Глава - 248:
Предыдущая глава
Следующая глава
Старик Фэй также понимал, что завербовать Цзян Чэня в секту будет не очень-то просто. И потому к этому вопросу следовало подходить постепенно. Он не стал спешить и рекомендовать Цзян Чэня главе секты. В конце концов, его не было в секте десятилетиями, и практически никто не знал его среди высшего руководства. Хотя его сейчас и ценил глава секты, он всё же не мог в самом начале проявлять подобную активность. Ведь ему попросту могут отказать. После возвращения в свой особняк, Цзян Чэнь приступил к рассортировке и отбору ингредиентов духовных лекарств, которые раздобыл в потерянном пределе. Ведь этих ингредиентов у него было достаточно много. Затем, весь следующий месяц, Цзян Чэнь почти всё своё время и внимание посветил вышеуказанному вопросу. Вдобавок, к его уникальному оценочному взгляду, ему действительно удалось собрать замечательный улов. В последнюю свою закрытую тренировку он истратил все духовные лекарства, которые у него были. Однако, всё ещё существовало большое количество ингредиентов, которые он не мог использовать. Ему нужно было время, чтобы найти применение оставшимся ингредиентам. «Было бы расточительно просто держать их у себя то, совсем не используя, тем более что у меня всегда острая нехватка в ингредиентах. Похоже, мне придётся их обменять на что полезное. У Дворца Бесчисленных Сокровищ есть много полезных предметов, надо навестить их и посмотреть, смогу ли я найти то, что мне нужно.» Помимо повышения своей силы и уровня, Цзян Чэнь также хорошо осознавал важность помощников. Все восемь его телохранителей обладали неплохим потенциалом, но им нужно время, чтобы развиться и стать сильнее. Хотя Гоуюй и прорвалась в духовную сферу, Цзян Чэнь не хотел, чтобы девушка бросалась в самое пекло ради него. Естественно, у него уже были идеи, кого развивать первыми. У него сейчас было на руках много козырей и много людей, требующих тренировки. Возьмём, например, Армию Птиц-мечей, если он сможет развить их всех до духовного ранга, то сила этих сотен Золотокрылых Птиц-мечей будет совсем не маленькой. То же самое касалось и Золотозубых Крыс. Сам Крысиный Король обладал ужасающей силой, и даже был на уровне Е Чунлоу. Но даже если не говорить о нём, то среди его потомков было несколько достаточно сильных, которые были сопоставимы с людскими практиками земляной духовной сферы. Тем не менее, Цзян Чэнь не хотел бы подвергать огласке существование Золотозубых Крыс, если на то не будет веской причины. Козыри на то и были козырями, чтобы о них никто не знал, но это только если у него не будет иного выбора, кроме как применить их. Помимо крыс и птиц-мечей, самым большим потенциалом обладали два детёныша Обезьяны Серебристой Луны. Цзян Чэнь воспользовался несколькими способами, чтобы протестировать родословную и наследие двух детёнышей, взятых из потерянного предела. И хотя он не смог сделать однозначный вывод, он был более-менее уверен, что они обладали необычайным потенциалом. Самое важное, что эти две Обезьяны Серебристой Луны уже были рождены в духовном ранге, и уже будучи младенцами они обладали первым уровнем духовной сферы. Они всё ещё были очень малы, и прежде чем их похитил Цзян Чэнь, у них попросту не было возможности развивать свои боевые способности. Мельком осмотрев пещеру Обезьян Серебристой Луны, Цзян Чэнь видел там достаточно лекарственных трав, благодаря чему мог в большей степени понять отличительную черту их родословной. Таким образом он уже подготовил план доя развития этих Обезьян. «Обезьяны Серебристой Луны из потерянного предела равны по силе человеку земляной духовной сферы. Однако, фактический их уровень развития был равен четвёртому уровню духовной сферы. Это явно говорит о том, что их родословная ещё не пробудилась полностью. Поскольку в мире существовали Обезьяны божественного ранга, то эти Обезьяны должно быть находятся на самом нижнем уровне бытия.» У Цзян Чэня даже не возникало мысли о развитии этих Обезьян до божественного ранга, ведь с его текущими способностями, это было попросту невозможно. Тем не менее, если он сможет придумать способ пробудить их родословную, то с тем количеством потенциала, который они обретут, они точно не останутся лишь в духовном ранге. «Эх, пусть и кажется, что у меня есть много всего, но мне всё ещё не хватает того, что мне действительно необходимо…» Хотя и Цзян Чэня и было много способов заработка денег и ресурсов, но у него было слишком много областей, которые нуждались во всём этом. Прежде всего, он должен помочь всем Золотокрылым Птицам-мечам прорваться в духовную сферу. И лишь это требовало поистине огромных затрат. Развитие двух Обезьян было ещё более бездонной ямой для денег и ресурсов. Цзян Чэнь даже не мог прикинуть, во сколько это ему обойдётся. «Как же жаль, что я забыл в прошлый раз вытянуть из старика Фэя побольше денег. Теперь, когда он занял столь высокое положение в секте, он наверняка сильно разбогател. В следующую нашу встречу, я непременно должен заставить его выложить побольше.» На самом деле, Цзян Чэню вовсе не нужно было вымогать денег у старика Фэя. Ведь стоимость рецепта Пилюли Очищения Души был сравним со стоимостью нескольких огромных городов. Как только она попадёт в массовое производство, то прибыли от неё будет достаточно, чтобы Цзян Чэнь не беспокоился о расходах ближайшие несколько лет. Однако, даже если старик Фэй был циничным человеком, презирающим весь мир, он всё же не осмелился поступить так без разрешения Цзян Чэня. Ведь, хотя Цзян Чэнь и отдал ему рецепт, но он не сказал, что старик Фэй может распоряжаться им как заблагорассудится. Старик Фэй очень хорошо понимал, что может делать, а что ‒ нет. «В следующую нашу встречу со стариком Фэем, я должен хорошенько обсудить этот вопрос насчёт производства Пилюли Очищения Души, чтобы оплачивать насущные потребности.» Цзян Чэнь решил сейчас же навестить Дворец Бесчисленных Сокровищ и обменять большое количество духовных ингредиентов на предметы первой необходимости. Обезьян не вырастить за сутки, потому Цзян Чэню было некуда спешить. Но эта стая Золотокрылых Птиц-мечей многое пережила вместе с Цзян Чэнем, и теперь их много связывало, так что он, естественно, не собирался бросать их. Он боялся вызвать переполох в Королевстве, и потому взял с собой в столицу лишь немногих из них, оставив большую часть на окраине королевства. Когда Цзян Чэнь вспомнил об этом, то решил перед Дворцом Бесчисленных Сокровищ зайти к Тянь Шао. Пока у него будут жетоны полёта, все Золотокрылые Птицы-мечи смогут свободно пересекать границу без всяких ограничений. Их было почти тысяча, но Цзян Чэнь был уверен, что это не будет проблемой для Гвардии Драконьего Клыка. Когда он прибыл к штабу Гвардии, то случайно столкнулся с Тан Луном, который в последнее время пребывал в приподнятом настроении. – Юный Чэнь, что вы здесь делаете? – увидев Цзян Чэня, Тан Лун быстро подошёл, приветствуя. На его лице явно читалось приятное удивление от прихода Цзян Чэня. – Старина Тан, Генерал Тянь у себя? – Да, конечно! – поспешил кивнуть Тан Лун, – Генерал Тан распорядился, если придёт юный Чэнь, то не нужно никаких предупреждений. Так что вы можете без проблем зайти к нему. Юный Чэнь, позвольте мне проводить вас. – Хорошо, – улыбнулся Цзян Чэнь, не став охлаждать энтузиазм Тан Луна. Те, кто дежурили вместе с Тан Луном, увидев Цзян Чэня, были в полном восторге, сильно взбудораженные. А когда они увидели столь тесные отношения Тан Луна и Цзян Чэня, их взгляды переполняли восхищение и зависть. Ведь Цзян Чэнь теперь был настоящей легендой Королевства Небесного Древа, и кумиром для молодёжи. В мире боевого дао люди поклонялись сильным и талантливым практикам. И Цзян Чэнь, несомненно, полностью соответствовал этому образу. Юный гений, в одиночку сражающийся против непреодолимой силы – этот образ полностью соответствовал фантазиям многих практиков боевого дао. Цзян Чэнь не стал принимать на себя важный вид, и следуя за Тан Луном, лишь слабо улыбался: Тянь Шао также очень рад увидеть Цзян Чэня. – Юный Чэнь, что привело тебя сюда? Прошу, не стой, присаживайся! – Старина Тянь, в этот раз я пришёл просить о твоей помощи. – Юный Чэнь, ты обижаешь меня подобными словами. Все проблемы юного Чэня и мои проблемы. Так к чему все эти просьбы о помощи? Эти слова Тянь Шао не были простой вежливостью. Он всегда был прямолинейным человеком, и лишь Цзян Чэнь был достоин таких искренних слов от него. Обычные люди не были достойны подобных слов. – Так вот, у меня есть стая Золотокрылых Птиц-мечей… – и Цзян Чэнь подробно всё объяснил. Выслушав его, Тянь Шао на мгновение задумался, после чего сказал: – Юный Чэнь, сами жетоны полёта ‒ это пустяки, но создание тысячи жетонов уже непростое дело. С моими полномочиями, как генерала Гвардии, десятки и сотни жетонов ‒ не проблема, но когда дело касается тысячи и больше, то тебе нужно получить одобрение заместителя начальника Чжоу. – Чжоу Кая? – Верно. Юный Чэнь, заместитель начальника Чжоу всегда хотел подружиться с тобой. Так что я уверен, если ты обратишься к нему, то у тебя не будет никаких проблем с этим делом, – Тянь Шао улыбнулся, – Давай я прямо сейчас отведу тебя к нему? Он всё равно на месте. Цзян Чэнь не стал возражать и согласно кивнул: – Давай. В настоящее время, Чжоу Кай был настоящим первым заместителем начальника Гвардии Драконьего Клыка. Без столь сильного соперника в лице Ян Чжао, он сейчас пребывал на гребне успеха, полностью избавившись от прежнего негатива и уныния. Он, наконец, обладал властью, которая должна быть у первого заместителя начальника. Поэтому, Чжоу Кай был очень благодарен Цзян Чэню за всё произошедшее. В противном случае, он бы не стал добровольно присоединяться к делегации сватов для предложения брака. И когда Чжоу Кай увидел, что Тянь Шао привёл Цзян Чэня, то он остолбенел, сильно поражённый такой честью. Даже сам Чжоу Кай подумал, что его поведение немного странно. Ведь, как-никак, он был первым заместителем начальника Гвардии, его должность была высока, а влияние огромно. В то время как Цзян Чэнь был лишь знатью второго ранга без реальной власти в королевстве. Но он всё равно невольно чувствовал, что положение Цзян Чэня выше, чем у него. – Заместитель начальника Чжоу Кай, у юного Чэня есть некоторые вопросы, которые я сам не могу разрешить. Потому я хочу, чтобы заместитель начальника… – Тянь Шао объяснил суть вопроса. Выслушав его, Чжоу Кай, не колеблясь, сразу ответил: – Как я могу отказать в таком пустяке? Тянь Шао, даю добро на создание необходимого количества жетонов полёта. Юный Чэнь, может, тебе ещё нужна помощь? Цзян Чэнь не думал, что Чжоу Кай будет столь любезен, и улыбнувшись, сказал: – Мне уже неловко от одной этой просьбы. Заместитель начальника Чжоу весьма решительный человек. Так что, пожалуйста, не стесняйтесь и дайте мне знать, если когда-нибудь понадобится моя помощь. Цзян Чэнь никогда не скупился для своих друзей. Поскольку Чжоу Кай был столь сообразительным, то мог легко подружиться с Цзян Чэнем. Услышав слова Цзян Чэня, Чжоу Кай мысленно обрадовался. Он искал хорошую возможность улучшить свои отношения с Цзян Чэнем, и даже не думал, что эта возможность подвернётся столь скоро. Естественно, он был очень рад оказаться полезным для Цзян Чэня и даже заполучить благодарность последнего. – Я, старый Чжоу, уже давно слышал о изящных манерах юного Чэня. Мне жаль, что наша Гвардия Драконьего Клыка и юный Чэнь узнали друг друга в ссоре. Цзян Чэнь усмехнулся: – Я бы также хотел попросить прощения у заместителя начальника Чжоу. Я, Цзян Чэнь, тоже действовал не всегда законно. – Юный Чэнь, ни слова больше. Наша Гвардия всегда уважала истину. Всё это было из-за действий этой тупой скотины Лу Уцзи. Он спровоцировал тебя и создал проблемы для всей гвардии, так что в этом не твой вины, – поспешно заметил Чжоу Кай. – Ха-ха, заместитель начальника, вы правы, тогда давайте забудем прошлые обиды. Так вышло, что у меня с собой есть два кувшина хорошего вина, может, по стаканчику? Так сказать, выпьем за дружбу? – предложил Тянь Шао. Это предложение нашло отклик в сердце Чжоу Кая, и он решительно сказал: – Отлично, мне нравится. Юный Чэнь ‒ настоящий гений, и я всегда хотел найти возможность укрепить наши отношения. – Юный Чэнь, давай-давай! Неважно, сколько у тебя ещё дел сегодня, ты просто обязан опрокинуть пару чарок с заместителем начальника! – Тянь Шао подтолкнул Цзян Чэня к столу, а сам тут же шмыгнул за дверь. Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов. Его статус: перевод редактируется

Старик Фэй также понимал, что завербовать Цзян Чэня в секту будет не очень-то просто. И потому к этому вопросу следовало подходить постепенно.

Он не стал спешить и рекомендовать Цзян Чэня главе секты.

В конце концов, его не было в секте десятилетиями, и практически никто не знал его среди высшего руководства. Хотя его сейчас и ценил глава секты, он всё же не мог в самом начале проявлять подобную активность. Ведь ему попросту могут отказать.

После возвращения в свой особняк, Цзян Чэнь приступил к рассортировке и отбору ингредиентов духовных лекарств, которые раздобыл в потерянном пределе. Ведь этих ингредиентов у него было достаточно много.

Затем, весь следующий месяц, Цзян Чэнь почти всё своё время и внимание посветил вышеуказанному вопросу. Вдобавок, к его уникальному оценочному взгляду, ему действительно удалось собрать замечательный улов.

В последнюю свою закрытую тренировку он истратил все духовные лекарства, которые у него были. Однако, всё ещё существовало большое количество ингредиентов, которые он не мог использовать.

Ему нужно было время, чтобы найти применение оставшимся ингредиентам.

«Было бы расточительно просто держать их у себя то, совсем не используя, тем более что у меня всегда острая нехватка в ингредиентах. Похоже, мне придётся их обменять на что полезное. У Дворца Бесчисленных Сокровищ есть много полезных предметов, надо навестить их и посмотреть, смогу ли я найти то, что мне нужно.»

Помимо повышения своей силы и уровня, Цзян Чэнь также хорошо осознавал важность помощников.

Все восемь его телохранителей обладали неплохим потенциалом, но им нужно время, чтобы развиться и стать сильнее.

Хотя Гоуюй и прорвалась в духовную сферу, Цзян Чэнь не хотел, чтобы девушка бросалась в самое пекло ради него.

Естественно, у него уже были идеи, кого развивать первыми.

У него сейчас было на руках много козырей и много людей, требующих тренировки.

Возьмём, например, Армию Птиц-мечей, если он сможет развить их всех до духовного ранга, то сила этих сотен Золотокрылых Птиц-мечей будет совсем не маленькой.

То же самое касалось и Золотозубых Крыс. Сам Крысиный Король обладал ужасающей силой, и даже был на уровне Е Чунлоу. Но даже если не говорить о нём, то среди его потомков было несколько достаточно сильных, которые были сопоставимы с людскими практиками земляной духовной сферы.

Тем не менее, Цзян Чэнь не хотел бы подвергать огласке существование Золотозубых Крыс, если на то не будет веской причины.

Козыри на то и были козырями, чтобы о них никто не знал, но это только если у него не будет иного выбора, кроме как применить их.

Помимо крыс и птиц-мечей, самым большим потенциалом обладали два детёныша Обезьяны Серебристой Луны.

Цзян Чэнь воспользовался несколькими способами, чтобы протестировать родословную и наследие двух детёнышей, взятых из потерянного предела.

И хотя он не смог сделать однозначный вывод, он был более-менее уверен, что они обладали необычайным потенциалом.

Самое важное, что эти две Обезьяны Серебристой Луны уже были рождены в духовном ранге, и уже будучи младенцами они обладали первым уровнем духовной сферы.

Они всё ещё были очень малы, и прежде чем их похитил Цзян Чэнь, у них попросту не было возможности развивать свои боевые способности.

Мельком осмотрев пещеру Обезьян Серебристой Луны, Цзян Чэнь видел там достаточно лекарственных трав, благодаря чему мог в большей степени понять отличительную черту их родословной. Таким образом он уже подготовил план доя развития этих Обезьян.

«Обезьяны Серебристой Луны из потерянного предела равны по силе человеку земляной духовной сферы. Однако, фактический их уровень развития был равен четвёртому уровню духовной сферы. Это явно говорит о том, что их родословная ещё не пробудилась полностью. Поскольку в мире существовали Обезьяны божественного ранга, то эти Обезьяны должно быть находятся на самом нижнем уровне бытия.»

У Цзян Чэня даже не возникало мысли о развитии этих Обезьян до божественного ранга, ведь с его текущими способностями, это было попросту невозможно.

Тем не менее, если он сможет придумать способ пробудить их родословную, то с тем количеством потенциала, который они обретут, они точно не останутся лишь в духовном ранге.

«Эх, пусть и кажется, что у меня есть много всего, но мне всё ещё не хватает того, что мне действительно необходимо…»

Хотя и Цзян Чэня и было много способов заработка денег и ресурсов, но у него было слишком много областей, которые нуждались во всём этом.

Прежде всего, он должен помочь всем Золотокрылым Птицам-мечам прорваться в духовную сферу. И лишь это требовало поистине огромных затрат.

Развитие двух Обезьян было ещё более бездонной ямой для денег и ресурсов. Цзян Чэнь даже не мог прикинуть, во сколько это ему обойдётся.

«Как же жаль, что я забыл в прошлый раз вытянуть из старика Фэя побольше денег. Теперь, когда он занял столь высокое положение в секте, он наверняка сильно разбогател. В следующую нашу встречу, я непременно должен заставить его выложить побольше.»

На самом деле, Цзян Чэню вовсе не нужно было вымогать денег у старика Фэя. Ведь стоимость рецепта Пилюли Очищения Души был сравним со стоимостью нескольких огромных городов. Как только она попадёт в массовое производство, то прибыли от неё будет достаточно, чтобы Цзян Чэнь не беспокоился о расходах ближайшие несколько лет.

Однако, даже если старик Фэй был циничным человеком, презирающим весь мир, он всё же не осмелился поступить так без разрешения Цзян Чэня.

Ведь, хотя Цзян Чэнь и отдал ему рецепт, но он не сказал, что старик Фэй может распоряжаться им как заблагорассудится.

Старик Фэй очень хорошо понимал, что может делать, а что ‒ нет.

«В следующую нашу встречу со стариком Фэем, я должен хорошенько обсудить этот вопрос насчёт производства Пилюли Очищения Души, чтобы оплачивать насущные потребности.»

Цзян Чэнь решил сейчас же навестить Дворец Бесчисленных Сокровищ и обменять большое количество духовных ингредиентов на предметы первой необходимости.

Обезьян не вырастить за сутки, потому Цзян Чэню было некуда спешить.

Но эта стая Золотокрылых Птиц-мечей многое пережила вместе с Цзян Чэнем, и теперь их много связывало, так что он, естественно, не собирался бросать их.

Он боялся вызвать переполох в Королевстве, и потому взял с собой в столицу лишь немногих из них, оставив большую часть на окраине королевства.

Когда Цзян Чэнь вспомнил об этом, то решил перед Дворцом Бесчисленных Сокровищ зайти к Тянь Шао.

Пока у него будут жетоны полёта, все Золотокрылые Птицы-мечи смогут свободно пересекать границу без всяких ограничений.

Их было почти тысяча, но Цзян Чэнь был уверен, что это не будет проблемой для Гвардии Драконьего Клыка.

Когда он прибыл к штабу Гвардии, то случайно столкнулся с Тан Луном, который в последнее время пребывал в приподнятом настроении.

– Юный Чэнь, что вы здесь делаете? – увидев Цзян Чэня, Тан Лун быстро подошёл, приветствуя. На его лице явно читалось приятное удивление от прихода Цзян Чэня.

– Старина Тан, Генерал Тянь у себя?

– Да, конечно! – поспешил кивнуть Тан Лун, – Генерал Тан распорядился, если придёт юный Чэнь, то не нужно никаких предупреждений. Так что вы можете без проблем зайти к нему. Юный Чэнь, позвольте мне проводить вас.

– Хорошо, – улыбнулся Цзян Чэнь, не став охлаждать энтузиазм Тан Луна.

Те, кто дежурили вместе с Тан Луном, увидев Цзян Чэня, были в полном восторге, сильно взбудораженные. А когда они увидели столь тесные отношения Тан Луна и Цзян Чэня, их взгляды переполняли восхищение и зависть.

Ведь Цзян Чэнь теперь был настоящей легендой Королевства Небесного Древа, и кумиром для молодёжи.

В мире боевого дао люди поклонялись сильным и талантливым практикам.

И Цзян Чэнь, несомненно, полностью соответствовал этому образу. Юный гений, в одиночку сражающийся против непреодолимой силы – этот образ полностью соответствовал фантазиям многих практиков боевого дао.

Цзян Чэнь не стал принимать на себя важный вид, и следуя за Тан Луном, лишь слабо улыбался:

Тянь Шао также очень рад увидеть Цзян Чэня.

– Юный Чэнь, что привело тебя сюда? Прошу, не стой, присаживайся!

– Старина Тянь, в этот раз я пришёл просить о твоей помощи.

– Юный Чэнь, ты обижаешь меня подобными словами. Все проблемы юного Чэня и мои проблемы. Так к чему все эти просьбы о помощи?

Эти слова Тянь Шао не были простой вежливостью. Он всегда был прямолинейным человеком, и лишь Цзян Чэнь был достоин таких искренних слов от него.

Обычные люди не были достойны подобных слов.

– Так вот, у меня есть стая Золотокрылых Птиц-мечей… – и Цзян Чэнь подробно всё объяснил.

Выслушав его, Тянь Шао на мгновение задумался, после чего сказал:

– Юный Чэнь, сами жетоны полёта ‒ это пустяки, но создание тысячи жетонов уже непростое дело. С моими полномочиями, как генерала Гвардии, десятки и сотни жетонов ‒ не проблема, но когда дело касается тысячи и больше, то тебе нужно получить одобрение заместителя начальника Чжоу.

– Чжоу Кая?

– Верно. Юный Чэнь, заместитель начальника Чжоу всегда хотел подружиться с тобой. Так что я уверен, если ты обратишься к нему, то у тебя не будет никаких проблем с этим делом, – Тянь Шао улыбнулся, – Давай я прямо сейчас отведу тебя к нему? Он всё равно на месте.

Цзян Чэнь не стал возражать и согласно кивнул:

– Давай.

В настоящее время, Чжоу Кай был настоящим первым заместителем начальника Гвардии Драконьего Клыка. Без столь сильного соперника в лице Ян Чжао, он сейчас пребывал на гребне успеха, полностью избавившись от прежнего негатива и уныния.

Он, наконец, обладал властью, которая должна быть у первого заместителя начальника.

Поэтому, Чжоу Кай был очень благодарен Цзян Чэню за всё произошедшее. В противном случае, он бы не стал добровольно присоединяться к делегации сватов для предложения брака.

И когда Чжоу Кай увидел, что Тянь Шао привёл Цзян Чэня, то он остолбенел, сильно поражённый такой честью.

Даже сам Чжоу Кай подумал, что его поведение немного странно. Ведь, как-никак, он был первым заместителем начальника Гвардии, его должность была высока, а влияние огромно. В то время как Цзян Чэнь был лишь знатью второго ранга без реальной власти в королевстве.

Но он всё равно невольно чувствовал, что положение Цзян Чэня выше, чем у него.

– Заместитель начальника Чжоу Кай, у юного Чэня есть некоторые вопросы, которые я сам не могу разрешить. Потому я хочу, чтобы заместитель начальника… – Тянь Шао объяснил суть вопроса.

Выслушав его, Чжоу Кай, не колеблясь, сразу ответил:

– Как я могу отказать в таком пустяке? Тянь Шао, даю добро на создание необходимого количества жетонов полёта. Юный Чэнь, может, тебе ещё нужна помощь?

Цзян Чэнь не думал, что Чжоу Кай будет столь любезен, и улыбнувшись, сказал:

– Мне уже неловко от одной этой просьбы. Заместитель начальника Чжоу весьма решительный человек. Так что, пожалуйста, не стесняйтесь и дайте мне знать, если когда-нибудь понадобится моя помощь.

Цзян Чэнь никогда не скупился для своих друзей.

Поскольку Чжоу Кай был столь сообразительным, то мог легко подружиться с Цзян Чэнем.

Услышав слова Цзян Чэня, Чжоу Кай мысленно обрадовался. Он искал хорошую возможность улучшить свои отношения с Цзян Чэнем, и даже не думал, что эта возможность подвернётся столь скоро.

Естественно, он был очень рад оказаться полезным для Цзян Чэня и даже заполучить благодарность последнего.

– Я, старый Чжоу, уже давно слышал о изящных манерах юного Чэня. Мне жаль, что наша Гвардия Драконьего Клыка и юный Чэнь узнали друг друга в ссоре.

Цзян Чэнь усмехнулся:

– Я бы также хотел попросить прощения у заместителя начальника Чжоу. Я, Цзян Чэнь, тоже действовал не всегда законно.

– Юный Чэнь, ни слова больше. Наша Гвардия всегда уважала истину. Всё это было из-за действий этой тупой скотины Лу Уцзи. Он спровоцировал тебя и создал проблемы для всей гвардии, так что в этом не твой вины, – поспешно заметил Чжоу Кай.

– Ха-ха, заместитель начальника, вы правы, тогда давайте забудем прошлые обиды. Так вышло, что у меня с собой есть два кувшина хорошего вина, может, по стаканчику? Так сказать, выпьем за дружбу? – предложил Тянь Шао.

Это предложение нашло отклик в сердце Чжоу Кая, и он решительно сказал:

– Отлично, мне нравится. Юный Чэнь ‒ настоящий гений, и я всегда хотел найти возможность укрепить наши отношения.

– Юный Чэнь, давай-давай! Неважно, сколько у тебя ещё дел сегодня, ты просто обязан опрокинуть пару чарок с заместителем начальника! – Тянь Шао подтолкнул Цзян Чэня к столу, а сам тут же шмыгнул за дверь.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава