X
X
Глава - 219:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Три дня спустя, произошло столь знаменательное событие, что оно поставило на уши всё Королевство Небесного Древа. Четвёртый принц Е Жун был официально назван наследным принцем, тем самым став наследником всего королевства. И с этих пор, всевозможное противостояние принцев за позицию наследника кануло в лету. И хотя клан матери Е Дая был силён, вся эта сила опиралась лишь на наличие вероятного наследника королевства. И теперь, когда Е Дай погиб в потерянном пределе, всё их так называемое величие мгновенно испарилось. И затем, для того, чтобы быть уверенными в прочности позиции Е Жуна, королевская семья начала избавляться от влияния клана матери Е Дая. И кроме них, другие силы, стоящие за вторым принцем Е Цяо, также постепенно были вытеснены из столицы. Это должно было создать все условия для наследного принца и устранить возможные препятствия на его пути! Ведь если наследный принц уже официально выбран, то не было необходимости в существовании противодействующих сил. А все опухоли, естественно, должны быть удалены. Цзян Чэнь был искренне рад за Е Жуна. Как и сказал когда-то сам Е Жун, они с Цзян Чэнем были золотыми песчинками, закопанными в песок. И теперь, Е Жун, который был кусочком настоящего золота посреди жёлтого песка, засиял так ярко, что это увидели все. Первым своим действием в качестве наследного принца, он наградил своих приближённых людей и других союзников. И за то, что Цзян Чэнь был его величайшим предвестником удачи, Е Жун наградил его знатным статусом второго ранга и всеми сопутствующими привилегиями. Теперь семья Цзян сильно возвысилась, и хотя их власть и влияние ещё не достигли того же уровня, который был у них в Восточном Королевстве, но этот уровень всё ещё считался довольно внушительным, особенно для семьи, которая лишь полгода назад прибыла в Королевство Небесного Древа. После официальной церемонии, Цзян Чэнь и семья Цзян, наконец, официально вошли в круг знати Королевства Небесного Древа и стали известными личностями, о ком говорили по всему королевству. Начали ходить различные версии о взаимосвязи между Цзян Чэнем и Е Жуном, превознося Цзян Чэня даже выше небес. Однако, даже и без этих слухов ничего бы не изменилось, ведь лишь одного факта обладания Медальоном Королевства Небесного Древа уже было достаточно, чтобы все в королевстве воздавали ему должное. Что же насчёт того, как Цзян Чэнь помог Е Жуну достичь всего этого, а также избавиться от других принцев в потерянном пределе, также ходило множество слухов. Каждый рассказывал свою версию, словно лично был там и видел всё своими глазами. И конечно же, все эти рассказы были далеки от истины. Сам же Цзян Чэнь, естественно, не обращал внимания на все эти слухи. Будь то четвёртый ранг знати или второй, ведь в итоге, они ничего особо не значили, они нужны были лишь для наличия безопасного места, где бы могла спокойно жить его семья Цзян. Цзян Чэню были неинтересны мирские блага и богатства. Однажды, когда Цзян Чэнь только что вернулся домой, охранник на входе доложил: – Юный господин, пришёл Гвардеец Драконьего Клыка и просит о встрече. – Гвардеец Драконьего Клыка? – удивился Цзян Чэнь, – Впусти его. Гвардейцы Драконьего Клыка редко когда ходят в одиночку. Может, это Тянь Шао? Нет, Тянь Шао был слишком частым гостем семьи Цзян, так что охранники не могли не узнать его. Когда гвардеец вошёл, Цзян Чэнь обнаружил, что, оказывается, это был Тан Лун! – Юный господин Чэнь, – пройдя через дверной проём, Тан Лун вёл себя предельно скованно. Он потирал ладонями бока, не зная, куда пристроить руки. Он был в Гвардии уже два месяца и, наконец, полностью обустроился там. И при общении со сослуживцами, он довольно часто слышал имя Цзян Чэня. Однако, если кто-то спрашивал его о делах Цзян Чэня, он лишь с улыбкой отшучивался. По мнению сослуживцев, Тан Лун точно был как-то связан с Цзян Чэнем, раз смог получить звание шестого ранга сразу после вступления в Гвардию. Вот только сам Тан Лун прекрасно знал, что на самом деле его мало что связывало с Цзян Чэнем. Честно говоря, он только пару раз видел Цзян Чэня. А все эти слухи о их связи пошли из-за того, что Цзян Чэнь решил помочь ему. Однако, эти беззаботные действия Цзян Чэня полностью изменили жизнь Тан Луна. И потому, Тан Лун был благодарен Цзян Чэню от всего сердца. Он также всегда хотел найти возможность навестить Цзян Чэня, чтобы выразить свою благодарность. Однако, будучи неуверенным в себе человеком, он боялся, что Цзян Чэнь и его люди плохо подумают о Тан Луне, если тот придёт с пустыми руками. В итоге, он колебался и настраивался целых два месяца, к этому времени он накопил немного денег и купил на них подарок. После этого, он набрался смелости и пошёл навестить Цзян Чэня. – Как здорово! В этой форме Гвардии Драконьего Клыка ты выглядишь совсем иначе, – усмехнулся Цзян Чэнь, – Как поживает твой младший брат? – Он… Он уже может нормально ходить. Но ему всё ещё приходится немного отсиживаться в коляске из-за слабого тела. Думаю, на полное выздоровление ему потребуется некоторое время. – Угу, сейчас ему нужен хороший отдых и уход, – кивнул Цзян Чэнь, и посмотрев на то, что принёс Тан Лун, улыбнулся, – Когда пойдёшь в следующий раз, не нужно ничего приносить, иначе мои люди вышвырнут тебя за дверь. Раз у тебя появились деньги, то лучше купи что-нибудь своей даме. Она хорошая девушка, и ты должен беречь её. – Конечно-конечно, – поспешно закивал Тан Лун. – Ладно, в этот раз я приму твой дар, но чтобы в следующий раз такого не было. Итак, как ты поживаешь, пробыв два месяца в Гвардии Драконьего Клыка? – Всё очень хорошо. Мои сослуживцы очень добры ко мне, – Тан Лун, смущаясь, глупо заулыбался и почесал затылок, – Просто все думают, что я хороший друг юного господина Чэня и потому делают мне много поблажек. Цзян Чэнь от души рассмеялся: – Ты и я уже много раз общались, и мне было бы приятно назвать тебя своим другом. Только не забывай, что сейчас ты подчинённый Тянь Шао, именно он взял тебя. Думаю, что у него есть все шансы стать главным начальником Гвардии Драконьего Клыка. Так что держись с ним и тогда не пропадёшь. – Да, я буду стараться изо всех сил и не посрамлю Генерала Тяня. Сказав это, Тан Лун вдруг что-то вспомнил, и собрав всё своё мужество, сказал: – Юный господин Чэнь, думаю, у меня есть кое-что, о чём я должен сказать вам. – И что это? – Когда я в последний раз был на вызове, то случайно услышал разговор учеников четырёх великих храмов, они говорили, что какое-то небесное сокровище собирается появиться где-то в горной долине Южного Дворца. Также они сказали, что многие ученики Секты Дивного Древа уже знают об этом и выдвинулись туда. – Небесное сокровище? – Цзян Чэнь улыбнулся, – Какое же небесное сокровище может появиться в таком обычном месте? Тан Лун лишь простодушно улыбнулся, ответив: – Этого я не знаю, я рассказал всё, что слышал. Однако, если даже ученики Секты заинтересовались этим, то разве может быть эта информация ложной? Намеренья Тан Луна были довольно просты. Он просто подумал, что эта информация может оказаться полезной для юного господина Чэня. И поскольку он был по гроб жизни благодарен Цзян Чэню, то считал, что обязательно должен рассказать об этом. В этот момент, за дверью послышались шаги, после чего внутрь зашёл Сюэ Тун. – Юный господин, Цяо Байши просит о встрече. И тут Сюэ Тун удивился, когда увидел Тан Луна: – Это ты? Однако, когда Тан Лун посмотрел на Сюэ Туна, то был удивлён не меньше: – Ты… В нашу последнюю встречу, ты разве не был лишь мастером истинной ци? А теперь ты на пике сферы истинной ци? Прошло совсем немного времени с того момента, неудивительно, что Тан Лун был удивлён. Сюэ Тун улыбнулся, и осмотрев форму Тан Луна, сказал: – Ты тоже времени зря не терял, уже вступил в Гвардию. Проблема Тан Луна была совсем пустяковой для Цзян Чэня, потому он никогда и не упоминал о нём среди своих людей. – Тан Лун, раз уж ты здесь, то выпей с нами. Сюэ Тун, пусть Байши идёт на задний двор. Эмоции Тан Луна были в полном беспорядке во время этого визита, он также чувствовал себя довольно неуютно. И когда Цзян Чэнь предложил ему выпить, он подсознательно захотел сбежать. Однако, Сюэ Тун не дал ему и шанса на побег, просто схватив его за руку: – Старина Тан, пока ты здесь, не нужно стесняться. Честно говоря, если бы не твоя ценная информация о королевстве, то мы бы могли пасть от рук Северного Дворца. Тан Лун немного засмущался: – Да я ничего такого не сделал. Кроме того, юный господин Чэнь даже дал мне такую хорошую пилюлю. – Да расслабься ты, – Сюэ Тун похлопал по плечу Тан Луна, – Пошли, все мои братья тоже здесь. Сейчас со всем познакомишься. Эти домашние посиделки на заднем дворе проходили в весьма непринуждённой атмосфере. Хотя Тан Лун и был немного скован, но наличие таких простаков, как Цяо Шань и Цяо Чуань, сгладило всё и помогло ему всех узнать. И вскоре Тан Лун полностью влился в коллектив. Вот только один Цяо Байши не казался таким уж радостным. – Байши, что с тобой? Похоже, ты не в духе. Неужели ты такой из-за разлуки со своей любимой? – пошутил Цзян Чэнь. Цяо Байши вымученно улыбнулся: – Юный господин Чэнь, честно говоря, когда вы послали меня в Южный Дворец, то я и представить себе не мог, что у меня может быть что-то со Старейшиной Нин. Возможно, это судьба, дарованная нам ещё с прошлых жизней, что она с благосклонностью взглянула на кого-то, вроде меня, пришедшего из захолустья. Тем не менее, глава Южного Дворца издал указ, согласно которому, Старейшина Нин должна разорвать все отношения со мной. – Это почему? – Цзян Чэнь посчитал такой приказ довольно странным. – Возможно, им не нравится, что я прибыл из такого захолустного королевства и при этом без должного происхождения или покровителя. Они думают, что я неподходящая пара для Старейшины Нин. – Да это же полный бред! – Цзян Чэнь по-настоящему разозлился. Цяо Байши был его учеником. Да кто такой этот глава Южного Дворца, чтобы брезговать его учеником?! – Этот глава женщина или мужчина? – Женщина, и к тому же биологическая мать Старейшины Нин. Лишь немногие знают об этом, Старейшина Нин рассказала мне об этом по секрету. – Э… – Цзян Чэнь потерял дар речи от такой новости. Будь она всего лишь главой Южного Дворца, то была бы лишь сторонним наблюдателем. И если что, то Старейшина Нин могла бы просто уйти. Но раз она была матерью Старейшины Нин, то это всё усложняло. Конфликт между тёщей и зятем был одной из самых распространённых и трудных проблем во всём мире. – А как сама Старейшина Нин отнеслась к этому? – поинтересовался Цзян Чэнь. – Она была весьма решительна, начав бороться против воли матери. – Тогда не вижу проблемы. Пока Старейшина Нин не отступит, всё образуется. В конце концов, это всего лишь тёща. Байши, ты ведь много повидал и многое знаешь, неужели ты не можешь справится с какой-то старой каргой? Цяо Байши лишь печально улыбнулся, ведь он никогда прежде не сталкивался с такой проблемой, и потому даже не знал, как себя вести. – Юный господин, я даже не знаю, как поступить, и потому пришёл к вам за наставлениями. – Нечего тут наставлять. Пойди и спроси, при каких условиях она согласится на ваш союз, а затем поладь со старухой. Разве ты до сих пор не додумался воспользоваться Вечнозелёной Пилюлей? Цяо Байши замер, после чего в его глазах вспыхнул свет: – Точно! Как я мог об этом забыть? Ведь Вечнозелёная Пилюля была идеальным козырем против любой старой женщины! – Естественно, что одной лишь пилюли будет недостаточно. Так что для начала узнай все её требования. Южный Дворец – это лишь слабое ответвление Секты Дивного Древа. Так что здесь не о чем беспокоиться. И Байши, не нужно принижать себя. Запомни, если ты хочешь породниться с Южным Дворцом, то это не ты должен тянуться к ним, а они к тебе! Так что даже не вздумай отступать, иначе знать тебя не желаю!

Три дня спустя, произошло столь знаменательное событие, что оно поставило на уши всё Королевство Небесного Древа.

Четвёртый принц Е Жун был официально назван наследным принцем, тем самым став наследником всего королевства.

И с этих пор, всевозможное противостояние принцев за позицию наследника кануло в лету. И хотя клан матери Е Дая был силён, вся эта сила опиралась лишь на наличие вероятного наследника королевства.

И теперь, когда Е Дай погиб в потерянном пределе, всё их так называемое величие мгновенно испарилось.

И затем, для того, чтобы быть уверенными в прочности позиции Е Жуна, королевская семья начала избавляться от влияния клана матери Е Дая. И кроме них, другие силы, стоящие за вторым принцем Е Цяо, также постепенно были вытеснены из столицы.

Это должно было создать все условия для наследного принца и устранить возможные препятствия на его пути!

Ведь если наследный принц уже официально выбран, то не было необходимости в существовании противодействующих сил. А все опухоли, естественно, должны быть удалены.

Цзян Чэнь был искренне рад за Е Жуна. Как и сказал когда-то сам Е Жун, они с Цзян Чэнем были золотыми песчинками, закопанными в песок.

И теперь, Е Жун, который был кусочком настоящего золота посреди жёлтого песка, засиял так ярко, что это увидели все.

Первым своим действием в качестве наследного принца, он наградил своих приближённых людей и других союзников.

И за то, что Цзян Чэнь был его величайшим предвестником удачи, Е Жун наградил его знатным статусом второго ранга и всеми сопутствующими привилегиями.

Теперь семья Цзян сильно возвысилась, и хотя их власть и влияние ещё не достигли того же уровня, который был у них в Восточном Королевстве, но этот уровень всё ещё считался довольно внушительным, особенно для семьи, которая лишь полгода назад прибыла в Королевство Небесного Древа.

После официальной церемонии, Цзян Чэнь и семья Цзян, наконец, официально вошли в круг знати Королевства Небесного Древа и стали известными личностями, о ком говорили по всему королевству.

Начали ходить различные версии о взаимосвязи между Цзян Чэнем и Е Жуном, превознося Цзян Чэня даже выше небес.

Однако, даже и без этих слухов ничего бы не изменилось, ведь лишь одного факта обладания Медальоном Королевства Небесного Древа уже было достаточно, чтобы все в королевстве воздавали ему должное.

Что же насчёт того, как Цзян Чэнь помог Е Жуну достичь всего этого, а также избавиться от других принцев в потерянном пределе, также ходило множество слухов. Каждый рассказывал свою версию, словно лично был там и видел всё своими глазами.

И конечно же, все эти рассказы были далеки от истины.

Сам же Цзян Чэнь, естественно, не обращал внимания на все эти слухи. Будь то четвёртый ранг знати или второй, ведь в итоге, они ничего особо не значили, они нужны были лишь для наличия безопасного места, где бы могла спокойно жить его семья Цзян.

Цзян Чэню были неинтересны мирские блага и богатства.

Однажды, когда Цзян Чэнь только что вернулся домой, охранник на входе доложил:

– Юный господин, пришёл Гвардеец Драконьего Клыка и просит о встрече.

– Гвардеец Драконьего Клыка? – удивился Цзян Чэнь, – Впусти его.

Гвардейцы Драконьего Клыка редко когда ходят в одиночку. Может, это Тянь Шао? Нет, Тянь Шао был слишком частым гостем семьи Цзян, так что охранники не могли не узнать его.

Когда гвардеец вошёл, Цзян Чэнь обнаружил, что, оказывается, это был Тан Лун!

– Юный господин Чэнь, – пройдя через дверной проём, Тан Лун вёл себя предельно скованно. Он потирал ладонями бока, не зная, куда пристроить руки.

Он был в Гвардии уже два месяца и, наконец, полностью обустроился там. И при общении со сослуживцами, он довольно часто слышал имя Цзян Чэня.

Однако, если кто-то спрашивал его о делах Цзян Чэня, он лишь с улыбкой отшучивался. По мнению сослуживцев, Тан Лун точно был как-то связан с Цзян Чэнем, раз смог получить звание шестого ранга сразу после вступления в Гвардию.

Вот только сам Тан Лун прекрасно знал, что на самом деле его мало что связывало с Цзян Чэнем. Честно говоря, он только пару раз видел Цзян Чэня. А все эти слухи о их связи пошли из-за того, что Цзян Чэнь решил помочь ему.

Однако, эти беззаботные действия Цзян Чэня полностью изменили жизнь Тан Луна.

И потому, Тан Лун был благодарен Цзян Чэню от всего сердца. Он также всегда хотел найти возможность навестить Цзян Чэня, чтобы выразить свою благодарность.

Однако, будучи неуверенным в себе человеком, он боялся, что Цзян Чэнь и его люди плохо подумают о Тан Луне, если тот придёт с пустыми руками.

В итоге, он колебался и настраивался целых два месяца, к этому времени он накопил немного денег и купил на них подарок. После этого, он набрался смелости и пошёл навестить Цзян Чэня.

– Как здорово! В этой форме Гвардии Драконьего Клыка ты выглядишь совсем иначе, – усмехнулся Цзян Чэнь, – Как поживает твой младший брат?

– Он… Он уже может нормально ходить. Но ему всё ещё приходится немного отсиживаться в коляске из-за слабого тела. Думаю, на полное выздоровление ему потребуется некоторое время.

– Угу, сейчас ему нужен хороший отдых и уход, – кивнул Цзян Чэнь, и посмотрев на то, что принёс Тан Лун, улыбнулся, – Когда пойдёшь в следующий раз, не нужно ничего приносить, иначе мои люди вышвырнут тебя за дверь. Раз у тебя появились деньги, то лучше купи что-нибудь своей даме. Она хорошая девушка, и ты должен беречь её.

– Конечно-конечно, – поспешно закивал Тан Лун.

– Ладно, в этот раз я приму твой дар, но чтобы в следующий раз такого не было. Итак, как ты поживаешь, пробыв два месяца в Гвардии Драконьего Клыка?

– Всё очень хорошо. Мои сослуживцы очень добры ко мне, – Тан Лун, смущаясь, глупо заулыбался и почесал затылок, – Просто все думают, что я хороший друг юного господина Чэня и потому делают мне много поблажек.

Цзян Чэнь от души рассмеялся:

– Ты и я уже много раз общались, и мне было бы приятно назвать тебя своим другом. Только не забывай, что сейчас ты подчинённый Тянь Шао, именно он взял тебя. Думаю, что у него есть все шансы стать главным начальником Гвардии Драконьего Клыка. Так что держись с ним и тогда не пропадёшь.

– Да, я буду стараться изо всех сил и не посрамлю Генерала Тяня.

Сказав это, Тан Лун вдруг что-то вспомнил, и собрав всё своё мужество, сказал:

– Юный господин Чэнь, думаю, у меня есть кое-что, о чём я должен сказать вам.

– И что это?

– Когда я в последний раз был на вызове, то случайно услышал разговор учеников четырёх великих храмов, они говорили, что какое-то небесное сокровище собирается появиться где-то в горной долине Южного Дворца. Также они сказали, что многие ученики Секты Дивного Древа уже знают об этом и выдвинулись туда.

– Небесное сокровище? – Цзян Чэнь улыбнулся, – Какое же небесное сокровище может появиться в таком обычном месте?

Тан Лун лишь простодушно улыбнулся, ответив:

– Этого я не знаю, я рассказал всё, что слышал. Однако, если даже ученики Секты заинтересовались этим, то разве может быть эта информация ложной?

Намеренья Тан Луна были довольно просты. Он просто подумал, что эта информация может оказаться полезной для юного господина Чэня. И поскольку он был по гроб жизни благодарен Цзян Чэню, то считал, что обязательно должен рассказать об этом.

В этот момент, за дверью послышались шаги, после чего внутрь зашёл Сюэ Тун.

– Юный господин, Цяо Байши просит о встрече.

И тут Сюэ Тун удивился, когда увидел Тан Луна:

– Это ты?

Однако, когда Тан Лун посмотрел на Сюэ Туна, то был удивлён не меньше:

– Ты… В нашу последнюю встречу, ты разве не был лишь мастером истинной ци? А теперь ты на пике сферы истинной ци?

Прошло совсем немного времени с того момента, неудивительно, что Тан Лун был удивлён.

Сюэ Тун улыбнулся, и осмотрев форму Тан Луна, сказал:

– Ты тоже времени зря не терял, уже вступил в Гвардию.

Проблема Тан Луна была совсем пустяковой для Цзян Чэня, потому он никогда и не упоминал о нём среди своих людей.

– Тан Лун, раз уж ты здесь, то выпей с нами. Сюэ Тун, пусть Байши идёт на задний двор.

Эмоции Тан Луна были в полном беспорядке во время этого визита, он также чувствовал себя довольно неуютно. И когда Цзян Чэнь предложил ему выпить, он подсознательно захотел сбежать.

Однако, Сюэ Тун не дал ему и шанса на побег, просто схватив его за руку:

– Старина Тан, пока ты здесь, не нужно стесняться. Честно говоря, если бы не твоя ценная информация о королевстве, то мы бы могли пасть от рук Северного Дворца.

Тан Лун немного засмущался:

– Да я ничего такого не сделал. Кроме того, юный господин Чэнь даже дал мне такую хорошую пилюлю.

– Да расслабься ты, – Сюэ Тун похлопал по плечу Тан Луна, – Пошли, все мои братья тоже здесь. Сейчас со всем познакомишься.

Эти домашние посиделки на заднем дворе проходили в весьма непринуждённой атмосфере.

Хотя Тан Лун и был немного скован, но наличие таких простаков, как Цяо Шань и Цяо Чуань, сгладило всё и помогло ему всех узнать. И вскоре Тан Лун полностью влился в коллектив.

Вот только один Цяо Байши не казался таким уж радостным.

– Байши, что с тобой? Похоже, ты не в духе. Неужели ты такой из-за разлуки со своей любимой? – пошутил Цзян Чэнь.

Цяо Байши вымученно улыбнулся:

– Юный господин Чэнь, честно говоря, когда вы послали меня в Южный Дворец, то я и представить себе не мог, что у меня может быть что-то со Старейшиной Нин. Возможно, это судьба, дарованная нам ещё с прошлых жизней, что она с благосклонностью взглянула на кого-то, вроде меня, пришедшего из захолустья. Тем не менее, глава Южного Дворца издал указ, согласно которому, Старейшина Нин должна разорвать все отношения со мной.

– Это почему? – Цзян Чэнь посчитал такой приказ довольно странным.

– Возможно, им не нравится, что я прибыл из такого захолустного королевства и при этом без должного происхождения или покровителя. Они думают, что я неподходящая пара для Старейшины Нин.

– Да это же полный бред! – Цзян Чэнь по-настоящему разозлился. Цяо Байши был его учеником. Да кто такой этот глава Южного Дворца, чтобы брезговать его учеником?!

– Этот глава женщина или мужчина?

– Женщина, и к тому же биологическая мать Старейшины Нин. Лишь немногие знают об этом, Старейшина Нин рассказала мне об этом по секрету.

– Э… – Цзян Чэнь потерял дар речи от такой новости. Будь она всего лишь главой Южного Дворца, то была бы лишь сторонним наблюдателем. И если что, то Старейшина Нин могла бы просто уйти.

Но раз она была матерью Старейшины Нин, то это всё усложняло.

Конфликт между тёщей и зятем был одной из самых распространённых и трудных проблем во всём мире.

– А как сама Старейшина Нин отнеслась к этому? – поинтересовался Цзян Чэнь.

– Она была весьма решительна, начав бороться против воли матери.

– Тогда не вижу проблемы. Пока Старейшина Нин не отступит, всё образуется. В конце концов, это всего лишь тёща. Байши, ты ведь много повидал и многое знаешь, неужели ты не можешь справится с какой-то старой каргой?

Цяо Байши лишь печально улыбнулся, ведь он никогда прежде не сталкивался с такой проблемой, и потому даже не знал, как себя вести.

– Юный господин, я даже не знаю, как поступить, и потому пришёл к вам за наставлениями.

– Нечего тут наставлять. Пойди и спроси, при каких условиях она согласится на ваш союз, а затем поладь со старухой. Разве ты до сих пор не додумался воспользоваться Вечнозелёной Пилюлей?

Цяо Байши замер, после чего в его глазах вспыхнул свет:

– Точно! Как я мог об этом забыть?

Ведь Вечнозелёная Пилюля была идеальным козырем против любой старой женщины!

– Естественно, что одной лишь пилюли будет недостаточно. Так что для начала узнай все её требования. Южный Дворец – это лишь слабое ответвление Секты Дивного Древа. Так что здесь не о чем беспокоиться. И Байши, не нужно принижать себя. Запомни, если ты хочешь породниться с Южным Дворцом, то это не ты должен тянуться к ним, а они к тебе! Так что даже не вздумай отступать, иначе знать тебя не желаю!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава