X
X
Глава - 21: Гордость семьи Лонг
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Цзян Чен не ожидал, что несколько предложений вызовут такой отрезвляющий эффект. Энергичные разговоры, что были за всеми столами внезапно затихли. Бесчисленные пары глаз синхронно уставились на Цзян Чена. Все присутствующие здесь были влиятельными персонами Восточного Королевства, и все знали, что герцог парящего дракона, всегда хотел часть земли, через которую проходила духовая вена. Он был коварен и организовал заговор, с целью захвата этих земель. Судя по его настроению, Цзян Чен планировал объявить войну? Неужели он собирается учувствовать в публичном споре с герцогом Парящего Дракона? Цзян Чен, был объектом их обсуждений, но ему было совершенно это не интересно. Он отодвинул стул, что был перед ним, и сел с благородным видом, слегка посмотрев на тело Дунфан Зироуй. Он прошептала, « Похоже, вы были заняты последние несколько дней. В таком случае у вас не будет проблем на ваше шестнадцатилетие.» Раздался звон и тяжёлый удар По кране мере три или четыре человека наощупь взяли свои рюмки, после услышанных слов. Они были настолько шокированы Цзян Ченом, что они выронили свои фужеры на землю. Меньшинство, что не знали Цзян Чена уже не могли сдерживать себя и начали тайно спрашивать у соседей. Из какой семьи этот молодой герцог? Он был слишком смелым. В конце концов, это была самая любимая дочь короля. А рядом с принцессой сидела старшая принцесса Гоуй, её лицо уже начало опускаться в неодобрении. Видя что лицо принцессы Гоуй было достаточно низко, чтобы начать пить воду, все те кто хотел посмотреть шоу, не осмелилась бросать прямой взгляд на них. Все знали, что принцесса Гоуй, была гением военного дао в восточном королевстве. Она была чрезвычайно влиятельна, и обладала настоящей силой в Восточном королевстве И это если не упоминать её статус, главного организатора испытания Затаившегося Дракона, какой герцог на этом банкете осмелится оскорбить ей? Тем не менее Цзян Чен казалось не имел ни малейшего представления и не обращал внимания, о том, что он сидел за самым важным столом, и не обращал внимания, что стал центром всеобщего внимания. Цзян Чен в основном, после того как сел, наблюдал за всем боковым зрением. И был удивлён увидев несколько знакомых лиц. Например, третий мастер, зала исцеления, или герцог Тяньшу, что давал сам себе пощёчины. Поведение герцога Тяньшу, было очевидным. Он замкнулся в себе. Если бы он как и раньше, это несомненно осложнило бы жизнь семьи Цзян. Тем не менее, был ли это герцог Тяньшу или его наследник, они оба вели себя очень тихо сегодня. Герцога Тяньшу по прежнему преследовало, что случилось с ним в поместье Цзян Хан. И пусть он не принимал никаких действий самостоятельно, но его сердце по прежнему радовалось видя, как другие задирают семью Цзян. Люди что были тут, не знают о соглашении между Цзян Чено и Дунфан Лу, и это им позволяло запугивать дуэт Цзян из отца и сына Конечно, некоторые тандемы герцогов, как Цзян Чен подойти к Дунфан Зироуй, и спросить о её состоянии. Лидером такой группы был наследник герцогства Белого Тигра, Бай Чжань Юн. « Цзян Чен, вы знаете что сегдня за день?» Лицо Бай Чжань Юня выражало возмущение. « Сегодня шестнадцатилетие, мисс Лонг Джусюэ. Как смеешь ты называть это место грязным! Я приказываю тебе извиниться!» « И я, Хун Тяньтун, приказываю тебе извиниться перед хозяином и гостями именем герцогства Птицы Вермилион!» Хун Тяньтун, сегодня отказался от своей привычной тактики подстрекательства других и лично вышел, взяв инициативу на себя. Было очевидно, что Хун Тяньтун не хочет отдавать всю славу за раболепие, перед Лонг Джусюэ. У этих двоих имели впечатляющие силы за собой. Позиции 108 герцогств в Восточном Королевстве, всегда менялись, но первые четыре герцогства, всегда были в первой четвёрки. Независимо, что происходит в королевсве их позиции всегда неизменны. Герцегство Парящего Дракона первые, Белого Тигра вторые, Птицы Вермилиона третии и Чёрной Черепахи четвёртые! Два наследника главных герцогств, сделали первый шаг, и другие наследники высокопоставленных герцогств, стали подходить к ним. Они окружили Цзян Чена, создавая агрессивную атмосферу вокруг. Цзян Чен сдержался и кинул неопределённый взгляд на Хун Тяньтуна. И он спросил безпечно. « Ты приказываешь мне?» « Ты понимаешь только так.» Высокомерно ответил Хун Тяньтун. « Ох…» Цзян Чен слегка ударил себя по лбу, и улыбнвшись без притворства спросил принцессу Гоуй. « Принцесса Гоуй, этот парень часть королевской семьи? Или я что-то неправильно запомнил? Имеют ли права герцоги приказывать другим герцогам? Насколько я помню только королевская семья обладает правом командовать герцогами!» Он посмотрел на Хун Тяньтуна и лениво рассмеялся, « Наследник Птицы Вермилиона верно? Почему бы тебе не поменять свою фамилию на Дунфан? Почему вы не оповестили всех о таком большом событии? Вы должны были сделать это заранее, чтобы мы могла подготовиться ментально!» Хун Тяньтун, кто только что был так высокомерен секунду назад, в один момент потерял дар речи после одного простого вопроса. Он замер, как статуя. « Что касается вас, Бай Чжань Юн верно? Если я правильно помню это уже третий раз когда вы провоцируете меня. Я не хотел опускаться до вашего уровня раньше, до сегодняшнего дня, что вы имеете в виду стоя и крича во всё горло, что это не грязное место? Вы слепы? Вы не видите её высочество здесь? Вы знаете хоть, что-нибудь о дворянском этикете? Кричите и скачите перед принцессой, у вас есть какое то представление о благопристойности?» « И остальные, что вы хотите? Сопровождаете этих двух идиотов, создавая спектакль, пытаясь сказать всем, чтобы больше не скрывали свои мятежные сердца?» Поток слов Цзян Чена вызвал в толпе людей косноязычие, у всех покраснели лица, и их умы опустели. Они хотели ответить, что-нибудь, но абсолютно не представляли , что сказать. Bai Zhanyun was trembling in his rage, “You… Jiang Chen… your mother… you’re spitting blood from your mouth!(1)” Бай Чжань Юн дрожал от ярости, « Ты… Цзян Чен… твоя мать… плюётся кровью !» ( Китайская пословица, Злонамеренная клевета/ атака) «А ваша мать не плюётся кровью? И если ваша мать не плюётся кровью, тогда откуда выползли вы? Или ты какой-то недомерок, что подобрал ваш отец с улицы?» Когда дело до ходило до словесных перепалок, Цзян Чен имел опыт проклинании других в миллионы лет в его прошлой жизни. Его зобный язык, ненавидели все под небом. У этих шутов не было и шанса. Но Дунфан Зироуй не поняла последние его слова. Она потянула его за рукав и с лицом полной наивной невинности спросила. « Брат Цзян Чен, как связана плевки кровью его матери с тем, что его подобрали с улицы?» «Э…» Теперь Цзян Чен запнулся и остановился как вкопанный, «Этот вопрос не понятен для детей. ВЫ поймёте это когда вы выйдите замуж.» В стороне от этого принцесса Гоуй тоже была озадачена. Она думала, что Цзян Чен проклинал всех немного случайным образом и не понимала о чём он. Но после того как он объяснил она поняла, и передней предстала картина деторождения… Было ли это не буквально выплёвывать кровь? Пока она думала об этом, его глаза излучали убийственной намерение. Этот чёртов Цзян Чен! Он точно осквернит Роу-эр если она будет провидить с ним больше времени! Она решила выместить её гнев на Бай Чжань Юне и Хун ТяньТуне. Эти двое всё ещё стояли как истуканы. Она ударила по столу рукой, « Вы двое, что вы должны были понять для себя? Есть ли вас хоть немного дворянской порядочности?» Атмосфера резко ухудшилась, как только принцесса Гоуй потеряла терпение. Она было необычным человек. Очень часто, решения принцессы Гоуй, были решениями короля! Раздался бодрый смех герцога Парящего Дракона, не вовремя вернувшегося в главных зал. « Дамы и господа, пожалуйста успокойтесь. Так редко случается собрать так много присутствующих здесь, особенно что это произошло в шестнадцатилетие моей младшей дочери. Я пригласил вас всех сюда, во-первых отпраздновать день рождения дочери и во-вторых поделиться великим и счастливым моментом со всеми вами.» « Ох, Ваша милость что это за счастливое событие? Вы очень хорошо скрыли это в своём приглашени. « Да, Ваше милость, ответьте нам! Мы больше не можем ждать.» « АХАХХ, давайте не будем так спешить. Оказывается я скрыл эту новость слишком хорошо. Но больше скрывать я не буду. Если быть честным, это событие счастливое не только для нас, но и для всего Восточного Королевства и является очень важным событием для королевства. Моя дочь с рождения обладала телосложением Лазурного Феникса, это привлекло тайного мастера и она была выбрана его учеником. Мастер персонально пришёл пригласить мою дочь в секту Пурпурного Солнца, после испытания Затаившегося Дракона!» « Что! Секта Пурпурного Солнца? Это главная их четырёх секст во всех шестнадцати королевствах!» « Все скрытые мастер эквивалентны известной влиятельной персоне во всех секстах. Кто же знал что Лонг Джусюе так повезёт. Мы и в самом деле поздравляем вас! «Телосложение лазурного феникса, звучит исключительно!» « Новости такого рода должны праздновать на всех землях королевства. Наши поздравление ваше Милости, будущее графства Парящего дракона обещает безграничное богатство и бесконечный потенциал!» «Поздравляем!» В этот момент разные сколькие выступление полились со всех стороной как поток воды в реке. Лонг Чжао Фенг был в прекрасном настроении. Он давно планировал этот день. И был абсолютно не удивлён ситуацией. « Если честно, влиятельная фигура в сексте Фиолетового Солнца решила, кто будет мастером и её будущее в тот момент, когда моя дочь родилась. Но я сдержанный человек и просто растил свою дочь. Я не хотел излишнего внимания на ней. Но сейчас когда моей дочери шестнадцать, эту весть не стоит больше скрывать.» Слова Лонг Чжао Фенга были воплощением гордости. И как он может быть сдержанным. Если уж такой человек как он называет себя сдержанным персоной, то как же должна выглядеть несдержанный человек? Всё было не так как говорил Лонг Чжао Фенг, он бы просто не посмел говорить о таком без разрешения. Когда Лонг Джусюэ родилась, странный феномен развернулся над небом. Великая радуга появилась в огромным небе, и в её лучах танцевал легендарный феникс. Все птицы на земле, выказали дань уважение и не взлетали долгое время. Это правда, когда старейшина в секте Пурпурного Солнца услышал об этом феномене и что это произошло в герцогстве парящего дракона в Восточном Королевстве, они поняли, что родился человек с телосложением лазурного феникса. Он не ступал за территорию секты сотни лет, но услышав это, бросил в герцогство Парящего Дракона с первыми лучами солнца, чтобы установить отношения учитель- ученик. Кроме того, совершенства нету в этом мире. Что подразумевается под владением телосложением Лазурного Феникса, это злая шутка дающая чрезвычайно много инь в тело. И если эту злую шутку не одолеть до тридцати лет, тога никаких слов о гениальности не будет идти и речи, потенциал у такого будет как облако, неосязаем. Лонг Чжао Фенг долго ломал голову пытаясь найти метод последние несколько дней, и наконец смог развеять концентрацию инь в Лонг Джусюе. Таким образом перед ней падало последнее ограничение. В тоже время старейшина секты Фиолетового Солнца, отправил официальное приглашений в свою секту через пол года. И первая мысль которая пришла в голову Лонг Джао Фенга, это разнести эту весть как можно дальше! Не было никакого способа, чтобы Лонг Джао Фенг, мог бы не разнести эту весть, чтобы ещё больше возвысить свою семью. Он пригласил всех герцогов, важных министров чиновников в дом Лонг. Даже высокая и могучая принцесса Гоуй не была исключением В это время, Лонг Джусюе стояла рядом с отцом как гордый феникс. Она так светилась, что никто не мог прямо посмотреть на ней. А в её глаза наполняла гордость и скромность. Даже в скрытой силе, такой как секта Фиолетового Солнца, телосложение лазурного дракона, был очень редким талантом. У неё были причины гордится. Пристальные взгляды Бай Чжань Юня и Хун Тянтуна были полны обожания и вожделения. Цзян Чен наконец-то понял, что за радостное событие имел ввиду герцог Парящего Дракона, что было упомянуто в приглашении. « Телосложение лазурного феникса?» Цзян Чен рылся в памяти, он помнил все телосложения что были полезны в военном дао. Но по пути военного дао, не важно, как велик потенциал, это не сильно продвигало практикующего, особенно если его практика не идёт рука об руку с его потенциалом. Таких примеров было очень много. И в конце концов, даже что то вроде телосложение лазурного феникса не много значила в глазах Цзян Ченя. В его прошлой жизни он видел много топ талантов. И сколько из них успешно развились и созрели?

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава