X
X
Глава - 41: Разговоры в городе
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Четыре часа спустя Цзян Чен вышел из секретной комнаты. Если честно, процесс обезвреживания яда занял только около часа. Еще один час ушел у Цзян Чена на то, чтобы полностью передать отцу все основы метода «Тайны Девяти Смеющихся Океанов». Кроме того, Цзян Чен использовал остальное время для того, чтобы передать оставшиеся тайны, основные детали и ключи к обучению «Тайнам Девяти Смеющихся Океанов». Преодоление разрыва между «Методом Обширных Волн» и «Тайны Девяти Смеющихся Океанов» было не очень уж и сложным. В конце концов, «Метод Обширных Волн» был получен из «Тайны Девяти Смеющихся Океанов». «Тайна Девяти Смеющихся Океанов» по сути была модернизированной версией используемого ими метода. Конечно, тайны, содержащиеся в «Тайнах Девяти Смеющихся Океанов», были более чем в десять раз больше, чем в «Методе Обширных Волн» Как у герцога территории потенциал Цзян Фена был очень хорошим. Иначе он не был бы в состоянии достичь тренировками пикового уровня «Метода Обширных Волн» за тридцать с лишним лет. Если бы этот метод не имел ограничений, то его текущий уровень практики, безусловно, был бы выше, чем просто девять меридианов истинного ци. Со своим потенциалом Цзян Фен наверняка вступит в ряды мастеров истинного ци. Когда Цзян Чен вышел из секретной комнаты, Цзян Ин и все остальные бросились к нему. «Молодой герцог, его светлость…» Цзян Ин был больше всех обеспокоен благополучием Цзян Фена. Он довольно сильно корил себя и чувствовал, что герцог пострадал потому, что он должным образом не защищал его. «Отец запечатал двери». Цзян Чен не объяснил, почему он это сделал. Цзян Фен естественно собирался воспользоваться возможностью и овладеть методом «Тайны Девяти Смеющихся Океанов», чтобы открыть десять меридианов истинного ци. В конце концов, он потратил довольно не мало времени, чтобы довести свои девять меридианов истинного ци до пика. Теперь, когда он получил наследственный метод, он обрел огромную возможность подняться на вершину. Он использовал предлог, чтобы закрыть свои двери для того чтобы, во-первых, посрамить весь внешний мир и, во-вторых, чтобы увеличить свою силу. Так он убивал двух зайцев одним выстрелом. Цяо Байши очевидно уже рассматривал Цзян Чена в качестве своего союзника. Он крайне обеспокоенно подошел к нему. «Молодой герцог, как травма вашего отца?» «Спасибо за вашу заботу, третий администратор, травмы моего отца больше не являются серьезной проблемой. Я лично наведаюсь в Зал Исцеления в течение нескольких дней, чтобы поблагодарить третьего администратора за то, что он прибыл. Однако, я хотел бы попросить третьего администратора сохранить в тайне события сегодняшнего дня». «Естественно». Цяо Байши хорошо понял намерения Цзян Чена. При нынешней ситуации в столице, запутанная история с травмой Цзян Фена, возможно, взбудоражит внешний мир, который не имеет полного представления о сложившейся картине вещей, и поэтому он не хотел действовать необдуманно. Видя, что взбудораженное лицо Цяо Байши истосковалось по знаниям, Цзян Чен, улыбнувшись, сказал: «Когда у меня будет время, я объясню третьему администратору в подробностях весь метод, который я использовал в излечении яда». Цяо Байши широко улыбнулся, ведь он очень ждал этого предложения. Дух алхимика внутри Цяо Байши очень стремился к знаниям, и Цзян Чен об этом уже хорошо знал. Цзян Чен собрал Цзян Ина и других после того, как проводил Цяо Байши. «Цзян Ин, в ближайшие дни организуй повышенную безопасность в усадьбе. В этом нельзя допустить ни малейшей невнимательности.» «Цзян Фу, отвечай на вопросы о травмах герцога в двусмысленной манере. Пусть внешний мир рассуждает об этом настолько много, насколько это возможно, даже было бы лучше, если бы все в городе об этом говорили». «Да». Независимо от ситуации, все они приняли приказы, отданные молодым герцогом Цзян Ченом. Новости о том, что герцог Цзян Хань попал в засаду на пороге собственного дома, росли и распространялись как лесной пожар. Появилось большое изобилие слухов и домыслов, после того, как об этих новостях стали говорить в городе. Прославленный герцог территории и провинциальный магнат попал в засаду на пороге собственного дома, и говорили, что травмы не были легкими – его жизнь была в опасности. Это вызвало у всех других герцогов внезапное чувство опасности. Не смотря на то, что они догадывались, что герцог Цзян Хань оскорбил кого-то, кого не должен был оскорблять, что по сути и привело его к гибели, но он как герцог провинции перенес покушение, когда он находился в столице. Некоторые из герцогов даже стали симпатизировать ему, ведь он тоже, как и они был герцогом. В конце концов, сегодня герцог Цзян Хань был неудачником, а завтра? Кто знал, чья очередь будет потом? После того, как для таких вещей уже был создан прецедент, уже никто не мог догадываться, что могло случиться потом. Помимо тех, кто был недружелюбен к герцогу Цзян Хань, другие герцоги, до этого нейтрально относившиеся к нему, стали симпатизировать из-за сложившихся обстоятельств герцога Цзяна. В поместье Парящего Дракона. Герцог Парящего Дракона собрал частный банкет в своей усадьбе и чествовал своих почетных гостей. Те, кто находился на этом закрытом частном банкете, были очень уважаемыми гостями и лучшими друзьями и пособниками Парящего Дракона. Во главе стола рядом с креслом герцога Лонга находилось кресло, на котором сидел человек, одетый в серебряные длинные одежды, с вышитыми на них феями и странными цветами. Этот человек был похож на призрака и имел экзотическую внешность. Его волосы были как знак инь - янь – половина из них была черная, а другая половина была серебристо-серой, они четко очерчивали левую и правую стороны его головы. Тихий синий свет блестел из пары глаз, наполненных странной неуловимой аурой. «Мастер Виолетт, я лично приветствую вас этой чашкой вина». Герцог Парящего Дракона поднял свою чашку, и экзотический человек обреченно сказал. «Хе-хе, Ваша светлость слишком вежливы. Выпьем!» Экзотический человек был довольно простым, он запрокинул голову и осушил свой стакан. Главный Кортмастер Ван из Пилюли Королевского Сада зловеще засмеялся. «Это все благодаря действиям Мастера Виолетт. В противном случае нужно было бы принять слишком много усилий, чтобы убить Цзян Фэна не заметно для всех». Экзотический человек, названный Мастером Виолетт, слабо рассмеялся, но бесцеремонно и без какого-либо намека на смирение принял лесть Кортмастера Вана. Герцог Янмэнь, Ян Цзючжуан, усмехнулся. «Без Цзян Фэна в домашнем хозяйстве Цзян Хань будет множество драконов без головы. Брату Цзян Чену всего шестнадцать лет, о каком понимании и способностях может идти речь? Без Цзян Фэна семейному бизнесу Цзян будет трудно себя защитить. Так мы станем на один шаг ближе к тому, что хочет герцог Парящего Дракона». Герцог Парящего Дракона весело усмехнулся. «Избавление от Цзян Фэна было только первым шагом. Второй шаг заключается в захвате герцогства Цзян Хань. Когда медальон, обозначающий право собственности на его герцогство, будет находиться в руках наших людей, только тогда этот шаг можно будет считать совершенно завершенным». «Этот стюарт Цзян Хань Цзян Фу, был таким жалким. Он на самом деле пришел в мою Пилюлю Королевского Сада, чтобы попросить духовного алхимика спасти Цзян Фэна. Похоже, семья Цзян обращается ко всем врачам, каких могут найти». Кортмастер Ван чувствовал, что его настроение становиться немного плохим всякий раз, когда он об этом думает. " «А что с травмами Цзян Фэна?» Спросил герцог Парящего Дракона. Кортмастер Ван поспешно ответил. «Когда Мастер Виолетт сделал свой ход, то Цзян Фэна уже без сомнений можно было считать мертвым. Даже настоящий мастер ци не может найти антидот, если он заражен этим ядом, даже его девять меридианов истинного ци ему не помогут». «Семья Цзян и Зал исцеления имеют прочные отношения, я беспокоюсь, что Зал может встать на пути к нашей цели». Герцог Парящего Дракона до сих пор не мог вздохнуть спокойно, так как еще не видел Цзян Фэна мертвым. Мастер Виолетт сказал: «Герцог Лонг, вы чрезмерно беспокоитесь. С моими методами, даже Лорд администратор Зала Исцеления, будет иметь лишь тридцати процентный шанс разобраться в произошедшем. Так же известно, что Лорд администратор Сун Тяньсин уже два дня как отсутствует в столице. А те, кто сейчас находится в Зале, хе, они ничего не стоят». Тон Мастера Виолетт был невероятно высокомерным, и он был крайне уверен в действии своего яда. Герцог Парящего Дракон в значительной степени зависел от этого человека. Он улыбнулся: «Ваша помощь в этом вопросе будет засвидетельствована небесами». «Герцог Лонг, я не буду тратить слишком много времени на вежливые слова. Вы и я оба получили то, что нам нужно. Но не забывайте материализовать то, что вы обещали мне сегодня, после того, как в будущем вы захватите трон». «Этот герцог не сжигает мосты, после того как их пересек. Будьте уверены, Мастер Виолетт, когда в будущем я взойду на трон, место министра будет без сомнения принадлежать вам. Тем не менее, есть нюанс в том, что сначала вы должны будете помочь Пилюле Королевского Сада уничтожить Зал Исцеления. Перед тем, как я начну свое дело, я не хочу, чтобы такая огромная фигура, как Зал Исцеления, находилась на стороне клана Дунфан». Мастер Виолетт тихо сказал: «Если я не могу справиться даже с таким маленьким делом, какое я буду иметь право требовать награду с герцога Лонга?» Герцог Парящего Дракона от души рассмеялся и снова поднял свой бокал. «Тогда за счастливое партнерство и за совместное достижение великого дела!» Дунфан Лу, находящийся в глубине своего дворца, получил известие о засаде в поместье Цзян Хань. «Тяньду, это все последние новости?» Дунфан Лу был в очень плохом настроении. Он только сегодня приказал казнить Ду Рухая, искоса нанеся удар по высокомерию герцога Лонга. Кто бы мог подумать, что этот Лонг Чжаофэн нападет из-за спины, и прикажет убить Цзян Фена. Если Цзян Фен умер из-за этого нападения, то давление, оказываемое на королевскую семью, несомненно, возрастет, особенно после того, как ему пришлось приказать казнить Ду Рюхая. Не важно, с какой стороны он на все это смотрел, Дунфан Лу везде терпел неудачу. В конце концов, Цзян Фэн был провинциальным магнатом и в последнее время его роль в текущем положении вещей резко возросла. Ду Рюхай был просто второстепенным персонажем. Его влияние в столице было ограниченным. Он был тем, кто не смог создать свой внутренний круг проверенных людей. «Ваше Величество, текущее положение вещей выглядит не очень хорошо. Семья Цзян отослала назад третьего администратора Зала Исцеления, он пробыл там не слишком долго. Кажется, что травмы, полученные Цзян Феном не очень оптимистичные». Дунфан Лу яростно бросил свою чашку на землю, его тон стал зловещим и холодным. «Лонг Чжаофэн, вы публично бросили вызов королевскому лицу?» «Ваше Высочество, пожалуйста, перестаньте сердиться. Лонг Чжаофэн таким образом демонстрирует свою силу, вполне вероятно, что его подготовка еще не завершена. Ваше Высочество имеет еще много времени, чтобы ко всему подготовиться». Дунфан Лу, после небольшого приступа гнева, немедленно вернул себе свое царское достоинство. «Мы должны в значительной степени успокоиться и помочь семье Цзян в этом вопросе. Также мы должны подготовиться к худшему. Если Цзян Фэн умрет, то нужно помочь Цзян Чену успешно занять его место, что будет весьма трудной задачей». Это было действительно так. Если Цзян Фэн умрет, то они окажутся в затруднительном положении, потому что будет очень трудно убедить общественность в том, что Цзян Чен в возрасте шестнадцати лет, должен немедленно унаследовать герцогство. Будет ли правильным отдать полномочия правления территорией Цзян Хань, подростку в лице герцога Цзян Хань, нежели другому чиновнику или придворному из дворца? Территория герцогства охватывала огромную часть земли со многими городами, которые имели большую силу, основанную на их взаимодействии между друг другом. Если бы не было сильного герцога, управляющего ими, то местные власти стали бы восставать. «Ваше Величество, несмотря ни на что, мы должны успокоить Цзян Чена. В противном случае, если он даст слабину, то он будет не в состоянии помочь с болезнью принцессы Зироуй (Джируо)». Дунфан Лу кивнул головой, думая о том же самом. Болезнь Дунфан Зироуй (Джируо) говорила, что Дунфан Лу не может отказаться от Цзян Чена, что уже говорить о стратегическом значении отца и сына Цзян, выступавших против герцога Парящего Дракона. «Тяньду, иди и выбери несколько сильных подчиненных и отправь их в поместье Цзян. Я обеспокоен тем, что нападение на Цзян Фэна было лишь первым шагом. Если они захотят захватить герцогство Цзян, то Цзян Чен, несомненно, будет следующей мишенью некоторых людей. С Цзян Ченом ничего не должно произойти». «Ваш приказ принят». Кивнул Тяньду. «Позови Гоуюй». Дунфан Лу чуть-чуть потер свой лоб, он немного устал. На данный момент только его сестра Гоуюй, может привести в покое его мысли. Когда принцесса Гоуюй узнала о засаде на Цзян Фэна, она почувствовала необъяснимое удивление. Она только что закончила захват дома Ду Рюхая, когда услышала о вызове во дворец от Дунфан Лу, и сразу же поспешила обратно. Она внутренне молилась за Цзян Чена, надеясь, что ничего не случится с Цзян Фэном.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава