X
X
Глава - 40: Нападение на отца; Возобновление споров
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Единственное, о чем Цзян Чен и Цзан Ин не знали, был факт того, что герцог Цзян Хань, Цзян Фэн, получил травму, которая была не так проста, как показалось на первый взгляд. Это была не просто небольшая рана. На самом деле нападавший применил жестокий быстродействующий яд, отравив лезвие ножа! За то короткое время, которое потратил Цзян Ин на сопровождение Цзян Чена – чуть меньше часа – травмы Цзян Фэна сильно ухудшились. Когда Цзян Чен вернулся в поместье, герцог Цзян Хань уже впал в кому, и его лицо почернело, словно уголек. «Молодой герцог, Мастер Ин, вы наконец-то вернулись. Его светлость…» Главный управляющий поместья, Цзян Фу, так беспокоился, что слезы ручьями струились по его лицу. Цзян Чен в два прыжка преодолел три шага и бросился к Цзян Фену: «Отец!» Сознание Цзян Фена уже погрузилось в кому. Он только слегка застонал, не поднимая своих век. Свирепы глаза Цзян Ина были заполнены огромным сожаление. Это была его халатность как главы Железной гвардии семьи Цзян, ведь он не смог надлежащим образом защитить герцога. «Ваша светлость, ваш подчиненный подвел вас и сможет отблагодарить только после своей смерти». Цзян Ин вытащил с лязгом кинжал, висевший на поясе, и полоснул по своей собственной шее. Локоть Цзян Ченя врезался в него, ударив в область между талией и ребрами. Цзян Ин почувствовал, как его руки онемели. Он больше не мог крепко держать в руках нож и кинжал с лязгом упал на землю. «Цзян Ин, человеку очень легко умереть. Стараться выжить перед лицом трудностей гораздо сложнее. Ты же не собираешься мне сказать, что глава Железной гвардии семьи Цзян трус?» Тон Цзян Ченя был холодным и суровым, в нем содержались следы поучений. В этот момент как будто молния ударила Цзян Ина. Насколько комичной была эта сцена? Когда это молодой герцог начал читать лекции? С каких пор щеголеватый денди, который причинял Цзян Ину только головные боли, стал таким мастером? Он заставил его уронить кинжал лишь одним небрежным ударом? Цзян Чен не обращал больше внимания на Цзян Ина и спросил Цзян Фу: «Мы уже послали за доктором?» «Да, конечно. Мы уже привели трех или четырех врачей, и когда они увидели всю ситуацию, не смогли ничего сказать. Они были настолько напуганы, что их лица позеленели». Эти слова Цзян Фу произнес плачущим тоном. Этот тип яда распространяется невероятно быстро. Если бы Цзян Фэн не был сильным практикующим с девятью меридианами истинного ци, то давно бы уже был в руках смерти. Как могли обычные врачи, которые никогда не видели яд такого рода, быть в состоянии его вылечить? «Никого из духовных алхимиков не было?» Спросил Цзян Чен Цзян Фу был огорчен. «Я лично ходил в Пилюлю Королевского Сада, но встретил только насмешки и издевательства. А связей в других двух сектах у меня нет». Пилюля Королевского Сада всегда была партнером семьи Цзян. Поэтому Цзян Фу не слишком долго думал, когда решил пойти в сад, чтобы попросить прийти духовного алхимика. Он подвергся кругу насмешек и издевательств, и это сделало его настолько злым, что все его тело начало трясти. Цзян Чен молчал. Цзян Фу за всю свою жизнь познакомился там с множеством врачей и мог обратиться к любому. И на самом деле было странно, что Пилюля Королевского Сада не была готова прийти, чтобы вылечить Цзян Фэна. Кто знает, ведь, возможно, сад приложил руку к истории с ядом. В конце концов сейчас ситуация полностью прояснилась. Пилюля Королевского Сада связала свою судьбу с герцогом Парящего Дракона и кусалась, как собака, по его приказу. Цзян Чен не мог сидеть сложа руки. Он положил пальцы на пульс Цзян Фэна и потом слегка сморщил свой лоб. В своей прошлой жизни Цзян Чен провел много исследований в вопросе применения ядов. Он на мгновение задумался, потом встал и позвал Цзян Фу, чтобы тот принес ему кисть и бумагу для написания списка. «Цзян Фу, иди в Зал Исцеления и отдай этот список третьему администратору Цяо Байши. Кроме того, попроси его прийти сюда и принести предметы из списка». Цзян Чен порылся в карманах и дал Цзян Ину медальон с выгравированным драконом. «Дядя Ин, возьми эту вещь и сопроводи Цзян Фу». Цзян Чен был спокоен и организован, на его лице не было и следа паники. По какой-то причине у Цзян Ина загадочным образом появилось немного доверия к молодому герцогу, после того как он прочитал ему лекцию. «Слушаю и повинуюсь». Цзян Ин знал, что сейчас спасение жизни было столь же важно, как тушение пожара, он схватил Цзян Фу и вынес его, вылетев через дверь. Не нужно и говорить, что Цзян Чен являлся важным лицом для Цяо Байши. Он прибыл в поместье Цзян с лекарственными средствами из списка менее чем за пять минут. Цяо Байши тоже потрясло тяжелое состояние Цзян Фэна. После мгновенной диагностики состояния, его выражение лица стало еще более серьезным. В нем читались следы непонимания, которые из глубокой задумчивости переходили в полную беспомощность. «Молодой герцог Цзян, его светлость был отравлен. В этом не может быть никаких сомнений. Но принцип действия этого яда очень сложен для моего понимания. Боюсь, что с моим небольшим уровнем практики я беспомощен. Главный администратор, который разбирается и обладает невероятными знаниями в этом вопросе, вчера уехал…» Тон Цяо Байши был наполнен сожалением и извинениями. Он посмотрел на Цзян Чена, чтобы его успокоить, но на его лице отражалось недоумение. Он также был внутренне шокирован. Кто бы мог подумать, что ситуация в столице внезапно ухудшиться до такой степени! Герцог региона попал в засаду на пороге собственного дома «Третий администратор, как вы думаете, сколько человек в столице могли использовать этот яд?» Цяо Байши в глубокой задумчивости наморщил лоб и после длительного периода времени ответил. «Три великих духовных медика столицы особенно искусны в использовании яда. Но я думаю, что это не была работа столичного эксперта по ядам». «Молодой герцог, яд в вашем отце вторгся в кровеносные сосуды. Мы должны поспешить и принять меры. Почему бы не действовать в соответствии с обычными методами лечения и не проколоть акупунктурные точки серебряными иглами, для того чтобы выпустить отравленную кровь?» Хотя Цяо Байши и не мог в полной мере понять принцип работы этого яда, он знал, что лечение обычного яда начинают с этой процедуры. Спускание отравленной крови может, по крайней мере, замедлить скорость, с которой яд будет атаковать сердце. Тем не менее, Цзян Чен покачал головой. «Нет, мы можем попасть в ловушку, если используем серебряные иглы для прокалывания акупунктурных точек. Этот яд не поражает кровь, но он поражает нервы. Если мы будем использовать серебряные иглы для стимуляции акупунктур, то это может заставить яд распространяться еще быстрее». «Что?» Цяо Байши был крайне удивлен. Это был первый раз, когда он об этом услышал. Даже выражение лица Цзян Ина и людей, стоящих немного в стороне, резко изменилось, когда они услышали эти слова. Лечение такого яда обычным способом на самом деле будет только увеличивать его скорость. Это было хорошо, что они не вообразили себя всезнающими и не использовали серебряные иглы раньше. В противном случае, не была бы ли эта комната еще более опасной для герцога? Цяо Байши вдруг вспомнил что-то и его брови изогнулись. «Молодой герцог, вы написали мне список и сказали, чтобы я принес сюда эти духовные лекарства. Неужели у вас уже есть способ его вылечить?» Цзян Чен слегка кивнул. «Если стиль моей духовной практики похож на стиль моего отца, я смогу легко излечить его от этого яда. Однако, уровень моего отца гораздо выше, чем у меня, поэтому его излечение потребует от меня больших усилий. Но у меня есть свои способы для этого». Цзян Фу, подготовь секретную комнату. Цзян Ин, активируй самый высокий уровень боевой готовности усадьбы! Третий администратор, спасибо что пришли. Пожалуйста, подождите здесь, я приду поговорить с вами, сразу же после того, как вылечу своего отца от яда». Цяо Байши было трудно унять зуд в своем сердце, когда он услышал слова Цзян Чэня. Он раньше никогда не видел яд такого рода и очень хотел понаблюдать со стороны. Но он также знал, что не может даже на мгновение отвлечь Цзян Ченя во время процесса обезвреживания яда, так что он яростно подавил свое любопытство. Но он ни за что бы не согласился в вернуться сейчас в зал, даже если бы его об этом попросили. Он не мог отказаться от такой прекрасной возможности расширить свой кругозор. Кроме того, он также хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы полностью изучить теорию по излечению от этого яда. Как духовный алхимик, Цяо Байши был страстным ученым. Как он мог упустить шанс обучиться новым вещам и повысить свое мастерство? Он был готов ждать десять дней и десять ночей, даже не поморщив лоб – что уже говорить о таком коротком промежутке времени. Это яд, хотя и было непонятно, какие ингредиенты использовались для его создания, но это было не важно для всезнающего Цзян Чена. Были использованы редкие методы воздействия ядов, что ввело в замешательство даже третьего администратора Зала Исцеления Цяо Бвйши. Создателя этого яда можно считать адептом в сфере ядов. Но для Цзян Чена эти методы все еще были на уровне педиатрии. Они не знали, что Цзян Чен в своей прошлой жизни потратил миллионы лет на изучение дао алхимии, и чего только не успел увидеть? Многие бессмертные алхимики часто приходили, чтобы задать свои вопросы Цзян Чену. Цзян Чен в своей прежней жизни был несостоятельным в аспекте подготовки боевого дао, но был выдающимся мастером дао алхимии, находящимся на таком уровне, что был в состоянии смеяться с гордо поднятой в небо головой. Цзян Чен смог уберечь Цзян Иня от совершения самоубийства, наставив его на путь, написал список и позвал Цяо Байши, и только сейчас, поговорив с Цяо Байши, он на самом деле понял, как он мог вылечить яд. Он, наконец-то, остановился на методе, который был самым надежным для лечения. После входа в секретную комнату, Цзян Чен тщательно измельчил все духовные лекарства и полностью рассеял их с помощью обширных волн истинной ци, он поместил рассеянные медикаменты в истинную ци и направил ее в тело Цзян Фэна. Теория состояла в том, чтобы использовать истинную ци для ввода медикаментов в тело, но это было просто только в теории, на самом деле это не та вещь, которой каждый может воспользоваться. Прежде всего, истинное ци двух людей должно быть одного происхождения и не иметь ни малейшего различия. В противном случае истинные ци будут бороться с друг другом, и малейшего конфликта истинных ци будет достаточно, чтобы простимулировать яд и заставить его распространятся во всех направлениях. Этот процесс не потерпит ни малейшей ошибки. Для Цзян Чена единственной проблемой было различие между его шестью меридианами истинного ци и девятью меридианами истинного ци Цзян Фэна. Поэтому он должен был быть очень осторожен с ядовитой контратакой в процессе излечения своего отца. Это было хорошо, что Цзян Фэн находился в коме из-за воздействия яда. Не смотря на то, что его сознание по-прежнему по привычке приводит в движение истинную ци, оно не может на самом деле полностью активировать ее пределы. Добавим к этому тот факт, что Цзян Чен практиковал "Тайну Девяти Смеющихся Океанов", метод, который был в сотни раз сложнее, чем "Метод обширных волн" Цзян Фэна. Поэтому огромные волны истинного ци Цзян Чена имели абсолютное преимущество и уверенно вели себя в теле Цзян Фэна, разнося лекарства и противоядия по всем уголкам его тела. Вскоре процесс излечения яда подошел к концу. Через час Цзян Фэн неспеша проснулся. «Чен-ер, это ты вылечил меня от яда?» Цзян Фэн немного пришел в чувства и сильно удивился. «Такие огромные и чистые волны истинного ци, ты… Чен-ер, какой уровень твоего «метода Обширных Волн»?» Цзян Фэн считал эти огромные и чистые волны истинного ци просто невероятными. Цзян Чен хихикнул. «Отец, я хотел бы обсудить с тобой этот вопрос. Я практикую не «метод Обширных Волн», а «Тайну Девяти Смеющихся Океанов». «Метод Обширных Волн» является лишь ответвлением от него, и разделяет с ним только основы». «Тайна Девяти Смеющихся Океанов»? Цзян Фэн полностью окаменел. «Да. «Тайна Девяти Смеющихся Океанов» является старым предком «Метода Обширных Волн» Отец, загляни в свой внутренний мир, и я расскажу тебе, как практиковать «Тайну Девяти Смеющихся Океанов», я могу обещать, что ты сможешь прорвать оковы девяти меридианов истинного ци в течении месяца, и вступишь в ряды мастеров истинного ци!» В кругу тех, кто практикует боевое ци, обладателей десяти и двенадцати меридианов истинного ци будут называть настоящими мастерами ци. Стать настоящим мастером ци означает войти в топ-уровень царства истинного ци. Практикующий попадает на вершину сильнейших Восточного Королевства! Это походило на то, что Цзян Фэн до сих пор находится во сне, и выражение его лица было немного затуманенным. Но следующее предложение Цзян Чена уже полностью ошарашило его. «Отец, «Тайна Девяти Смеющихся Океанов» является передовым методом. Практика этого метода даст тебе семидесяти процентный шанс на вступление в царство духа дао!» «Царство духа дао?» Цзян Фэн был совершенно ошеломлен. Царство духа дао было легендой среди практиков Восточного Королевства. Говорилось, что в течение сотен лет существования Восточного Королевства, был только один такой человек! Стать духом дао это все равно, что стать огромным золотым драконом. Он мог взлететь в небо, подняться как метеор, разорвав клетку мира, и парить над облаками!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава