Глава - 39: Предоставление Гоуй подсказок, Возвращение ей долга
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

При столь гордыом характере принцессы Гоуй, если бы Цзян Чен сказал что-нибудь еще, она бы уже точно не вернулась бы снова. Но, Цзян Чену случилось затронуть ее наиболее чувствительный аспект в настоящее время, за которым она наиболее внимательно следила, и который беспокоил её больше всего! Да, она была приостановлена на десятом меридиане истинной ци в течение добрых трех лет. Когда ей было 18 лет, принцесса Гоуй в расцвете ее сил сбросила оковы и пробилась к девяти меридианам истинного ци одним ударом, восходя к десяти меридианам истинный ци, став самым молодым истинным мастером ци королевства. В тот момент, принцесса Гоуй решительно подтвердила, что судьба ее жизни заключалась в практике боевого дао. В течение этих трех лет она трудилась все время, и в значительной степени полностью забросила все миссии, что ее королевский брат Дунфан Лу передал ей, и оставила все под контролем Ду Рухаю. Это также объясняет, почему Ду Рухай мог командовать ветром и дождем в испытаниях Затаившегося Дракона. Это действительно происходило, потому что она дала ему слишком много власти. Но за эти три года, независимо от того, насколько сильно бы она не старалась, не тренировалась решительно, не ездила с севера на юг, она не смогла найти возможность, необходимую для прорыва к одиннадцатому меридиану истинной ци. Этот момент вознесения мешкал и ни как не мог появиться. В течение этих трех лет, она пыталась, храбро сражалась, действовала бешено, и даже плакала молча в темноте ночи, когда никого вокруг не было. Но все было так, как будто замки были помещены на ее пути военного дао. Она никогда не была в состоянии войти в залы одиннадцати меридианов истинной ци Она почти подозревал, что переоценила себя. Были ли десять меридианов истинной ци верхним пределов ее потенциала? Все это время, что она вернулась в столицу, который также был одним из самых подавленным, удрученным периодом ее жизни. Это холодное выражение на ее лбу слегка распространялось, и тонкие намеки на эмоции заметно мелькали сквозь прозрачные глаза. Тем не менее, это явление появилось только в течение короткой вспышки. Принцесса Гоуй потом вновь восстанавливает ее холодную манеру поведения. "Ты молод, не гадай в вопросах военного дао». "Является ли это угадывание действительно случайным?" Цзян Чен улыбнулся, пока он сидел и ждал. "Вы, наверное, даже не знаете, что тревога, которую вы чувствуете, от того, что не смогли прорваться к одиннадцати меридианам истинной ци, написана на вашем лице. Что, вероятно, происходит с вами, так это то, что при таком темпе, вы не только будете не в состоянии сделать прорыв, но вы уже не очень далеко от отклонения культивации, что будет иметь негативные последствия для вас. Вы также должны признать, что всякий раз, когда солнце садится, ваши эмоции становятся возбужденными и раздражительными, как будто многочисленные бушующие пожары горят в груди, стремясь превратить вас в пепел. Вы можете это отрицать, но я все же должен сказать. Относитесь к этому так, как будто я возвращаю должок за вашу услугу. Что же касается, того будете ли вы слушать или не, то это ваше дело". Цзян Чен улыбнулся по-доброму. Улыбка пятнадцать или шестнадцать летнего юноши была самой яркой и наполнена солнечным светом, а также одним из наиболее легких путей рассеять мрачную дымку. На самом деле, это добрая улыбка заставила упрямую принцессу Гоуй на удивление воздерживаться от ухода, опровергая Цзян Чена, а посмотреть на него задумчивым взглядом. Смотря на этого юнца, она понимала все меньше и меньше. «Ваш потенциал, метод, который вы тренируете, всего этого достаточно для того, чтобы прорваться к одиннадцатому меридиану истинного ци. Ваше тело воплощает в себе даже потенциал, чтобы попробовать дух дао. Но, к сожалению, вы слишком зациклены на победе. Ваша своевольная личность влияет на ваше душевное состояние ". "Ну и что?" Принцесса Гоуй была немного разочарована, но все же хотела, чтобы Цзян Чен быстро продолжил говорить. "Очень просто, одно слово. - Спокойствие" Цзян Чен слегка улыбнулся. "Пожар горит в вас слишком жарко, в результате переизбытка янь ци внутри вашего тела и вызывая дисбаланс в вашем инь и янь. Это влияет на циркуляцию ваших меридианов. Добавьте к этому ваш нетерпеливый характер, и это еще больше ослабляет ваш контроль над вашими меридианами ". "И это все?" Принцесса Гоуй, похоже, не вполне верила ему. "Если вы говорите, что это просто, то это не так просто. Но если вы скажете, что это не просто, это тоже не так просто. Обучение в боевых дао не просто чтение книг и теории, но нужно культивировать состояние спокойствия и изгнать демонов из сердца. Разве это так просто? С вашей личностью, я чувствую, что трудность будет серьезной. Разве вы не обнаружили, что вы все ближе и ближе к отклонению культивации? " Принцесса Гоуй была тронута. След низких духов мелькнул на несравненной красоте ее лица. Она действительно не хотела признавать это, но инстинкт говорил ей, что правда была такова. Внезапно, она слегка нахмурясь и слегка подняв брови, выпалила вопрос ", Цзян Чен, у вас есть какие-либо пути решения?" Принцесса Гоуй почти израсходовал все свои силы, задавая этот вопрос. Она чувствовала, что она была действительно слаба. Почему она вела себя так по-детски, когда просила у него ответы? Если бы он сказал, что он не знал, как некрасиво бы это могло быть? Эмоции Гоуй были чрезвычайно сложны в это мгновение, и ей даже не хватило мужества, чтобы встретиться глазами Цзян Ченом. Взгляд этого юноши казалось пронзит через металлические камни и непосредственно нарушит ее внутренний ум. "Я сказал, что я у вас в долгу." Цзян Чен улыбнулся. "Я собираюсь пойти посмотреть на принцессу Дунфан Зироуй (Джируо) вы хотели бы присоединиться?" Принцесса Гоуй топнула ногой, но ее ноги все еще трусливо предавали её и пошли вслед за ним. Принцесса Дунфан Зироуй (Джируо) была вне себя от радости, когда увидела Цзян Чена. Все ее существо, казалось, вот-вот взлетит, когда несравненное счастье проявилось во взгляде ее глаз. "Брат Цзян Чен, разве ты не сказал, что ты будешь приходить один раз в месяц? Пришел ли ты сегодня, потому что скучал по Дунфан Зироуй (Джируо)? » Девочка была молода и, естественно, в её речи было несколько оговорок. "Как я мог быть спокоен, если бы не посмотрел на вас. Что, если они мучили вас и не следовали моим указаниям? Если что-нибудь случится с вами, то моя голова будет снесена, чтобы сопровождать вас. "Цзян Чен был столь же расслабленным и простым вокруг принцессы Дунфан Зироуй (Джируо) Двое смеялись и разговаривали без каких-либо следов отчужденности. Вновь прибывшая принцесса Гоуй была свидетелем этой сцены, и в глубине души чувствовала себя немного странно. Она завидовал тому факту, что они могли общаться так тесно. Но она также смутно чувствовала, что это было не совсем уместно. Но, в конце концов, она ничего не сказала. "Тетя, ты пришла ко мне. Как замечательно, Дунфан Зироуй (Джируо) увидит двух своих самых любимых людей сегодня. Какая радость! " " Дунфан Зироуй (Джируо), сходи за кистью и бумагой, я собираюсь написать кое что для вашей тети." Цзян Чен перешел к Я-к-босс отношениям. Он также был единственным человеком во всем королевстве, который осмеливался посылать Дунфан Зироуй (Джируо) с поручениями. Даже Дунфан Лу был слишком сострадательным, чтобы посылать свою дочь с поручениями, как горничную. Но, эта маленькая девочка проглотила это, и побежал счастливая, как если бы взрослый человек дал конфету ребенку, полную энергии. Казалось, что она была польщена, тем, что делала что-то для Цзян Чена. После получения кисти и бумаги, Цзян Чен поразмышлял молча мгновение, пока держал кисть, а затем начал писать. Две формы были быстро написаны. "Первая форма представляет собой набор заклинаний, чтобы сгладить вашу ци. Возьмите её для изучения, она будет чрезвычайно полезной для вас в поисках спокойствия. Что касается второй формы, это предписание. Вы можете взять его и назначать лекарства для себя. "Цзян Чен запихал эти две формы в руки принцессы Гоуй легким движением. Она приняла их как робот. "Вы должно быть думаете, ты ведь просто глупый мальчишка, ты предлагаешь мне вот это?" Цзян Чен весело улыбнулся. "Вы можете поверить, или вы можете выбрать, и не верить. В любом случае, я отплатил свой долг. Ну ладно, если вы действительно не верите мне, то вы можете взять рецепт и продать его в Зале Исцеления. Возможно, это принесет вам три или пять миллионов серебра ". Цзян Чен начал бродить по кварталам принцессы Дунфан Зироуй (Джируо) после того, как он оставил эти инструкции. Крадущийся камень янь был помещен в соответствии с его инструкциями. Но до поры до времени, эти камни янь были еще мертвыми элементами, которые не общались друг с другом и еще, им нужно было сформировать эффект матрицы. Тем не менее, это было самое большее, что он мог сделать в данный момент. С его нынешним уровнем подготовки, было бы немного нереально манипулировать матрицу. Короче говоря, это было больше формой, чем функцией. Было бы вполне достойно, если бы он мог расширить десятую часть своей власти. "Хорошо, вы двое прекрасно общаетесь, у меня есть еще дела, которыми нужно заняться и мне нужно идти. Не будьте озорной, малышка, не стоит тебе забывать, что я говорила тебе". Цзян Чен чувствовал, что атмосфера сцены была немного странной, и решил уйти Дунфан Зироуй (Джируо) была немного подавлена. "Брат Цзян Чен, почему, ты ведь только что приехал? Не волнуйтесь, Дунфан Зироуй (Джируо) будет вести здоровый образ жизни для брата Цзян Чена, и не будет тянуть тебя на кривую дорожку за собою в след ". Цзян Чен, услышав эти слова, лишился дара речи и откланялся. Принцесса Гоуй посмотрела на отступающую фигуру Цзян Чена и пробормотала: "Этот человек любит задиристо похвастаться." "Хе-хе, тетушка, это не хорошо говорить плохо о ком-то за спиной." Маленькая девочка смеялась лукаво. "Не говоря уже о том, что этот кто-то только что кое-что получил от этого дерзкого человека." "Хорошо ты, маленькая паршивка, ты склонилась в сторону аутсайдеров и забыла о своей собственной семье?" Принцесса Гоуй была близка с этой племянницей, и обычно они вели себя больше как сестры. Зазвучали звуки смеха, хихиканья и игры в догонялки. Звуки радости заполнили весь двор в тот момент. Ум Цзян Чена, наконец, успокоился, когда он покинул дворец, и подводил итог прибылей и убытков в день, когда толпа людей и лошадей вышла на улицу. Лидер был одет в тяжелые железные доспехи. Это был лидер семьи Цзян Железный гвардеец, Цзян Ин. "Молодой герцог, герцог Цзян приказал мне прийти помочь вам." Цзян Ин спрыгнул с лошади с легкими, натренированными движениями. Его глаза были полны настороженности, и пока он говорил, они наблюдали за окрестностями. "Дядя Ин, что ты здесь делаешь?" Мысли Цзян Чена, были в спешке, казалось, он что-то решил "Давайте обсудим это после того, как мы сопроводим молодого герцога обратно в поместье." Пока говорил Цзян Ин, контингент Железной гвардии уже окружил Цзян Чена, выполняя свою работу по его защите. "Что-то случилось?" Цзян Чен спросил смиренно. "Только что, когда Его Светлость выходил, он попал в засаду у дверей поместья. Ситуация довольно хаотичная в столице, поэтому, Его Светлость приказал мне прийти помогать молодому герцогу ". "Что? Мой отец ранен? "Лицо Цзян Чена, потемнело. Казалось, что он недооценил хаотическую ситуацию в столице. "Просто некоторые легкие травмы, с ним будет все хорошо после нескольких дней отдыха." Пока он говорил, глаза Цзян Иня, как глаза ястреба, постоянно патрулировали область,. Его уровень настороженности был достаточно высок. "Кто сделал это? Есть ли у нас какие-либо улики? "Цзян Чен слегка расслабился, услышав, что его отец был серьезно недееспособным. Честно говоря, первым человеком, которого он узнал по прибытии в этот мир, был обожаемый отец его. "У меня не было времени, чтобы исследовать." Цзян Ин ответил просто. "Хммм. Похоже, они не смогли взять нашу землю Цзян с духом вены и умом, так что теперь они готовы применить силу." Цзян Чен мог использовать только его пальцы, чтобы выяснить, что это должна быть другая рука, которой герцог Парящего Дракона, Лонг Чжао Фенг играл. Ду Рухай играл роль нападающего в блокировании Цзян Чена на трех основополагающих экзаменах. Теперь добавьте к этому нападение на его отца у входной двери - это было очевидно цепь взаимосвязанных атак. Цзян Чен был разгневан, действительно взбешен до глубины души. Провокации, с которыми он был встречен с самого момента его прихода в этот мир, все были небольшими интермедиями незначительных драк и потасовок в глазах Цзян Чена. Он всегда рассматривал их с небрежным отношением. Но теперь, кровавая правда была перед ним. Это было не незначительной потасовкой, но кровожадной борьбой на смерть. " Лонг Чжао Фенг… Цзян Чен молча повторил это имя в его сердце, на первый план впервые вышло сильное желание убить.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава