X
X
Глава - 266: Возвращение Восьмистороннего Защитного Построения!
Предыдущая глава
Следующая глава
Услышав последние слова Цзян Чэня, Тянь Шао чуть не лопнул со смеху. Это была одна из самых занимательных сторон юного Чэня. Неважно, насколько серьёзно настроен противник или сколько у него с собой людей, Цзян Чэнь всегда сделает что-нибудь, что полностью разрушит напыщенность противника. – Цзян Чэнь, скотина! Ты действительно неотёсанная деревенщина без всяких манер! – Те Дачжи от гнева чуть кровью не вырвало. – Без манер? Манеры нужно показывать лишь перед культурными людьми. Но такие люди, как ты, просто не могут говорить о манерах и воспитании. Разве ты не боишься выставить себя на посмешище такими разговорами? Как говорится, когда верхняя балка гнётся, нижние тоже кривятся. Те Дачжи значит? Давай не будем ходить вокруг да около и поговорим открыто, ты пришёл сюда драться или просто напакостить? В этот момент Чжоу И просто не мог сидеть сложа руки. Ведь, хотя смерти Лю Чэнфэна и Сяо Юя произошли не по его вине, но будучи лидером той операции, он всё ещё ощущал вину за это. И сейчас была отличная возможность загладить свою вину. – Цзян Чэнь, я знаю, что приобрёл кое-какую известность в Королевстве Небесного Древа, однако, мы расследуем убийство, так что ты должен осознать, в какой ситуации находишься. Мы возьмём с собой не только Тянь Шао, но также твою последовательницу Гоуюй! По нашим данным, Гоуюй и Тянь Шао напрямую связаны со смертью Лю Чэнфэна. Хоть этот Чжоу И некогда произвёл впечатление на Цзян Чэня, но и только. Этот парень создал впечатление очень быстрого бойца, его техника меча чрезвычайно быстра и безжалостна. Тем не менее, в сравнении с тем же Ло Хуаном, который также был практиком четвёртого уровня духовной сферы, между ними была большая пропасть. Как минимум, этому Чжоу И даже не доставало мужества, чтобы бросить вызов Ло Хуану. А если у практика нет мужества для сражения, то даже при наличии потенциала его будущее будет сильно ограничено. – И что ты такое? Ученик семьи Те или же пёс на побегушках? – слегка улыбнулся Цзян Чэнь, ни капли не симпатизируя Чжоу И. – Ты… – в глазах Чжоу И вспыхнуло пламя, – Цзян Чэнь, ты совершенно не умеешь ценить доброту! – Ценить доброту? Так вот как вы о себе думаете? Тогда я, Цзян Чэнь, хочу узнать, в чём проявляется ваша доброта? Чжоу И в гневе злобно рассмеялся: – Отлично, просто замечательно! Похоже, что ты собираешься сопротивляться нам до самого конца и укрывать важных подозреваемых! – Подозреваемых? – холодно рассмеялся Цзян Чэнь, – Предоставьте мне доказательства, на основе которых их можно сделать подозреваемыми. Если же у вас нет доказательств, то хватит нести чушь! Те Дачжи протянул руку и остановил Чжоу И. – Чжоу И, отойди-ка. Чжоу И злобно уставился на Цзян Чэня, но всё равно не посмел перечить Те Дачжи. Те Дачжи пришпорил своего духовного зверя и посмотрел на Цзян Чэня таким взглядом, словно бы хотел силой одного взгляда подчинить Цзян Чэня своей воле. Те Дачжи находился на пятом уровне духовной сферы и таким образом был гораздо сильнее Чжоу И. Кроме того, он был одним из самых выдающихся практиков молодого поколения секты. Ощутив ауру практика пятого уровня духовной сферы, Тянь Шао отступил на несколько шагов, он почувствовал, словно бы на его грудь опустился огромный камень. Давление было столь сильно, что он едва мог дышать. Он ощутил, как всё его тело могло в любой момент взорваться. – Цзян Чэнь, ты вновь и вновь провоцируешь мою семью Те. Неужели ты думаешь, раз у тебя есть покровитель, то можешь творить беззаконие? Так и быть, сегодня я помогу тебе понять, что все твои трюки бесполезны против абсолютной силы. Сегодня я, Те Дачжи, раздавлю тебя от имени семьи Те Секты Дивного Древа! Говоря это, Те Дачжи продолжил циркулировать по своему телу духовную силу, и вся его аура устремилась прямиком к Цзян Чэню, сознательно подавляя его. Тянь Шао почувствовал лишь малую долю всего давления этой духовной силы, именно Цзян Чэню досталась большая часть этого давления. Однако, хотя Те Дачжи и выглядел предельно грозно, непрерывно посылая свою ауру до такой степени, что всё его лицо стало ярко-красным от напряжения, но Цзян Чэнь продолжал стоять внизу словно неподвижная гора. На его лице не было никакого напряжения, словно бы его тело ласкал лишь небольшой ветерок. – Тц-тц, Те Дачжи, ты мало каши что ли ел? И ты ещё смеешь приходить сюда и выставлять себя дураком, обладая лишь такими слабыми способностями? Цзян Чэнь рассмеялся от души: – Лучше вали-ка ты домой и попей из мамкиной титьки! И когда вдоволь напьёшься, может и станешь немного сильнее! Эти слова содержали в себе огромную духовную силу Цзян Чэня. Его ци была подобна млечному пути, содержа в себе силу, способную заставить океаны течь вспять. Эти слова, словно водяной дракон, способный переворачивать моря и реки вверх дном, взмылись ввысь, обрушившись на ауру Те Дачжи. Ауру Те Дачжи действительно очень сильна, даже сам Чжоу И мог чувствовать, насколько разгневан Те Дачжи, раз высвободил столь ужасающую ауру. Если подобное количество духовной ауры практически заставило Тянь Шао рвать кровью, то как Цзян Чэнь, стоящий в самом эпицентре атаки, мог выглядеть так, словно бы его обдувал весенний ветерок, совершенно не давя на него? Это было поистине чудно. Во внешнем мире примерно оценили реальную силу Цзян Чэня, и по их выводам, он, максимум, находился на первом или втором уровне духовной сферы. Ведь когда обычный практик начального уровня духовной сферы сталкивался с аурой практика земляной духовной сферы, созданной в полную силу, то он просто не мог ей сопротивляться. Однако, жаль, что в теории всегда всё столь радужно, но реальность порой слишком жестока. Духовная сила Цзян Чэня выстрелила прямиком в ауру Те Дачжи, яростно врезавшись в неё. Прежде, чем этот мощный удар достиг своей цели, Те Дачжи лишь ощутил, как его аура слабо задрожала. Всё его существо затрепетало, и во время удара его аура тут же лопнула, как пробитый пузырь. *Бам!!!* Его духовная сила распалась на мелкие части, разлетевшись во все стороны. Деревья взметнулись в воздух, образовав море из опавших листьев и вырванной травы. – Что? – глаза Чжоу И наполнились недоверием. Он всё-таки был профессионалом. Как он мог не заметить, что Цзян Чэнь уничтожил тщательно подготовленную ауру Те Дачжи лишь одним ударом? «Как Цзян Чэнь смог так легко уничтожить ауру старшего брата Дачжи?» – Чжоу И всё ещё не мог поверить в это. Даже сам Чжоу И не был уверен, что смог бы оставаться таким непоколебим под таким давлением и уничтожить ауру Те Дачжи столь легко. И хотя Чжоу И был четвёртого уровня духовной сферы, он прекрасно осознавал, какая большая пропасть между ним и Те Дачжи. Те Дачжи ‒ прямой потомок семьи Те и одни из её главных гениев. И хотя Чжоу И был личным учеником Старейшины Те Цаня, он был лишь одним из многих и всё ещё не достиг уровня истинного ученика. Те Дачжи же обладал таким количеством ресурсов, которое и не снилось тем же истинным ученикам. Таким образом, Чжоу И с лёгкость принимал факт того, что Те Дачжи был сильнее него. Но этот Цзян Чэнь неожиданно проявил до невозможности высокий уровень мастерства, из-за чего Чжоу И просто не мог принять этого. С какой стати этот ничтожный мальчишка может быть сильнее него, гениального ученика секты? – Цзян Чэнь, ты отказываешься признавать своих ошибок и смеешь оскорблять старшего брата Дачжи? Да ты смерти ищешь! В голове Чжоу И началась неразбериха, после чего у него возникло острое желание убить Цзян Чэня. Цзян Чэнь был столь силён, что отбил такую атаку даже глазом не моргнув, из-за чего у Чжоу И осознал, что не может оценить силу Цзян Чэня. И если он позволит Цзян Чэню вступить в секту, то разве тот не будет чувствовать себя как рыба в воде, подобно дракону, опустившемуся в море? И кто тогда сможет его остановить? Нельзя этого допустить. Неважно, что они предпримут сегодня, он просто обязан использовать Те Дачжи, чтобы убить Цзян Чэня. Даже если в итоге обе стороны понесут серьёзные потери, он должен добить Цзян Чэня. – Старший брат Дачжи, наглость этого сопляка не знает границ. Он не только не уважает такого ученика секты, как ты, но также несколько раз оскорбил высокий статус всей семьи Те! Как ещё можно восстановить честь семьи Те, если не убийством этого мальчишки? Чжоу И собирался столкнуть их лбами. Он понимал, что как только сможет разъярить Те Дачжи, то тот превратится в человека, который не нуждается в дополнительных причинах, и которого не смогут остановить даже десять быков. Если Те Дачжи приложит все силы ради убийства Цзян Чэня, то Чжоу И продемонстрирует свою ослепительную технику меча, как и все остальные ученики из правоохранительного органа. И тогда они смогут омыть стены особняка Цзян кровью. Даже если наставник двора узнает об этом, то всё это уже будет в прошлом. Даже со всей своей силой и возможностями Е Чунлоу не станет публично осуждать их, ведь секта не позволит наставнику двора вести себя так, как ему заблагорассудится. – Старший брат, это Цзян Чэнь уже решился стать врагом нашей семьи Те. Мы должны воспользоваться моментом для его убийства и расправиться с этой надоедливой занозой раз и навсегда ради всеобщего отбора. Чжоу И продолжал науськивать Те Дачжи. Последний холодно улыбнулся, и фыркнув, сказал: – Цзян Чэнь, я просто недооценил тебя в этот раз. Однако, если ты думаешь, что сможешь тягаться с моей семьёй Те лишь своими силами, то ты глубоко заблуждаешься. И прежде, чем ты умрёшь, я покажу тебе, кто такие гении секты! Сказав это, Те Дачжи отдал приказ: – Слушай мою команду! Схватить Гоуюй и Тянь Шао, не стесняясь в средствах! Убить их, если будут сопротивляться! Те Дачжи унаследовал жестокость семьи Те и никогда не проявлял доброты к тем, кто вставал на пути его семьи. И когда его кровожадность пробуждалась, он всегда сначала убивал и лишь потом разбирался с последствиями. Подумаешь, Е Чунлоу. Разве кто-то из великой семьи Те боялся этого старика? Чжоу И был невероятно рад услышать подобные слова, после чего поторопил остальных: – Старший брат Дачжи приказал схватить подозреваемых в убийстве главы Северного Дворца Лю Чэнфэна. Если же будут сопротивляться, убейте их! Цзян Чэнь с самого начала знал, что эти незваные гости были настроены недружелюбно. Он немного странно усмехнулся и втолкнул Тянь Шао обратно в дом, сказав: – Старина Тянь, иди первым. В то время как сам положил руки за спину и окинул суровым взглядом всех этих учеников. Вдруг, его взгляд остановился на Те Дачжи, после чего он улыбнулся: – Вот уж действительно, не только нынешнее поколение семьи Те изобилует идиотами, но и все остальные поколения. Те Дачжи, раз тебе так уж жизнь не мила, то я помогу тебе! После этих слов, он положил между губ свой указательный и большой пальцы, издав пронзительный свист. Вдруг, в этот момент в небо над особняком, словно выпущенные из лука, взметнулись Золотокрылые Птицы-мечи. Спустя немного времени, там собралось двадцать-тридцать птиц-мечей. Такое количество едва ли можно было назвать хотя бы верхушкой айсберга всей армии Золотокрылых Птиц-мечей. Но эти двадцать-тридцать Птиц-мечей были элитой всей армии Птиц-мечей, которых развивал лично Цзян Чэнь, благодаря чему они прорвали оковы мирского ранга, достигнув духовного. И хотя они прорвались совсем недавно, их аура уже была весьма необычной. Двадцать четыре Птицы-меча разделились на три группы, расположенные в странном порядке, охватывая собой восемь направлений. Восьмистороннее Защитное Построение! Цзян Чэнь, наконец, собрал достаточное количество Птиц-мечей духовного ранга, чтобы создать её. А надо сказать, что даже построения из восьми мастеров истинной ци было достаточно, чтобы противостоять практику духовной сферы, а также быть уверенными, что, как минимум, ни один из них не погибнет. И теперь, когда у Цзян Чэня есть двадцать четыре Птицы-меча духовного ранга, даже трудно предположить, во сколько раз их построение сильнее прежнего. Но при их объединении они могут пустить в ход силу, которая значительно превосходит духовный ранг. И хотя она всё ещё сильно уступала силе практика небесной духовной сферы, но её было более чем достаточно, чтобы противостоять практику земляной духовной сферы. Те Дачжи и Чжоу И в этот раз хорошо всё спланировали, поскольку они узнали, что старейшина секты пригласил Е Чунлоу в секту и потому того сегодня не было в столице. Именно поэтому они решили воспользоваться столь хорошей возможностью, чтобы ворваться в столицу и уничтожить Цзян Чэня любой ценой. А задержание Гоуюй и Тянь Шао, естественно, было лишь предлогом. Их истинной целью было подавить Цзян Чэня, чтобы раз и навсегда избавиться от этой угрозы семьи Те! Благодаря отсутствию Е Чунлоу, Те Дачжи и Чжоу И были уверены, что Цзян Чэнь не сможет оказать им никакого сопротивления. Однако, они лишь сейчас осознали, насколько были наивны. Все эти духовные звери были духовного ранга! И в этот же момент, помимо желания убить Цзян Чэня, они ощутили острый прилив жадности. Двадцать с чем-то зверей духовного ранга были огромным богатством. А надо сказать, что все их ездовые питомцы были лишь мирского ранга. И помимо старших руководителей секты, лишь у нескольких самых выдающихся гениев была возможность получить в своё распоряжение зверя духовного ранга. У остальных же совершенно не было права ездить верхом на зверях духовного ранга. И хотя они встречались в этом мире, но были чрезвычайно редки! Чжоу И и Те Дачжи переглянулись друг с другом, прочитав в глазах обоюдное желание убить Цзян Чэня и завладеть этими птицами. Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов. Его статус: перевод редактируется

Услышав последние слова Цзян Чэня, Тянь Шао чуть не лопнул со смеху.

Это была одна из самых занимательных сторон юного Чэня. Неважно, насколько серьёзно настроен противник или сколько у него с собой людей, Цзян Чэнь всегда сделает что-нибудь, что полностью разрушит напыщенность противника.

– Цзян Чэнь, скотина! Ты действительно неотёсанная деревенщина без всяких манер! – Те Дачжи от гнева чуть кровью не вырвало.

– Без манер? Манеры нужно показывать лишь перед культурными людьми. Но такие люди, как ты, просто не могут говорить о манерах и воспитании. Разве ты не боишься выставить себя на посмешище такими разговорами? Как говорится, когда верхняя балка гнётся, нижние тоже кривятся. Те Дачжи значит? Давай не будем ходить вокруг да около и поговорим открыто, ты пришёл сюда драться или просто напакостить?

В этот момент Чжоу И просто не мог сидеть сложа руки.

Ведь, хотя смерти Лю Чэнфэна и Сяо Юя произошли не по его вине, но будучи лидером той операции, он всё ещё ощущал вину за это.

И сейчас была отличная возможность загладить свою вину.

– Цзян Чэнь, я знаю, что приобрёл кое-какую известность в Королевстве Небесного Древа, однако, мы расследуем убийство, так что ты должен осознать, в какой ситуации находишься. Мы возьмём с собой не только Тянь Шао, но также твою последовательницу Гоуюй! По нашим данным, Гоуюй и Тянь Шао напрямую связаны со смертью Лю Чэнфэна.

Хоть этот Чжоу И некогда произвёл впечатление на Цзян Чэня, но и только.

Этот парень создал впечатление очень быстрого бойца, его техника меча чрезвычайно быстра и безжалостна. Тем не менее, в сравнении с тем же Ло Хуаном, который также был практиком четвёртого уровня духовной сферы, между ними была большая пропасть.

Как минимум, этому Чжоу И даже не доставало мужества, чтобы бросить вызов Ло Хуану.

А если у практика нет мужества для сражения, то даже при наличии потенциала его будущее будет сильно ограничено.

– И что ты такое? Ученик семьи Те или же пёс на побегушках? – слегка улыбнулся Цзян Чэнь, ни капли не симпатизируя Чжоу И.

– Ты… – в глазах Чжоу И вспыхнуло пламя, – Цзян Чэнь, ты совершенно не умеешь ценить доброту!

– Ценить доброту? Так вот как вы о себе думаете? Тогда я, Цзян Чэнь, хочу узнать, в чём проявляется ваша доброта?

Чжоу И в гневе злобно рассмеялся:

– Отлично, просто замечательно! Похоже, что ты собираешься сопротивляться нам до самого конца и укрывать важных подозреваемых!

– Подозреваемых? – холодно рассмеялся Цзян Чэнь, – Предоставьте мне доказательства, на основе которых их можно сделать подозреваемыми. Если же у вас нет доказательств, то хватит нести чушь!

Те Дачжи протянул руку и остановил Чжоу И.

– Чжоу И, отойди-ка.

Чжоу И злобно уставился на Цзян Чэня, но всё равно не посмел перечить Те Дачжи.

Те Дачжи пришпорил своего духовного зверя и посмотрел на Цзян Чэня таким взглядом, словно бы хотел силой одного взгляда подчинить Цзян Чэня своей воле.

Те Дачжи находился на пятом уровне духовной сферы и таким образом был гораздо сильнее Чжоу И. Кроме того, он был одним из самых выдающихся практиков молодого поколения секты.

Ощутив ауру практика пятого уровня духовной сферы, Тянь Шао отступил на несколько шагов, он почувствовал, словно бы на его грудь опустился огромный камень. Давление было столь сильно, что он едва мог дышать. Он ощутил, как всё его тело могло в любой момент взорваться.

– Цзян Чэнь, ты вновь и вновь провоцируешь мою семью Те. Неужели ты думаешь, раз у тебя есть покровитель, то можешь творить беззаконие? Так и быть, сегодня я помогу тебе понять, что все твои трюки бесполезны против абсолютной силы. Сегодня я, Те Дачжи, раздавлю тебя от имени семьи Те Секты Дивного Древа!

Говоря это, Те Дачжи продолжил циркулировать по своему телу духовную силу, и вся его аура устремилась прямиком к Цзян Чэню, сознательно подавляя его.

Тянь Шао почувствовал лишь малую долю всего давления этой духовной силы, именно Цзян Чэню досталась большая часть этого давления.

Однако, хотя Те Дачжи и выглядел предельно грозно, непрерывно посылая свою ауру до такой степени, что всё его лицо стало ярко-красным от напряжения, но Цзян Чэнь продолжал стоять внизу словно неподвижная гора. На его лице не было никакого напряжения, словно бы его тело ласкал лишь небольшой ветерок.

– Тц-тц, Те Дачжи, ты мало каши что ли ел? И ты ещё смеешь приходить сюда и выставлять себя дураком, обладая лишь такими слабыми способностями?

Цзян Чэнь рассмеялся от души:

– Лучше вали-ка ты домой и попей из мамкиной титьки! И когда вдоволь напьёшься, может и станешь немного сильнее!

Эти слова содержали в себе огромную духовную силу Цзян Чэня. Его ци была подобна млечному пути, содержа в себе силу, способную заставить океаны течь вспять. Эти слова, словно водяной дракон, способный переворачивать моря и реки вверх дном, взмылись ввысь, обрушившись на ауру Те Дачжи.

Ауру Те Дачжи действительно очень сильна, даже сам Чжоу И мог чувствовать, насколько разгневан Те Дачжи, раз высвободил столь ужасающую ауру.

Если подобное количество духовной ауры практически заставило Тянь Шао рвать кровью, то как Цзян Чэнь, стоящий в самом эпицентре атаки, мог выглядеть так, словно бы его обдувал весенний ветерок, совершенно не давя на него?

Это было поистине чудно.

Во внешнем мире примерно оценили реальную силу Цзян Чэня, и по их выводам, он, максимум, находился на первом или втором уровне духовной сферы.

Ведь когда обычный практик начального уровня духовной сферы сталкивался с аурой практика земляной духовной сферы, созданной в полную силу, то он просто не мог ей сопротивляться.

Однако, жаль, что в теории всегда всё столь радужно, но реальность порой слишком жестока.

Духовная сила Цзян Чэня выстрелила прямиком в ауру Те Дачжи, яростно врезавшись в неё.

Прежде, чем этот мощный удар достиг своей цели, Те Дачжи лишь ощутил, как его аура слабо задрожала. Всё его существо затрепетало, и во время удара его аура тут же лопнула, как пробитый пузырь.

*Бам!!!*

Его духовная сила распалась на мелкие части, разлетевшись во все стороны. Деревья взметнулись в воздух, образовав море из опавших листьев и вырванной травы.

– Что? – глаза Чжоу И наполнились недоверием. Он всё-таки был профессионалом. Как он мог не заметить, что Цзян Чэнь уничтожил тщательно подготовленную ауру Те Дачжи лишь одним ударом?

«Как Цзян Чэнь смог так легко уничтожить ауру старшего брата Дачжи?» – Чжоу И всё ещё не мог поверить в это. Даже сам Чжоу И не был уверен, что смог бы оставаться таким непоколебим под таким давлением и уничтожить ауру Те Дачжи столь легко.

И хотя Чжоу И был четвёртого уровня духовной сферы, он прекрасно осознавал, какая большая пропасть между ним и Те Дачжи.

Те Дачжи ‒ прямой потомок семьи Те и одни из её главных гениев.

И хотя Чжоу И был личным учеником Старейшины Те Цаня, он был лишь одним из многих и всё ещё не достиг уровня истинного ученика.

Те Дачжи же обладал таким количеством ресурсов, которое и не снилось тем же истинным ученикам.

Таким образом, Чжоу И с лёгкость принимал факт того, что Те Дачжи был сильнее него.

Но этот Цзян Чэнь неожиданно проявил до невозможности высокий уровень мастерства, из-за чего Чжоу И просто не мог принять этого.

С какой стати этот ничтожный мальчишка может быть сильнее него, гениального ученика секты?

– Цзян Чэнь, ты отказываешься признавать своих ошибок и смеешь оскорблять старшего брата Дачжи? Да ты смерти ищешь!

В голове Чжоу И началась неразбериха, после чего у него возникло острое желание убить Цзян Чэня.

Цзян Чэнь был столь силён, что отбил такую атаку даже глазом не моргнув, из-за чего у Чжоу И осознал, что не может оценить силу Цзян Чэня. И если он позволит Цзян Чэню вступить в секту, то разве тот не будет чувствовать себя как рыба в воде, подобно дракону, опустившемуся в море? И кто тогда сможет его остановить?

Нельзя этого допустить. Неважно, что они предпримут сегодня, он просто обязан использовать Те Дачжи, чтобы убить Цзян Чэня. Даже если в итоге обе стороны понесут серьёзные потери, он должен добить Цзян Чэня.

– Старший брат Дачжи, наглость этого сопляка не знает границ. Он не только не уважает такого ученика секты, как ты, но также несколько раз оскорбил высокий статус всей семьи Те! Как ещё можно восстановить честь семьи Те, если не убийством этого мальчишки?

Чжоу И собирался столкнуть их лбами.

Он понимал, что как только сможет разъярить Те Дачжи, то тот превратится в человека, который не нуждается в дополнительных причинах, и которого не смогут остановить даже десять быков.

Если Те Дачжи приложит все силы ради убийства Цзян Чэня, то Чжоу И продемонстрирует свою ослепительную технику меча, как и все остальные ученики из правоохранительного органа. И тогда они смогут омыть стены особняка Цзян кровью.

Даже если наставник двора узнает об этом, то всё это уже будет в прошлом.

Даже со всей своей силой и возможностями Е Чунлоу не станет публично осуждать их, ведь секта не позволит наставнику двора вести себя так, как ему заблагорассудится.

– Старший брат, это Цзян Чэнь уже решился стать врагом нашей семьи Те. Мы должны воспользоваться моментом для его убийства и расправиться с этой надоедливой занозой раз и навсегда ради всеобщего отбора.

Чжоу И продолжал науськивать Те Дачжи.

Последний холодно улыбнулся, и фыркнув, сказал:

– Цзян Чэнь, я просто недооценил тебя в этот раз. Однако, если ты думаешь, что сможешь тягаться с моей семьёй Те лишь своими силами, то ты глубоко заблуждаешься. И прежде, чем ты умрёшь, я покажу тебе, кто такие гении секты!

Сказав это, Те Дачжи отдал приказ:

– Слушай мою команду! Схватить Гоуюй и Тянь Шао, не стесняясь в средствах! Убить их, если будут сопротивляться!

Те Дачжи унаследовал жестокость семьи Те и никогда не проявлял доброты к тем, кто вставал на пути его семьи. И когда его кровожадность пробуждалась, он всегда сначала убивал и лишь потом разбирался с последствиями.

Подумаешь, Е Чунлоу. Разве кто-то из великой семьи Те боялся этого старика?

Чжоу И был невероятно рад услышать подобные слова, после чего поторопил остальных:

– Старший брат Дачжи приказал схватить подозреваемых в убийстве главы Северного Дворца Лю Чэнфэна. Если же будут сопротивляться, убейте их!

Цзян Чэнь с самого начала знал, что эти незваные гости были настроены недружелюбно. Он немного странно усмехнулся и втолкнул Тянь Шао обратно в дом, сказав:

– Старина Тянь, иди первым.

В то время как сам положил руки за спину и окинул суровым взглядом всех этих учеников.

Вдруг, его взгляд остановился на Те Дачжи, после чего он улыбнулся:

– Вот уж действительно, не только нынешнее поколение семьи Те изобилует идиотами, но и все остальные поколения. Те Дачжи, раз тебе так уж жизнь не мила, то я помогу тебе!

После этих слов, он положил между губ свой указательный и большой пальцы, издав пронзительный свист.

Вдруг, в этот момент в небо над особняком, словно выпущенные из лука, взметнулись Золотокрылые Птицы-мечи.

Спустя немного времени, там собралось двадцать-тридцать птиц-мечей.

Такое количество едва ли можно было назвать хотя бы верхушкой айсберга всей армии Золотокрылых Птиц-мечей.

Но эти двадцать-тридцать Птиц-мечей были элитой всей армии Птиц-мечей, которых развивал лично Цзян Чэнь, благодаря чему они прорвали оковы мирского ранга, достигнув духовного.

И хотя они прорвались совсем недавно, их аура уже была весьма необычной.

Двадцать четыре Птицы-меча разделились на три группы, расположенные в странном порядке, охватывая собой восемь направлений.

Восьмистороннее Защитное Построение!

Цзян Чэнь, наконец, собрал достаточное количество Птиц-мечей духовного ранга, чтобы создать её.

А надо сказать, что даже построения из восьми мастеров истинной ци было достаточно, чтобы противостоять практику духовной сферы, а также быть уверенными, что, как минимум, ни один из них не погибнет.

И теперь, когда у Цзян Чэня есть двадцать четыре Птицы-меча духовного ранга, даже трудно предположить, во сколько раз их построение сильнее прежнего.

Но при их объединении они могут пустить в ход силу, которая значительно превосходит духовный ранг.

И хотя она всё ещё сильно уступала силе практика небесной духовной сферы, но её было более чем достаточно, чтобы противостоять практику земляной духовной сферы.

Те Дачжи и Чжоу И в этот раз хорошо всё спланировали, поскольку они узнали, что старейшина секты пригласил Е Чунлоу в секту и потому того сегодня не было в столице.

Именно поэтому они решили воспользоваться столь хорошей возможностью, чтобы ворваться в столицу и уничтожить Цзян Чэня любой ценой.

А задержание Гоуюй и Тянь Шао, естественно, было лишь предлогом.

Их истинной целью было подавить Цзян Чэня, чтобы раз и навсегда избавиться от этой угрозы семьи Те!

Благодаря отсутствию Е Чунлоу, Те Дачжи и Чжоу И были уверены, что Цзян Чэнь не сможет оказать им никакого сопротивления.

Однако, они лишь сейчас осознали, насколько были наивны.

Все эти духовные звери были духовного ранга!

И в этот же момент, помимо желания убить Цзян Чэня, они ощутили острый прилив жадности.

Двадцать с чем-то зверей духовного ранга были огромным богатством.

А надо сказать, что все их ездовые питомцы были лишь мирского ранга.

И помимо старших руководителей секты, лишь у нескольких самых выдающихся гениев была возможность получить в своё распоряжение зверя духовного ранга. У остальных же совершенно не было права ездить верхом на зверях духовного ранга.

И хотя они встречались в этом мире, но были чрезвычайно редки!

Чжоу И и Те Дачжи переглянулись друг с другом, прочитав в глазах обоюдное желание убить Цзян Чэня и завладеть этими птицами.

Внимание! Этот перевод, возможно, ещё не готов.

Его статус: перевод редактируется

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава