Глава - 75: Ты бросаешь мне вызов?
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Согласно размышлениям Цзян Чена, хоть события в саду духовных лекарств и были плохим предзнаменованием, но на его исполнение все же нужно время. Наиболее неотложное на данный момент дело для Цзян Чена - это возвращение в столицу, чтобы закончить его миссию. “Сяо Юй, помни о моих словах. Запечатайте тот участок в саду лекарств и не позволяйте никому туда входить или выходить”. В глазах Цзян Чена этот предвещающий зло знак мог осуществиться в рамках времени от двух до восьми лет. Это означает, что все еще есть время продумать план. Он покинул область Красного Бутона и вернулся в Город Речной Волны попрощаться с Цзян Туном. Он взял отряд из старых и новых подчиненных, намереваясь с ними возвратиться в столицу. Цзян Чен путешествовал днем, по пути наблюдая за ночными тренировками своих охранников, подсказывая им нюансы боевых техник и обучая их. Поездка, которая первоначально должна была длиться три или четыре дня, заняла все десять дней на путь до столицы. Однако в течение этих десяти дней, что Цзян Чен, что восемь личных гвардейцев, благодаря своим тренировкам продвинулись на новый уровень. По возвращении в столицу, выполнение этой миссии заняло приблизительно 26-27 дней. “Цзян Чен, вторая миссия первого ранга, набрать восемь личных гвардейцев. Им должно быть менее двадцати лет с силой выше шести меридианов истинной Ци!” “Это список моих личных гвардейцев. Здесь также содержится информация об их личностях и происхождении”. Цзян Чен передал информацию о восьми своих личных гвардейцах. Как только проверка информации успешно завершилась, проверяющий продолжил: “Также запрос в миссии требует, чтобы каждый из личных гвардейцев прошел требования к испытанию боевых искусств”. “Как будет проводиться экзамен?” “Будет два испытания. В первом испытании им требуется по одному пройти проверку на шесть меридианов истинной Ци. Это испытание относительно простое” — Ответил проверяющий. “Во втором испытании им нужно подняться на арену и провести сражение с восемью деревянными марионетками уровня шестого меридиана. Они должны победить восемь деревянных марионеток в течение выделенного времени. Выделенного времени не так много, лишь полчаса”. Первое испытание проходится без каких-либо навыков вообще. Когда Цзян Чен участвовал в основных испытаниях, он также прошел этот тест сам. Это испытание простое и его невозможно подделать. Второе испытание будет сложнее. В конце концов, будет немного трудно победить восемь деревянных марионеток, равных шести меридианам истинной Ци, в течение получаса. Если бы Цзян Чен не подготовился заранее и сразу же помчался выполнять свою миссию, то после набора восьми кандидатов, он, возможно, провалил бы этот экзамен. Однако сейчас Цзян Чен хорошо подготовился. Мало того, что он развил всех восьмерых из своих личных гвардейцев до седьмого меридиана истинной Ци, но также передал им формацию и дал подсказки относительно методов боевых искусств. Таким образом, у них было гораздо больше шансов в прохождении второго испытания. Под влиянием Цзян Чена, эти восемь человек скрыли свою истинную силу и в первом испытании показали лишь шесть меридианов истинной Ци. Они действовали осторожно, показав лишь шесть меридианов, и не раскрыли все свои карты. Успешно прошли. Все внимание принцессы Гоу Юй было поглощено проходящим испытанием, и она с облегчением вздохнула, когда увидела, что все восемь личных гвардейцев, набранных Цзян Ченом, успешно прошли проверку на владение шестью меридианами истинной Ци. Она постоянно волновалась, что навыков контроля и харизмы Цзян Чена будет недостаточно для набора требуемого числа гвардейцев. Как оказалось, волновалась она зря. Принцесса Гоу Юй уже намного меньше волновалась за второе испытание. Какой характер у Цзян Чена? Он способен помочь с развитием истинному мастеру Ци, такому как она. Насколько же легко ему помочь нескольким последователям уровня шести меридианов истинной Ци? Прибыв на арену, Цзян Чен отметил, что здесь было чрезвычайно шумно. Он заметил, что сейчас не только он закончил с миссией по набору личных гвардейцев. Почти все наследники, конкурирующие за положение герцога первого разряда, должны выполнить эту миссию. Знакомые лица заполнили арену, и все они выдавили из себя улыбку, заметив Цзян Чена. Здесь все соперники. Эта парочка, брат и сестра, Лонг Инье и Лонг Цзюйсю также находились среди толпы. Хун Тяньтун, наследник герцогства Птицы Вермиллиона, является верным сторонником Лонг Цзюйсю. Как наследник одного из четырех великих герцогств он, естественно, также присутствовал на арене. (П/Р: Птица Вермиллиона – некорректное наименование. На русском она зовется Красной Птицей(https://ru.wikipedia.org/wiki/Красная_птица)) Кроме них также присутствовали Бай Чжаньюнь - наследник герцогства Белого Тигра и И Тайчу - наследник герцогства Черной Черепахи, оба достаточно известные наследники в Восточном Королевстве. Когда эти люди увидели Цзян Чена, взгляды некоторых были полны враждебности, другие же слабо улыбались, таким образом приветствуя Цзян Чена. В частности, Янь Имин, наследник герцогства Яньмэнь, теперь не смел пытаться провоцировать Цзян Чена. Он вызывающе отвернулся, всем своим видом игнорируя Цзян Чена. “Азы - вот что значит основа!” неуместный голос Хун Тяньтуна прозвучал позади Цзян Чена. “Исключая некоторых богатых выскочек без хорошего фундамента, пытающихся пробиться к небесам за один прыжок, наши герцоги первого ранга уже давно завершили миссию по набору личный гвардейцев. Эти выскочки только недавно закончили миссию, но все ещё неизвестно, пройдут ли их подопечные второе испытание”. Бай Чжаньюнь и И Тайчу сейчас словно насквозь видели Лонг Цзюйсю, понимая, какими они были дураками, позволяя ей использовать их как свои орудия. Но даже если Хун Тяньтун и не был готов быть орудием Лонг Цзюйсю, он все же был очень счастлив, прислуживая ей. Даже если бы он не добился сердца Лонг Цзюйсю, то Хун Тяньтун все же был более чем доволен, просто развивая отношения с семьей Парящего Дракона. Он не увлекался оказанием почестей лишь Лонг Цзюйсю и также не забывал и про Лонг Инье. Ведь Лонг Инье – законный сын Герцога Парящего Дракона, и он совершенно точно унаследует положение отца в будущем. Ядовитые слова Хун Тяньтуна, пропитанные злобой, казалось бы, не направленные на кого-либо, совершенно точно были адресованы Цзян Чену. В данный момент у Цзян Чена совершенно отсутствовал интерес к словесным перепалкам с этим скучным человеком. Он передал свой экзаменационный значок проверяющему. Проверяющий посмотрел и сказал, “Седьмая арена, экзамен начнется через час”. “Цзян Чен, Хун Тяньтун сказал верно. Наследие семейного клана и личное развитие все ещё имеют значение. Из каких закоулков, деревень и болот вы отыскали своих личных гвардейцев? Они выглядят неуклюжими, как на них ни смотри. Можно ли на них положиться в важных ситуациях, и будут ли они надежными воинами страны?” Лонг Инье отличается от Хун Тяньтуна. Он никогда не вел закулисных дел против тех, кого хотел вызвать или подавить, всегда действуя прямо. “Хаха, немного грубо сравнивать их с уродливыми ростками, которые неправильно растут, но брат Цзян Чен, найденные тобой люди действительно такие неотесанные? О, этот человек выглядит знакомо. А это не тот парень, который внук королевского наставника Го? Если я правильно помню, его отец всем известный в столице дезертир”. Хун Тяньтун стремился сильнее задеть Цзян Чена, заметив, что Лонг Инье также принял в этом участие. “Хун Тяньтун, правильно ли я тебя понял? Ты провоцируешь меня?” Цзян Чен слегка улыбнулся. Чувствуя поддержку Лонг Инье, Хун Тяньтун гордо выпятил свою грудь, “Если ты действительно так думаешь, то так тому и быть! Я не могу принять таких выскочек как ты. Люди ведут свои дела относительно их положению, а какое право имеет семья Цзян на конкуренцию за позицию Герцога 1 ранга?” Обычные привычки – трубить о своей квалификации и везде твердить о своем положении. Таковыми были так называемые «дворяне». Однако Цзян Чен никогда не играл по чьим-то правилам. Он бросил косой взгляд на Хун Тяньхуна, “Какой смысл от этой болтовни? Ты свысока смотришь на моих личных гвардейцев? Все очень просто - вызови своих восьмерых личных гвардейцев и давай посоревнуемся. Еще час до экзамена, чего стоять и попусту голосить? Почему бы не развлечь всех, ты так не думаешь?” Как мог Цзян Чен не видеть горящих глаз Го Цзиня. Оценка “дезертир” Хун Тяньтуна глубоко засела в Го Цзине. Как господин, Цзян Чен, естественно, должен защитить достоинство своих подчиненных. “Состязание?” Глаза Лонг Инье заблестели, когда он посмотрел на Хун Тяньтуна, “Тяньтун, в конце концов, твое герцогство Птицы Вермиллиона - одно из четырех великих герцогств. Ты боишься герцога более низкого ранга?” Со своей осторожностью Хун Тяньтун внимательно все обдумал. Из его восьми личных гвардейцев один был на восьмом меридиане истинной Ци, трое на седьмом меридиане истинной Ци и оставшиеся четверо на пике шестого меридиана истинной Ци. Их сила, несомненно, была хуже в сравнении с личными гвардейцами Лонг Инье, но с другими наследниками великих герцогств он определенно будет на равных. Цзян Чен - простой герцог второго ранга, выходец с территории Цзян Хань. Скольких молодых гениев он мог бы нанять? Цзян Чен не мог сопротивляться в соревновании между личными гвардейцами, почему Хун Тяньтун должен бояться его? Как бы Хун Тяньтун ни пытался подсчитать свои шансы, он чувствовал, что у него гарантия безоговорочного успеха. В конце концов, после одного лишь взгляда на них, ни один из солдат Цзян Чена не выделился. Одного его бойца на восьмом меридиане истинной Ци должно было быть достаточно, чтобы растоптать трех или четырех бойцов на шести меридианах истинной Ци. У него также есть трое на седьмом меридиане, и они также не уступают ему. Пребывая в раздумьях, Хун Тяньтун, вдруг зловеще улыбнулся. “Можно провести соревнование, но экзамен вскоре начнется. Что если произойдет несчастье?” Лонг Инье нетерпеливо заговорил: “У кулаков и ног нет глаз, если что-либо неприятное действительно произойдет, тогда ты должен будешь признать, что ты неудачник. Разве ты не согласен с этим, Цзян Чен?” Все же Лонг Инье нахально жестокий и у него злонамеренные мысли. Он с сарказмом вынуждал Цзян Чена действовать. Цзян Чен внутренне чувствовал, что все это забавно, но внешне он сердито заговорил: “Признать, что я неудачник? Вы, парни, просто хотите, чтобы мое герцогство Цзян Хань опозорилось, а я провалил экзамен”. Лонг Инье засмеялся, “Цзян Чен, нет ничего серьезного в признании поражения, если ты боишься провалить экзамен. В конце концов, это соревнование полностью добровольно и в нем никого не принуждают”. “Отступают лишь трусы”. Внезапно высказался Янь Имин. Цзян Чен засмеялся, “Хун Тяньтун, они сталкивают нас друг с другом, что скажешь?” Хун Тяньтун подумал, что Цзян Чен изменил свои планы. Улыбнувшись, он загордился ещё больше, “Как мое герцогство Птицы Вермиллиона может быть столь разочаровывающим, что остановится на полпути? Так как людям это интересно, то давайте устроим соревнование!” “Устроим соревнование?” Спросил Цзян Чен, подыгрывая Хун Тяньтуну. “Соревнование!” Хун Тяньтун говорил с героическим запалом, украдкой взглянув на Лонг Цзюйсю. Ему показалось, что голова Лонг Цзюйсю слегка наклонилась, словно одобряя его действия. Из-за этого боевой дух Хун Тяньтуна взлетел еще выше. “У нас есть больше часа. Все разойдитесь. Наследники герцогств Птицы Вермиллиона и Цзян Хань будут вызывать своих личных гвардейцев для демонстрации силы на всеобщее развлечение”. Слова Лонг Инье возымели эффект, очистив место. Окружающие люди отошли подальше, освободив большой участок земли. “Что вы все делаете? Испытание Скрытого Дракона – это вам не детские игры!” В это же время появилась Принцесса Гоу Юй с грозным видом. С одиннадцатью меридианами истинной Ци, принцесса Гоу Юй, несомненно, являлась элитой королевства. Ее появление немедленно усложнило и так тяжелую атмосферу. Хун Тяньтун изначально был столь высокомерно властный и полный боевого духа, но сейчас неосознанно спрятался за Лонг Инье, надеясь, что присутствие Лонг Инье потушит гнев принцессы Гоу Юй.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава