Глава - 69: Изменения в отношении
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Реакция старейшин была одна и та же, все они в унисон подались вперёд, желая услышать более чётко. Даже такой гений как Цзян Фен, переполненный талантами, смог лишь занять первое место второго ранга. Из всех 108 герцогов в королевстве, которых оценивали в 14 лет, это был предел для семьи Цзян. Так же старейшины понимали, что именно благодаря Цзян Фену развитие семьи Цзян было таким припевающим. С уверенностью можно сказать, что вклад Цзян Фена в семью был наиболее значимым. Их самые высокие ожидания по поводу Цзян Чена заключались в том, что он сможет на экзамене Затаившегося дракона отстоять нынешнее положение семьи. Для них было бы неплохо уже то, что они останутся герцогством второго ранга, ведь их положение могло измениться. Однако если основываться на обычном поведении Цзян Чена, то думать так было уже безумием. Они всё больше и больше задавались вопросом, сможет ли он управлять герцогством, а вовсе не о рейтинге поместья. В конце концов, его репутация была слишком низкой. Тем не менее, мир непостоянен. И сейчас, когда они уже в своих сердцах отказались от такой мысли, Цзян Чен ошеломил их новостью о миссии первого ранга. Да ещё и тем, что он вернулся только ради завершения второй миссии. А что это означало? Это означало, что Цзян Чен уже завершил первую миссию первого ранга! Миссия первого ранга соответствовала положению герцога первого ранга. Если он смог закончить миссию первого ранга, то как можно было говорить, что этот человек какая-то посредственность? Экзамен Затаившегося дракона не был игрой, в нём были жесткие правила. Каждая миссия первого ранга строго ограничивалась. Любой, кто попробует сжульничать, чтобы получить преимущество, сразу же исключался. Можно было сказать, что Цзян Чен уже был на середине первого ранга! Тем не менее, не нужно хвастовства, не нужно клоунады. Цзян Чен поднял бокал, сказал пару слов, и объяснил им все стороны вопроса. Если эта толпа стариков была лишена даже малой толики понимания, то уже не им было дано решать вопрос о поддержке Цзян Чена, а сам Цзян Чен решал, достойны ли они его! "Герцог первого ранга, герцог первого ранга ..." Цзян Тун снова и снова проговаривал эти слова. Неожиданно в его глазах блеснул свет удивления, и он спросил: "Чен эр, не имеешь ли ты ввиду, что ты уже закончил первую миссию?" "Да, сейчас я выполняю вторую миссию. Мне нужна будет помощь старейшин с их связями и авторитетом". Цзян Чен не был гордым или же нетерпеливым, а так же по его тону голоса можно было понять, что он совершенно не собирался бахвалиться. Для него абсолютно не было причин устраивать демонстрации из-за такого незначительного дела. С другой стороны Цзян Чжен, после того как налил вино, сказал: "Человек, который отсутствовал три года, должен быть воспринят иначе. Сейчас в столице наш молодой герцог является самым обсуждаемым человеком. Люди из дворца являются его повседневными гостями, и даже Зал Исцеления, являющийся столь важной фигурой в сфере духовной медицины, вынужден выслуживаться перед нашим юным герцогом. В этом месте не было чужаков, поэтому Цзян Чжену не было смысла сдерживаться. Да он и не мог больше молчать. Раньше его игнорировали из-за того, что он последовал за Цзян Ченом, но теперь для него это была возможность держаться с гордо поднятой головой. В конце концов, где ещё бы он мог гордо поднять голову, как не в семье? Даже люди из дворца были просто посетителями? Даже Зал Исцеления считался с молодым герцогом? Как такое возможно? Все старейшины, включая Цзян Туна, были удивлены этому. Все они резко вдохнули, ерзая на своих креслах. Цзян Чен, слегка улыбнулся. "Цзян Чжен, нет необходимости говорить о таких мелких вещах. Старейшины, я нуждаюсь в вашей поддержке завтра на племенном собрании". Старейшина Си был самым старым человеком здесь, а так же имел самую быструю реакцию. Он поспешно улыбнулся и сказал: «Кажется, наша семья Цзян произвела гения, такого как молодой герцог, и мы, старые деды, никогда бы не узнали об этом, если бы не Цзян Чжен. Ха-ха, наши предки на небесах даровали нам гения в лице молодого герцога. С ним наша семья добьётся многого. Я выжму все из своих старых костей, дабы помочь вам на завтрашнем собрании племён!" "Мы поддержим вас! Наша семья Цзян всегда становилась единым целым, когда дело касалось управления территорией Цзян Хань. В противном случае, другие племена могли бы спокойно втаптывать наше имя Цзян в грязь". "Действительно, мы не должны позволить появится такой занозе, как Джин Мэн!" Старейшины выразили свои позиции, и каждый последующий человек был более сговорчивым, чем предыдущий. Все они были опытными людьми, и определенно могли сказать, что Цзян Чен сильно изменился за эти три года. Кроме того, Цзян Чен никогда бы не солгал об Экзамене Затаившийся Дракона. Некоторые старейшины не могли помочь, но подумывали: "Может ли быть, что этот Цзян Чен занимался глупостями с другими молодыми людьми только ради маскировки, чтобы никто не заметил его планы на становление герцогом первого ранга?" Почти все старейшины так думали, в результате чего их мнение о Цзян Чене изменилось. Они больше не пользовались своим возрастом и не вели себя высокомерно, а в их поведении к Цзян Чену можно было заметить следы смиренности и уважения. Таким образом, все повеселились в своё удовольствие и вернулись домой в полном удовлетворении после этого банкета. В конце концов, старейшины клана были рады увидеть силу Цзян Чена и услышать то, что он думал. Все они считали, что такой сильный наследник поддержит семью и приведет её к процветанию. Позже старейшина Си выпил вина. Он был счастлив, хоть и пришёл домой навеселе. "Дедушка, завтра я пойду за покупками с Сяо Цанем. Я не пойду на племенное собрание". "Отец, я тоже завтра собираюсь купить какую-нибудь духовную пилюлю и не приду на собрание ". "Дедуля, завтра я ..." Ладонь старейшины Си тяжело упала на стол, а его усы встали торчком от гнева. Первоначально он был в прекрасном расположении духа, но как только он сел, столько людей стало просить его об отгуле. Каждый из них не хотел исполнять свои обязанности, и, видимо, вообще не обращали внимания на завтрашнее собрание. Как он мог не разозлиться после этого? "Никто не идёт? Я сломаю ноги тем, кто не явится! "Старейшина Си был действительно взбешен и сердито ткнул пальцем в человека среднего возраста. "Цзян Сюн, ты мой сын. Только попробуй ещё раз сказать, что не придешь! Покупка духовной пилюли? Не думай, что я не знаю о твоей любовнице в аллее Цинхуа, с который ты спешишь каждый день пошалить". "А ты, Цзян Хэ! Ты мой прямой внук, у тебя есть какие-либо перспективы на будущее? Ты тратишь своё время на эту девушку, у тебя вообще есть стремление?" "Или ты, Ли Ю, ты сын моей дочери. Если у тебя нет лояльности по отношению к семье Цзян, то что ты тут вообще делаешь?" (П/П: Сын дочери не считается прямым внуком в Китайской культуре, потому что дочь выходит замуж и вливается в другую семью, а ее дети носят другую фамилию). Старейшина Си был настолько разозлён, что из его рта подобно реке лился поток оскорблений, да так что его родственники не знали, что сказать. "Отец!" Сказал сын старейшины Си Цзян Сюн, который понял, что опозорился прямо на глазах у отца. "Прибереги свою болтовню на потом, а пока что вы все должны завтра явиться на собрание. И, начиная с завтрашнего дня, вы должны решить эти несущественные проблемы. Как ученики и сыновья из семьи Цзян, какая польза от вас клану, если вы не можете решить проблемы в своей семье?" Старейшина Си говорил, внушая всем слушающим своё чувство праведности. Это заставило всех присутствующих впасть в замешательство. Всё прошлое время они были предоставлены сами себе и никогда не видели старейшину Си в таком свете. Что случилось с ним сегодня? Почему его тон изменился после употребления капельки вина? Ему что, промыл мозги Цзян Чен? Цзян Сюн робко спросил: "Отец, как вы давно знаете, наша семья Цзян не сможет сохранить герцогство. Хоть вы произносите подобные слова, но даже вам не под силу остановить это. Разве вы не говорили, что уже давно опустил руки?" "Бред сивой кобылы! Когда я такое говорил? "Старейшина Си всё категорически отрицал. "Хорошо, что ты об этом вспомнил. Мало того, что наша семья Цзян может сохранить наше герцогство, но мы ещё можем даже сделать её герцогством первого ранга!" Тон старейшины Си был взволнованным, когда он об этом говорил. Звание герцогства первого ранга сильно отличалось от всех остальных герцогств. Герцог первого ранга имело право жаловать землю другим людям, а сыновьям могли бы предоставить небольшой участок земли, где они бы процветали! В отличие от нынешней ситуации, они могли бы познать богатство и процветание. "Э? Отец, ты перепил вина!" Сказал Цзян Сюн, уже не сдерживая ухмылку. Старейшина Си ударил его по лицу и быстро встал. "Ты неуклюжий идиот, который не усвоил урок! Я напомню тебе в последний раз. Ты должен завтра быть и проявлять максимальную вежливость и почтение. Я не смогу спасти тебя, если ты обидишь молодого герцога! " "И все вы, где ваше чувство патриотизма? Вы смотрите сверху вниз на молодого герцога, думая, что он бездельник? Всё это бред сивой кобылы! Он волк в овечьей шкуре, который ошеломляет своего противника! Молодой герцог пытается пройти миссии первого ранга, он даже уже давно завершил первую миссию. Он убил печально известного насильника Жнеца Лотосов!" "Что?" Цзян Сюн был изумлен, невольно прикрыв рукой лицо. Он убил насильника, Жнеца Лотосов?! Хотя территория Тянь Ху довольно далеко отсюда, но информация распространялась довольно быстро. Так же на территории Цзян Хань уже ходили слухи о Жнеце Лотосов. Так же говорили, что Жнец Лотосов был между восьмью и девятью меридианами истиной Ци и был адептом в использовании ядов. Его боевые искусства являлись выдающимися, а сам он был хитёр как лис. С таким человеком было нелегко справиться. Молодой герцог убил этого насильника? И сделал это меньше, чем за месяц? "Все вы идите и хорошенько подумайте! Если вы больше не хотите быть здесь, возьмите и быстрее уйдите из семьи. Если же вы решили остаться в семье, то служите верой и правдой молодому герцогу! "Старейшина Си обиженно сказал эти слова. Подобные сцены повторялись и в других домах. Все старейшины обличали своих бездельников. Некоторые из них были даже подвергнуты избиению, подобно Цзян Сюну. На следующее утро, колоссальные изменения произошли в атмосфере семьи Цзян. Клан, который был похож на песок, внезапно оказался объединен невидимым канатом. Те, кто обычно спал, и те, кто обычно с самого утра дурачился, все неожиданно появились в главных зонах особняка Цзян Хань. Все они были начеку и готовы к действиям. Некоторые из них, кто был поумнее, поспешили сделать шаг вперед и с улыбкой поприветствовать Цзян Чжэна, когда тот вошел, "Цзян Чжэн, молодой герцог ещё не проснулся?" "Проснулся? Молодой герцог встает каждый день в полночь, чтобы начать тренировки, и вы спрашиваете, проснулся ли он?" "Ох, моя ошибка, моя ошибка! Извиняюсь, примите мои извинения! " В этот момент Цзян Чен вышел, улыбнулся и сказал: "Почти все уже собрались. Племена также вот-вот должны прибыть?"

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава