X
X
Глава - 81: Закон джунглей в Катакомбах
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Шум ругани начал раздаваться, когда всё больше и больше удручённых наследников собралось вместе. – Всем успокоиться! Тишина! Наследники Белого Тигра и Чёрной Черепахи здесь. Они наследники четырёх великих герцогов и наши предводители. Мы должны выработать план противодействия семейству Лонг, которое манипулирует состязанием. В противном случае, когда мы уйдем отсюда через месяц, то все лишимся наших герцогств. – Да, мы должны объединить усилия и не позволить им делать то, чего они так хотят. – Действительно! Мы не желаем создавать группировки, но пусть не вынуждают нас брести безнадёжно по дороге несчастья! Наследник Белого Тигра, Бай Чжаньюнь, и наследник Чёрной Черепахи, И Тиачу, были избраны в качестве представителей. – Вы все, слушайте! Хотя я один из наследников четырёх великих герцогств, я всё же думаю, каждый понимает: будущее положение герцогов в королевстве, вне всяких сомнений, изменится благодаря одному человеку. Бай Чжаньюнь заговорил громко, остановив свой взор на Цзян Чене. Цзян Чен? – Братец Цзян Чен, я, Бай Чжаньюнь, уступлю лишь только тебе. Бай Чжаньюн несколько раз терпел поражение перед Цзян Ченом, однако безропотно подчинялся такому ходу вещей. – Брат Цзян Чен, я, И Тиачу, тоже уступаю тебе. Наследник Черной Черепаши, И Тиачу, тоже кивнул. – Брат Цзян Чен, ты решительно подавил наследников Парящего Дракона в своей борьбе за титул герцога первого ранга. Мы тоже уступаем тебе и просим тебя, дай нам какие-либо напутствия. Цзян Чен был таким человеком, которого можно было убедить доводом, но не силой. – Все, слушайте! Я, Цзян Чен, не тот, кто отдает приказы. Однако я предполагаю, что синекрылые птицы-мечи должны располагаться в пределах третьего уровня. Даже прибегая ко всем своим ухищрениям, брат и сестра Лонг не решатся отправиться на четвёртый уровень. Поэтому, хотят они того или нет, финальная битва, несомненно, произойдет на третьем уровне. Избранная вами стратегия верна. В настоящий момент то единственное, что я могу вам предложить – это охотиться в заранее сформированных командах. Передвижение в одиночку сделает вас уязвимыми на третьем уровне. Ничего более сказать Цзян Чен не мог. – Брат Цзян Чен, неужели мы до сих пор можем надеяться завершить миссию? Цзян Чен слегка улыбнулся: – Я могу лишь сказать, что с вами пребудет крупица надежды, если вы сформируете команду. Однако если у каждого из вас на уме будут частные эгоистичные мотивы, я едва ли смогу сказать и это. – Верно, сформировать, сформировать команды! – Я хочу создать команду, кто желает присоединиться? – Брат Цзян Чен, не желаешь ли ты сформировать команду с нами? – Если вы не хотите, чтобы семейство Лонг затаило злобу на вас, или не желаете оказаться в беде, то вам лучше держаться от меня подальше. Цзян Чен говорил правду. Отпрыски семьи Лонг сделали уже предостаточно, и он бы ни за что не поверил тому, что нет ни единого намёка на зловещий заговор против него в этом предприятии. С другой стороны, разумеется, Цзян Чен всегда предпочитал передвигаться в одиночестве. Естественно, он не хотел ошиваться рядом с другими наследниками. Завершив свою речь, Цзян Чен оттолкнулся обеими ногами и растворился в темноте. Неважно, какой зловещий заговор затевали брат и сестра Лонг, Цзян Чен всё равно решил справляться с надвигающимися событиями, используя один фундаментальный принцип. Перво-наперво он хотел завершить миссию, прежде чем переходить к другим делам. Как следует распланировав все, Цзян Чен направился к самому центру третьего уровня. Преодолев 15-20 километров, Цзян Чен неожиданно остановился, и его нос дрогнул несколько раз. Цзян Чен почувствовал знакомую ауру. «Что это за аура?» Он осторожно втянул носом воздух, но ничего не уловил. В этот момент, зрачки Цзян Чена резко сузились, а его «Божий Глаз» вдруг испустил луч концентрированного света. Он охватил небольшую кучку камней и стаю птиц–мечей. Во главе стаи было три или четыре птицы, и лбы их источали лёгкий серебристый свет. «Сереброкрылые птицы-мечи?» Цзян Чен отбросил прочь все ненужные мысли и максимально повысил свою скорость, рванув в сторону птичьей стаи. Это был первый раз, когда он увидел стаю птиц-мечей с тех самых пор, как оказался в Безграничных Катакомбах. В стае было примерно сорок или пятьдесят птиц, причём четыре из них, чьи головы испускали серебристое свечение, летели впереди. Изначально они летели в другую сторону, но неожиданно развернулись и направились к Цзян Чену. Когда Цзян Чен приблизился, несколько фигур вылетели из угла, находящегося прямо напротив него. Они разбежались в нескольких направлениях, преграждая путь стае птиц. – Не позвольте этой большой мишени улизнуть прямо из-под нашего носа! Вперёд! Три появившиеся фигуры бросились в атаку на птиц-мечей. Как мог Цзян Чен позволить такому удобному случаю пройти мимо него? Его тело подлетело, устремляясь вверх и разрезая безымянным клинком воздух! Это выглядело так, словно огромные моря отхлынули прочь, словно Млечный Путь перевернулся вверх дном! Вторая форма «Рассекающего Потока Безбрежного Океана» – Крушитель Волн! Могучая аура клинка превратилась в буйные валы и жуткие волны, поглощавшие невероятное количество птиц-мечей. Цзян Чен протянул руку и лёгким движением схватил две серебряные жемчужины, немедленно оказавшиеся у него на ладони. Он вновь взмахнул своими рукавами, и добыл ещё девять жемчужин духа, бросив их в свой мешок. Три остальных человека тоже разделяли жемчужины духа на максимальной скорости. – Цзян Чен, ты наживаешься на чужих заслугах! Мы без устали поджидали стаю птиц-мечей, подгоняя её сюда, а теперь ты пожинаешь самые крупные плоды! Один из наследников не горел желанием смириться с подобным раскладом дел. Хотя двое остальных не произнесли ни звука, они взирали на Цзян Чена как тигры на добычу. Цзян Чен и в самом деле получил наибольшую выгоду. Две серебряных и девять зелёных жемчужин духа… Это было равносильно 29 духовных жемчужине, полученных в одночасье! Добавьте 29 к 57 зелёным жемчужинам, добытым им ранее, и вот уже получается 86. Теперь всего лишь 14 жемчужин отделяли Цзян Чена от завершения миссии. – Хах! Не вступи я в бой, пребывала ли тогда бы с вами уверенность в том, что вы поймаете здесь эту стаю птиц? Цзян Чен холодно усмехнулся и встал на ноги, собираясь уходить. Не вступи он в битву, весьма вероятно, что подавляющему большинству птиц удалось бы скрыться. В конце концов, их скорость была весьма высокой, да и к тому же они пребывали во тьме. Эти трое смогли лишь встать с трёх сторон, в то время как стая птиц–мечей неслась строго по направлению к Цзян Чену. Не вступи в битву Цзян Чен, наследники смогли бы схватить лишь несколько птиц-мечей. В конце концов, они получили больше благодаря действиям Цзян Чена. – Цзян Чен, оставь серебряные духовные жемчужины, возьми лишь зелёные. – Да, мы позволим тебе взять немного, но не будь столь жадным! – Это всё наш выигрыш. – Подойдите и возьмите, если сможете. Цзян Чен не хотел продолжать пустую болтовню и растворился в кромешной тьме. В планы Цзян Чена не входило выяснять отношения с группой юнцов, которые не обладали ни малейшим представлением о благодарности. Благодаря скорости Цзян Чена, эти трое никак не могли остановить его, если он захочет уйти. В отдалённом уголке третьего уровня встретились четыре фигуры. Один из них скрипучим голосом спросил: «Есть ли известия о Цзян Чене?» – Босс, этот малец очень ловко скрывался, но в последние два дня он всё же выдал себя. Вместе с содействием брата и сестры Лонг, все идет по плану. – Интересно, сколько смог собрать этот малец? – По данным разведки двухдневной давности, этот малец собрал примерно половину необходимых зелёных духовных жемчужин. – Половину? Такое чувство, что у этого ребёнка есть определенные способности, позволяющие ему собрать столько зеленых духовных жемчужин в таких условиях. Кажется, была причина тому, что Герцог Парящего Дракона заплатил нам двойную цену. – Хах, конечно же, у него была на то причина! Иначе, с учётом текущей силы отпрысков семейства Лонг, нуждались бы они в нас? – Хм… Если малец соберет достаточное количество духовных жемчужин перед достижением данного места, то в наш план придется внести изменения. – Пожалуй, его стоит изменить. В любом случае, у нас есть другие планы. – Номер три, ты, будучи более умным, отправишься в путь. Поскольку малец не объявится в этой зоне, тебе придется заманить его сюда. Действуй согласно нашему плану. – Слушаюсь! – Номер два, номер четыре, готовьтесь! Раз мы хотим действовать, то действовать надо уверенно. Убедитесь, что малец не предпримет ни малейшие меры предосторожности. – Не волнуйтесь, будем ли мы, четыре брата, достойны репутации Скрытой Руки, если не сможем избавиться от ничего не подозревающего Цзян Чена, плетя интриги и устраивая ловушки для него? Когда Цзян Чен начал углубляться в третий уровень, он действительно стал находить больше птиц-мечей. «Кажется, я смогу собрать достаточно зелёных духовных жемчужин без необходимости подходить к самому краю третьего уровня». Цзян Чен сделал расчёт и понял, что, сохраняя свой нынешний темп, он сумеет завершить свою миссию во второй половине дня. Пока Цзян Чен пребывал в раздумьях, одно его веко дёрнулось, посылая знак тревоги. - Кто это? Выходи! Что же ты прячешься?! Цзян Чен направил свой «Божий Глаз» в темноту и увидел наследника, выбежавшего из-за кучи разрушенных камней. – Брат Цзян Чен, это действительно ты? Глаза наследника засияли удивлением и счастьем, когда тот увидел Цзян Чена. – Ты? Этот человек казался Цзян Чену знакомым, но он не мог вспомнить его имя. – Я – Оуян Пин, из герцогства Преследователей Солнца. Брат Цзян Чен, я искал тебя по всему уровню. Толстячок Сюань и Хуцю Юэ сформировали команду из наследников и столкнулись с другими наследниками. Они потерпели неудачу. Я дружу с Толстячком Сюанем, но моей силы было недостаточно, чтобы помочь ему и его команде, поэтому я лихорадочно и искал тебя. Среди своих воспоминаний Цзян Чен и в самом деле обнаружил, что Оуян Пин действительно дружил с Толстячком Сюанем. – Где они? Веди меня! Толстячок Сюань и Хуцю Юэ были единственными лучшими друзьями Цзян Чена. Он не мог просто сидеть сложа руки и пропускать мимо ушей всё, что было связано с ними. Но в то же время, Цзян Чен чувствовал что-то странное в сложившейся ситуации. Вместе с силой Хуцю Юэ, кто еще мог угрожать ему, кроме наследников четырех великих герцогов? «Могли ли это быть наследники четырёх великих герцогов?» Следуя за Оуян Пином, Цзян Чен более не задавал никаких вопросов своему спутнику. Для этого Оуян Пина прийти к нему, Цзян Чену, с просьбой о помощи, уже было немалым подвигом. Примерно через пятнадцать минут они прошли мимо болотистой местности, спереди поросшей репейником и шипами. – Они сразу за этой территорией с шипами и репейником. Цзян Чен кивнул. – Веди. Преодолев эту растительность, они очутились на обширном лугу. Вокруг находились жуткие блестящие, скользкие и мокрые каменные стены. Странной формы зубчатые скалы зловеще возвышались впереди. – Брат Цзян Чен, мы почти на месте. Цзян Чен кивнул и вдруг задал вопрос: – Оуян Пин, сколько меридиан истинной Ци у тебя сейчас? – Эх, мои дела не так хороши. Я сейчас лишь на шестом меридиане истинной Ци, примерно как и Толстячок Сюань. – Оу. Цзян Чен о чём-то подумал и кивнул. – Братец Цзян Чен, наконец-то ты пришел. Цзян Чен пошёл вслед за голосом и наткнулся на Толстячка Сюаня, выглядящего подавленно и сидевшего, облокотившись на скалу. Его лицо было бледным, а дыхание тяжелым. Казалось, что он получил ранения. Хуцю Юэ тоже пребывал не в самом лучшем состоянии. Он сидел рядом с Толстячком Сюанем, скрестив ноги, и проявил толику радости, заметив Цзян Чена. – Толстячок, что происходит? Цзян Чен нахмурился. – Ты ранен? Толстый Сюань уныло выругался. – Это всё Янь Имин и эти выродки. Чёрт подери, он притеснил нас, имея численное преимущество. Хорошо, что я, толстячок, имею крепкую кожу и плоть. – Ты серьёзно ранен? Цзян Чен вытащил две Пилюли Небесной Кармы. – Есть несколько внутренних повреждений. Хорошо, что я прорвался к шести меридианам истинной Ци, иначе я вряд ли бы выдержал всё это. – Пожаловался Толстячок. Цзян Чен слегка повел рукой в воздухе и щелкнул пальцами, отправив две таблетки им. – Это новейшая лечебная панацея, созданная Залом Исцеления. – Братец Чен лучше всех! Толстячок Сюань расплылся в улыбке.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава