Глава - 7: Новый уровень, Гордость и Восторг
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

 Цзян Чжэня Цзян Чжэнь действительно хотел сдаться, столкнувшись с таким хозяином. Месячное пособие уже закончилось, а ингредиенты в этом списке было невозможно купить без десяти тысяч серебра. Попытка обменять этот единичный список на десять тысяч серебра – разве это не явное безумие? «Ну давай, поплачь! Слезы – не преступление», - хихикнул Цзян Чен. – «А если я скажу, что этот список пришел от Богов? Все равно сочтешь меня безумцем? А если скажу, что я исцелю болезнь принцессы? Я что, тоже безумен? Сойди я с ума, втягивал бы я отца, всю свою семью в это? Может, я ни на что не способен, но я же не совсем безмозглый, а?» Цзян Чжэнь был ошарашен вопросами, осыпавшимися на него, точно град из стрел. Это правда, пусть хозяин и сделал целую кучу смешных и нелепых вещей, он не пойдет так далеко, чтобы подставить всю свою семью, но что происходит сейчас? Может, слова о сообщении от богов были правдой? «Цзян Чжэнь, я могу честно сказать, что мы не станем продавать список у тебя в руке за все серебро мира. Скажи ответственному лицу Зала Исцеления, что они – не единственная аптека в Восточном Королевстве. Если они его не захотят, то Храм Бога фермеров или Таблетки Королевского Сада пойдут на все, чтобы заполучить его. Они потонут в своих сожалениях, когда Зал Исцеления превзойдет кто-то другой. Как только лекарство войдет в производство, остальные таблетки можно будет убирать с полок и выкидывать в мусор. Они станут бесполезны!» Жестикуляция Цзян Чена говорила о том, что он полностью уверен в своих словах. Он говорил не просто так. Цзян Чен уже бесконечное число раз профильтровал все рецепты таблеток в своем уме, устранил все лекарства священного и божественного уровня, и, наконец, остановился на одном, не столь необычном, но, безусловно, довольно редком рецепте. И, самое главное, учитывая уровень Восточного Королевства, что все ингредиенты для рецепта были в их диапазоне допуска. По-прежнему видя скептическое выражение лица у Цзян Чжэня, Цзян Чену захотелось налететь на него и вдолбить это ему несколько раз к ряду. Будто для замечательного меня было так легко выбрать этот рецепт! Надо учесть, что в своей прошлой жизни Цзян Чен не мог тренироваться из-за своей инь-конституции, так что, будучи сторожем библиотеки Тян Ланг миллионы лет, он все время уделял своему самому большому увлечению – дао алхимии. Можно сказать, что за эти миллионы лет он забрался на ту же вершину алхимии, что и бессмертные алхимические легенды, известные по всему миру. Для прошлого Цзян Чена найти рецепт таблетки было так же легко, как поесть и попить. Но… Для такого небольшого места, как Восточное Королевство, рецепт слишком сложной таблетки был бы написан архаичными иероглифами, которые, никто не смог бы понять. На слишком простые и бессмысленные рецепты он даже мыслительных усилий тратить не хотел. Значительное количество дум и усилий он потратил, чтобы отобрать этот рецепт из общего списка лекарств. Но Цзян Чен твердо верил, что в таком месте, как Восточное Королевство, данный рецепт шокирует людей до глубины души. К концу дня Цзян Чжэнь все-таки отправился в путь. Не то что бы Цзян Чен его убедил, говорил себе Цзян Чжэнь по дороге. Но каким бы бездельником юный хозяин ни был, он не стал бы позволять себе шутить о болезни принцессы, устраивая азартную игру со ставкой ценою в жизни всей семьи. Таким образом он решительно пытался убедить себя, что, возможно, боги в самом деле посмотрели на юного господина с благосклонностью, и в результате даровали ему бесценный рецепт лекарства. Несмотря на то, что ко всему этому он относился весьма скептически, особенно после безумных выходок Цзян Чена, в которых тот принимал неоднократное участие, особого выбора у Цзян Чжэня не было. Несмотря на то, что поверить в это было практически невозможно, ему все же предстояло перепоясать свои чресла и попробовать. В противном случае он мог, конечно, затянуть пояса потуже и, стиснув зубы, на собственные средства купить все эти ингредиенты, но дома его ждали бы великие беды сразу после встречи с женой. «Ох, говорят, что быть стюардом молодого герцога – плевая работенка, но почему же я чувствую себя таким огорченным? – трагически вытирал он слезы в уголках глаз, безучастно подходя к Залу Исцеления. «Если все действительно сведется к этому, я просто позволю им издеваться и глумиться надо мной какое-то время. Так или иначе, это будет не в первый раз». После того, как Цзян Чжэня поразила эта мысль, он почувствовал себя гораздо лучше. Зал Исцеления был прославленной, влиятельной силой в имперском городе. Само это живописное дощатое здание внушало трепет. Когда ступни Цзян Чжэня коснулись порога Зала Исцеления, он почувствовал, что его ноги онемели. Страх расползся в его сердце, как только он подумал о тонне высокомерия и пренебрежения, ожидающих его внутри. «Эээ… Это… Эм… Мне нужны кое-какие ингредиенты для лекарства». Цзян Чжэнь собрал свое мужество в кулак целых несколько раз, прежде чем, наконец, прошел в главные двери и подошел к прилавку. Работники в Зале Исцеления проходили хорошее обучение, прежде чем приступать к делу. И первый навык, который они получали – способность запоминать лица. Так они безошибочно распознавали, перед кем нужно лебезить и заискивать, к кому просто относиться нормально, а кого не жалко и с дерьмом смешать. Лицо Цзян Чжэня знакомым не было, так что он автоматически становился кем-то, кого можно смешать с дерьмом. «Хм. Сэр, покупка лекарств – это, конечно, хорошо. Но сперва давайте обговорим правила. Зал Исцеления не работает в кредит, так что лекарства могут быть обменяны только на деньги, и никак иначе». Цзян Чжэнь поспешно выпалил: «Наличка, у меня есть наличка». Аптекарь изучил список и щелкнул несколько бусин на счетах. «Восемь ингредиентов духовного уровня, в общей сложности около 9800 серебра, в зависимости от веса ингредиентов. Оплата как всегда: сначала наличка, потом лекарства». Цзян Чжэнь покраснел и прокашлялся. Он слегка постучал по счетчику и промолвил: «Э, эм, я хочу поговорить с ответственным Зала Исцеления». «Что?» - лицо младшего специалиста потемнело. – «Нет денег? Как ты смеешь просить ингредиенты, не имея денег? Хочешь поговорить с ответственным? Ты хоть знаешь, насколько занят руководитель Зала? Каждая его минута стоит десять тысяч серебряных, откуда бы у него взяться времени на тебя? Сможешь ли ты нести ответственность и расходы за потраченное на тебя время? Выйди за дверь и поверни направо. И внимательно почитай правила Зала. Ты с головой дружишь? Ты что, принц, священник или уважаемый герцог? Хочешь ингредиенты – плати, если же нет – иди прочь и не отвлекай от работы». Аптекарь нетерпеливо замахал руками, а его слюна практически забрызгала лицо Цзян Чжэня. Уровень неприязни к нему был настолько же высок, как если бы он был надоедливой навозной мухой. Но нельзя сказать, что и до этого Цзян Чжэнь не получил свою дозу презрения в Зале Исцеления. И ложью будет сказать, что он не ожидал или не мог смириться с подобным отношением. По правде говоря, чего он только ни пережил за все это время! Они в самом деле такие снобы? Им обязательно быть такими говнюками? Больше выдержать этого Цзян Чжэнь не мог – отношение этого младшего специалиста стало последней соломинкой, которая сломала спину верблюда: он разозлился. Металлический знак рода тяжело шлепнулся на прилавок. Цзян Чжэнь залепил аптекарю неслабую пощечину: «Открой свои бесполезные глаза и хорошенько взгляни на это! Ответственный Зала Исцеления оценивает минуту своего времени в десять тысяч серебряных? Поняли бы вы мою разработку, знали бы, что я стою миллионы серебра в минуту! Как смеешь ты тратить мое время, когда я могу сделать так, чтобы ваша аптека закрылась! Знают ли твои родители, какой ты замечательный, влиятельный работник? А начальник знает?» В глазах аптекаря все еще стояли искры от пощечины. Он пытался держать лицо, а в его глазах отражалось полное неверие. Это же Зал Исцеления! Одно из самых известных мест во всей имперской столице! В обычный рабочий день даже самые благородные и могущественные семьи должны быть сдержанными, вежливыми и покладистыми, приходя сюда. А сегодня его просто ударили! И кто это сделал? Тот, по чьей одежде было видно, что это не слуга благородной влиятельной семьи! Неужели небо рухнуло на землю? Он тут же закричал, словно резаная свинья: «Кто-то пришел сюда, чтобы нарушить порядок! Он избивает людей!» Лишь только услышав этот свиной визг, откуда-то выскочила толпа бронированных воинов с оружием наизготовку. Из-за них также появился кто-то, в ком ощущалась власть. Он уже собирался разразиться праведным гневом при виде этого небогато одетого зачинщика беспокойства, когда его взгляд зацепился за блестящего выгравированного дракона на лежащем на прилавке медальоне. Выражение его лица коренным образом изменилось. «Администратор! Это сучье отродье осмелилось меня ударить. И он не только поднял на меня руку, но и посмел осквернить священное имя Зала Исцеления!» - аптекарь, получивший пощечину, тут же начал жаловаться, словно ребенок, увидевший своих родителей или знакомых. Как только он закончил свою речь… Получил чистый, отточенный и жесткий шлепок по щеке. Этот удар отбросил его на несколько метров назад. И на этот раз тем, кто его ударил, был администратор. «Идиот, у тебя что, глаза на заднице растут? Как ты посмел возразить уважаемому гостю? Это была вполне заслуженная пощечина. Более того, ты заслуживаешь быть избитым до смерти!» После этого упрекающего угрожающего выпада, лицо ответственного Зала расплылось в широкой улыбке, словно на землю вновь снизошла весна. «Сэр, мои подчиненные были слепы и оскорбили ваше благородие». Он повернул голову и грубо закричал на воинов: «Какого черта вы тут делаете? Заняться больше нечем? Катитесь прочь!» Эти воины явно находились в прямом подчинении администратору. Как только он указал им удалиться, они тут же принялись исполнять команду. Такого развития событий Цзян Чжэнь не ожидал. На самом деле он просто вышел из себя на какое-то время, после чего начал терзаться от совершенного поступка. Честно говоря, этот медальон дал ему юный господин. Цзян Чжэнь даже не знал, что это такое, но хозяин сказал, что это может пригодиться. Когда он попробовал этим воспользоваться, ему просто нечего было терять. Кто бы мог подумать, что это в самом деле пригодится! Удивительно полезная вещь! И еще бы это не пригодилось! Медальон с выгравированным королевским драконом – жетон самого высокого уровня из тех, что может быть присужден. Как он мог не оказаться полезным? С этой штукой в руке можно безнаказанно творить что угодно во всем Восточном Королевстве! «Могу я узнать ваше благородное имя? Прошу вас, пройдемте сюда. Мои подчиненные оказались идиотами, позвольте вашему покорному слуге загладить их вину». Цзян Чжэнь не всю свою жизнь прожил под камнем. Он знал, что из-за золотого медальона этот человек вывернется наизнанку, лишь бы угодить Цзян Чжэню. И как же хорошо он от этого себя чувствовал! Но несмотря на прекрасное ощущение, самообладания стюард не потерял. Сейчас он в полной мере осознавал ситуацию: «Изначально это было сущим пустяком, но ваш сотрудник… Эх. Не хочу больше говорить. Раз Зал Исцеления меня не приветствует, я попытаю счастья в Храме Бога фермеров, или в Лекарстве Королевского Сада. Может, там ко мне отнесутся, как к человеку?» Администратор внутренне содрогнулся, услышав эти слова. Было очевидно, что этот уважаемый гость все еще в гневе. Тайно он изучил Цзян Чжэня, но никаких подсказок не нашел. Одет он был просто и на благородного вельможу похож не был. Или этот уважаемый гость нарочно изменил наряд? Такая стратегия вполне могла быть на самом деле. Администратор недоумевал, поскольку совершенно не мог сориентироваться в ситуации. Мысли ответственного Зала переключились на медальон, и тут он заметил, что Цзян Чжэнь действительно собирается уходить. Как же он может позволить ему уйти? Ведь таинственный и могущественный обладатель медальона был уверен, что может навлечь неприятности на Зал Исцеления! Хотя Зал Исцеления и не боялся неприятностей, стучащихся в двери, по возможности он бы предпочел не ссориться с этим влиятельным человеком! «Прошу вас, сэр, задержитесь. Мой третий хозяин Зала и несколько старейшин оказались в резиденции. Вы благородный и уважаемый гость, так что я должен уведомить их о вашем прибытии. Даже если позднее у вас назначены встречи, прошу вас, позвольте нам преподнести вам чашечку чая в качестве извинения». В отличие от большинства окружающих, дьякон был большим специалистом по образу жизни. Он был достаточно гибким и мог адаптироваться к любой ситуации, сделав все должным образом. Попытка Цзян Чжэня уйти была не более чем обманным маневром. На самом деле чувствовал он себя распрекрасно. С тех пор, ка кон стал стюардом юного герцога, он впервые чувствовал себя подобным образом. Гордость и душевный подъем! В былые времена даже простые сотрудники Зала Исцеления были большими могущественными шишками, и ни один из них не снисходил даже до простого культурного слова в адрес Цзян Чжэня. Но сегодня администратор был вынужден называть себя «покорным слугой» перед ним, Цзян Чжэнем! Независимо от того, удастся ли ему в будущем стать лучшим стюардом, по крайней мере сейчас он чувствовал себя чертовски хорошо: властным и могущественным! Внезапно и неожиданно для себя Цзян Чжэнь почувствовал немного уверенности в своем молодом господине.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава