Глава - 237:
Предыдущая глава
Следующая глава
Где-то на территории Секты Дивного Древа. Слегка полноватый старец, нахмурив брови, осматривал лежащий на земле изуродованный труп, уже долгое время не произнося и слова. Этим человеком был отец Старейшины Те, один из четырёх главных старейшин Секты Дивного Древа, Те Лун. – Отец, ну скажи уже что-нибудь! – увидев такое странное поведение отца, Старейшине Те стало тревожно. – Те Цань, этот человек ‒ твой шурин? – спросил Те Лун. – Да, не будь он братом Сяоцянь, то зачем бы я стал приносить тебе труп для осмотра? Полным именем Старейшины Те было Те Цань. – Он точно убит не человеком. Должно быть его убил духовный зверь, при этом весьма кровожадный, – вздохнул Те Лун, – И заметь, когда на Ян Чжао напали, у него даже не было возможности дать отпор. С каких пор в Королевстве Небесного Древа объявился столь сильный духовный зверь? – Откуда мне знать? – Те Цань был сильно подавлен, – Отец, как думаешь, этот зверь силён? Если да, то насколько? Те Лун ответил немного раздражённо: – Я ведь даже его не видел, откуда мне знать, насколько он силён? Если Ян Чжао, который был в земляной духовной сфере, не смог ему ничего противопоставить, то этот зверь должен быть намного сильнее Ян Чжао. Те Цань, почему тебя вообще понесло в это мирское королевство? Лучше бы тренировками занялся. Или для тебя так важны все эти мирские дела? Отчитанный своим отцом, Те Цань чувствовал себя немного униженно. – Разве не видишь, что случилось с братом Сяоцянь? У меня попросту не было выбора. Кто не знает, что этот Ян Чжао был моим шурином? Если бы я не пришёл туда после того, что случилось с ним, то люди бы засмеяли меня! Они бы подумали, что я трус, который даже не смог своего шурина защитить. Ладно ещё, если это я потеряю свою престиж в глазах людей, но я просто не могу позволить запятнать твоё доброе имя. Те Лун лишь холодно фыркнул: – Вечно у тебя всякая чушь на уме. Я же предупреждал тебя, если собираешься драться, то должен всегда действовать быстро и решительно, чтобы не навлечь на своего отца неприятности. – Я так и хотел поступить, но меня чуть было не убил кое-кто другой. – Кто? – в конце концов, Те Лун был отцом, который постоянно был на стороне сына. И услышав такие слова Те Цаня, он не мог не заинтересоваться. – Ты ещё спрашиваешь кто? Кто ещё это мог быть, кроме этого старого пердуна Е Чунлоу? Спекулируя на своём возрасте, он уже два раза подряд перешёл мне дорогу! Отец, тебе не кажется, что этот старик похож на камень в выгребной яме, столь же вонючий и неподатливый? Он даже посмел пойти на открытый конфликт со мной из-за какого-то обычного пацана. И он даже не проявил ко мне никакого уважения, когда я упомянул твоё имя. Разве может быть так, что ты, как почтенный старейшина Секты Дивного Древа, хуже какого-то старого пердуна? Это слишком возмутительно! И каждый раз, вспоминая об этом, я дико злюсь. – Е Чунлоу? – услышав это имя, брови Те Луна слегка нахмурились. – Отец, этот старик Е совершенно не уважает тебя! Лицо Те Луна слегка опустилось, когда он вновь услышал это имя: – С его возрастом, зачем ему специально ставить тебе палки в колёса? – Это всё из-за одного пацана из Восточного Королевства по имени Цзян Чэнь! Я не знаю, чем он подкупил старика Е, но тот был готов защищать его до самого конца, и даже не боялся стать врагом нашего дома. Отец, он всего лишь мирской одинокий старик. Разве он соперник нашей Секте? Те Цань специально подбирал такие слова, чтобы разозлить своего отца и разжечь в нём пламя гнева. Однако, Те Лун был уже немолод и опытен, и потому слова сына не могли так легко ввести его в заблуждение. Кроме того, он прекрасно знал своего сына. – Дело не в том, что наша Секта не соперник ему, а в том, что Е Чунлоу никогда прежде не был врагом Секты. Можно даже сказать, что у него партнёрские отношения с нашей Сектой, но при этом он никогда не хотел вступить в неё. В противном случае, должность главного старейшины могла бы и не принадлежать твоему отцу! Говоря о Е Чунлоу, Те Лун всё же немного опасался его. – Отец, ты просто слишком строг к себе, при этом превознося других! – Те Цань просто не хотел признавать этого. Е Чунлоу был настолько заносчивым, что Те Цань всей душой хотел, чтобы его отец жёстко проучил этого старика. – Те Цань, ты можешь противостоять кому угодно, но будет лучше не обижать Е Чунлоу. Не то что бы твой отец боялся его, но лучше не заводить себе такого сильного противника. Если он действительно станет нашим врагом и объединится против нас с главой секты, то наша семья, несомненно, будет раздавлена. Где есть люди, там будет конфликт. Где есть конфликт, там будут и сражения. Хотя Секта Дивного Древа и была скрытой сектой, но даже она не обходилась без фракционной борьбы. И в случае чего, подобная борьба попросту неизбежна. Те Лун был главой семьи Те, а глава секты Се Тяньшу был главой семьи Се. Они однозначно были самими большими силами в пределах Секты Дивного Древа. Услышав такие слова своего отца, Те Цань был немного подавлен: – Получается, мы просто должны забыть обо всём? – А какой тебе смысл держать обиду на Е Чунлоу? С его уровнем силы, у тебя нет возможности злиться на него. Даже твой отец не хотел бы драться с ним, разве ты не чувствуешь, что ты выглядишь смешно? Если бы он действительно хотел раздавить тебя, то разве ты бы ушёл так легко? Те Лун начал отчитывать его: – Запомни, не делай глупостей. Ты не можешь позволить себе оскорбить Е Чунлоу. Если ты действительно обидишь старика, то он даже не будет задумываться над твоим отцом и просто сделает с тобой всё, что захочет. Те Цань был ошарашен такими словами отца. – Что? Даже престижа отца недостаточно, чтобы остановить его? – Болван! – раздражённо закричал Те Лун, – Когда-то он даже наплевал на престиж Се Тяньшу! Тогда Се Тяньшу пригласил его в нашу Секту и даже предложил множество стимулов и льгот, но старик просто отказал ему. Те Цань был сильно удивлён. Да что с головой у этого Е Чунлоу? Он даже отказался от приглашения главы Секты Дивного Древа? Неужели мирское королевство для него лучше, чем секта? – Отец, да что с этим Е Чунлоу? По какой причине он отказался от нашей секты? Те Лун криво усмехнулся: – Ты меня спрашиваешь? А мне откуда знать? Тем не менее, то, что он не присоединился к секте, это очень хорошо для нас. Просто убедись, что не обидишь его в будущем. – Тогда смерть Ян Чжао будет напрасна? – Те Цань просто не хотел признавать этого. – А как связана смерть Ян Чжао с Е Чунлоу? Ты совсем не понимаешь этого Е Чунлоу! Если бы он действительно захотел уничтожить Ян Чжао, то зачем ему делать это скрытно? Одной оплеухи старика было бы достаточно, чтобы убить твоего Ян Чжао! – Даже если это никак не связано с Е Чунлоу, я уверен, что это связано с Цзян Чэнем! То есть, я не должен нападать на Цзян Чэня просто потому, что Е Чунлоу защищает его? – Боже, ты можешь хоть разок включить свой мозг? Пока этот Цзян Чэнь остаётся в Королевстве Небесного Древа, он рано или поздно попадёт в нашу секту. Вот тогда-то у нас будет множество возможностей свести с ним счёты. Кроме того, даже сейчас можно найти предлог расправиться с Цзян Чэнем. Е Чунлоу не его родня, так что и сказать против ничего не сможет. – Хе-хе, отец, несомненно, мудрейший человек. Я слышал, что Е Чунлоу хотел взять Цзян Чэня в ученики, но тот отказался. Разве этот Цзян Чэнь не такой же странный, как этот старый пердун? – Что? Говоришь, что этот пацан отверг предложение старика? Аха-ха-ха, вот уж действительно, что посеешь, то и пожнёшь! Е Чунлоу отверг Секту Дивного Древа, а кто-то отверг его. Какая скорая карма! – от души рассмеялся Те Лун. – Ха! Этот Цзян Чэнь, скорее всего, отверг этого старого пердуна потому, что хочет вступить в нашу секту. И раз он так сильно хочет вступить в секту, у меня появится множество возможностей избавиться от него! Те Лун кивнул: – Ты наконец-то понял. Четыре великих секты вскоре будут проводить конкурсный отбор гениев. В этот раз, масштаб мероприятия будет поистине грандиозным, как и каждые шестьдесят лет. – Каждые шестьдесят лет? – Да, поскольку они хотят отыскать всех гениев в пределах шестнадцати королевств, уровень нынешнего отбора будет достаточно высок. Те Цань, если у тебя есть время и силы, чтобы поднимать шум в мирском королевстве, то почему бы не потрать время, чтобы поискать юных гениев? Не думай, что добился всего в жизни, если тебе повезло родиться в секте и стать старейшиной лишь благодаря моему влиянию. – Отец, да в чём проблема, с твоей должностью, разве есть чего бояться? Разве глава сам не может этим заняться? – Те Цань совершенно не воспринимал всё это всерьёз. Те Лун очень сильно захотел ударить своего сына по лицу, когда увидел столь несерьёзное отношение к сложившийся ситуации. Стоит сказать, что Те Лун был немного разочарован в сыне. Однако, как бы он ни был разочарован, Те Цань всё же оставался его сыном. – Те Цань, ты думаешь, что раз ты теперь старейшина, то всё, жизнь удалась? Тебе достаточно того, что ты можешь вызывать бурю среди обычных людей и бродить по мирским королевствам? Разве у тебя нет никакой цели в жизни? – Отец, но я и так стараюсь изо всех сил! – Стараешься? – холодно рассмеялся Те Лун, – Да-да, знаю я, как ты стараешься между ног своей женщины. – Это… – Те Цань стал совсем подавлен, – Отец, я не понимаю. Разве мои достижения совсем плохи? Разве я как-нибудь запятнал твоё доброе имя? Так почему ты постоянно требуешь от меня: «Сделай то, сделай это…»? – Эх, Те Цань, есть некоторые вещи, о которых я тебе не говорил, чтобы ты не волновался. Ты прав, если думаешь, что наша семья Те обладает невероятной силой и властью внутри секты, но ты и понятия не имеешь, что даже у нашей секты есть свои проблемы. Этот мир огромен, и в нём живёт множество практиков. Хотя наша секта и стоит на вершине шестнадцати королевств, мы лишь находимся на границе окраины этого мира. – Отец, ты просто слишком много думаешь! Даже если мы на границе окраины, за последние несколько сотен лет нам жилось хорошо и спокойно. Или что, мы не можем здесь жить только потому, что это окраина? Когда Те Лун увидел полное равнодушие своего сына, то начал сильно злиться, совершенно раздражённый неспособностью сына оправдать его ожиданий. – Ты безнадёжный бездельник, никакой надежды на тебя! – Те Лун был так зол, что даже побагровел лицом, – Я не рассказывал тебе о многих вещах потому, что они засекречены. И поскольку ты хочешь жить в неведении, я расскажу тебе всё потом! – Что рассказать? – увидев, что тон его отца был предельно серьёзен, мысли Те Цаня неохотно зашевелились. Он больше не смел относиться ко всему легкомысленно. – Как думаешь, почему этот отбор так важен? – Почему? – Те Цань действительно не знал. – Как ты думаешь, почему четыре великих секты, которые всегда были не в ладах друг с другом, вдруг решили забыть о своих разногласиях и объединить усилия для выявления гениев всех королевств? – Отец, хватит уже этих вопросов! Прошу, скажи прямо! – А причина довольно проста, всё потому, что наш союз шестнадцати королевств сильно отстал от других, давно покрывшись пылью. Наше положение в этом мире с каждым годом лишь ухудшается. Все мы скоро вымрем, а наша территория опустится аж до статуса пустынных земель. – Что ты хочешь этим сказать? Отец, что значит твоё «Все мы скоро вымрем, а наша территория опустится аж до статуса пустынных земель.»? – Что хочу этим сказать? – Те Лун мрачно улыбнулся, холодно продолжив, – Территория, где мы находимся, называется Земли Всего Сущего и считается территорией людей. Внутри этой территории существует несколько фракций. Здесь есть довольно сильные империи и могущественные династии, а также такие слабые союзы королевств, как наш. При этом, наш союз шестнадцати королевств считается самым слабым и маленьким среди всех остальных фракций Земель Всего Сущего. Но слабы мы или сильны, все мы принадлежим к людской фракции внутри Земель Всего Сущего и потому обладаем защитой. Но если наш союз продолжит слабеть и больше не сможет отвечать жёстким требованиям Земель Всего Сущего, то нас исключат из фракции, и мы утратим их защиту. И в этом случае, от нашего союза шестнадцати королевств вся остальная людская фракция отвернётся, и тогда наша территория станет пустынной землёй инородцев! – Пустынной землёй инородцев? Что это значит? – А это значит, что всё остальное человечество откажется от нас, бросив на произвол судьбы. И как только наша земля станет называться землёй инородцев, то это будет значить, что все, кто проживают здесь, лишаются защиты людской фракции. И тогда мы станем лёгкой мишенью для всех остальных рас!

Где-то на территории Секты Дивного Древа.

Слегка полноватый старец, нахмурив брови, осматривал лежащий на земле изуродованный труп, уже долгое время не произнося и слова.

Этим человеком был отец Старейшины Те, один из четырёх главных старейшин Секты Дивного Древа, Те Лун.

– Отец, ну скажи уже что-нибудь! – увидев такое странное поведение отца, Старейшине Те стало тревожно.

– Те Цань, этот человек ‒ твой шурин? – спросил Те Лун.

– Да, не будь он братом Сяоцянь, то зачем бы я стал приносить тебе труп для осмотра?

Полным именем Старейшины Те было Те Цань.

– Он точно убит не человеком. Должно быть его убил духовный зверь, при этом весьма кровожадный, – вздохнул Те Лун, – И заметь, когда на Ян Чжао напали, у него даже не было возможности дать отпор. С каких пор в Королевстве Небесного Древа объявился столь сильный духовный зверь?

– Откуда мне знать? – Те Цань был сильно подавлен, – Отец, как думаешь, этот зверь силён? Если да, то насколько?

Те Лун ответил немного раздражённо:

– Я ведь даже его не видел, откуда мне знать, насколько он силён? Если Ян Чжао, который был в земляной духовной сфере, не смог ему ничего противопоставить, то этот зверь должен быть намного сильнее Ян Чжао. Те Цань, почему тебя вообще понесло в это мирское королевство? Лучше бы тренировками занялся. Или для тебя так важны все эти мирские дела?

Отчитанный своим отцом, Те Цань чувствовал себя немного униженно.

– Разве не видишь, что случилось с братом Сяоцянь? У меня попросту не было выбора. Кто не знает, что этот Ян Чжао был моим шурином? Если бы я не пришёл туда после того, что случилось с ним, то люди бы засмеяли меня! Они бы подумали, что я трус, который даже не смог своего шурина защитить. Ладно ещё, если это я потеряю свою престиж в глазах людей, но я просто не могу позволить запятнать твоё доброе имя.

Те Лун лишь холодно фыркнул:

– Вечно у тебя всякая чушь на уме. Я же предупреждал тебя, если собираешься драться, то должен всегда действовать быстро и решительно, чтобы не навлечь на своего отца неприятности.

– Я так и хотел поступить, но меня чуть было не убил кое-кто другой.

– Кто? – в конце концов, Те Лун был отцом, который постоянно был на стороне сына. И услышав такие слова Те Цаня, он не мог не заинтересоваться.

– Ты ещё спрашиваешь кто? Кто ещё это мог быть, кроме этого старого пердуна Е Чунлоу? Спекулируя на своём возрасте, он уже два раза подряд перешёл мне дорогу! Отец, тебе не кажется, что этот старик похож на камень в выгребной яме, столь же вонючий и неподатливый? Он даже посмел пойти на открытый конфликт со мной из-за какого-то обычного пацана. И он даже не проявил ко мне никакого уважения, когда я упомянул твоё имя. Разве может быть так, что ты, как почтенный старейшина Секты Дивного Древа, хуже какого-то старого пердуна? Это слишком возмутительно! И каждый раз, вспоминая об этом, я дико злюсь.

– Е Чунлоу? – услышав это имя, брови Те Луна слегка нахмурились.

– Отец, этот старик Е совершенно не уважает тебя!

Лицо Те Луна слегка опустилось, когда он вновь услышал это имя:

– С его возрастом, зачем ему специально ставить тебе палки в колёса?

– Это всё из-за одного пацана из Восточного Королевства по имени Цзян Чэнь! Я не знаю, чем он подкупил старика Е, но тот был готов защищать его до самого конца, и даже не боялся стать врагом нашего дома. Отец, он всего лишь мирской одинокий старик. Разве он соперник нашей Секте?

Те Цань специально подбирал такие слова, чтобы разозлить своего отца и разжечь в нём пламя гнева.

Однако, Те Лун был уже немолод и опытен, и потому слова сына не могли так легко ввести его в заблуждение. Кроме того, он прекрасно знал своего сына.

– Дело не в том, что наша Секта не соперник ему, а в том, что Е Чунлоу никогда прежде не был врагом Секты. Можно даже сказать, что у него партнёрские отношения с нашей Сектой, но при этом он никогда не хотел вступить в неё. В противном случае, должность главного старейшины могла бы и не принадлежать твоему отцу!

Говоря о Е Чунлоу, Те Лун всё же немного опасался его.

– Отец, ты просто слишком строг к себе, при этом превознося других! – Те Цань просто не хотел признавать этого. Е Чунлоу был настолько заносчивым, что Те Цань всей душой хотел, чтобы его отец жёстко проучил этого старика.

– Те Цань, ты можешь противостоять кому угодно, но будет лучше не обижать Е Чунлоу. Не то что бы твой отец боялся его, но лучше не заводить себе такого сильного противника. Если он действительно станет нашим врагом и объединится против нас с главой секты, то наша семья, несомненно, будет раздавлена.

Где есть люди, там будет конфликт.

Где есть конфликт, там будут и сражения.

Хотя Секта Дивного Древа и была скрытой сектой, но даже она не обходилась без фракционной борьбы. И в случае чего, подобная борьба попросту неизбежна.

Те Лун был главой семьи Те, а глава секты Се Тяньшу был главой семьи Се. Они однозначно были самими большими силами в пределах Секты Дивного Древа.

Услышав такие слова своего отца, Те Цань был немного подавлен:

– Получается, мы просто должны забыть обо всём?

– А какой тебе смысл держать обиду на Е Чунлоу? С его уровнем силы, у тебя нет возможности злиться на него. Даже твой отец не хотел бы драться с ним, разве ты не чувствуешь, что ты выглядишь смешно? Если бы он действительно хотел раздавить тебя, то разве ты бы ушёл так легко?

Те Лун начал отчитывать его:

– Запомни, не делай глупостей. Ты не можешь позволить себе оскорбить Е Чунлоу. Если ты действительно обидишь старика, то он даже не будет задумываться над твоим отцом и просто сделает с тобой всё, что захочет.

Те Цань был ошарашен такими словами отца.

– Что? Даже престижа отца недостаточно, чтобы остановить его?

– Болван! – раздражённо закричал Те Лун, – Когда-то он даже наплевал на престиж Се Тяньшу! Тогда Се Тяньшу пригласил его в нашу Секту и даже предложил множество стимулов и льгот, но старик просто отказал ему.

Те Цань был сильно удивлён. Да что с головой у этого Е Чунлоу?

Он даже отказался от приглашения главы Секты Дивного Древа?

Неужели мирское королевство для него лучше, чем секта?

– Отец, да что с этим Е Чунлоу? По какой причине он отказался от нашей секты?

Те Лун криво усмехнулся:

– Ты меня спрашиваешь? А мне откуда знать? Тем не менее, то, что он не присоединился к секте, это очень хорошо для нас. Просто убедись, что не обидишь его в будущем.

– Тогда смерть Ян Чжао будет напрасна? – Те Цань просто не хотел признавать этого.

– А как связана смерть Ян Чжао с Е Чунлоу? Ты совсем не понимаешь этого Е Чунлоу! Если бы он действительно захотел уничтожить Ян Чжао, то зачем ему делать это скрытно? Одной оплеухи старика было бы достаточно, чтобы убить твоего Ян Чжао!

– Даже если это никак не связано с Е Чунлоу, я уверен, что это связано с Цзян Чэнем! То есть, я не должен нападать на Цзян Чэня просто потому, что Е Чунлоу защищает его?

– Боже, ты можешь хоть разок включить свой мозг? Пока этот Цзян Чэнь остаётся в Королевстве Небесного Древа, он рано или поздно попадёт в нашу секту. Вот тогда-то у нас будет множество возможностей свести с ним счёты. Кроме того, даже сейчас можно найти предлог расправиться с Цзян Чэнем. Е Чунлоу не его родня, так что и сказать против ничего не сможет.

– Хе-хе, отец, несомненно, мудрейший человек. Я слышал, что Е Чунлоу хотел взять Цзян Чэня в ученики, но тот отказался. Разве этот Цзян Чэнь не такой же странный, как этот старый пердун?

– Что? Говоришь, что этот пацан отверг предложение старика? Аха-ха-ха, вот уж действительно, что посеешь, то и пожнёшь! Е Чунлоу отверг Секту Дивного Древа, а кто-то отверг его. Какая скорая карма! – от души рассмеялся Те Лун.

– Ха! Этот Цзян Чэнь, скорее всего, отверг этого старого пердуна потому, что хочет вступить в нашу секту. И раз он так сильно хочет вступить в секту, у меня появится множество возможностей избавиться от него!

Те Лун кивнул:

– Ты наконец-то понял. Четыре великих секты вскоре будут проводить конкурсный отбор гениев. В этот раз, масштаб мероприятия будет поистине грандиозным, как и каждые шестьдесят лет.

– Каждые шестьдесят лет?

– Да, поскольку они хотят отыскать всех гениев в пределах шестнадцати королевств, уровень нынешнего отбора будет достаточно высок. Те Цань, если у тебя есть время и силы, чтобы поднимать шум в мирском королевстве, то почему бы не потрать время, чтобы поискать юных гениев? Не думай, что добился всего в жизни, если тебе повезло родиться в секте и стать старейшиной лишь благодаря моему влиянию.

– Отец, да в чём проблема, с твоей должностью, разве есть чего бояться? Разве глава сам не может этим заняться? – Те Цань совершенно не воспринимал всё это всерьёз.

Те Лун очень сильно захотел ударить своего сына по лицу, когда увидел столь несерьёзное отношение к сложившийся ситуации.

Стоит сказать, что Те Лун был немного разочарован в сыне.

Однако, как бы он ни был разочарован, Те Цань всё же оставался его сыном.

– Те Цань, ты думаешь, что раз ты теперь старейшина, то всё, жизнь удалась? Тебе достаточно того, что ты можешь вызывать бурю среди обычных людей и бродить по мирским королевствам? Разве у тебя нет никакой цели в жизни?

– Отец, но я и так стараюсь изо всех сил!

– Стараешься? – холодно рассмеялся Те Лун, – Да-да, знаю я, как ты стараешься между ног своей женщины.

– Это… – Те Цань стал совсем подавлен, – Отец, я не понимаю. Разве мои достижения совсем плохи? Разве я как-нибудь запятнал твоё доброе имя? Так почему ты постоянно требуешь от меня: «Сделай то, сделай это…»?

– Эх, Те Цань, есть некоторые вещи, о которых я тебе не говорил, чтобы ты не волновался. Ты прав, если думаешь, что наша семья Те обладает невероятной силой и властью внутри секты, но ты и понятия не имеешь, что даже у нашей секты есть свои проблемы. Этот мир огромен, и в нём живёт множество практиков. Хотя наша секта и стоит на вершине шестнадцати королевств, мы лишь находимся на границе окраины этого мира.

– Отец, ты просто слишком много думаешь! Даже если мы на границе окраины, за последние несколько сотен лет нам жилось хорошо и спокойно. Или что, мы не можем здесь жить только потому, что это окраина?

Когда Те Лун увидел полное равнодушие своего сына, то начал сильно злиться, совершенно раздражённый неспособностью сына оправдать его ожиданий.

– Ты безнадёжный бездельник, никакой надежды на тебя! – Те Лун был так зол, что даже побагровел лицом, – Я не рассказывал тебе о многих вещах потому, что они засекречены. И поскольку ты хочешь жить в неведении, я расскажу тебе всё потом!

– Что рассказать? – увидев, что тон его отца был предельно серьёзен, мысли Те Цаня неохотно зашевелились. Он больше не смел относиться ко всему легкомысленно.

– Как думаешь, почему этот отбор так важен?

– Почему? – Те Цань действительно не знал.

– Как ты думаешь, почему четыре великих секты, которые всегда были не в ладах друг с другом, вдруг решили забыть о своих разногласиях и объединить усилия для выявления гениев всех королевств?

– Отец, хватит уже этих вопросов! Прошу, скажи прямо!

– А причина довольно проста, всё потому, что наш союз шестнадцати королевств сильно отстал от других, давно покрывшись пылью. Наше положение в этом мире с каждым годом лишь ухудшается. Все мы скоро вымрем, а наша территория опустится аж до статуса пустынных земель.

– Что ты хочешь этим сказать? Отец, что значит твоё «Все мы скоро вымрем, а наша территория опустится аж до статуса пустынных земель.»?

– Что хочу этим сказать? – Те Лун мрачно улыбнулся, холодно продолжив, – Территория, где мы находимся, называется Земли Всего Сущего и считается территорией людей. Внутри этой территории существует несколько фракций. Здесь есть довольно сильные империи и могущественные династии, а также такие слабые союзы королевств, как наш. При этом, наш союз шестнадцати королевств считается самым слабым и маленьким среди всех остальных фракций Земель Всего Сущего. Но слабы мы или сильны, все мы принадлежим к людской фракции внутри Земель Всего Сущего и потому обладаем защитой. Но если наш союз продолжит слабеть и больше не сможет отвечать жёстким требованиям Земель Всего Сущего, то нас исключат из фракции, и мы утратим их защиту. И в этом случае, от нашего союза шестнадцати королевств вся остальная людская фракция отвернётся, и тогда наша территория станет пустынной землёй инородцев!

– Пустынной землёй инородцев? Что это значит?

– А это значит, что всё остальное человечество откажется от нас, бросив на произвол судьбы. И как только наша земля станет называться землёй инородцев, то это будет значить, что все, кто проживают здесь, лишаются защиты людской фракции. И тогда мы станем лёгкой мишенью для всех остальных рас!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава