X
X
Глава - 205: Первый уровень духовной сферы? Убью одним ударом!
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Лю Цань запаниковал: – Первый принц, разве вы не знаете, кто я, Лю Цань? И что за вещь этот второй принц? Да он даже подавать вам обувь не достоин! Да какое будущее у нас может быть? – Первый принц, не слушайте этот бред Цзян Чэня. Этот человек коварен и хитёр, он пытается рассорить нас. В этот момент, стоящий в стороне ученик Секты Дивного Древа, обладающий вторым уровнем духовной сферы, стал их голосом разума. Е Дай замер, а после сразу же всё понял: – Верно-верно. Премного благодарен брату Чэню за мудрый совет. – Цзян Чэнь, не пытайся посеять раздор между нами. Это хорошо, что ты пришёл, наконец, я могу положить этому конец нашей вражде! Цзян Чэнь усмехнулся: – Положить конец? Если ты хочешь всё закончить, то тебе придётся решиться убить и многоуважаемую тобой сестрицу Дань Фэй. Ведь ты же не хочешь, чтобы она раскрыла твой секрет про убийство братьев? Если же все об этом узнают, то как ты сможешь занять трон? Именно об этом Е Дай больше всего переживал. Цзян Чэнь первым же ударом попал в его Ахиллесову пяту. У него действительно была ненормальная жажда обладания по отношению к Дань Фэй. Однако, в то же время он не хотел жертвовать землями и троном. Кроме того, он прекрасно понимал, что Дань Фэй полностью отличалась от других людей. Если же умрёт любой другой человек, то любое расследование, зайдя в тупик, просто забудется. Но если же умрёт Дань Фэй, то дедушка Е никогда не сдастся в своём поиске истины. И стоит только дедушке выяснить, что с её смертью связан он, Е Дай, то не говоря уже о троне, ему и головы не сносить. Дань Фэй была не только приёмной дочерью или учеником дедушки. Она также была его душевной опорой, и он ценил её намного ценнее, чем родных детей! Е Дай действительно не мог решиться убить Дань Фэй. На его лице мелькало множество противоречивых эмоций, и посмотрев на Дань Фэй, Е Дай хрипло произнёс: – Сестрица Дань Фэй, я знаю, что четвёртый младший всё время обманывал тебя, чтобы ты относилась к нему немного лучше. Ты действительно собираешься вмешаться в борьбу между братьями и занять сторону Е Жуна? Когда Дань Фэй смотрела на Е Дая, её взгляд был равнодушным: – Е Дай, я не собираюсь встревать в борьбу между братьями или выбирать чью-либо сторону. Тем не менее, твои сегодняшние действия полностью разочаровали меня. – Сестрица Дань Фэй, испокон веков, лишь победители получали всё. И с того самого дня, как я родился в королевской семье, у меня просто не было иного выбора. Ты следуешь за уважаемым наставником и также должна знать, что передача власти никогда не проходила без кровопролития. Я не прошу тебя помочь мне, я лишь хочу, чтобы ты сохранила нейтралитет и притворилась, что не была свидетелем сегодняшних событий. И если ты так и поступишь, то я, Е Дай, буду по гроб жизни благодарен тебе. И когда я взойду на трон, то с радостью поделюсь с тобой землями. – Пытаешься подкупить меня землями? – презрительно улыбнулась Дань Фэй, – Е Дай, ты думаешь, что всех женщин мира волнует небольшая власть твоей семьи? – Сестрица Дань Фэй, быть образцом материнства для всех людей и первой женщиной всей страны – это, естественно, ни с чем не сравнимое богатство и почёт. Кроме того, если бы я объединил шестнадцать королевств и образовал правящую династию, то стать императрицей – разве это не наивысшее величие? Разве так ты не прославишь своих предков? Разве существует что-то, несущее богатство и почёт, сопоставимое с этим? Стоит отметить, что красноречие Е Дая было поистине поразительным. Его сила убеждения содержала в себе его искренние чувства и тонкий намёк на искушение. Цзян Чэнь, слушая этот разговор, был готов расхохотаться. Ораторские способности Е Дая были действительно необыкновенны. Впрочем, чем сильнее распылялся Е Дай в своей речи, тем сильнее темнело прекрасное лицо Дань Фэй. – Е Дай, закрой свой поганый рот. Я не хочу пачкать свои уши твоими смехотворными комментариями, – холодно произнесла Дань Фэй с лицом, словно покрытым льдом и инеем. – Ты… Ты уже окончательно решилась примкнуть к Е Жуну? – глаза Е Дая наполнились болью, но его печаль резко сменилась бушующей яростью, – Да что в нём хорошего?! Его происхождение лучше моего?! Его внешность лучше моей?! Или он лучше меня ведёт политические игры?! Дань Фэй, почему ты всегда встаёшь на его сторону и всегда помогаешь ему, стоит ему влипнуть в неприятности, но при этом всегда игнорируешь меня?! Дань Фэй, я всегда считал тебя богиней, но ты всё равно продолжаешь обращаться со мной как с собакой или свиньёй? – Ты слишком много думаешь. Я же сказала, что незаинтересована в борьбе принцев. – Хорошо, раз ты незаинтересована, то немедленно покинь это место. Я обещаю, что не трону тебя, если ты поклянёшься не рассказывать о том, что произойдёт сегодня. Красивое тело Дань Фэй осталось на месте, даже не шелохнувшись. Она ничего не ответила Е Даю, лишь смотря на него безразличным взглядом. – Так ты уходишь или нет?! – взревел Е Дай. – Я не хочу убивать тебя. Если ты не уйдёшь и не поклянёшься, то ты вынуждаешь меня прибегнуть к силе. Дань Фэй, не заставляй меня делать это! – Е Дай рычал словно дикий зверь. – Я не заставляю тебя что-либо делать. Ты сам заставляешь себя. Глаза Е Дая вдруг решительно сверкнули: – Хорошо, Дань Фэй, в таком случае, не вини меня за грубость. Слушайте мой приказ! Убить всех, кроме Дань Фэй! Но если же она начнёт мешать вам, то её тоже убить! Цзян Чэнь спокойно рассмеялся: – После стольких слов, ты, наконец, показал своё истинное лицо? Лицо Е Дая потемнело, и он взревел: – Я также щедро награжу любого, кто убьёт Цзян Чэня! С появлением Цзян Чэня, Е Дай обнаружил, что человек, которого он больше всего ненавидел и которого он больше всего хотел убить, был не Е Жун, а именно Цзян Чэнь! – Я убью его! – зловеще ухмыльнулся Лю Цань, бросившись в сторону Цзян Чэня. Цзян Чэнь же оставался столь же неподвижен, как сама гора, лишь встряхнув запястьем, продемонстрировав метательный кинжал в ладони… Форма Стремительного Ястреба! Холодный свет блеснул на метательном кинжале, после чего кинжал растворился в воздухе. Когда все, наконец, поняли, что произошло, они неожиданно для себя обнаружили, что метательный кинжал уже вонзился в горло Лю Цаня. Тело Лю Цаня успело преодолеть лишь десять метров, после чего он весь напрягся, руками схватившись за горло, а глаза начали вылезать из орбит, словно у мёртвой рыбы. Издав несколько булькающих звуков своим горлом, он отчаянно пытался сжать руками горло, словно бы отел схватить жизнь, уходящую через его рану и вернуть её обратно в тело. Однако, всё это было напрасно. *Бах!* Тело Лю Цаня упало на землю с глухим звуком, подняв целую тучу пыли. Всё это произошло настолько быстро, словно бы молния пронеслась перед ними. Когда все опомнились, Лю Цань уже был мёртв. Не говоря уже о группе Е Жуна, даже объединённые группы со стороны Е Дая были в шоке. И не считая Дань Фэй, лицо которой оставалось неопределённым, не показывая никакой конкретной реакции, все остальные же ошеломлённо замерли, как каменные истуканы. – Цзян Чэнь, ты… Ты убил Лю Цаня одним ударом? Практика первого уровня духовной сферы? – изумлённо пробормотал Линь Цяньли, выйдя вперёд, чтобы посмотреть на неподвижное тело Лю Цаня. В его глазах было явно заметно сильное восхищение. Сюэ Тун также подошёл: – Юный господин. Цзян Чэнь хлопнул Сюэ Туна по плечу, сказав: – Неплохо, ты был единственным во всей группе, кто обследовал горное ущелье и обнаружил опасность. Люди из группы Е Жуна залились краской, потупив взоры. Ведь Цзян Чэнь был прав. Никто из них и не думал понаблюдать за местностью, кроме Сюэ Туна, и никто даже не предполагал, что это может быть ловушка. Однако, их всех больше всего интересовало, когда Цзян Чэнь прибыл сюда? И как он узнал, что группа первого принца задумала такую ловушку? Е Дай, уставившись на тело Лю Цаня, некоторое время не мог поверить в произошедшее. Цзян Чэнь убил Лю Цаня, который находился на первом уровне духовной сферы, лишь с одного удара? – Брат Чэнь, похоже, что этот Цзян Чэнь может стать проблемой. Думаю, пора тебе вмешаться, – взгляд Е Дая опустился на ученика Секты Дивного Древа, практика второго уровня духовной сферы. – Мда. Потенциал учеников из Северного Дворца действительно слишком ограничен. Этот так называемый практик первого уровня духовной сферы, скорее всего, даже уступал по силе любому практику в полушаге от духовной сферы из моей секты. Принц Е Дай, убийство Цзян Чэня не входило в мои обязательства. Как ты собираешься компенсировать мне это? Тон ученика Секты Дивного Древа был полностью отстранённым. Очевидно, что он не был преданным человеком Е Дая, а лишь простым наёмником. Е Дай, стиснув зубы, произнёс: – Я заплачу дважды. Если ты согласишься убить Цзян Чэня, твой предыдущий гонорар удвоится. – Пусть утроится! – ученик Секты Дивного Древа вытянул три пальца, – И никакого торга! Этот Цзян Чэнь настоящий практик первого уровня духовной сферы. Чтобы его убить, мне придётся приложить большей усилий. Будь на его месте кто-то, вроде Лю Цаня, то я бы не просил тройной оплаты. Максимум, взял бы двойную. – Ладно-ладно, тройная, так тройная. Убей его сейчас же! – решительно заявил Е Дай. Чэнь Ли ухмыльнулся, и от этой улыбки у других прошёл мороз по коже, после чего, кивнув, он произнёс: – Решимость первого принца действительно похвальна. Я заполучу голову Цзян Чэня! Е Жун, увидев это, поспешно крикнул: – Уважаемый ученик Секты Дивного Древа, вас ведь ничего не связывает с Е Даем и борьбой между принцами? Если он предложил тройную цену, то я дам пятикратную, если вы останетесь нейтральным и не будете вмешиваться! По рукам? Чэнь Ли усмехнулся и ожидаемо остановился. Он взглянул на Е Дая, сказав: – Первый принц, ты только посмотри, похоже, что твой младший брат щедрее тебя. Е Чжэн торопливо произнёс: – Брат Чэнь, не слушай его. Е Жун ведь из нищей семьи, откуда у него столько денег? Мой старший брат предложил тройную цену, и я также заплачу тройную. Вместе будет шестикратная плата. И хватит торговаться, пусть это будет окончательная цена. Убей Цзян Чэня за шестикратную плату, и мы всё оплатим, как только выйдем отсюда! Ухмылка на лице Чэнь Ли становилась всё шире и шире. Он, естественно, хотел, чтобы две стороны продолжали торговаться как можно дольше, так он сможет извлечь большую выгоду, даже не прикладывая дополнительных усилий. Е Жун, скрипнув зубами, выпалил: – Даю десятикратную плату! В этот момент, Цзян Чэнь широко улыбнулся: – Четвёртый принц, с каких пор у тебя так много денег? Десятикратная плата? Если у тебя есть столько денег, то лучше отдай их мне, и принесу тебе головы их всех. Чэнь Ли хотел продолжить повышать свою ставку, однако, его ухмылка вмиг исчезла, когда он услышал наглые слова Цзян Чэня, после чего холодно сказал: – Всё, Е Жун, с тобой всё кончено. – Даже если ты предложишь стократную плату, вы всё равно все умрёте! – Цзян Чэнь, ты – первый! Из глаза Чэнь ли вырвалась сильная жажда убийства. Цзян Чэнь же лишь небрежно рассмеялся: – На твоём месте, я бы не был бы столь оптимистичен. Чэнь Ли зловеще засмеялся: – Оптимистичен? Да я гений секты, и моё развитие достигло второго уровня духовной сферы! А ты лишь на первом уровне. Неужели ты думаешь, что сможешь одолеть меня своей метательной техникой? – Ладно, а теперь я покажу тебе, кто такие настоящие ученики секты, и кто такие настоящие гении! После завершения короткой речи Чэнь Ли, его аура вдруг увеличилась, и он задействовал свой духовный океан. Духовный океан хлынул из его тела, и всё его тело покрылось густым красным светом, став подобно огненному шару, полыхающему в небесах. Однако, Цзян Чэнь словно бы не обращал на всё это никакого внимания, и просто улыбался, словно Чэнь Ли был для него лишь клоуном. – Значит, ты всё ещё можешь улыбаться перед лицом смерти! – взревел Чэнь Ли, – Не понимаю, ты тронулся умом, или же действительно на что-то способен? Цзян Чэнь, улыбаясь, спокойно ответил: – Да, я всё ещё могу улыбаться, но, думаю, что вскоре именно ты не сможешь улыбнуться. Чем больше ты высвобождаешь свой духовный океан и чем круче пытаешься казаться, тем быстрее обнаружишь, насколько ты ослабел. – Что?! – сердце Чэнь Ли вдруг сжалось, когда он неожиданно обнаружил, будто нечто странное проникло в его духовный океан. Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов. Его статус: перевод редактируется

Лю Цань запаниковал:

– Первый принц, разве вы не знаете, кто я, Лю Цань? И что за вещь этот второй принц? Да он даже подавать вам обувь не достоин! Да какое будущее у нас может быть?

– Первый принц, не слушайте этот бред Цзян Чэня. Этот человек коварен и хитёр, он пытается рассорить нас.

В этот момент, стоящий в стороне ученик Секты Дивного Древа, обладающий вторым уровнем духовной сферы, стал их голосом разума.

Е Дай замер, а после сразу же всё понял:

– Верно-верно. Премного благодарен брату Чэню за мудрый совет.

– Цзян Чэнь, не пытайся посеять раздор между нами. Это хорошо, что ты пришёл, наконец, я могу положить этому конец нашей вражде!

Цзян Чэнь усмехнулся:

– Положить конец? Если ты хочешь всё закончить, то тебе придётся решиться убить и многоуважаемую тобой сестрицу Дань Фэй. Ведь ты же не хочешь, чтобы она раскрыла твой секрет про убийство братьев? Если же все об этом узнают, то как ты сможешь занять трон?

Именно об этом Е Дай больше всего переживал. Цзян Чэнь первым же ударом попал в его Ахиллесову пяту.

У него действительно была ненормальная жажда обладания по отношению к Дань Фэй.

Однако, в то же время он не хотел жертвовать землями и троном.

Кроме того, он прекрасно понимал, что Дань Фэй полностью отличалась от других людей. Если же умрёт любой другой человек, то любое расследование, зайдя в тупик, просто забудется. Но если же умрёт Дань Фэй, то дедушка Е никогда не сдастся в своём поиске истины.

И стоит только дедушке выяснить, что с её смертью связан он, Е Дай, то не говоря уже о троне, ему и головы не сносить.

Дань Фэй была не только приёмной дочерью или учеником дедушки. Она также была его душевной опорой, и он ценил её намного ценнее, чем родных детей!

Е Дай действительно не мог решиться убить Дань Фэй.

На его лице мелькало множество противоречивых эмоций, и посмотрев на Дань Фэй, Е Дай хрипло произнёс:

– Сестрица Дань Фэй, я знаю, что четвёртый младший всё время обманывал тебя, чтобы ты относилась к нему немного лучше. Ты действительно собираешься вмешаться в борьбу между братьями и занять сторону Е Жуна?

Когда Дань Фэй смотрела на Е Дая, её взгляд был равнодушным:

– Е Дай, я не собираюсь встревать в борьбу между братьями или выбирать чью-либо сторону. Тем не менее, твои сегодняшние действия полностью разочаровали меня.

– Сестрица Дань Фэй, испокон веков, лишь победители получали всё. И с того самого дня, как я родился в королевской семье, у меня просто не было иного выбора. Ты следуешь за уважаемым наставником и также должна знать, что передача власти никогда не проходила без кровопролития. Я не прошу тебя помочь мне, я лишь хочу, чтобы ты сохранила нейтралитет и притворилась, что не была свидетелем сегодняшних событий. И если ты так и поступишь, то я, Е Дай, буду по гроб жизни благодарен тебе. И когда я взойду на трон, то с радостью поделюсь с тобой землями.

– Пытаешься подкупить меня землями? – презрительно улыбнулась Дань Фэй, – Е Дай, ты думаешь, что всех женщин мира волнует небольшая власть твоей семьи?

– Сестрица Дань Фэй, быть образцом материнства для всех людей и первой женщиной всей страны – это, естественно, ни с чем не сравнимое богатство и почёт. Кроме того, если бы я объединил шестнадцать королевств и образовал правящую династию, то стать императрицей – разве это не наивысшее величие? Разве так ты не прославишь своих предков? Разве существует что-то, несущее богатство и почёт, сопоставимое с этим?

Стоит отметить, что красноречие Е Дая было поистине поразительным. Его сила убеждения содержала в себе его искренние чувства и тонкий намёк на искушение.

Цзян Чэнь, слушая этот разговор, был готов расхохотаться. Ораторские способности Е Дая были действительно необыкновенны.

Впрочем, чем сильнее распылялся Е Дай в своей речи, тем сильнее темнело прекрасное лицо Дань Фэй.

– Е Дай, закрой свой поганый рот. Я не хочу пачкать свои уши твоими смехотворными комментариями, – холодно произнесла Дань Фэй с лицом, словно покрытым льдом и инеем.

– Ты… Ты уже окончательно решилась примкнуть к Е Жуну? – глаза Е Дая наполнились болью, но его печаль резко сменилась бушующей яростью, – Да что в нём хорошего?! Его происхождение лучше моего?! Его внешность лучше моей?! Или он лучше меня ведёт политические игры?! Дань Фэй, почему ты всегда встаёшь на его сторону и всегда помогаешь ему, стоит ему влипнуть в неприятности, но при этом всегда игнорируешь меня?! Дань Фэй, я всегда считал тебя богиней, но ты всё равно продолжаешь обращаться со мной как с собакой или свиньёй?

– Ты слишком много думаешь. Я же сказала, что незаинтересована в борьбе принцев.

– Хорошо, раз ты незаинтересована, то немедленно покинь это место. Я обещаю, что не трону тебя, если ты поклянёшься не рассказывать о том, что произойдёт сегодня.

Красивое тело Дань Фэй осталось на месте, даже не шелохнувшись. Она ничего не ответила Е Даю, лишь смотря на него безразличным взглядом.

– Так ты уходишь или нет?! – взревел Е Дай.

– Я не хочу убивать тебя. Если ты не уйдёшь и не поклянёшься, то ты вынуждаешь меня прибегнуть к силе. Дань Фэй, не заставляй меня делать это! – Е Дай рычал словно дикий зверь.

– Я не заставляю тебя что-либо делать. Ты сам заставляешь себя.

Глаза Е Дая вдруг решительно сверкнули:

– Хорошо, Дань Фэй, в таком случае, не вини меня за грубость. Слушайте мой приказ! Убить всех, кроме Дань Фэй! Но если же она начнёт мешать вам, то её тоже убить!

Цзян Чэнь спокойно рассмеялся:

– После стольких слов, ты, наконец, показал своё истинное лицо?

Лицо Е Дая потемнело, и он взревел:

– Я также щедро награжу любого, кто убьёт Цзян Чэня!

С появлением Цзян Чэня, Е Дай обнаружил, что человек, которого он больше всего ненавидел и которого он больше всего хотел убить, был не Е Жун, а именно Цзян Чэнь!

– Я убью его! – зловеще ухмыльнулся Лю Цань, бросившись в сторону Цзян Чэня.

Цзян Чэнь же оставался столь же неподвижен, как сама гора, лишь встряхнув запястьем, продемонстрировав метательный кинжал в ладони…

Форма Стремительного Ястреба!

Холодный свет блеснул на метательном кинжале, после чего кинжал растворился в воздухе. Когда все, наконец, поняли, что произошло, они неожиданно для себя обнаружили, что метательный кинжал уже вонзился в горло Лю Цаня.

Тело Лю Цаня успело преодолеть лишь десять метров, после чего он весь напрягся, руками схватившись за горло, а глаза начали вылезать из орбит, словно у мёртвой рыбы.

Издав несколько булькающих звуков своим горлом, он отчаянно пытался сжать руками горло, словно бы отел схватить жизнь, уходящую через его рану и вернуть её обратно в тело.

Однако, всё это было напрасно.

*Бах!*

Тело Лю Цаня упало на землю с глухим звуком, подняв целую тучу пыли.

Всё это произошло настолько быстро, словно бы молния пронеслась перед ними.

Когда все опомнились, Лю Цань уже был мёртв.

Не говоря уже о группе Е Жуна, даже объединённые группы со стороны Е Дая были в шоке. И не считая Дань Фэй, лицо которой оставалось неопределённым, не показывая никакой конкретной реакции, все остальные же ошеломлённо замерли, как каменные истуканы.

– Цзян Чэнь, ты… Ты убил Лю Цаня одним ударом? Практика первого уровня духовной сферы? – изумлённо пробормотал Линь Цяньли, выйдя вперёд, чтобы посмотреть на неподвижное тело Лю Цаня. В его глазах было явно заметно сильное восхищение.

Сюэ Тун также подошёл:

– Юный господин.

Цзян Чэнь хлопнул Сюэ Туна по плечу, сказав:

– Неплохо, ты был единственным во всей группе, кто обследовал горное ущелье и обнаружил опасность.

Люди из группы Е Жуна залились краской, потупив взоры. Ведь Цзян Чэнь был прав. Никто из них и не думал понаблюдать за местностью, кроме Сюэ Туна, и никто даже не предполагал, что это может быть ловушка.

Однако, их всех больше всего интересовало, когда Цзян Чэнь прибыл сюда? И как он узнал, что группа первого принца задумала такую ловушку?

Е Дай, уставившись на тело Лю Цаня, некоторое время не мог поверить в произошедшее. Цзян Чэнь убил Лю Цаня, который находился на первом уровне духовной сферы, лишь с одного удара?

– Брат Чэнь, похоже, что этот Цзян Чэнь может стать проблемой. Думаю, пора тебе вмешаться, – взгляд Е Дая опустился на ученика Секты Дивного Древа, практика второго уровня духовной сферы.

– Мда. Потенциал учеников из Северного Дворца действительно слишком ограничен. Этот так называемый практик первого уровня духовной сферы, скорее всего, даже уступал по силе любому практику в полушаге от духовной сферы из моей секты. Принц Е Дай, убийство Цзян Чэня не входило в мои обязательства. Как ты собираешься компенсировать мне это?

Тон ученика Секты Дивного Древа был полностью отстранённым. Очевидно, что он не был преданным человеком Е Дая, а лишь простым наёмником.

Е Дай, стиснув зубы, произнёс:

– Я заплачу дважды. Если ты согласишься убить Цзян Чэня, твой предыдущий гонорар удвоится.

– Пусть утроится! – ученик Секты Дивного Древа вытянул три пальца, – И никакого торга! Этот Цзян Чэнь настоящий практик первого уровня духовной сферы. Чтобы его убить, мне придётся приложить большей усилий. Будь на его месте кто-то, вроде Лю Цаня, то я бы не просил тройной оплаты. Максимум, взял бы двойную.

– Ладно-ладно, тройная, так тройная. Убей его сейчас же! – решительно заявил Е Дай.

Чэнь Ли ухмыльнулся, и от этой улыбки у других прошёл мороз по коже, после чего, кивнув, он произнёс:

– Решимость первого принца действительно похвальна. Я заполучу голову Цзян Чэня!

Е Жун, увидев это, поспешно крикнул:

– Уважаемый ученик Секты Дивного Древа, вас ведь ничего не связывает с Е Даем и борьбой между принцами? Если он предложил тройную цену, то я дам пятикратную, если вы останетесь нейтральным и не будете вмешиваться! По рукам?

Чэнь Ли усмехнулся и ожидаемо остановился. Он взглянул на Е Дая, сказав:

– Первый принц, ты только посмотри, похоже, что твой младший брат щедрее тебя.

Е Чжэн торопливо произнёс:

– Брат Чэнь, не слушай его. Е Жун ведь из нищей семьи, откуда у него столько денег? Мой старший брат предложил тройную цену, и я также заплачу тройную. Вместе будет шестикратная плата. И хватит торговаться, пусть это будет окончательная цена. Убей Цзян Чэня за шестикратную плату, и мы всё оплатим, как только выйдем отсюда!

Ухмылка на лице Чэнь Ли становилась всё шире и шире. Он, естественно, хотел, чтобы две стороны продолжали торговаться как можно дольше, так он сможет извлечь большую выгоду, даже не прикладывая дополнительных усилий.

Е Жун, скрипнув зубами, выпалил:

– Даю десятикратную плату!

В этот момент, Цзян Чэнь широко улыбнулся:

– Четвёртый принц, с каких пор у тебя так много денег? Десятикратная плата? Если у тебя есть столько денег, то лучше отдай их мне, и принесу тебе головы их всех.

Чэнь Ли хотел продолжить повышать свою ставку, однако, его ухмылка вмиг исчезла, когда он услышал наглые слова Цзян Чэня, после чего холодно сказал:

– Всё, Е Жун, с тобой всё кончено.

– Даже если ты предложишь стократную плату, вы всё равно все умрёте!

– Цзян Чэнь, ты – первый!

Из глаза Чэнь ли вырвалась сильная жажда убийства.

Цзян Чэнь же лишь небрежно рассмеялся:

– На твоём месте, я бы не был бы столь оптимистичен.

Чэнь Ли зловеще засмеялся:

– Оптимистичен? Да я гений секты, и моё развитие достигло второго уровня духовной сферы! А ты лишь на первом уровне. Неужели ты думаешь, что сможешь одолеть меня своей метательной техникой?

– Ладно, а теперь я покажу тебе, кто такие настоящие ученики секты, и кто такие настоящие гении!

После завершения короткой речи Чэнь Ли, его аура вдруг увеличилась, и он задействовал свой духовный океан. Духовный океан хлынул из его тела, и всё его тело покрылось густым красным светом, став подобно огненному шару, полыхающему в небесах.

Однако, Цзян Чэнь словно бы не обращал на всё это никакого внимания, и просто улыбался, словно Чэнь Ли был для него лишь клоуном.

– Значит, ты всё ещё можешь улыбаться перед лицом смерти! – взревел Чэнь Ли, – Не понимаю, ты тронулся умом, или же действительно на что-то способен?

Цзян Чэнь, улыбаясь, спокойно ответил:

– Да, я всё ещё могу улыбаться, но, думаю, что вскоре именно ты не сможешь улыбнуться. Чем больше ты высвобождаешь свой духовный океан и чем круче пытаешься казаться, тем быстрее обнаружишь, насколько ты ослабел.

– Что?! – сердце Чэнь Ли вдруг сжалось, когда он неожиданно обнаружил, будто нечто странное проникло в его духовный океан.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава