Глава - 84: Загнанный в угол?
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Цзян Чен, должен признать, что ты гений! В темноте хриплый и зловещий голос капитана прозвучал вновь. Его тон был спокоен и равнодушен, будто его товарищи являлись муравьями, на которых наступили, не вызвав никаких эмоций у него. - Ты убил троих мастеров истинной Ци, пускай и с помощью хитрости. Должен признать, что недооценил тебя. Однако ты был ранен дважды и сейчас подобен стреле, полет которой близится в концу. Эти катакомбы станут твоей могилой. Клянусь именем Скрытой Руки, я буду пытать тебя медленно, а затем убью, позволив вкусить отчаяния перед смертью! - Убьешь меня? Голос Цзян Чена тоже равнодушно прозвучал во мраке. - Недавно вас было четверо, но вы все равно не преуспели. С чего ты взял, что убьешь меня в одиночку? - Четверо? В одиночку? Капитан ухмыльнулся. - Ты думаешь, что я в игры с тобой играю? Порой для убийства хватает и одного, остальные лишь будут мешать. - Остряк, что ли? Прости, но я не в настроении болтать! Цзян Чен вновь поднял ногу во время разговора. Используя могущественную интуицию «Каменного Сердца», он уже предположил, что лук противника снова нацелился на его местоположение. Хорошо, что здесь имелись бесчисленные скалы разной формы и неровные стены, а так же выступающие камни, мешающие передвижению. Однако струны сердца Цзян Чена не расслаблялись. Давление со стороны мастера 11 меридианов истинной Ци было подобно острому лезвию, нависшему над его головой, которое могло упасть в любой момент и прикончить его. Он не мог расслабиться, в особенности из-за того, что его раны все еще не полностью зажили. Снова раздался звук спущенной тетивы. Цзян Чен автоматически шагнул, но затем остановился. Инстинкты «Каменного Сердца» не заметили следы великой силы, движущейся в его сторону. «Нет стрелы? Он лишь спустил тетиву, без стрелы?» — Промелькнуло в разуме Цзян Чена. Вновь прозвучал звук тетивы. Цзян Чен оставался недвижим подобно горе, используя Каменное Сердце на максимум. Любые малейшие изменения не могли скрыться от его рефлексов. Цзян Чен вспомнил поговорку «Пуганая ворона и куста боится». «Он считает меня пуганой вороной? Лишь натягивает тетиву, но не стреляет, дабы пощекотать мне нервы и вынудить растрачивать силы попусту?» Цзян Чен внезапно понял кое-что и холодно ухмыльнулся уголками рта. «Если бы я не развивал «Каменное Сердце», а моя сила духа не была бы такой стойкой, то я бы купился на эту маленькую уловку». Вдруг прозвучало сразу несколько последовательных звуков. В этот раз Цзян Чен пришел в движение. В этот раз среди звуков спускаемой тетивы была смесь правды и обмана. Два были ложными, а тот, что посередине, выпустил стрелу! Правда или ложь, правда и ложь. Стоило признать, что у капитана имелось хорошее представление о том, как нужно воздействовать на психику человека, а так же глубокие познания в охоте и убийстве. Какая жалость, что его целью был Цзян Чен – противник с невероятно крепкими нервами. Каменная стена была стерта в пыль ударом этой стрелы. «Поток истинной Ци, взрыв истинной Ци! Он действительно мастер 11 меридиан истинной Ци!» Цзян Чен был ошеломлен силой этой стрелы. Ему пришлось признать, что этот противник был силен. Даже если бы он не был ранен, при встрече с таким противником в бою ему пришлось бы дать деру. Хорошо, что пути в Безграничных Катакомбах ведут во все стороны, и это был подземный мир без конца и края. «С моей силой убить этого человека будет чрезвычайно тяжело, если не невозможно. Он профессиональный убийца, и у него есть предостаточно времени для игр со мной. У меня же есть задание. Хоть мне осталось всего несколько зеленых духовных жемчужин, но уже прошла почти половина месяца. Если он замедлит меня, то невыполнение задания обернется катастрофой». Хоть Цзян Чен ненавидел этого человека до мозга костей, но его здравомыслие говорило ему, что он лишь потеряет зря время и силы. Вокруг повсюду были опасности, и он вряд ли добьется каких-либо успехов. Из 36 стратагем наилучшим способом сражения было отступление и планирование следующей атаки. «Этого человека довольно тяжело сбросить с хвоста. Ландшафт третьего уровня опасен своей обрывистостью, но здесь легче спрятаться. На 1-2 уровнях ландшафт становится проще, и там будет еще труднее избавиться от него». Цзян Чен предстал перед дилеммой. Если он останется и не сможет убить противника, то сам станет его добычей. Сбежать? Из-за навыков этого убийцы Цзян Чену будет тяжело скрыться от него, так как тот уже обнаружил его. Кроме того, ему все еще нужно было собрать несколько духовных жемчужин, а это будет очень тяжело в данной ситуации. Спустя два дня, Цзян Чен прятался в тени стены, а его дыхание было слегка прерывистым. Двухдневная погоня вынудила его потратить много сил. Этот противник был силен и не давал Цзян Чену покоя. За эти два дня Цзян Чен использовал множество уловок и думал о многих стратегиях. Однако этот человек был подобен призраку, вечно преследующим его на расстоянии, которое было недостаточно далеко и недостаточно близко. Цзян Чен пытался контратаковать, но его атаки всегда были недостаточно быстрыми. Противник был хитер и точен, всегда останавливая Цзян Чена. В плане скорости он не был быстрее Цзян Чена, но и не медленнее. Он не мог скрыться от него, не мог убежать, не мог замаскировать свою внешность. Цзян Чен подозревал, что у его противника имелся особый метод слежения за ним. Он не мог сбросить его с хвоста и не мог победить в бою. Спустя два дня, Цзян Чен чувствовал легкую усталость. Хорошо, что он заготовил множество эликсиров, противоречащих законам природы. Пилюля Небесной Кармы позволяла ему восстанавливать 70-80% своих ранений. Пилюля Безбрежного Океана уменьшала требуемое время на восстановление потраченной истинной Ци. С помощью этой медицины Цзян Чен все еще не был побежден. - Цзян Чен, каково это, находиться в постоянной тревоге? Вновь раздался хриплый голос, будто принадлежащий призраку или нечистой силе. - Кто бы мог подумать, что ты сможешь продержаться так долго. Я уважаю тебя и восхищен тобою. Ты делаешь эту охоту еще интереснее, однако сегодня она закончится. Капитан не забывал атаковать свою жертву в любой удобный момент. В его глазах, жертва, которая постоянно находится под давлением страха, ничем не отличается от пуганой вороны. Деморализовать врага, уничтожить волю к битве, пока жертва не сломается и не будет замучена до смерти. Сердце Цзян Чена было подобно камню. Хоть обстоятельства складывались не в его пользу, но эти неблагоприятные обстоятельства лишь делали его еще отважнее. - Ты убийца, но рот у тебя как помело. Выходи и убей меня, если ты так уверен в этом. В противном случае, мы так и будем коротать время в Безграничных Катакомбах, посмотрим, кто дольше продержится. Цзян Чен больше не скрывался. Он не боялся выстрела из лука до тех пор, пока придерживался определенной дистанции. В конце концов, их навыки были уже обоим знакомы после нескольких дней преследования. - Продержится дольше? Как ты можешь позволить себе коротать время со мной? Осталось не так много времени от месячного срока, ты можешь позволить это себе? Капитан убийц рассмеялся. - Месяц? Разве ты не сказал, что все закончится сегодня? Ты сам себе противоречишь? — Ухмыльнулся Цзян Чен. - У тебя острый язык! Раздался хриплый и злорадный смех. - Однако ты, должно быть, не знаешь, что уже пришел на место своего погребения? Мысли Цзян Чена ускорились. Интуиция говорила ему, что в словах противника есть доля правды. Внезапно Цзян Чен помрачнел. Ухо Зефира уловило что-то. С запада и востока были слышны приближающиеся шаги. И за этими шагами скрывалась ужасающая сила, не уступающая мастерам истинной Ци. Чувство, которое становилось все более знакомым. «Это они!» Цзян Чен слегка встревожился. Он не видел этих двоих с самого входа в Безграничные Катакомбы. И сейчас они наконец-то показали себя? Лун Инье, Лун Цзюй Сюэ! Двое наследников Герцога Парящего Дракона! - Цзян Чен, кажется, ты попал в беду. — Прозвучал голос Лун Инье в сотне метров на восток. - Цзян Чен, я дала тебе шанс в тот день в столице. Тон Лун Цзюй Сюэ был высокомерным. - Ты не воспользовался им и решил стать моим врагом. - Мы сокрушим тебя, ибо ты пошел против нашего герцогства Парящего Дракона. Цзян Чен, прими свою смерть! Брат и сестра Лун вторили друг другу, циркулируя свою истинную Ци с будоражащей скоростью. Они оба являлись мастерами истинной Ци! - Брат и сестра Лун, три моих напарника были убиты Цзян Ченом. Я решил удвоить цену. — Произнес капитан убийц ленивым голосом. Тон Лун Инье был холоден. - Сюэ Ша, знай предел своим желаниям, цена и без того удвоенная! - Да, вы обещали мне удвоенную, но жизни моих товарищей потеряны, и я требую компенсации. — Продолжил говорить капитан все таким же спокойным голосом, который был подобен легкому бризу. - Ты пытаешься разорвать контракт? — Понизил голос Лун Инье. - Решение остается за вами. Вы можете принять или отказать, а я могу бросить работу. Не то что бы я восхвалял способности Цзян Чена, но как только я покину это место, он сразу же сбежит как амурский вьюн. Вы не имеете ни малейшего понятия, сколько сил я потратил за последние 3 дня только чтобы загнать его в угол! (П/П: Амурский вьюн - длинная змееподобная рыбка. Является родным обитателем таких регионов, как Сибирь, о-в Сахалин, Корея, Япония, Китай, северный Вьетнам и, возможно, Лаос) Лун Инье и Лун Цзюй Сюэ переглянулись, и Лун Цзюй Сюэ, наконец, кивнула. - Ладно, мы снова удвоим цену, но даже не думай отлынивать от работы! - Отлынивать? Разве я выгляжу как обманщик? С этими словами, он натянул тетиву и отправил стрелу в полет подобно метеору в сторону, где прятался Цзян Чен. - Цзян Чен, умри! - Убить его! Лун Инье и Лун Цзюй Сюэ работали вместе и ударили по нему с обеих сторон. Мастерство навыков эксперта проявляется тогда, когда он делает свой ход. На палаше Лун Инье тускло засветились руны, излучая темно-золотой свет, кажущийся крайне зловещим. Лон Цзюй Сюэ обладала коротким мечом, сверкающим сине-зеленым светом. Поверхность меча была охвачена сине-зеленым потоком воздуха, образуя форму Луань-няо. (П/П: Луань-няо - чудесная птица в древнекитайской мифологии, которую можно спутать с фениксом или жар-птицей. Ее оперение имеет сине-зеленый цвет, что в данном контексте важно, поэтому я не стал повторять за анлейтером и совать в перевод ебучего лазурного феникса. Если вам интересны подробности, то википедия вам в помощь) Когда капитан убийц увидел это, то прошипел: - Духовное оружие! У вас есть два духовных оружия! Цзян Чен тоже кое-что вспомнил, услышав эти слова, и его лицо слегка помрачнело. Эти брат и сестра Лун обладают духовным оружием! В мгновение ока, палаш Лун Инье уже начал рассекать воздух. Золотые руны на этом мече начали увеличиваться и кружиться, образуя золотое свечение, похожее на золотого дракона с пятью когтями, который находился на острие клинка и яростно атаковал сверху вниз. Меч Лун Цзюй Сюэ был охвачен сине-зеленым светом, придавая истинной Ци форму Луань-няо. Он сформировал искрящиеся лучи света, ударившие в уязвимые места живота и груди Цзян Чена. Враг с трех сторон. Спереди летела стрела с полной силой 11 меридиан истинной Ци! Слева и справа были новоявленные мастера истинной Ци и ужасающие удары духовного оружия! Безвыходное положение. Цзян Чен был загнан в угол в мгновение ока!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава