже преодолело около тридцати пяти или сорока километров, когда Дань Фэй не выдержала и первой нарушила затянувшееся молчание: – Эй, Цзян Чэнь, ты мужик или нет? Ты умрёшь, если скажешь что-нибудь? Цзян Чэнь остолбенел: – Сказать что-нибудь? А разве ты не разыскиваешь детёныша духовного зверя? Я просто боялся, что нарушу твою концентрацию, если заговорю. От столь хорошего оправдания, Дань Фэй вновь презрительно закатила глаза. – И почему ты такой расточительный? Разве я не подарила тебе накопительное кольцо? Почему ты не собираешь ядра тех свирепых зверей? – А какой смысл собирать мусор? Пустая трата времени и сил, – пожал плечами Цзян Чэнь. Он действительно не пытался важничать, просто эти звери все были мирского ранга и их ядра не принесут много денег, сколько бы он их ни собрал. Они лишь бы занимали место в его накопительном кольце. – Мусор? Цзян Чэнь, ты богатый что ли? Разве ты не знаешь, что эти ядра можно продать? Мы и так потратили по двадцать тысяч, чтобы попасть сюда, ты хоть это понимаешь? – Но я ведь ничего не платил, – усмехнулся Цзян Чэнь. – Потому что я заплатила! – прелестное лицо Дань Фэй потемнело, из-за чего она была похожа на скрягу, жаждущего до денег, – Не забывай, я тебя наняла. Если ты не будешь собирать ядра зверей, то ты меня так разоришь! Не говоря уже о том, что по нашей добыче будут распределены места в рейтинге. – Рейтинг? Не интересует. Вишнёвые губы Дань Фэй распахнулись, когда она хотела что-то сказать, но была прервана Цзян Чэнем: – Я хочу сказать, ты пришла сюда зарабатывать деньги или охотиться за детёнышем духовного зверя? И кажется, теперь я знаю, почему у тебя не получилось в предыдущие два раза. Сестрица Дань Фэй, я не осуждаю тебя, но правда, не будь так ослеплена своей любовью к деньгам! Дань Фэй чуть ли не вырвало кровью от гнева. Ведь это она оплатила все взносы, в то время как этот мальчишка вёл себя так высокомерно. Он ни только не собирал ядра зверей, но даже столь нагло обвинил её в любви к деньгам. Чёрт, это было слишком уж возмутительно! – И даже не смей говорить мне, что мы пришли сюда за деньгами! Деньги легко можно заработать и во внешнем мире. Так зачем тратить столько сил и времени, находясь в потерянном пределе, на зарабатывание денег? В любом случае, я ничего собираюсь поднимать эти ядра зверей. Если хочешь можешь сама их собирать! Цзян Чэнь сказал всё это тоном настоящего негодяя. И было ясно, что он ни за что не станет собирать их. На прелестных щёчках Дань Фэй замелькали неопределённые эмоции, и казалось, она что она что-то обдумывала. Спустя время, она втянула в себя воздух, и вдруг выпалила на одном дыхании: – Хорошо, Цзян Чэнь, допустим ты прав! Идём дальше. Дань Фэй никогда и никто так не отчитывал, как Цзян Чэнь, и ей сначала было очень обидно. Однако, она всё же была невероятно умной женщиной, и подумав о словах Цзян Чэня, поняла, что они были резонны. У них был лишь месяц времени. Если она будет отвлекаться то тут, то там, время пролетит довольно быстро. Хотя ядра зверей и стоили разумные деньги, они не могли сравниться с главной целью этого похода. Как и сказал Цзян Чэнь, если она хочет заработать денег, то есть множество возможностей во внешнем мире. Так что зачем ей нужно приходить сюда и терпеть всё это? И когда Дань Фэй всё для себя поняла, все её внутренние возмущения успокоились. Тем не менее, из-за женской гордости, она не могла сразу же помириться с Цзян Чэнем, вновь начав болтать и смеяться, как ни в чём не бывало. Это было немного странно, что пока они шли, различные звери мирского ранга, встречающиеся на пути, совершенно не беспокоили их. Словно бы они чего-то боялись. Звери просто обходили их в десяти метрах и шли дальше, даже не собираясь нападать. Дань Фэй подумала, что эти звери были слишком умны и понимали, что не смогут одолеть её и Цзян Чэня. Однако, чем больше она думала об этом, тем страннее всё это выглядело. Как могут какие-то звери мирского ранга обладать таким высоким интеллектом? Её очаровательные глаза незаметно начали с удивлением наблюдать за Цзян Чэнем, но за полчаса она так и не смогла отыскать ключа к разгадке. На лице Цзян Чэня не было и намёка на доказательство его причастности к этому делу. «Странно. Я участвовала в Осенней Охоте уже дважды. И судя по опыту двух других попыток, мне приходилось тратить большую часть времени лишь на то, чтобы отбиваться от нападения этих свирепых зверей. В этот раз всё действительно странно.» – Дань Фэй не понимала, что происходит, но её интуиция подсказывала ей, что это, несомненно, как-то связано с Цзян Чэнем. Однако, исходя из её понимания характера этих зверей, Дань Фэй считала, что это было просто невозможно! И задумавшись над этим вопросом, Дань Фэй всю дорогу испытывала смешанные чувства. Она хотела спросить об этом самого Цзян Чэня, но боялась, что Цзян Чэнь просто отшутится. Она была почти уверена, что даже если это как связано с Цзян Чэнем, то этот человек никогда не признает этого. И теперь Дань Фэй также поверила тому, как дедушка оценил Цзян Чэня. Безусловно, в нём было что-то уникальное и таинственное. Всё, что происходило вокруг него, и все дела, с которыми он был связан, были полны непостижимыми и сверхъестественными оттенками. И в тот момент, пока Дань Фэй бросалась от одной мысли к другой, Цзян Чэнь, идущий впереди, внезапно остановился, полностью подобравшись, став похожим на натянутый лук, готовый выстрелить в любой момент. Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов. Его статус: перевод редактируется

В отличии от других команд, в группе Дань Фэй было лишь два человека. Это уже было довольно уникальным фактом. И хотя их было только двое, но именно они привлекли больше всего внимания остальных.

И главной причиной стало не что иное, как экипировка Дань Фэй. До этого, Дань Фэй всегда одевалась скромно и изящно, но теперь, из-за её столь открытого и своенравного наряда, вызывая у знатных сынов и учеников бесконтрольное вожделение.

«Странно, я думал, что мисс Дань Фэй всегда участвовала одна. Так почему же теперь у неё есть напарник? Да кто этот пацан? Как он посмел объединиться с Дань Фэй?»

«Да что за чёрт? Неужели обычаи и нравы этого мира изменились? Даже Дань Фэй, которая всегда держалась особняком, вдруг с кем-то объединилась! О, небеса, моя богиня захотела объединиться с каким-то другим мужчиной! Чёрт! Ненавижу! Ненавижу!»

«Да кто он такой? Мне нужно будет разузнать о нём. Может ли быть, что Дань Фэй, чья планка очень высока, действительно нашла себе возлюбленного?»

«Эх, если бы я только мог объединиться с мисс Дань Фэй, то я бы ничего не пожалел ради этого.»

Если все эти бесчисленные мужские мысли и бормотания, содержащие зависть к Цзян Чэню, превратились бы в слюну, то её было бы достаточно, чтобы утопить Цзян Чэня от восьми до десяти раз.

Цзян Чэнь же продолжал стоять на расстоянии половины вытянутой руки от Дань Фэй, как ни в чём не бывало, полностью игнорируя мужскую зависть и ненависть.

Издали на него уставился злобный взгляд. Принадлежал этот взгляд первому принцу Е Даю.

«Цзян Чэнь, с чего это вдруг ты объединился с Дань Фэй? Неужели этот скотина четвёртый тоже попал под башмак Дань Фэй? Иначе как бы он смог позволить Цзян Чэню объединиться с кем-то ещё?» – в душе Е Дая так и коробило от нетерпения как можно скорее растоптать Цзян Чэня и занять его место.

Не то что бы Цзян Чэнь специально выпендривался перед другими. Он также ясно осознавал, что объединение с Дань Фэй очень рискованно, поскольку может спровоцировать других на нападение.

И поскольку он ничего не мог поделать с этим, ему лишь оставалось притупить свои пять чувств, и закрыв глаза, просто уйти в медитацию. В противном случае, если он продолжит стоять под этими ненавистными взглядами слишком долго, то лишь притянет неудачу.

Примерно через час, белоснежные и прекрасные руки Дань Фэй с силой дёрнула Цзян Чэня за пояс, безжалостно ущипнув его:

– Хватит притворяться мёртвым, наша очередь отправляться.

– Э? – Цзян Чэнь ощутил волну боли, и после, растерянно последовал за Дань Фэй в транспортировочную формацию.

Когда в следующее мгновение его зрение восстановилось, то они уже оказались в мире потерянного предела.

Перед ними находилось огромное озеро, поверхность которого была столь чиста и гладка, словно зеркало, отражая в себе белые облака и голубое небо. Этот вид был так красив, что лишь от одного взгляда на него учащалось дыхание.

Они очутились на берегу озера.

Когда Дань Фэй смотрела на развернувшуюся перед ней картину, её настроение улучшилось, и она, не сдержавшись, вздохнула:

– Это так красиво. Это самое приятное место, где мне удавалось оказаться за все мои три участия в испытании потерянного предела.

Сразу же после её слов, без всякого предупреждения, по поверхности воды пошла рябь. После этого, в их сторону резко метнулась водяная стрела, внутри которой находился свирепый медноголовый крокодил, раскрыв свою огромную пасть и собираясь укусить прекрасную шею Дань Фэй

Реакция Цзян Чэня была чрезвычайно стремительной, когда выбросил руку в неистовом ударе.

– Отвали, мерзкая тварь!

Этот удар был одновременно точным и быстрым, попав в подбородок медноголового крокодила, который уже находился в метре от Дань Фэй.

Медноголовый крокодил страшно взвыл, после чего вся его нижняя челюсть раздробилась, превращаясь в сплошное кровавое месиво. Воющее тело медноголового крокодила свалилось обратно в воду.

Хотя Дань Фэй и смогла сохранить самообладание после такой внезапной атаки, но это охладило её пыл и немного испортило настроение.

Её очаровательные глаза взглянули на Цзян Чэня, и слабо улыбнувшись, она произнесла:

– А я-то думала, что ты не знаешь, как бережно относиться к женщине.

Цзян Чэнь усмехнулся:

– Ты только не напридумывай чего. Я просто боюсь, что дедушка мне голову свернёт, если с тобой что-то случится.

– Хе-хе, не оправдывайся, девушкам такое не нравится.

Когда она заговорила, её стройные ноги уже уходили от берега озера к лугус неподалёку, оставляя Цзян Чэня наблюдать за её крайне соблазнительным и непокорным силуэтом.

Цзян Чэнь был вынужден признать, что эта женщина действительно имела полное право гордиться своим телом.

– Сестрица Дань Фэй, а твоя решимость хороша, – с улыбкой сказал Цзян Чэнь, быстро догнав Дань Фэй.

– То есть? – вишнёвые губы Дань Фэй разомкнулись, – Не понимаю, о чём ты.

– Говорю, по тебе сцена плачет. Мне даже интересно, если бы я ничего не сделал, то когда бы ты уклонилась?

Дань Фэй усмехнулась, но ничего не ответила, лишь ускорив шаг.

– Цзян Чэнь, весь следующий путь ты будешь охранять меня. А я и пальцем не шевельну, если на то не будет веской причины!

Видная и утончённая внешность Дань Фэй, находясь посреди этой степи, создавала необычайно красивый пейзаж.

Цзян Чэнь ничего не мог с этим поделать. Он знал, что в плане хитрости и различных планах он не соперник этой женщине, она была в этом настоящим мастером. Цзян Чэнь слабо вздохнул. Он решил просто плыть по течению, раз всё так сложилось.

Цзян Чэнь на самом деле не возражал против её бездействия. Ведь он всё равно не планировал много охотиться ради добычи, а собирался потренироваться.

Он специально пришёл в эту незнакомую среду, где их на каждом шагу могла поджидать смертельная опасность.

Именно такое место было самым подходящим, чтобы испытать себя.

Темп Дань Фэй не был медленным, но она также не «Смотрела на цветы верхом на коне», то есть не смотрела по сторонам поверхностно. Она периодически останавливалась, осматривалась, принюхивалась, ища что-то во всех направлениях.

Они прошли так уже около десяти-пятнадцати километра, и за всю дорогу, их побеспокоили семь или восемь раз.

Вот только до сих пор на них нападали лишь духовные звери мирского ранга, что эквивалентно людям в сфере истинной ци. И хотя их боевая мощь была схожа с мастерами истинной ци, она всё ещё была несущественной для Цзян Чэня.

Там были двое, которые были особенно свирепыми и дикими, и которых Цзян Чэнь забил до смерти несколькими ударами рук и ног.

Там также были другие двое, которые только заметив Цзян Чэня, сразу поджали хвосты и убежали подальше. И было неизвестно, использовала ли он какой-нибудь навык, чтобы напугать их.

И этот факт выглядел очень странно в глазах Дань Фэй.

С другой стороны, Цзян Чэнь также не мог объяснить поведения Дань Фэй.

Эти двое, казалось, в тайне сердились, поскольку не обращали никакого внимания друг на друга. И подобное объединение странных личностей уже преодолело около тридцати пяти или сорока километров, когда Дань Фэй не выдержала и первой нарушила затянувшееся молчание:

– Эй, Цзян Чэнь, ты мужик или нет? Ты умрёшь, если скажешь что-нибудь?

Цзян Чэнь остолбенел:

– Сказать что-нибудь? А разве ты не разыскиваешь детёныша духовного зверя? Я просто боялся, что нарушу твою концентрацию, если заговорю.

От столь хорошего оправдания, Дань Фэй вновь презрительно закатила глаза.

– И почему ты такой расточительный? Разве я не подарила тебе накопительное кольцо? Почему ты не собираешь ядра тех свирепых зверей?

– А какой смысл собирать мусор? Пустая трата времени и сил, – пожал плечами Цзян Чэнь. Он действительно не пытался важничать, просто эти звери все были мирского ранга и их ядра не принесут много денег, сколько бы он их ни собрал. Они лишь бы занимали место в его накопительном кольце.

– Мусор? Цзян Чэнь, ты богатый что ли? Разве ты не знаешь, что эти ядра можно продать? Мы и так потратили по двадцать тысяч, чтобы попасть сюда, ты хоть это понимаешь?

– Но я ведь ничего не платил, – усмехнулся Цзян Чэнь.

– Потому что я заплатила! – прелестное лицо Дань Фэй потемнело, из-за чего она была похожа на скрягу, жаждущего до денег, – Не забывай, я тебя наняла. Если ты не будешь собирать ядра зверей, то ты меня так разоришь! Не говоря уже о том, что по нашей добыче будут распределены места в рейтинге.

– Рейтинг? Не интересует.

Вишнёвые губы Дань Фэй распахнулись, когда она хотела что-то сказать, но была прервана Цзян Чэнем:

– Я хочу сказать, ты пришла сюда зарабатывать деньги или охотиться за детёнышем духовного зверя? И кажется, теперь я знаю, почему у тебя не получилось в предыдущие два раза. Сестрица Дань Фэй, я не осуждаю тебя, но правда, не будь так ослеплена своей любовью к деньгам!

Дань Фэй чуть ли не вырвало кровью от гнева. Ведь это она оплатила все взносы, в то время как этот мальчишка вёл себя так высокомерно. Он ни только не собирал ядра зверей, но даже столь нагло обвинил её в любви к деньгам.

Чёрт, это было слишком уж возмутительно!

– И даже не смей говорить мне, что мы пришли сюда за деньгами! Деньги легко можно заработать и во внешнем мире. Так зачем тратить столько сил и времени, находясь в потерянном пределе, на зарабатывание денег? В любом случае, я ничего собираюсь поднимать эти ядра зверей. Если хочешь можешь сама их собирать!

Цзян Чэнь сказал всё это тоном настоящего негодяя. И было ясно, что он ни за что не станет собирать их.

На прелестных щёчках Дань Фэй замелькали неопределённые эмоции, и казалось, она что она что-то обдумывала. Спустя время, она втянула в себя воздух, и вдруг выпалила на одном дыхании:

– Хорошо, Цзян Чэнь, допустим ты прав! Идём дальше.

Дань Фэй никогда и никто так не отчитывал, как Цзян Чэнь, и ей сначала было очень обидно. Однако, она всё же была невероятно умной женщиной, и подумав о словах Цзян Чэня, поняла, что они были резонны.

У них был лишь месяц времени. Если она будет отвлекаться то тут, то там, время пролетит довольно быстро.

Хотя ядра зверей и стоили разумные деньги, они не могли сравниться с главной целью этого похода. Как и сказал Цзян Чэнь, если она хочет заработать денег, то есть множество возможностей во внешнем мире. Так что зачем ей нужно приходить сюда и терпеть всё это?

И когда Дань Фэй всё для себя поняла, все её внутренние возмущения успокоились. Тем не менее, из-за женской гордости, она не могла сразу же помириться с Цзян Чэнем, вновь начав болтать и смеяться, как ни в чём не бывало.

Это было немного странно, что пока они шли, различные звери мирского ранга, встречающиеся на пути, совершенно не беспокоили их. Словно бы они чего-то боялись. Звери просто обходили их в десяти метрах и шли дальше, даже не собираясь нападать.

Дань Фэй подумала, что эти звери были слишком умны и понимали, что не смогут одолеть её и Цзян Чэня. Однако, чем больше она думала об этом, тем страннее всё это выглядело.

Как могут какие-то звери мирского ранга обладать таким высоким интеллектом?

Её очаровательные глаза незаметно начали с удивлением наблюдать за Цзян Чэнем, но за полчаса она так и не смогла отыскать ключа к разгадке. На лице Цзян Чэня не было и намёка на доказательство его причастности к этому делу.

«Странно. Я участвовала в Осенней Охоте уже дважды. И судя по опыту двух других попыток, мне приходилось тратить большую часть времени лишь на то, чтобы отбиваться от нападения этих свирепых зверей. В этот раз всё действительно странно.» – Дань Фэй не понимала, что происходит, но её интуиция подсказывала ей, что это, несомненно, как-то связано с Цзян Чэнем.

Однако, исходя из её понимания характера этих зверей, Дань Фэй считала, что это было просто невозможно!

И задумавшись над этим вопросом, Дань Фэй всю дорогу испытывала смешанные чувства. Она хотела спросить об этом самого Цзян Чэня, но боялась, что Цзян Чэнь просто отшутится.

Она была почти уверена, что даже если это как связано с Цзян Чэнем, то этот человек никогда не признает этого.

И теперь Дань Фэй также поверила тому, как дедушка оценил Цзян Чэня. Безусловно, в нём было что-то уникальное и таинственное.

Всё, что происходило вокруг него, и все дела, с которыми он был связан, были полны непостижимыми и сверхъестественными оттенками.

И в тот момент, пока Дань Фэй бросалась от одной мысли к другой, Цзян Чэнь, идущий впереди, внезапно остановился, полностью подобравшись, став похожим на натянутый лук, готовый выстрелить в любой момент.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава