Глава - 91: Цзян Чен, Нисхождение Божественного Оружия
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Принцесса Гоу Юй чувствовала тревогу и ярость, покинув столицу с опустевшим разумом. Она считала, что подвела Цзян Чена, и вспоминала обо всех разговорах с ним. Впервые они встретились в императорском гареме, где Цзян Чен основательно прочел ей нотацию. Второй раз был в особняке Парящего Дракона, где Цзян Чен поругался с Садом Королевских Пилюль и Герцогом Парящего Дракона. Тогда она впервые увидела другую сторону Цзян Чена. После этого каждый их разговор заставлял принцессу Гоу Юй трепетать, удивляться и радоваться. Цзян Чен поделился с ней знаниями по поводу оков ее боевого дао и помог ей перейти на уровень мастеров 11 меридиан истинной Ци. Вместе с 20% акций Зала Исцеления и славой от подавления брата и сестры Лун на Испытаниях Скрытого Дракона… От начала и до конца, принцесса Гоу Юй не могла поверить, что подобный гений падет вот так. Она не поверит в это, пока не увидит его труп. Раз уж ее старший брат не будет защищать семью Цзян, значит ее действия для их защиты будут не на официальной основе, а на личной. У дверей особняка семьи Цзян командир Тянь Ду произнес: - Лун И, это разборки между вами, герцогами. Его Величество умывает руки, однако не переходи черту. Если ты потревожишь жителей или начнешь бесчинствовать в столице, то моя армия не станет сидеть сложа руки. Лун И злорадно ухмыльнулся. - Расслабьтесь, командир Тянь Ду, наша семья Лун всегда руководствовалась вескими причинами. Мы лишь хотим свести старые счеты с семьей Цзян и не будем втягивать в это дело других, особенно мирных жителей. - Так будет лучше. Командир Тянь Ду махнул рукой и ушел вместе со своей армией. Лун Инье улыбнулся. Что означало отступление армии Тянь Ду? Это означало, что Восточный Лу прогнулся и уступил! Это означало, что положение семьи Лун превзошло королевскую семью! - Слушайте внимательно, члены семьи Цзян. Ваш непослушный сын Цзян Чен атаковал из засады наследников герцогства Парящего Дракона в Безграничных Катакомбах и совершил величайшее преступление, оскорбив авторитет первого герцога. Сегодня мы пришли сюда ради карательной экспедиции по приказу герцога Парящего Дракона. Все слуги, последователи и стражи, желающие начать новую жизнь, должны принести нам головы членов семьи Цзян. Это ваш шанс отличиться, иначе наша армия никого не пощадит. Голос Лун И прозвучал подобно медному гонгу, обладая силой 11 меридиан истинной Ци и разлетевшись по всей территории семьи Цзян. Это было сделано с целью разделить слуг и хозяев, а так же в попытке разжечь междоусобицу! Однако Лун И недооценил единство семьи Цзян. Все люди внутри семьи Цзян имели на лицах яростные выражения и обладали решимостью сражаться до смерти. Даже новые последователи, которых нанял Цзян Чен, были полны решимости. Без лишних слов, они будут сражаться и умирать вместе с семьей Цзян. Лицо Цзян Фэна исказилось, ибо он знал, что вместе с отступлением армии Тянь Ду семья Цзян стала пешкой, от которой избавился Восточный Лу. - Если вы все уйдете сейчас, то я, Цзян Фэн, не буду корить вас. — Произнес Цзян Фэн, осмотревшись вокруг. Почти тысяча людей, готовых умереть, покачали головами. - Ваша светлость, какими людьми мы будем, если уйдем сейчас? (П/П: В оригинале вместо «Ваша светлость» используется слово «Маркиз»). Из глас Цзян Ин полились слезы. - Все эти годы вы заботились о нас, и сейчас пришел наш черед отплатить вам и умереть за вас. Цзян Ин внезапно обнажил свой меч. - Люди семьи Цзян могут пасть в бою, но не могут сдаться! - Пасть в бою, не сдаваться! Воодушевляющие голоса и праведный гнев раздались в округе с решимостью умереть, но не сдаться. - Ваша светлость, когда начнется битва, мы преградим дорогу врагам. Отступайте, когда появится удобный случай, и возвращайтесь на территорию Цзян Хань. Там, где есть жизнь, есть и надежда. — Тихим голосом произнес Цзян Ин. Цзян Фэн улыбнулся. - Я не буду поступаться честью ради спасения своей шкуры. - Ваша светлость, общая картина важнее! Цзян Фэн покачал головой и задумчивым взглядом посмотрел в сторону северо-востока. Безграничные Катакомбы были расположены там вместе с новостями о его сыне. Чен`ер, ты все еще жив? Если ты все еще жив, то мне не страшна смерть в бою. Если родословная семьи Цзян сохранится, то события сегодняшнего дня будут отмщены. Если ты мертв, а я буду жить с позором, то какой смысл в этом? - Семья Цзян может пасть в битве, но не сдаться. Взгляд Цзян Фэна стал невероятно решительным, и он героически воскликнул, взяв в руку свой палаш: - Лун И, иди сюда и сразись насмерть! Цзян Фэн недавно стал мастером истинной Ци, но с тех самых пор как Цзян Чен передал ему «Тайны Девяти Смеющихся Океанов», его развитие продвигалось с невообразимой скоростью, а его познания в боевом дао увеличилось более чем на 1 уровень. С точки зрения боевого дао или же опыта, в данный момент, Цзян Фэн был наравне с мастером 11 меридиан истинной Ци. Лун И протяжно взревел: - Хорошо, Цзян Фэн, я пролью твою кровь и отрублю тебе голову! Лун Инье тоже не оставался в стороне. - Всем приготовиться! Любой, кто захватит особняк Цзян Хань и принесет голову Цзян Фэна, будет вознагражден 10000 золотых! Тридцатитысячная армия взревела в унисон, а их голоса сотрясли облака. Битва должна была разгореться в любой момент. - Стоять! Фигура принцессы Гоу Юй появилась в этот решающий момент. - Лун Инье, от имени организатора Испытаний Скрытого Дракона, я приказываю тебе немедленно отозвать войска. - Отозвать войска? Лун Инье ухмыльнулся. - Принцесса Гоу Юй, не путайте Испытания Скрытого Дракона с разборками между герцогами. - Ты провозгласил, что Цзян Чен напал на тебя из засады во время испытаний. Как организатор испытаний, я имею право вмешаться. - Вы? Лун Инье холодно рассмеялся. - Даже Его Величество не обратил на это внимания. Ваше Высочество, вы ведь не думаете, что ваше вмешательство что-то изменит? Принцесса Гоу Юй держала меч в руках. Один человек с одним мечом стоял на каменной лестнице снаружи особняка семьи Цзян. Аура мастера 11 меридиан истинной Ци безоговорочно исходила от нее, а ее миндалевидные глаза осмотрели картину вокруг и устремились к приспешникам Герцога Парящего Дракона. - Вы все забыли, что находитесь в столице? Лун Инье не понимает этого, а что насчет вас? - Принцесса Гоу Юй, я напоминаю вам в последний раз, что это вражда между герцогами. Раз уж даже Его Величество умыл руки, то вы не можете вмешаться. Тон голоса Лун Инье становился все более наглым и деспотичным. - Мне как раз захотелось вмешаться сегодня. Несмотря на то, что она была женщиной, принцесса Гоу Юй являлась крайне упрямой. Ее голос звучал равнодушно и решительно. - Вам придется переступить через мой хладный труп, если вы желаете пойти против семьи Цзян. Лун Инье не ожидал, что даже после отступления Восточного Лу принцесса Гоу Юй все еще будет защищать семью Цзян с такой решимостью. - Принцесса Гоу Юй, семья Цзян достойна этого? Лун Инье не был взбешен и вместо этого улыбнулся. - Это не касается семьи Цзян, я делаю это ради спокойствия своей совести. Ее слова были пронизаны решительностью. - Раз уж так вышло, то прошу прощения за то, что произойдет дальше. Лун Инье не был снисходителен к представительницам прекрасного пола. - Армия, приготовиться! Кто бы ни встал у вас на пути – убить их! - Убить! Армия проревела в унисон. - Убить! В этот момент, когда великая армия собралась двинуться вперед, отдаленный голос прозвучал в воздухе. Он был внезапным, но эффектным, проходящим сквозь золото, раскалывающим камень и пронзающим небеса. Птичий крик послышался вместе с этим словом, и в этот момент… Золотая тень внезапно обрушилась вниз с облаков с молниеносной скоростью. Как только эта золотая тень нырнула вниз, прозвучал еще один пронзительный свист, вместе с которым поток света подобно метеору обрушился вниз с громким звуком. Наконечник стрелы с невероятной мощью полетел в сторону Лун Инье. Эта стрела была выпущена точно в Лун Инье, стоящего перед армией в 30000. - Осторожнее, юный герцог! Ничего не предвещало появление этой стрелы, будто бессмертные на небесах выстрелили этой стрелой сквозь облака. Лун И был первым, кто среагировал, но не успевал заблокировать стрелу своим оружием. Он в отчаянии оттолкнул Лун Инье. Стрела уже прилетела к тому времени и пронзила плечо Лун И, но не остановилась. Она прострелила ему плечо и полетела дальше, пронзив грудь наследника Янь Мэнь – Янь Имина, стоящего позади. Эта стрела была подобно вертелу, пронзив пятерых людей, прежде чем остановиться. Лун Инье был опрокинут и пребывал в затруднительном положении. Он собирался встать, но в этот момент из облаков прозвучало еще два свиста. Такая же стрела, такая же сила, такой же коварный угол наклона. В этот раз, эти стрелы прилетели слева и справа одновременно, не позволяя Лун Инье сбежать. - Защитить юного герцога! Лун И был крайне встревожен и прыгнул в сторону Лун Инье, но он был ранен в плечо и не успевал. Он бросился вперед и словил стрелу своей спиной. Другая стрела попала прямо в лоб Лун Инье, пронзив его шлем и вонзившись в череп. Могучая истинная Ци отбросила Лун Инье в толпу, учинив хаос в построении. - О нет, юный герцог! - Юного герцога пристрелили! Эта ужасающая картина ошеломила армию из 30000 людей. Они не успевали реагировать на происходящее. Пока они очухались, Лун Инье получил стрелу в лоб, и его состояние было неизвестным. Лун И был серьезно ранен в спину и плечо. - Смотрите на небо! Там в небе! Пронзительные и грозные птичьи крики раздавались в воздухе. Две золотые тени вылетели из облаков и кружились над особняком. - Это золотокрылые птицы-мечи! - Кто-то сидит на них, один выглядит как Цзян Чен! - А другой… Он выглядит знакомо, кто это? - Он похож на наследника Цзиньшань, Толстячка Сюаня! - Нет, этот человек вовсе не толстый, как он может быть им? Сидящий на спине птицы Толстячок Сюань был несоизмеримо доволен собой в этот момент. Он был наполнен безграничным энтузиазмом и чувствовал, будто его жизнь достигла вершины. Он собрал свою истинную Ци и крикнул: - Вы, бычьи демоны и змеиные духи, посмели атаковать особняк герцога средь бела дня! У вас совсем нет уважения к государственным законам? (П/П: 牛鬼蛇神 – один из вариантов перевода звучит как «бычий демон и змеиный дух», что в переносном значении обозначает: а) отвратительный, омерзительный, чудовище; б)низкий человек, дрянь) - Это действительно Толстячок Сюань. Некоторые из наследников, покорившихся Парящему Дракону, узнали голос Толстячка Сюаня. Цзян Чен держал лук в руке и направил его в сторону армии из 30000. Хоть это был лишь лук и стрела, но нацелившись на врага, они заставили их трепетать, будто наступил апокалипсис. Лидера армии можно заменить, и это не должно деморализовать обычных людей. Но люди в этой армии оказались лишены желания сражаться. Не было иных причин, кроме тех, что могучий Лун И был прострелен дважды, а высокомерный Лун Инье получил стрелу в лоб. Тот, кто спустился с неба, обладая могущественной аурой и заняв доминирующую позицию, был весьма устрашающим. Мир боевого дао являлся миром, где правит сила. Слабые уважали сильных, боялись сильных, и это было неизменной истиной. - Лун Инье – корень зла, атаковавший мой особняк Цзян Хань, и теперь он был казнен. Вы были обмануты им, и теперь вам решать – сражаться или уйти с миром, выжить или умереть. Это ваш выбор. Голос Цзян Чена наконец-то зазвучал со спины золотокрылой птицы-меча. Эта картина заставила сердце принцессы Гоу Юй затрепетать, она оцепенела. Эта картина, скорее всего, запомнится ей на всю жизнь. Это было нисхождение божественного оружия, которое спасло всех в критический момент. (П/П: Я не имею ни малейшего понятия, откуда анлейтер взял здесь «божественное оружие», когда в оригинале говорится о «небесном воинстве» или же «небесном воине») Это была легенда, передающаяся из уст в уста, но сейчас она была реальна и происходила в небе над особняком Цзян Хань!

Глава 91: Цзян Чен, Нисхождение Божественного Оружия

Принцесса Гоу Юй чувствовала тревогу и ярость, покинув столицу с опустевшим разумом.

Она считала, что подвела Цзян Чена, и вспоминала обо всех разговорах с ним.

Впервые они встретились в императорском гареме, где Цзян Чен основательно прочел ей нотацию.

Второй раз был в особняке Парящего Дракона, где Цзян Чен поругался с Садом Королевских Пилюль и Герцогом Парящего Дракона. Тогда она впервые увидела другую сторону Цзян Чена.

После этого каждый их разговор заставлял принцессу Гоу Юй трепетать, удивляться и радоваться.

Цзян Чен поделился с ней знаниями по поводу оков ее боевого дао и помог ей перейти на уровень мастеров 11 меридиан истинной Ци.

Вместе с 20% акций Зала Исцеления и славой от подавления брата и сестры Лун на Испытаниях Скрытого Дракона…

От начала и до конца, принцесса Гоу Юй не могла поверить, что подобный гений падет вот так.

Она не поверит в это, пока не увидит его труп.

Раз уж ее старший брат не будет защищать семью Цзян, значит ее действия для их защиты будут не на официальной основе, а на личной.

У дверей особняка семьи Цзян командир Тянь Ду произнес:

- Лун И, это разборки между вами, герцогами. Его Величество умывает руки, однако не переходи черту. Если ты потревожишь жителей или начнешь бесчинствовать в столице, то моя армия не станет сидеть сложа руки.

Лун И злорадно ухмыльнулся.

- Расслабьтесь, командир Тянь Ду, наша семья Лун всегда руководствовалась вескими причинами. Мы лишь хотим свести старые счеты с семьей Цзян и не будем втягивать в это дело других, особенно мирных жителей.

- Так будет лучше.

Командир Тянь Ду махнул рукой и ушел вместе со своей армией.

Лун Инье улыбнулся. Что означало отступление армии Тянь Ду? Это означало, что Восточный Лу прогнулся и уступил! Это означало, что положение семьи Лун превзошло королевскую семью!

- Слушайте внимательно, члены семьи Цзян. Ваш непослушный сын Цзян Чен атаковал из засады наследников герцогства Парящего Дракона в Безграничных Катакомбах и совершил величайшее преступление, оскорбив авторитет первого герцога. Сегодня мы пришли сюда ради карательной экспедиции по приказу герцога Парящего Дракона. Все слуги, последователи и стражи, желающие начать новую жизнь, должны принести нам головы членов семьи Цзян. Это ваш шанс отличиться, иначе наша армия никого не пощадит.

Голос Лун И прозвучал подобно медному гонгу, обладая силой 11 меридиан истинной Ци и разлетевшись по всей территории семьи Цзян.

Это было сделано с целью разделить слуг и хозяев, а так же в попытке разжечь междоусобицу!

Однако Лун И недооценил единство семьи Цзян. Все люди внутри семьи Цзян имели на лицах яростные выражения и обладали решимостью сражаться до смерти.

Даже новые последователи, которых нанял Цзян Чен, были полны решимости. Без лишних слов, они будут сражаться и умирать вместе с семьей Цзян.

Лицо Цзян Фэна исказилось, ибо он знал, что вместе с отступлением армии Тянь Ду семья Цзян стала пешкой, от которой избавился Восточный Лу.

- Если вы все уйдете сейчас, то я, Цзян Фэн, не буду корить вас. — Произнес Цзян Фэн, осмотревшись вокруг.

Почти тысяча людей, готовых умереть, покачали головами.

- Ваша светлость, какими людьми мы будем, если уйдем сейчас?

(П/П: В оригинале вместо «Ваша светлость» используется слово «Маркиз»).

Из глас Цзян Ин полились слезы.

- Все эти годы вы заботились о нас, и сейчас пришел наш черед отплатить вам и умереть за вас.

Цзян Ин внезапно обнажил свой меч.

- Люди семьи Цзян могут пасть в бою, но не могут сдаться!

- Пасть в бою, не сдаваться!

Воодушевляющие голоса и праведный гнев раздались в округе с решимостью умереть, но не сдаться.

- Ваша светлость, когда начнется битва, мы преградим дорогу врагам. Отступайте, когда появится удобный случай, и возвращайтесь на территорию Цзян Хань. Там, где есть жизнь, есть и надежда. — Тихим голосом произнес Цзян Ин.

Цзян Фэн улыбнулся.

- Я не буду поступаться честью ради спасения своей шкуры.

- Ваша светлость, общая картина важнее!

Цзян Фэн покачал головой и задумчивым взглядом посмотрел в сторону северо-востока. Безграничные Катакомбы были расположены там вместе с новостями о его сыне.

Чен`ер, ты все еще жив?

Если ты все еще жив, то мне не страшна смерть в бою. Если родословная семьи Цзян сохранится, то события сегодняшнего дня будут отмщены.

Если ты мертв, а я буду жить с позором, то какой смысл в этом?

- Семья Цзян может пасть в битве, но не сдаться.

Взгляд Цзян Фэна стал невероятно решительным, и он героически воскликнул, взяв в руку свой палаш:

- Лун И, иди сюда и сразись насмерть!

Цзян Фэн недавно стал мастером истинной Ци, но с тех самых пор как Цзян Чен передал ему «Тайны Девяти Смеющихся Океанов», его развитие продвигалось с невообразимой скоростью, а его познания в боевом дао увеличилось более чем на 1 уровень.

С точки зрения боевого дао или же опыта, в данный момент, Цзян Фэн был наравне с мастером 11 меридиан истинной Ци.

Лун И протяжно взревел:

- Хорошо, Цзян Фэн, я пролью твою кровь и отрублю тебе голову!

Лун Инье тоже не оставался в стороне.

- Всем приготовиться! Любой, кто захватит особняк Цзян Хань и принесет голову Цзян Фэна, будет вознагражден 10000 золотых!

Тридцатитысячная армия взревела в унисон, а их голоса сотрясли облака.

Битва должна была разгореться в любой момент.

- Стоять!

Фигура принцессы Гоу Юй появилась в этот решающий момент.

- Лун Инье, от имени организатора Испытаний Скрытого Дракона, я приказываю тебе немедленно отозвать войска.

- Отозвать войска?

Лун Инье ухмыльнулся.

- Принцесса Гоу Юй, не путайте Испытания Скрытого Дракона с разборками между герцогами.

- Ты провозгласил, что Цзян Чен напал на тебя из засады во время испытаний. Как организатор испытаний, я имею право вмешаться.

- Вы?

Лун Инье холодно рассмеялся.

- Даже Его Величество не обратил на это внимания. Ваше Высочество, вы ведь не думаете, что ваше вмешательство что-то изменит?

Принцесса Гоу Юй держала меч в руках. Один человек с одним мечом стоял на каменной лестнице снаружи особняка семьи Цзян.

Аура мастера 11 меридиан истинной Ци безоговорочно исходила от нее, а ее миндалевидные глаза осмотрели картину вокруг и устремились к приспешникам Герцога Парящего Дракона.

- Вы все забыли, что находитесь в столице? Лун Инье не понимает этого, а что насчет вас?

- Принцесса Гоу Юй, я напоминаю вам в последний раз, что это вражда между герцогами. Раз уж даже Его Величество умыл руки, то вы не можете вмешаться.

Тон голоса Лун Инье становился все более наглым и деспотичным.

- Мне как раз захотелось вмешаться сегодня.

Несмотря на то, что она была женщиной, принцесса Гоу Юй являлась крайне упрямой. Ее голос звучал равнодушно и решительно.

- Вам придется переступить через мой хладный труп, если вы желаете пойти против семьи Цзян.

Лун Инье не ожидал, что даже после отступления Восточного Лу принцесса Гоу Юй все еще будет защищать семью Цзян с такой решимостью.

- Принцесса Гоу Юй, семья Цзян достойна этого?

Лун Инье не был взбешен и вместо этого улыбнулся.

- Это не касается семьи Цзян, я делаю это ради спокойствия своей совести.

Ее слова были пронизаны решительностью.

- Раз уж так вышло, то прошу прощения за то, что произойдет дальше.

Лун Инье не был снисходителен к представительницам прекрасного пола.

- Армия, приготовиться! Кто бы ни встал у вас на пути – убить их!

- Убить!

Армия проревела в унисон.

- Убить!

В этот момент, когда великая армия собралась двинуться вперед, отдаленный голос прозвучал в воздухе. Он был внезапным, но эффектным, проходящим сквозь золото, раскалывающим камень и пронзающим небеса.

Птичий крик послышался вместе с этим словом, и в этот момент…

Золотая тень внезапно обрушилась вниз с облаков с молниеносной скоростью.

Как только эта золотая тень нырнула вниз, прозвучал еще один пронзительный свист, вместе с которым поток света подобно метеору обрушился вниз с громким звуком.

Наконечник стрелы с невероятной мощью полетел в сторону Лун Инье.

Эта стрела была выпущена точно в Лун Инье, стоящего перед армией в 30000.

- Осторожнее, юный герцог!

Ничего не предвещало появление этой стрелы, будто бессмертные на небесах выстрелили этой стрелой сквозь облака.

Лун И был первым, кто среагировал, но не успевал заблокировать стрелу своим оружием. Он в отчаянии оттолкнул Лун Инье.

Стрела уже прилетела к тому времени и пронзила плечо Лун И, но не остановилась. Она прострелила ему плечо и полетела дальше, пронзив грудь наследника Янь Мэнь – Янь Имина, стоящего позади.

Эта стрела была подобно вертелу, пронзив пятерых людей, прежде чем остановиться.

Лун Инье был опрокинут и пребывал в затруднительном положении. Он собирался встать, но в этот момент из облаков прозвучало еще два свиста.

Такая же стрела, такая же сила, такой же коварный угол наклона.

В этот раз, эти стрелы прилетели слева и справа одновременно, не позволяя Лун Инье сбежать.

- Защитить юного герцога!

Лун И был крайне встревожен и прыгнул в сторону Лун Инье, но он был ранен в плечо и не успевал.

Он бросился вперед и словил стрелу своей спиной.

Другая стрела попала прямо в лоб Лун Инье, пронзив его шлем и вонзившись в череп. Могучая истинная Ци отбросила Лун Инье в толпу, учинив хаос в построении.

- О нет, юный герцог!

- Юного герцога пристрелили!

Эта ужасающая картина ошеломила армию из 30000 людей.

Они не успевали реагировать на происходящее.

Пока они очухались, Лун Инье получил стрелу в лоб, и его состояние было неизвестным. Лун И был серьезно ранен в спину и плечо.

- Смотрите на небо! Там в небе!

Пронзительные и грозные птичьи крики раздавались в воздухе.

Две золотые тени вылетели из облаков и кружились над особняком.

- Это золотокрылые птицы-мечи!

- Кто-то сидит на них, один выглядит как Цзян Чен!

- А другой… Он выглядит знакомо, кто это?

- Он похож на наследника Цзиньшань, Толстячка Сюаня!

- Нет, этот человек вовсе не толстый, как он может быть им?

Сидящий на спине птицы Толстячок Сюань был несоизмеримо доволен собой в этот момент. Он был наполнен безграничным энтузиазмом и чувствовал, будто его жизнь достигла вершины. Он собрал свою истинную Ци и крикнул:

- Вы, бычьи демоны и змеиные духи, посмели атаковать особняк герцога средь бела дня! У вас совсем нет уважения к государственным законам?

(П/П: 牛鬼蛇神 – один из вариантов перевода звучит как «бычий демон и змеиный дух», что в переносном значении обозначает: а) отвратительный, омерзительный, чудовище; б)низкий человек, дрянь)

- Это действительно Толстячок Сюань.

Некоторые из наследников, покорившихся Парящему Дракону, узнали голос Толстячка Сюаня.

Цзян Чен держал лук в руке и направил его в сторону армии из 30000. Хоть это был лишь лук и стрела, но нацелившись на врага, они заставили их трепетать, будто наступил апокалипсис.

Лидера армии можно заменить, и это не должно деморализовать обычных людей.

Но люди в этой армии оказались лишены желания сражаться.

Не было иных причин, кроме тех, что могучий Лун И был прострелен дважды, а высокомерный Лун Инье получил стрелу в лоб.

Тот, кто спустился с неба, обладая могущественной аурой и заняв доминирующую позицию, был весьма устрашающим.

Мир боевого дао являлся миром, где правит сила. Слабые уважали сильных, боялись сильных, и это было неизменной истиной.

- Лун Инье – корень зла, атаковавший мой особняк Цзян Хань, и теперь он был казнен. Вы были обмануты им, и теперь вам решать – сражаться или уйти с миром, выжить или умереть. Это ваш выбор.

Голос Цзян Чена наконец-то зазвучал со спины золотокрылой птицы-меча.

Эта картина заставила сердце принцессы Гоу Юй затрепетать, она оцепенела. Эта картина, скорее всего, запомнится ей на всю жизнь.

Это было нисхождение божественного оружия, которое спасло всех в критический момент.

(П/П: Я не имею ни малейшего понятия, откуда анлейтер взял здесь «божественное оружие», когда в оригинале говорится о «небесном воинстве» или же «небесном воине»)

Это была легенда, передающаяся из уст в уста, но сейчас она была реальна и происходила в небе над особняком Цзян Хань!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава