Глава - 5: Если я не могу вылечить тебя, тогда я пойду с тобой
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Что же означало получить медальон с выгравированным драконом от правителя королевства? Это означало, что Цзян Чень мог свободно войти во дворец и выйти из него. Если этот ребенок вылечил принцессу, то он стал бы фаворитом короля и владельцем состояния. Он бы наслаждался любовью и доброжелательностью короля. Кто бы в королевстве посмел бы не уважать его? Цзян Чень просто смирился с ситуацией и с ожиданиями толпы, преклонил колено и принял медальон с гравировкой. Честно говоря, что как сын Небесного Короля, он не мог заставить себя преклонить колени перед этим королем. Он, безусловно, не мог отказаться от предмета, который даровал ему возможность не льстить королю. И, конечно же, следовало, по традиции, произнести речь, приняв такого рода предмет. Он ударил себя в груди и произнес: «Ваше Величество, ваш скромный слуга не будет давать пустых обещаний. Я только скажу, что если с Ее Высочеством случится какой-нибудь несчастный случай, связанный с моей некомпетентностью в ее лечении, то ваш слуга последует за ней в руки смерти». Существовало много красивых слов, с помощью которых можно было выразить свою лояльность, но, ни одно из них не было более прямым, чем то, что произнес Чень. Не могу вылечить? Тогда умру вместе с ней! Это был жест, который затрагивал жизни всех членов семьи! Из всех дворян, кто обладал таким духом и такой лояльностью? В тот момент даже Цзян Чень был загипнотизирован своим выступлением. Работа, которая тронула автора, как она могла не завоевать сердца других? Дворяне и чиновники, сопровождавшие короля, также были удивлены. Кто думал, что у наследника Цзян будет такой дух. Каков отец, таков и сын. Тигр не породил бы щенка. Даже сторонники герцога Тяньшу чувствовали, что, окажись они в такой ситуации, не смогли бы продемонстрировать такой силы духа. Но выступление Цзян Ченя на этом не было завершено. Он продолжил: «Ваше Величество, у богов также есть еще распоряжения. Сегодняшние события должны остаться тайной и ни одно слова, сказанное здесь, не должно быть обнародовано. Во-первых, это защитит богов от позора, а, во-вторых, сохранит репутацию Вашего Величества». Если бы все узнали, что тут произошло сегодня вечером, то это бы сильно навредило репутации короля Лу. В конце концов, вид бьющего себя герцога, являлся точно не той вещью, которую следовало бы запомнить. И, конечно же, важнее всего было не опозорить богов. Если бы кто-то выведал тайну и возмутил бы богов, которые возложили на них ответственность за жизнь Джируо, то ситуация была бы очень серьезной. Король незамедлительно приказал: «Ни одно слово, сказанное здесь сегодня, не должно подлежать обсуждению за пределами этой комнаты. Кто не подчинится, тот открыто бросит вызов королевской семье!» Хорошо, что здесь не присутствовало много людей. Исключая герцога Цзян Хань, тех, кто сопровождал короля, было около 6, 7 человек. Они все не были новичками в политике, поэтому понимали, что король был предельно серьезен. Если бы появился даже намек на вопрос, то их жизни были бы под угрозой. Конечно, их ситуация не была идеальной, вместе с королем пострадала бы и их репутация. Цзян Чень, от имени богов напугавший глупых дворян, как лиса, одолжившая свирепость тигра, в первую очередь вынужден был смириться с тем, что ему придется остаться в поле зрения придворных. Он не хотел, чтобы люди рассматривали его как чудо природы! Король Лу был очень тронут и произнес редкие для него полные эмоций слова: «Герцог Цзянь Хань, Ваша лояльность и верность вассала вашего сына значительно возросла». Цзян Фэн лишь выдавил из себя улыбку. Его сын обладал храбростью достаточной для двоих и красиво разобрался с этой ситуацией. Если бы он поступил иначе, то создал бы, лишь ненужные проблемы. Все, что ему оставалось, это ворчать про себя. «Проклятый пацан, у тебя есть немного времени. Тебе лучше не тратить его попусту. Хотя все равно ты мой сын. Если все пойдет не так, то твой отец примет удары на себя, не важно, как плохи будут дела». Психическое состояние Цзян Фэна немного стабилизировалось, после тех “американских горок”, на которых он сегодня прокатился. Как говорится, пациент становится доктором для того же недуга. В прошлом Цзян Чень страдал от той же болезни, и поэтому провел немало исследований в этой области. Конечно, при нынешних обстоятельствах было более чем невозможно создать такую же таблетку, что его и его отец. Нонсенс даже просто думать об этом. Таблетка Луны и Солнца была лекарством, которое нарушало законы природы, добавляя использовавшему дополнительные дни жизни. Даже Небесный император исчерпал всю свою духовную энергию и пожертвовал несколькими годами жизни, чтобы успешно создать ее. Также было возможно, что даже ни один из компонентов, необходимых для создания этой таблетки не существовал в этом мире. Даже если и так, то не было абсолютно никакого способа, которым кто-либо смог бы добыть ресурсы того уровня, которые использовал Небесный император. Таким образом, сама таблетка была не вариант, но средства, подражающие ее свойствам, могли существовать. Даже если они могли воссоздать хотя бы одну десятитысячную того, что могла сделать таблетка Луны и Солнца, было достаточно, чтобы продлить чью-то жизнь на сто лет. В прошлом, Цзян Чень принял таблетку и жил миллионы лет. Он был бы практически бессмертным, если бы не катаклизм. В случае Джируо, не было никакого способа, которым она могла бы прожить миллионы лет, даже если бы Небесный император вернулся с того света. Но помочь ей прожить еще 80 или 100 лет…, этого Цзян Чень добиться множеством способов. Однако у Цзян Ченя не было намерения сделать это сразу же. Если бы он решил проблему Джируо, приложив минимальные усилия, то благодарность короля исчезла бы столь же быстро. Сердца и умы королей и императоров были переменчивы. Долгосрочное мирное сосуществование никогда не следовало за краткосрочной признательностью. Цзян Ченю требовалось время, которое было ему дано, в течении этого времени он мог не волноваться о правителе королевства. Таким образом, он решил не торопиться и стабилизировать обстановку. В конце концов, единственное чего он мог добиться это продление жизни принцессы. Мало того, что так он мог выиграть дополнительное время, в котором нуждался, оно также обеспечивало его полную безопасность. Любой, кто хотел создать проблемы личному врачу Ее Высочества, должен был сначала решить для себя, готов ли он встретиться лицом к лицу с гневом короля. Цзян Чень обсудил некоторые детали, в итоге решив осмотреть принцессу через 3 дня. Только тогда люди разошлись. Но тогда к нему пробился Сюань: «Брат Чень, ты слишком жесток. Ты должен был намекнуть своему брату. Та книга, которую я сжег, была последней в своем роде, а теперь стала пеплом. Что же мне теперь делать долгими одинокими вечерами?» «А те десять тысяч серебряных…» «Толстяк, ты смеешь говорить, что они были подлинными?»- с улыбкой на губах Цзян Чень посмотрел на Сюаня. Толстяк засмеялся и почесал голову: «Я еще не выжил из ума. Это был подлинная продукция Зала Девяти преступных миров, и я потратил на нее целых 5 серебряных». Зал Девяти преступных миров был уважаемым магазином, который специализировался на печати денег, которые затем сжигали в память об усопших. Лицо толстяка скривилось от боли, когда он вспомнил о тех пяти серебряных. Все толстяки были довольно скупыми, просить, их достать деньги из карманов, было для них очень болезненным. «Брат Чень, я могу оставить десять тысяч серебряных тебе прямо сейчас, но та книга действительно была последней…» «Оставить прямо сейчас? Я забыл, что ты у меня их занимал. Толстяк, так когда ты мне их вернешь?»- смеясь, спросил Цзян Чень. «А? Брат Чень, о чем ты? Ты был настолько убедительным в роли мертвеца, я даже поверил в это. Крича, убитый горем, я даже повредил себе барабанные перепонки. Теперь я плохо слышу. Но это не значит, что мне нужен врач. Брят Чень, немного отдыха и я вернусь, чтобы проведать тебя…» Сюань уже скрылся за дверью, прежде чем договорил последнюю фразу. Видя, что Сюань сбежал его спутники, обмолвившись парой слов, последовали за ним. Когда все уехали, в зале остались только отец и сын. Цзян Фэн молча обнажил свой меч. Мелькнула вспышка, и гроб был разрублен на кучу деревянных фрагментов. «Может кто-то убрать и сжечь это. Давайте очистим это помещение!» Словами было не описать, как ликовал Цзян Фэн, он думал, что проиграл. С другой стороны, Цзян Чень с улыбкой посмотрел на своего отца: «Отец, ты разве не хочешь ничего у меня спросить?» «Ха-ха-ха»,- сердечно рассмеялся Цзян Фэн и погладил сына по плечу. «Ты мой сын, и в любом случае столкнусь с последствиями твоих действий!» Это заставило Цзян Ченя замолчать. Этому отцу серьезно не хватало принципов. Нужно отметить, что предыдущий владелец этого тела был тем еще мошенником. Если бы он погиб, то единственной фразой, написанной на эпитафии, была бы: «Здесь покоится дворянин, который делал что угодно, кроме своих обязанностей». Неудача каждые 3 дня, бедствие каждые 5. Цзян Фэн уже забыл, сколько раз ему приходилось убирать за сыном. Конечно, у ребенка были и свои положительные черты. По крайней мере, он был лоялен и хоть немного надежен. Иначе у него не было бы товарищей, называвших его лидер. Кроме этого, было сложно сказать о Цзян Чене что-то хорошее. Легче было найти иголку в стоге сена. А вот недостатки… те были многочисленны и легко различимы. Для благородных детей было хорошо иметь некоторые недостатки. Но самый большой его минус это то, что он был ленив в учебе! «Человек, который не ценил, что имел»,- пришел к выводу Цзян Чень, рассортировав воспоминания предыдущего Ченя. Тот Чень был действительно безнадежен. Безоговорочно поддерживающий старик, и не слишком большой потенциал. Он, как говорится, родился с золотой ложкой во рту. Среди его товарищей в классе он был самым последним. Как наследники герцогств, они не могли поселиться в столице и должны были, фактически, жить на своей территории. Правители и наследники собирались для участия в Испытаниях Скрытого Дракона. В Восточном Королевстве было 108 герцогств, но правление герцогствами не было предначертано. Испытания, проходившие каждые 20 лет, были тестом, на котором выбирались достойные. Только если наследник успешно прошел, Испытания Дракона, ему позволялось сохранить право наследования территории. Если же он провалит их, то семья должна была прекратить свое правление, отдать земли и отказаться от титула. Они бы стали всего лишь богатой семьей без власти и престижа. Если бы они потеряли свою силу, то наиболее вероятно, что семью ожидал бы крах. Как обезьяны покидают свалившееся дерево, так люди оставили бы семью, лишенную влияния. В конце концов, потеря герцогства означала, что семья потеряла все атрибуты власти и много источников дохода. Семья должна была бы существовать на свои сбережения, а этого было недостаточно, чтобы прокормить армию подчиненных и охранников. Королевская семья также не позволила бы тем, кто потерял герцогства, процветать и стать более сильными, чем нынешние герцоги. Испытания Дракона были довольно долгими, иногда они длились более чем три года. После трех лет в столице для наследников проводилась специальная церемония. Это означало, что власть в герцогстве закреплена еще на следующие 20 лет. После 20 лет представители следующего поколения также принимали участие в Испытаниях Скрытого Дракона. Цель Испытаний была в том, чтобы каждое герцогство взращивало новые таланты и не останавливалось на пути самосовершенствования. Если ты не прошел, то ты терял герцогство. Это были правила выживания в этом мире. Просто. Четко. Жестоко. Яростно!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава