X
X
Глава - 95:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Цзян Фэн был шокирован. Он понимал, что его сыну, должно быть, очень повезло столкнуться с чем-то необычайным, что изменило его. Иначе бы он никогда не смог превратиться из раздолбая, который даже базовый экзамен сдать не мог, в того, кто бы стал настоящим бельмом на глазу Герцога Парящего Дракона. – Чэн-эр, эти… Птицы-мечи, они все слушаются тебя? – спросил Цзян Фэн, ощущая недостаток воздуха. – Отец, это мой козырь. Достаточно лишь одного моего приказа, чтобы все эти Птицы-мечи начали сражаться насмерть! Лицо Цзян Фэна выглядело очень странно. Он был так взволнован переменами в своём сыне, но в то же время сетовал на состояние вселенной и о судьбе человечества. – Чэн-эр, эти птицы – беспощадные хищники. Если они отправятся в столицу, чтобы напасть на Герцога Парящего Дракона, то это будет заслуженно, ведь даже смерть не искупит всех его преступлений. Но если птицы выйдут из-под контроля, то пострадают невинные люди, и вся столица ввергнется в хаос. В конце концов, Цзян Фэн всё ещё оставался гражданином Восточного Королевства. Он всегда был добрым человеком, и пусть даже у него была глубокая и прочная вражда с Герцогом Парящего Дракона, но он всё ещё продолжал беспокоиться о безопасности мирных граждан, если эта армия Птиц-мечей отправится в столицу. – Отец, я полностью контролирую армию Птиц-мечей. Однако, если отец так сильно беспокоится о гражданах в столице, то твой сын может сначала выманить Семью Парящего Дракона из столицы, а затем сразиться насмерть в безлюдном месте. – Будет просто замечательно, если у тебя получится осуществить это, – Цзян Фэн был не из тех людей, кто говорит пустые слова доброты, – У моей семьи Цзян кровная вражда с Герцогом Парящего Дракона, и ни один из нас не успокоится, пока противник всё ещё дышит. Если мы не воспользуемся этой возможностью полностью искоренить семью Лун, то в будущем, из-за этой семьи, нас будут ждать лишь невзгоды! Больше не останется для нас места в Восточном Королевстве. – Слова отца чрезвычайно точны. Ведь весь мир огромен, и сынам моей семьи Цзян не обязательно находиться лишь в Восточном Королевстве. Не говоря уже о том, что неизвестно, будет ли эта земля принадлежать Восточному клану после этой войны, – слегка рассмеялся Цзян Чэн. – Восточное Королевство может стать Королевством Лун. И мы должны избежать подобного любой ценой. Хотя Цзян Фэн уже полностью разочаровался в Восточном Лу, однако, если бы у него был выбор, он всё равно предпочёл бы, чтобы Восточная семья продолжила управлять королевством. Если же королевство окажется в лапах семьи Лун, то это обернётся настоящей катастрофой для семьи Цзян. – Отец, а с чего бы королевству называться Лун, заместо Восточного? Отец, а ты никогда не думал, что это королевство может носить имя нашей семьи Цзян? Почему ты не берешь этого в расчёт? – сказал Цзян Чэн холодно. – Э?.. – тело Цзян Фэна задрожало, – Чэн-эр, твои слова, это же… – Измена и мятеж? – хмыкнул Цзян Чэн, – Отец, в мире боевого Дао почитают сильнейших. Этот Восточный клан не сделал ничего, кроме как отобрал чужую землю. То есть, каждый может занять императорский трон, и сейчас настала очередь моей семьи Цзян. Кроме того, моя семья Цзян сделает всё, чтобы это королевство не осталось обычным. Цзян Фэн долгое время молчал. Он думал, что в словах сына есть смысл, из-за чего Цзян Фэна одолевало слабое искушение. Будучи Герцогом, Цзян Фэн не был тем, кто слепо доверял правителю. Наоборот, у него всегда было собственное мнение о политической ситуации в королевстве. Таким образом, слова Цзян Чэна сильно задели сердце Цзян Фэна, да так, что оно затрепетало в волнении. Всё верно… Почему же клан Цзян не может претендовать на трон? Разве нынешние высшие военные и гражданские чины достаточны храбры для таких должностей? Восточный клан аморален, так почему же семье Лун позволено бороться за своё место в королевстве, а семье Цзян – нет? Цзян Чэн прекрасно понимал, что в разуме его старого отца проходит ожесточённая борьба. Но одно можно сказать точно, сердце его отца уже было тронуто. Кто бы не хотел оставить свои имена на страницах истории? Какой мужчина не желал бы совершить благое деяние, заполучить новые земли и стать королём и правителем? Кто сказал, что никто из сынов семьи Цзян не может взойти на трон и стать правителем королевства? – Отец, это Нефритовый Диковинный Плод. Если ты его съешь, то твоё развитие точно увеличится на целый уровень. Цзян Чэн получил шесть таких фруктов от Ман Ци. Первые три он съел сам, а оставшиеся три он взял с собой. – Увеличит моё развитие на целый уровень? – поражённо спросил Цзян Фэн. – Угу. Это духовный фрукт, который вобрал в себя духовную энергию неба и земли. Он очень редкий, даже один такой можно получить лишь раз в сотню лет. Цзян Фэн полностью доверял своему сыну, но он просто не мог не спросить: – Чэн-эр, а не лучше ли тебе самому съесть этот духовный фрукт? – Я уже съел его, – улыбнулся Цзян Чэн, – Но от нескольких пользы мне не будет. – Ха-ха. Тогда я просто не могу отказаться. Услышав, что сын уже съел такой фрукт, Цзян Фэн перестал колебаться, и взяв Нефритовый Диковинный Плод, он съел его за два или три укуса. – Отец, чтобы прорваться на следующий уровень, тебе нужно тренироваться несколько дней. Потому я найду укромное место в этих горах и оставлю Птиц-мечей для твоей охраны. – Чэн-эр, а что ты будешь делать после? – спросил Цзян Фэн с лёгкой растерянностью. – Если Отец не желает, чтобы армия птиц устроила беспорядок в столице, твой сын должен хотя бы просто пойти и разведать обстановку. Вдруг, клан Лун начнёт прочёсывание столицы, причиняя нашим людям вред? Я же должен заботиться об их безопасности? Сердце Цзян Фэна сжалось. – Да, ты прав… Хотя Зал Исцеления прочно укрепился в столице, но у них нет реальной военной силы. Если Герцог Парящего Дракона отбросит всякую осторожность, то даже Зал Исцеления не в силах будет что-нибудь сделать. Цзян Чэн прекрасно это понимал и согласно кивнул, а его взгляд переместился в сторону северо-востока. Первым делом, вернувшись в поместье Цзян Хань, Цзян Чэн достал зуб Ман Ци и направил в него истинную ци, прося Ман Ци отправить армию Птиц-мечей, чтобы те прибыли на место и ожидали его команды. Ман Ци был заинтересован в помощи Цзян Чэна, потому, без промедления, отправил двадцать дивизий Птиц-мечей. Около двух-трёх миллионов Птиц-мечей отправились в путь одним большим потоком. Они прибыли в назначенное место примерно за полдня. В это время в столице царил полнейший хаос и неразбериха. На стороне Герцога Парящего Дракона находились элитные личные гвардейцы десятков Герцогов, которые собрались в одном месте. Армия из десяти тысяч элитных солдат окружила поместья Цзян Хань, Цзиньшань и Хубин. В самой столице улицы были пустынны, все жители заперли окна и двери. Никто не осмеливался и носа высунуть в такое время. На пустынных улицах совсем не было видно людей. Все магазины также закрылись, и их владельцы до смерти боялись, что их могут втянуть в это ничем незаслуженное бедствие. Все знали, что столица погрузилась в хаос, неразбериху и смятение. Вскоре в столице начнётся натуральная бойня. Это будет жестокая и беспощадная борьба за власть. Однако, когда армия окружила эти три поместья, то они неожиданно обнаружили, что там никого не было. – Что? Они сбежали?! – резко поднялся Лун Чжаофэн, получив эти вести. – Во всех трёх поместьях мы никого не обнаружили! – Обыскать! Обыскать весь город! Несколько тысяч человек просто не могли бесследно исчезнуть за одну ночь! – лицо Лун Чжаофэна накрыла тёмная тень Его кулаки сжались, да так крепко, что суставы вовсю щёлкали и трещали. Вся его ненависть к этим семьям не могла быть смыта даже водой трёх рек и пяти океанов. Сейчас он ненавидел клан Цзян даже больше, чем королевскую семью! У правящей семьи он лишь хотел отобрать власть. Но его неудержимая ненависть к клану Цзян появилась из-за смерти его сына! Лун Инье был сыном, которым Лун Чжаофэн всей душой гордился, и который был самым выдающимся наследником. Во взгляде Лун Чжаофэна явно читалась тоска и ненависть от потери сына. Он всё ещё до конца не мог поверить, что подобное случилось с ним, Герцогом Парящего Дракона. Ведь это он всегда был тем, кто истреблял различные кланы, и тем, кто убивал членов главных семей кланов. И как так случилось, что теперь убили члена его семьи? Именно поэтому Лун Чжаофэн был не просто в ярости, он был по-настоящему взбешён! Это была не просто месть, а защита своей власти и достоинства семьи Лун, чтобы показать остальным на ярком примере, что случится, если его разозлить! – Ваше сиятельство прав, несколько тысяч человек из этих семей просто не могли бесследно исчезнуть за одну ночь. Скорее всего, они где-то прячутся поблизости. – Верно, городские врата перекрыты, они не могли всем скопом покинуть город. – Но стоит учитывать вероятность, что они могли подкупить стражу и показать королевский указ о проходе. Потому они вполне могли покинуть город под покровом ночи! Стратеги Герцога Парящего Дракона высказали своё мнение. Лун Чжаофэн слабо кивнул: – Тогда всё просто. Пошлите людей ко всем городским вратам. У нашей семьи Лун есть надёжные связи у всех врат. Герцог Парящего Дракона замыслил государственный переворот, потому уделил большое внимание переманиваю стражи столицы. Ему также потребовалось множество усилий, чтобы внедрить своих шпионов и завести все необходимые связи. После его слов, тут же подошёл один из его приближенных лиц. – Ваше сиятельство, ваш слуга уже проверил все городские врата. И прошлой ночью ни через одни врата не проходило большого количества людей! Лун Чжаофэн был обрадован этими вестями. – В таком случае, они всё ещё должны оставаться в столице! Перекрыть все выходы из города, и хоть переверните всё вверх дном, но найдите их! Для таких действий у него был очень веский предлог. Если королевская семья захочет вмешаться, то он мог оправдать свои действия местью за сына. А если королевская семья не будет вмешиваться, то ему и оправдываться не надо. Сейчас все армии различных Герцогов уже направлялись в столицу. Даже если Восточный Лу захочет напасть, Лун Чжаофэн не будет бояться. В это время, внутри дворца, лицо Восточного Лу было осунувшимся, с чёрными кругами под глазами. Было ясно, что он не спал всю ночь. – Ваше Величество, поместья Цзян Хань, Цзиньшань и Хубин пусты! Словно все люди исчезли за ночь! – Что? Они сбежали? – услышав эту новость, Восточный Лу был потрясён. Семья Цзян сбежала? Если это так, то можно забыть о том, чтобы извлечь выгоду из этих разборок! Он делал ставку на то, что между семьёй Цзян и семьёй Лун завяжется ожесточённый бой, в результате которого обе семьи понесут серьёзные потери, благодаря чему Восточный клан смог бы извлечь выгоду, не прилагая усилий! – Ваше Величество, Герцог Парящего Дракона собрал личную гвардию десятков Герцогов под эгидой мщения за смерть Лун Инье, и теперь они по всей столице разыскивают членов семьи Цзян. Сейчас в столице царит атмосфера страха и волнений, и сейчас там такой беспорядок, что даже курам и собакам нет покоя, – доложил командующий армии, Вэй Тяньду, с обеспокоенным лицом. – Ваше Величество, срочные новости! Герцоги из различных территорий присылают срочные донесения, что от пятидесяти до шестидесяти малых и крупных герцогов развернули свои войска, и те уже отправились в путь. Судя по направлению движения войск, они направляются прямо к столице! Новые доклады непрерывно валились на короля, словно хлопья снега. Вэй Тяньду с шоком выпалил: – Ваше Величество, Герцог Парящего Дракона всё же восстал! Восточный Лу вздрогнул. – Пятьдесят или шестьдесят Герцогов? Этот Лун Чжаофэн смог переманить на свою сторону столько Герцогов?.. Восточный Лу сильно разъярился. Он вынул шпагу и порубил стол перед ним за пару взмахов руки. – Проклятье!!! Мой Восточный клан всегда относился к ним хорошо, так почему же они восстали против меня?! Почему они лижут зад этому Лун Чжаофэну?! Да кто он такой, чтобы к нему так относились?! – Ваше Величество, ваш покорный слуга думает, что нам следует немедленно созвать всех герцогов, преданных Вашему Величеству и развернуть их войска как можно быстрее для защиты столицы! От этих слов Восточного Лу словно окатили ледяной водой, он спешно велел слугам издать королевский указ о созыве всех герцогов во дворец, и там ожидать его команды. Стоит заметить, что будучи королём целой нации, Восточный Лу был слишком небрежен в своём понимании сложившейся ситуации. Он действовал слишком пассивно, и всегда обращал внимание лишь на небольшие проблемы, при этом упуская из виду цельную картину происходящего. И когда он, наконец, всё понял, ситуация уже вышла из-под его контроля.

Цзян Фэн был шокирован. Он понимал, что его сыну, должно быть, очень повезло столкнуться с чем-то необычайным, что изменило его. Иначе бы он никогда не смог превратиться из раздолбая, который даже базовый экзамен сдать не мог, в того, кто бы стал настоящим бельмом на глазу Герцога Парящего Дракона.

– Чэн-эр, эти… Птицы-мечи, они все слушаются тебя? – спросил Цзян Фэн, ощущая недостаток воздуха.

– Отец, это мой козырь. Достаточно лишь одного моего приказа, чтобы все эти Птицы-мечи начали сражаться насмерть!

Лицо Цзян Фэна выглядело очень странно. Он был так взволнован переменами в своём сыне, но в то же время сетовал на состояние вселенной и о судьбе человечества.

– Чэн-эр, эти птицы – беспощадные хищники. Если они отправятся в столицу, чтобы напасть на Герцога Парящего Дракона, то это будет заслуженно, ведь даже смерть не искупит всех его преступлений. Но если птицы выйдут из-под контроля, то пострадают невинные люди, и вся столица ввергнется в хаос.

В конце концов, Цзян Фэн всё ещё оставался гражданином Восточного Королевства. Он всегда был добрым человеком, и пусть даже у него была глубокая и прочная вражда с Герцогом Парящего Дракона, но он всё ещё продолжал беспокоиться о безопасности мирных граждан, если эта армия Птиц-мечей отправится в столицу.

– Отец, я полностью контролирую армию Птиц-мечей. Однако, если отец так сильно беспокоится о гражданах в столице, то твой сын может сначала выманить Семью Парящего Дракона из столицы, а затем сразиться насмерть в безлюдном месте.

– Будет просто замечательно, если у тебя получится осуществить это, – Цзян Фэн был не из тех людей, кто говорит пустые слова доброты, – У моей семьи Цзян кровная вражда с Герцогом Парящего Дракона, и ни один из нас не успокоится, пока противник всё ещё дышит. Если мы не воспользуемся этой возможностью полностью искоренить семью Лун, то в будущем, из-за этой семьи, нас будут ждать лишь невзгоды! Больше не останется для нас места в Восточном Королевстве.

– Слова отца чрезвычайно точны. Ведь весь мир огромен, и сынам моей семьи Цзян не обязательно находиться лишь в Восточном Королевстве. Не говоря уже о том, что неизвестно, будет ли эта земля принадлежать Восточному клану после этой войны, – слегка рассмеялся Цзян Чэн.

– Восточное Королевство может стать Королевством Лун. И мы должны избежать подобного любой ценой.

Хотя Цзян Фэн уже полностью разочаровался в Восточном Лу, однако, если бы у него был выбор, он всё равно предпочёл бы, чтобы Восточная семья продолжила управлять королевством. Если же королевство окажется в лапах семьи Лун, то это обернётся настоящей катастрофой для семьи Цзян.

– Отец, а с чего бы королевству называться Лун, заместо Восточного? Отец, а ты никогда не думал, что это королевство может носить имя нашей семьи Цзян? Почему ты не берешь этого в расчёт? – сказал Цзян Чэн холодно.

– Э?.. – тело Цзян Фэна задрожало, – Чэн-эр, твои слова, это же…

– Измена и мятеж? – хмыкнул Цзян Чэн, – Отец, в мире боевого Дао почитают сильнейших. Этот Восточный клан не сделал ничего, кроме как отобрал чужую землю. То есть, каждый может занять императорский трон, и сейчас настала очередь моей семьи Цзян. Кроме того, моя семья Цзян сделает всё, чтобы это королевство не осталось обычным.

Цзян Фэн долгое время молчал. Он думал, что в словах сына есть смысл, из-за чего Цзян Фэна одолевало слабое искушение.

Будучи Герцогом, Цзян Фэн не был тем, кто слепо доверял правителю. Наоборот, у него всегда было собственное мнение о политической ситуации в королевстве.

Таким образом, слова Цзян Чэна сильно задели сердце Цзян Фэна, да так, что оно затрепетало в волнении.

Всё верно… Почему же клан Цзян не может претендовать на трон?

Разве нынешние высшие военные и гражданские чины достаточны храбры для таких должностей?

Восточный клан аморален, так почему же семье Лун позволено бороться за своё место в королевстве, а семье Цзян – нет?

Цзян Чэн прекрасно понимал, что в разуме его старого отца проходит ожесточённая борьба. Но одно можно сказать точно, сердце его отца уже было тронуто.

Кто бы не хотел оставить свои имена на страницах истории?

Какой мужчина не желал бы совершить благое деяние, заполучить новые земли и стать королём и правителем?

Кто сказал, что никто из сынов семьи Цзян не может взойти на трон и стать правителем королевства?

– Отец, это Нефритовый Диковинный Плод. Если ты его съешь, то твоё развитие точно увеличится на целый уровень.

Цзян Чэн получил шесть таких фруктов от Ман Ци. Первые три он съел сам, а оставшиеся три он взял с собой.

– Увеличит моё развитие на целый уровень? – поражённо спросил Цзян Фэн.

– Угу. Это духовный фрукт, который вобрал в себя духовную энергию неба и земли. Он очень редкий, даже один такой можно получить лишь раз в сотню лет.

Цзян Фэн полностью доверял своему сыну, но он просто не мог не спросить:

– Чэн-эр, а не лучше ли тебе самому съесть этот духовный фрукт?

– Я уже съел его, – улыбнулся Цзян Чэн, – Но от нескольких пользы мне не будет.

– Ха-ха. Тогда я просто не могу отказаться.

Услышав, что сын уже съел такой фрукт, Цзян Фэн перестал колебаться, и взяв Нефритовый Диковинный Плод, он съел его за два или три укуса.

– Отец, чтобы прорваться на следующий уровень, тебе нужно тренироваться несколько дней. Потому я найду укромное место в этих горах и оставлю Птиц-мечей для твоей охраны.

– Чэн-эр, а что ты будешь делать после? – спросил Цзян Фэн с лёгкой растерянностью.

– Если Отец не желает, чтобы армия птиц устроила беспорядок в столице, твой сын должен хотя бы просто пойти и разведать обстановку. Вдруг, клан Лун начнёт прочёсывание столицы, причиняя нашим людям вред? Я же должен заботиться об их безопасности?

Сердце Цзян Фэна сжалось.

– Да, ты прав… Хотя Зал Исцеления прочно укрепился в столице, но у них нет реальной военной силы. Если Герцог Парящего Дракона отбросит всякую осторожность, то даже Зал Исцеления не в силах будет что-нибудь сделать.

Цзян Чэн прекрасно это понимал и согласно кивнул, а его взгляд переместился в сторону северо-востока.

Первым делом, вернувшись в поместье Цзян Хань, Цзян Чэн достал зуб Ман Ци и направил в него истинную ци, прося Ман Ци отправить армию Птиц-мечей, чтобы те прибыли на место и ожидали его команды.

Ман Ци был заинтересован в помощи Цзян Чэна, потому, без промедления, отправил двадцать дивизий Птиц-мечей. Около двух-трёх миллионов Птиц-мечей отправились в путь одним большим потоком. Они прибыли в назначенное место примерно за полдня.

В это время в столице царил полнейший хаос и неразбериха.

На стороне Герцога Парящего Дракона находились элитные личные гвардейцы десятков Герцогов, которые собрались в одном месте. Армия из десяти тысяч элитных солдат окружила поместья Цзян Хань, Цзиньшань и Хубин.

В самой столице улицы были пустынны, все жители заперли окна и двери. Никто не осмеливался и носа высунуть в такое время.

На пустынных улицах совсем не было видно людей. Все магазины также закрылись, и их владельцы до смерти боялись, что их могут втянуть в это ничем незаслуженное бедствие.

Все знали, что столица погрузилась в хаос, неразбериху и смятение.

Вскоре в столице начнётся натуральная бойня.

Это будет жестокая и беспощадная борьба за власть.

Однако, когда армия окружила эти три поместья, то они неожиданно обнаружили, что там никого не было.

– Что? Они сбежали?! – резко поднялся Лун Чжаофэн, получив эти вести.

– Во всех трёх поместьях мы никого не обнаружили!

– Обыскать! Обыскать весь город! Несколько тысяч человек просто не могли бесследно исчезнуть за одну ночь! – лицо Лун Чжаофэна накрыла тёмная тень

Его кулаки сжались, да так крепко, что суставы вовсю щёлкали и трещали.

Вся его ненависть к этим семьям не могла быть смыта даже водой трёх рек и пяти океанов. Сейчас он ненавидел клан Цзян даже больше, чем королевскую семью!

У правящей семьи он лишь хотел отобрать власть.

Но его неудержимая ненависть к клану Цзян появилась из-за смерти его сына!

Лун Инье был сыном, которым Лун Чжаофэн всей душой гордился, и который был самым выдающимся наследником.

Во взгляде Лун Чжаофэна явно читалась тоска и ненависть от потери сына. Он всё ещё до конца не мог поверить, что подобное случилось с ним, Герцогом Парящего Дракона. Ведь это он всегда был тем, кто истреблял различные кланы, и тем, кто убивал членов главных семей кланов.

И как так случилось, что теперь убили члена его семьи?

Именно поэтому Лун Чжаофэн был не просто в ярости, он был по-настоящему взбешён! Это была не просто месть, а защита своей власти и достоинства семьи Лун, чтобы показать остальным на ярком примере, что случится, если его разозлить!

– Ваше сиятельство прав, несколько тысяч человек из этих семей просто не могли бесследно исчезнуть за одну ночь. Скорее всего, они где-то прячутся поблизости.

– Верно, городские врата перекрыты, они не могли всем скопом покинуть город.

– Но стоит учитывать вероятность, что они могли подкупить стражу и показать королевский указ о проходе. Потому они вполне могли покинуть город под покровом ночи!

Стратеги Герцога Парящего Дракона высказали своё мнение.

Лун Чжаофэн слабо кивнул:

– Тогда всё просто. Пошлите людей ко всем городским вратам. У нашей семьи Лун есть надёжные связи у всех врат.

Герцог Парящего Дракона замыслил государственный переворот, потому уделил большое внимание переманиваю стражи столицы. Ему также потребовалось множество усилий, чтобы внедрить своих шпионов и завести все необходимые связи.

После его слов, тут же подошёл один из его приближенных лиц.

– Ваше сиятельство, ваш слуга уже проверил все городские врата. И прошлой ночью ни через одни врата не проходило большого количества людей!

Лун Чжаофэн был обрадован этими вестями.

– В таком случае, они всё ещё должны оставаться в столице! Перекрыть все выходы из города, и хоть переверните всё вверх дном, но найдите их!

Для таких действий у него был очень веский предлог.

Если королевская семья захочет вмешаться, то он мог оправдать свои действия местью за сына.

А если королевская семья не будет вмешиваться, то ему и оправдываться не надо.

Сейчас все армии различных Герцогов уже направлялись в столицу. Даже если Восточный Лу захочет напасть, Лун Чжаофэн не будет бояться.

В это время, внутри дворца, лицо Восточного Лу было осунувшимся, с чёрными кругами под глазами. Было ясно, что он не спал всю ночь.

– Ваше Величество, поместья Цзян Хань, Цзиньшань и Хубин пусты! Словно все люди исчезли за ночь!

– Что? Они сбежали? – услышав эту новость, Восточный Лу был потрясён.

Семья Цзян сбежала? Если это так, то можно забыть о том, чтобы извлечь выгоду из этих разборок!

Он делал ставку на то, что между семьёй Цзян и семьёй Лун завяжется ожесточённый бой, в результате которого обе семьи понесут серьёзные потери, благодаря чему Восточный клан смог бы извлечь выгоду, не прилагая усилий!

– Ваше Величество, Герцог Парящего Дракона собрал личную гвардию десятков Герцогов под эгидой мщения за смерть Лун Инье, и теперь они по всей столице разыскивают членов семьи Цзян. Сейчас в столице царит атмосфера страха и волнений, и сейчас там такой беспорядок, что даже курам и собакам нет покоя, – доложил командующий армии, Вэй Тяньду, с обеспокоенным лицом.

– Ваше Величество, срочные новости! Герцоги из различных территорий присылают срочные донесения, что от пятидесяти до шестидесяти малых и крупных герцогов развернули свои войска, и те уже отправились в путь. Судя по направлению движения войск, они направляются прямо к столице!

Новые доклады непрерывно валились на короля, словно хлопья снега.

Вэй Тяньду с шоком выпалил:

– Ваше Величество, Герцог Парящего Дракона всё же восстал!

Восточный Лу вздрогнул.

– Пятьдесят или шестьдесят Герцогов? Этот Лун Чжаофэн смог переманить на свою сторону столько Герцогов?..

Восточный Лу сильно разъярился. Он вынул шпагу и порубил стол перед ним за пару взмахов руки.

– Проклятье!!! Мой Восточный клан всегда относился к ним хорошо, так почему же они восстали против меня?! Почему они лижут зад этому Лун Чжаофэну?! Да кто он такой, чтобы к нему так относились?!

– Ваше Величество, ваш покорный слуга думает, что нам следует немедленно созвать всех герцогов, преданных Вашему Величеству и развернуть их войска как можно быстрее для защиты столицы!

От этих слов Восточного Лу словно окатили ледяной водой, он спешно велел слугам издать королевский указ о созыве всех герцогов во дворец, и там ожидать его команды.

Стоит заметить, что будучи королём целой нации, Восточный Лу был слишком небрежен в своём понимании сложившейся ситуации. Он действовал слишком пассивно, и всегда обращал внимание лишь на небольшие проблемы, при этом упуская из виду цельную картину происходящего. И когда он, наконец, всё понял, ситуация уже вышла из-под его контроля.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава