X
X
Глава - 97:
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Восточный Лу поседел за одну ночь. Вся территория вокруг принадлежала королю, но сейчас, будучи правителем королевства, он мог лишь сидеть в глубине дворца, словно загнанный зверь. Здесь хорошо подходит выражение «Армия разбита, как рухнувшая гора», то есть он потерпел сокрушительное поражение. Если бы только армия Тяньду и городская стража не раскололись и были как толстые стальные плиты, то в пределах столицы, боевая мощь и влияние Восточного Лу ничем бы не уступали Лун Чжаофэну. Однако, к его сожалению, Лун Чжаофэн начал действовать ещё много лет назад и за это время успешно внедрил своих людей даже в армию Тяньду и городскую стражу. Таким образом, тупиковая боевая обстановка в столице превратилась в одностороннее нападение. Восточный Лу ощущал горечь в своём сердце. Он лучше других понимал, что заперт в этом дворце, и теперь он мог лишь бороться, как загнанный зверь, но и это продлится не долго. Если бы только его прадед закончил свою уединённую тренировку чуть раньше… – Гоуюй… – глаза Восточного Лу вспыхнули алым, – Я ошибался, так сильно ошибался… Я жалею, что не послушал тебя. Я понял, что проиграл вовсе не Лун Чжаофэну, а людям, чьи сердца и веру я потерял. Когда смерть близка, люди искренне говорят о своих сожалениях. В этот момент, почти достигнув конца, Восточный Лу внезапно осознал, что Гоуюй всегда была права. Однако, в этом мире не существует лекарства от сожалений. Гоуюй отчаянно сражалась три-четыре дня подряд, сильно устав. Даже находясь на одиннадцати меридианах истинной ци, сражаясь столько дней подряд, она сильно вымоталась. И услышав «Искренние слова» Восточного Лу, Гоуюй отнеслась к этому равнодушно. Всё потому, что уже слишком поздно для этих слов. – Гоуюй, я знаю, что в душе ты презираешь меня. И знаю, что бессмысленно сейчас всё это говорить, когда ничего не исправить. Но это всё неважно, ведь мы с тобой по-прежнему брат и сестра. Кровь Восточного Клана течёт в наших жилах… – сказал Восточный Лу. Для него было редкостью открыто показывать свои эмоции. – Ты прав, именно поэтому я изо всех сил сражалась за Восточный клан, – бросила Принцесса Гоуюй холодно. – Эх! Гоуюй, ты можешь ненавидеть меня, я заслужил это. Но раз всё так сложилось, Гоуюй, я прошу тебя исполнить лишь одну мою просьбу… Забери Жо-эр и Линь-эра и уходи как можно дальше. Ведь пока мой Восточный клан существует, обязательно наступит день, когда эти земли вновь будут принадлежать нам, это случится, когда прадед закончит свою тренировку. Это моя последняя просьба. Младшая сестра, ты просто не можешь отказывать своему королевскому старшему брату… Восточная Чжижо и Восточный Линь – самые любимые дети Восточного Лу. – Бежать? Они наверняка перекрыли все пути для побега, так как мы сможем сбежать? – Принцесса Гоуюй ощущала сильную горечь во рту. Цзян Чэнь протянул оливковую ветвь помощи, но Восточный Лу грубо отверг его. И сейчас, когда дворец окружён огромной армией так плотно, что даже капля воды не просочится, как ей связаться с Цзян Чэнем? Да и вообще, где сейчас сам Цзян Чэнь? Принцесса даже понятия не имела. – Гоуюй, не смей сдаваться. Хотя Лун Чжаофэн и обошёл меня, как у нашего Восточного клана могло не остаться козырей? У меня ещё есть туз в рукаве. И хотя его недостаточно, чтобы переломить ситуацию, однако, всё ещё есть 40-50% возможность вырваться из окружения и прикрыть твой побег. Слова Восточного Лу выражали его посмертное желание. После этих слов, взгляд Восточного Лу прояснился, наполняясь глубоким пониманием происходящего. – Гоуюй, тебе не нужно отговаривать меня. Все эти грехи на моей совести, и я использую свою жизнь, чтобы понести ответственность. И в будущем, скажи Жо-эр и Линь-эру, что хотя их отец был самодовольным и никчёмным правителем, он был тем, кто хотя бы смог взять на себя ответственность! Слова Восточного Лу показывали его твёрдость даже перед лицом смерти. – Королевский брат… И хотя Принцесса Гоуюй ненавидела Восточного Лу за его упрямство и высокомерие, а также от всей души желала, чтобы он послушал её, ведь тогда всего этого не случилось бы, но они по-прежнему оставались кровными братом и сестрой. И видя такого Восточного Лу, у Принцессы Гоуюй немного защемило сердце. – Помни, тебе нужно сбежать во время переполоха! Я также отправлю с тобой армию Вэй Тяньду, чтобы они пробили для вас путь. Помни, ты не должна колебаться, дождись удобного шанса и сбеги! Закончив говорить, Восточный Лу несколько раз легонько хлопнул в ладоши, и из темноты вышли восемь человек в чёрном. – Ваше Величество. – Теперь, когда всё дошло до такого, я могу лишь просить вас сражаться вместе со мной. – Мы всегда готовы умереть за Его Величество! Эти восемь человек были мастерами истинной ци, причём мастерами истинной ци, которых даже Гоуюй раньше не видела! – Гоуюй, эти восемь пожизненных охранников были со мной с восьми лет. И кроме меня никто не знает об их существовании. Восточный Лу достал нефритовую бутыль и вывалил десять пилюль. – Это Пилюли Ярости Великого Дао. После их приёма, на короткое время, мастер истинной ци станет сильнее в два раза или даже больше. Восемь охранников молча подошли, и взяв по пилюле, проглотили их. Восточный Лу с глубоким блеском в глазах пристально посмотрел на пилюлю и тут же, запрокинув голову, проглотил её. – Последняя для Вэй Тяньду, – тихо вздохнул Восточный Лу, – Все готовы? – Мы умрём за Его Величество! Все восемь охранников отозвались в унисон, их слова несли непоколебимую решимость. – Хорошо, тогда я лично выйду на поле боя и отвлеку внимание на себя. Вы же поможете мне задержать их как можно дольше, и привлечь как можно больше сильных практиков. – Тяньду, заходи. Вэй Тяньду зашёл в зал и без колебаний проглотил последнюю пилюлю. – Тяньду, я выйду на поле боя и несомненно привлеку многих вражеских экспертов. Ты же будешь прорываться вперёд. И неважно, что ты предпримешь, но ты обязан прорвать окружение и любой ценой защитить отход Принцессы Гоуюй и остальных! Получив приказ, Вэй Тяньду поклонился. – Будьте уверены, что я несомненно буду прикрывать побег семьи Его Величества до последнего вдоха! Восточный Лу кивнул: – Готовьтесь к выходу, и пусть кто-нибудь сходит за Линь-эром и Жо-эр! Спустя час, небо постепенно начало темнеть, вот-вот начнётся очередная тёмная ночь. Восточный Лу медленно осмотрел лицо каждого присутствующего. – Вы готовы умереть, сражаясь бок о бок со мной? – Мы готовы умереть за Его Величество! – ответили в унисон восемь охранников, армия Тяньду и тысяча королевских экспертов – Хорошо, тогда позвольте мне лично обменяться ударами с Лун Чжаофэном! Как только Восточный Лу закончил говорить, он первым вылетел из зала, возглавив отряд. – Лун Чжаофэн, ты совершил государственную измену и восстал против своего короля, чтобы узурпировать трон. Осмелишься ли ты сразиться со мной? Восточный Лу был правителем королевства и жил припеваючи, ни в чём себе не отказывая. И лишь очень немногие знали, что он был мастером одиннадцати меридианов истинной ци! Армия Лун Чжаофэна так плотно окружила королевский дворец, что и воде не просочиться. Можно сказать, что победа уже у них в руках. Подчинённые Лун Чжаофэна уже думали о том, как проведут коронацию Лун Чжаофэна, как отпразднуют «Надевание на него жёлтого халата», то есть его провозглашение королём. – М? Восточный Лу? – яростная жажда убийства мелькнула во взгляде Лун Чжаофэна. – Герцог Лун, дни Восточного Лу уже сочтены, сейчас он лишь предпринял свой последний отчаянный шаг сразиться с вами. И сейчас мы уже держим победу в руках, потому с какой стати вам драться с ним в одиночку? Лун Чжаофэн слегка кивнул. Его жизнь сейчас бесценна. И хотя он не боялся сразиться насмерть с Восточным Лу, но он подумал, что в нынешнем положении в этом нет никакой необходимости. Всё же существовала небольшая вероятность того, что с ним может что-то случится, так что зачем зря рисковать? – Не будь столь наивен, Восточный Лу. Лучше пойми уже, что проиграл и сдайся с достоинством. Ты же как-никак правитель королевства. И я, Лун Чжаофэн, обеспечу тебе достойную смерть! Если же ты продолжишь упрямиться, то когда вся моя армия нападёт, любой из них может раздавить тебя! Лун Чжаофэн воодушевился, пытаясь сломить боевой дух Восточного Лу. – Аха-ха-ха, так Лун Чжаофэн трус, который боится сражений? Если у тебя нет мужества для одного боя, то как герцоги могут признать тебя своим правителем? Как весь народ может покориться тебе? Восточный Лу нарочито поддразнивал его, пытаясь спровоцировать. – Восточный Лу, сейчас ты лишь бездомная псина. Думаешь, что у тебя есть необходимые навыки, чтобы сразиться с благородным и блистательным Герцогом Луном? Герцог Яньмэнь, Янь Цзичжуан, был одним из верных сподвижников Лун Чжаофэна. Именно он первым вышел вперёд и начал кричать, обращаясь к Восточному Лу. – Коварные предатели! Восточный Лу решительно взял лук, послав свистящую стрелу в Янь Цзичжуана. – Кто вместе со мной сразится с врагом?! После первого выстрела, аура одиннадцати меридиан истинной ци Восточного Лу вырвалась во все стороны, и бесчисленное количество стрел полетели в сторону Герцога Луна. Затем, он поднял большой клинок, и взмахнув рукой, прыгнул в воздух, ослепляя всех светом своего клинка. Он парил, словно дракон, перелетающий пропасть, сверкающий в несравненном великолепии. И всё это обрушилось на Герцога Луна одним большим движением. – Мы поможем Его Величеству убить предателей! Восемь охранников разошлись по обе стороны от Восточного Лу и бросились на предателей, как волки и тигры. Затем, большое количество королевских экспертов тоже бросились в бой, не страшась смерти. Хотя количество людей, бросившихся к армии Парящего Дракона, было подобно камню, брошенному в море, но от каждого исходила сила мастеров истинной ци, чья необыкновенная и изумительная сила в миг обрушилась на врага. Повсюду, в яростном сражении, сверкали мечи, и в воздух взметалась плоть и кровь. За время одного вдоха, десятки людей из личной гвардии Герцога Луна были зарублены насмерть. – Убить их! – отдал приказ Герцог Лун, сверкая глазами, – Тот, кто убьёт Восточного Лу, станет правителем десяти тысячи семей! В этот момент там развернулась трагическая сцена битвы. Находящиеся на стороне королевской семьи королевские эксперты и королевская личная гвардия – все они шагали по кипятку и ступали по огню, пренебрегая опасностью. И подобно прибою, непрерывно врезались в лагерь Герцога Парящего Дракона. В тот момент, яростные крики в пылу битвы сотрясали небеса. Вэй Тяньду взял с собой триста элитных солдат и закричал: – Убить предателей! Убить!!! Его длинное копьё плясало в воздухе, пока сам он нёсся за пределы дворца. Вэй Тяньду был мастером начальной стадии одиннадцати меридианов истинной ци. И после приёма Пилюли Ярости Великого Дао, его сила быстро увеличилась. Его длинное копьё было подобно водяному дракону, а также тигру, спускающемуся с горы. Острие копья прочерчивало линии в воздухе, в едином ударе обрушиваясь на врагов. Принцесса Гоуюй орудовала коротким мечом, следуя за элитой армии Тяньду, держа позади Восточную Чжижо и Восточного Линь. В этот момент у неё была лишь одна мысль – спасти детей своего брата! Бросаясь в бой, она совсем не задумывалась о последствиях для себя. Когда триста элитных воинов Тяньду, не щадя жизни, неслись вперёд, высвобождая всю свою силу, каждый из них сражался за десятерых. Не говоря уже о Вэй Тяньду, мастере одиннадцати меридиан истинной ци, находящемуся под действием пилюли, благодаря которой его разрушительная мощь стала ещё страшнее. Вскоре, в стане врага образовался небольшой проход. – Принцесса, поспешите и уходите вместе с детьми Его Величества! – закричал Вэй Тяньду безотлагательным тоном, пока его копьё танцевало в воздухе подобно яростному демону, сметая врагов, которые напирали на него подобно волнам. – Чёрт! Кто-то хочешь сбежать! Вдруг, кто-то из людей, стоящих рядом с Лун Чжаофэном, заметил намерение Принцессы Гоуюй сбежать из оцепления. Лун Чжаофэн тут же закричал: – Лун Эр, Сюэ-эр, возглавьте группу экспертов и остановите их! Никто не должен сбежать!!! – Слушаюсь! – Лун Эр и Лун Цзюйсюэ приняли приказ. Вэй Тяньду на самом деле сражался не щадя своей жизни. Ни одно его движение не было предназначено для своей защиты. Все его движения несли яростные атаки, которые обладали безграничной разрушительной силой. Каждая его атака и движение были направлены на создание бреши в строю врага. Им нужна была лишь небольшая щель, чтобы Принцесса Гоуюй и остальные смогли сбежать в этом переполохе! Уже были видны улицы за пределами оцепления, до них оставалось лишь несколько десятков метров.

Восточный Лу поседел за одну ночь. Вся территория вокруг принадлежала королю, но сейчас, будучи правителем королевства, он мог лишь сидеть в глубине дворца, словно загнанный зверь.

Здесь хорошо подходит выражение «Армия разбита, как рухнувшая гора», то есть он потерпел сокрушительное поражение.

Если бы только армия Тяньду и городская стража не раскололись и были как толстые стальные плиты, то в пределах столицы, боевая мощь и влияние Восточного Лу ничем бы не уступали Лун Чжаофэну.

Однако, к его сожалению, Лун Чжаофэн начал действовать ещё много лет назад и за это время успешно внедрил своих людей даже в армию Тяньду и городскую стражу.

Таким образом, тупиковая боевая обстановка в столице превратилась в одностороннее нападение.

Восточный Лу ощущал горечь в своём сердце. Он лучше других понимал, что заперт в этом дворце, и теперь он мог лишь бороться, как загнанный зверь, но и это продлится не долго.

Если бы только его прадед закончил свою уединённую тренировку чуть раньше…

– Гоуюй… – глаза Восточного Лу вспыхнули алым, – Я ошибался, так сильно ошибался… Я жалею, что не послушал тебя. Я понял, что проиграл вовсе не Лун Чжаофэну, а людям, чьи сердца и веру я потерял.

Когда смерть близка, люди искренне говорят о своих сожалениях.

В этот момент, почти достигнув конца, Восточный Лу внезапно осознал, что Гоуюй всегда была права.

Однако, в этом мире не существует лекарства от сожалений.

Гоуюй отчаянно сражалась три-четыре дня подряд, сильно устав. Даже находясь на одиннадцати меридианах истинной ци, сражаясь столько дней подряд, она сильно вымоталась.

И услышав «Искренние слова» Восточного Лу, Гоуюй отнеслась к этому равнодушно.

Всё потому, что уже слишком поздно для этих слов.

– Гоуюй, я знаю, что в душе ты презираешь меня. И знаю, что бессмысленно сейчас всё это говорить, когда ничего не исправить. Но это всё неважно, ведь мы с тобой по-прежнему брат и сестра. Кровь Восточного Клана течёт в наших жилах… – сказал Восточный Лу. Для него было редкостью открыто показывать свои эмоции.

– Ты прав, именно поэтому я изо всех сил сражалась за Восточный клан, – бросила Принцесса Гоуюй холодно.

– Эх! Гоуюй, ты можешь ненавидеть меня, я заслужил это. Но раз всё так сложилось, Гоуюй, я прошу тебя исполнить лишь одну мою просьбу… Забери Жо-эр и Линь-эра и уходи как можно дальше. Ведь пока мой Восточный клан существует, обязательно наступит день, когда эти земли вновь будут принадлежать нам, это случится, когда прадед закончит свою тренировку. Это моя последняя просьба. Младшая сестра, ты просто не можешь отказывать своему королевскому старшему брату…

Восточная Чжижо и Восточный Линь – самые любимые дети Восточного Лу.

– Бежать? Они наверняка перекрыли все пути для побега, так как мы сможем сбежать? – Принцесса Гоуюй ощущала сильную горечь во рту. Цзян Чэнь протянул оливковую ветвь помощи, но Восточный Лу грубо отверг его.

И сейчас, когда дворец окружён огромной армией так плотно, что даже капля воды не просочится, как ей связаться с Цзян Чэнем?

Да и вообще, где сейчас сам Цзян Чэнь? Принцесса даже понятия не имела.

– Гоуюй, не смей сдаваться. Хотя Лун Чжаофэн и обошёл меня, как у нашего Восточного клана могло не остаться козырей? У меня ещё есть туз в рукаве. И хотя его недостаточно, чтобы переломить ситуацию, однако, всё ещё есть 40-50% возможность вырваться из окружения и прикрыть твой побег.

Слова Восточного Лу выражали его посмертное желание.

После этих слов, взгляд Восточного Лу прояснился, наполняясь глубоким пониманием происходящего.

– Гоуюй, тебе не нужно отговаривать меня. Все эти грехи на моей совести, и я использую свою жизнь, чтобы понести ответственность. И в будущем, скажи Жо-эр и Линь-эру, что хотя их отец был самодовольным и никчёмным правителем, он был тем, кто хотя бы смог взять на себя ответственность!

Слова Восточного Лу показывали его твёрдость даже перед лицом смерти.

– Королевский брат…

И хотя Принцесса Гоуюй ненавидела Восточного Лу за его упрямство и высокомерие, а также от всей души желала, чтобы он послушал её, ведь тогда всего этого не случилось бы, но они по-прежнему оставались кровными братом и сестрой. И видя такого Восточного Лу, у Принцессы Гоуюй немного защемило сердце.

– Помни, тебе нужно сбежать во время переполоха! Я также отправлю с тобой армию Вэй Тяньду, чтобы они пробили для вас путь. Помни, ты не должна колебаться, дождись удобного шанса и сбеги!

Закончив говорить, Восточный Лу несколько раз легонько хлопнул в ладоши, и из темноты вышли восемь человек в чёрном.

– Ваше Величество.

– Теперь, когда всё дошло до такого, я могу лишь просить вас сражаться вместе со мной.

– Мы всегда готовы умереть за Его Величество!

Эти восемь человек были мастерами истинной ци, причём мастерами истинной ци, которых даже Гоуюй раньше не видела!

– Гоуюй, эти восемь пожизненных охранников были со мной с восьми лет. И кроме меня никто не знает об их существовании.

Восточный Лу достал нефритовую бутыль и вывалил десять пилюль.

– Это Пилюли Ярости Великого Дао. После их приёма, на короткое время, мастер истинной ци станет сильнее в два раза или даже больше.

Восемь охранников молча подошли, и взяв по пилюле, проглотили их.

Восточный Лу с глубоким блеском в глазах пристально посмотрел на пилюлю и тут же, запрокинув голову, проглотил её.

– Последняя для Вэй Тяньду, – тихо вздохнул Восточный Лу, – Все готовы?

– Мы умрём за Его Величество!

Все восемь охранников отозвались в унисон, их слова несли непоколебимую решимость.

– Хорошо, тогда я лично выйду на поле боя и отвлеку внимание на себя. Вы же поможете мне задержать их как можно дольше, и привлечь как можно больше сильных практиков.

– Тяньду, заходи.

Вэй Тяньду зашёл в зал и без колебаний проглотил последнюю пилюлю.

– Тяньду, я выйду на поле боя и несомненно привлеку многих вражеских экспертов. Ты же будешь прорываться вперёд. И неважно, что ты предпримешь, но ты обязан прорвать окружение и любой ценой защитить отход Принцессы Гоуюй и остальных!

Получив приказ, Вэй Тяньду поклонился.

– Будьте уверены, что я несомненно буду прикрывать побег семьи Его Величества до последнего вдоха!

Восточный Лу кивнул:

– Готовьтесь к выходу, и пусть кто-нибудь сходит за Линь-эром и Жо-эр!

Спустя час, небо постепенно начало темнеть, вот-вот начнётся очередная тёмная ночь.

Восточный Лу медленно осмотрел лицо каждого присутствующего.

– Вы готовы умереть, сражаясь бок о бок со мной?

– Мы готовы умереть за Его Величество! – ответили в унисон восемь охранников, армия Тяньду и тысяча королевских экспертов

– Хорошо, тогда позвольте мне лично обменяться ударами с Лун Чжаофэном!

Как только Восточный Лу закончил говорить, он первым вылетел из зала, возглавив отряд.

– Лун Чжаофэн, ты совершил государственную измену и восстал против своего короля, чтобы узурпировать трон. Осмелишься ли ты сразиться со мной?

Восточный Лу был правителем королевства и жил припеваючи, ни в чём себе не отказывая. И лишь очень немногие знали, что он был мастером одиннадцати меридианов истинной ци!

Армия Лун Чжаофэна так плотно окружила королевский дворец, что и воде не просочиться. Можно сказать, что победа уже у них в руках.

Подчинённые Лун Чжаофэна уже думали о том, как проведут коронацию Лун Чжаофэна, как отпразднуют «Надевание на него жёлтого халата», то есть его провозглашение королём.

– М? Восточный Лу? – яростная жажда убийства мелькнула во взгляде Лун Чжаофэна.

– Герцог Лун, дни Восточного Лу уже сочтены, сейчас он лишь предпринял свой последний отчаянный шаг сразиться с вами. И сейчас мы уже держим победу в руках, потому с какой стати вам драться с ним в одиночку?

Лун Чжаофэн слегка кивнул. Его жизнь сейчас бесценна. И хотя он не боялся сразиться насмерть с Восточным Лу, но он подумал, что в нынешнем положении в этом нет никакой необходимости.

Всё же существовала небольшая вероятность того, что с ним может что-то случится, так что зачем зря рисковать?

– Не будь столь наивен, Восточный Лу. Лучше пойми уже, что проиграл и сдайся с достоинством. Ты же как-никак правитель королевства. И я, Лун Чжаофэн, обеспечу тебе достойную смерть! Если же ты продолжишь упрямиться, то когда вся моя армия нападёт, любой из них может раздавить тебя!

Лун Чжаофэн воодушевился, пытаясь сломить боевой дух Восточного Лу.

– Аха-ха-ха, так Лун Чжаофэн трус, который боится сражений? Если у тебя нет мужества для одного боя, то как герцоги могут признать тебя своим правителем? Как весь народ может покориться тебе?

Восточный Лу нарочито поддразнивал его, пытаясь спровоцировать.

– Восточный Лу, сейчас ты лишь бездомная псина. Думаешь, что у тебя есть необходимые навыки, чтобы сразиться с благородным и блистательным Герцогом Луном?

Герцог Яньмэнь, Янь Цзичжуан, был одним из верных сподвижников Лун Чжаофэна. Именно он первым вышел вперёд и начал кричать, обращаясь к Восточному Лу.

– Коварные предатели!

Восточный Лу решительно взял лук, послав свистящую стрелу в Янь Цзичжуана.

– Кто вместе со мной сразится с врагом?!

После первого выстрела, аура одиннадцати меридиан истинной ци Восточного Лу вырвалась во все стороны, и бесчисленное количество стрел полетели в сторону Герцога Луна.

Затем, он поднял большой клинок, и взмахнув рукой, прыгнул в воздух, ослепляя всех светом своего клинка. Он парил, словно дракон, перелетающий пропасть, сверкающий в несравненном великолепии. И всё это обрушилось на Герцога Луна одним большим движением.

– Мы поможем Его Величеству убить предателей!

Восемь охранников разошлись по обе стороны от Восточного Лу и бросились на предателей, как волки и тигры.

Затем, большое количество королевских экспертов тоже бросились в бой, не страшась смерти.

Хотя количество людей, бросившихся к армии Парящего Дракона, было подобно камню, брошенному в море, но от каждого исходила сила мастеров истинной ци, чья необыкновенная и изумительная сила в миг обрушилась на врага.

Повсюду, в яростном сражении, сверкали мечи, и в воздух взметалась плоть и кровь.

За время одного вдоха, десятки людей из личной гвардии Герцога Луна были зарублены насмерть.

– Убить их! – отдал приказ Герцог Лун, сверкая глазами, – Тот, кто убьёт Восточного Лу, станет правителем десяти тысячи семей!

В этот момент там развернулась трагическая сцена битвы.

Находящиеся на стороне королевской семьи королевские эксперты и королевская личная гвардия – все они шагали по кипятку и ступали по огню, пренебрегая опасностью. И подобно прибою, непрерывно врезались в лагерь Герцога Парящего Дракона.

В тот момент, яростные крики в пылу битвы сотрясали небеса.

Вэй Тяньду взял с собой триста элитных солдат и закричал:

– Убить предателей! Убить!!!

Его длинное копьё плясало в воздухе, пока сам он нёсся за пределы дворца.

Вэй Тяньду был мастером начальной стадии одиннадцати меридианов истинной ци. И после приёма Пилюли Ярости Великого Дао, его сила быстро увеличилась.

Его длинное копьё было подобно водяному дракону, а также тигру, спускающемуся с горы.

Острие копья прочерчивало линии в воздухе, в едином ударе обрушиваясь на врагов.

Принцесса Гоуюй орудовала коротким мечом, следуя за элитой армии Тяньду, держа позади Восточную Чжижо и Восточного Линь.

В этот момент у неё была лишь одна мысль – спасти детей своего брата!

Бросаясь в бой, она совсем не задумывалась о последствиях для себя.

Когда триста элитных воинов Тяньду, не щадя жизни, неслись вперёд, высвобождая всю свою силу, каждый из них сражался за десятерых.

Не говоря уже о Вэй Тяньду, мастере одиннадцати меридиан истинной ци, находящемуся под действием пилюли, благодаря которой его разрушительная мощь стала ещё страшнее.

Вскоре, в стане врага образовался небольшой проход.

– Принцесса, поспешите и уходите вместе с детьми Его Величества! – закричал Вэй Тяньду безотлагательным тоном, пока его копьё танцевало в воздухе подобно яростному демону, сметая врагов, которые напирали на него подобно волнам.

– Чёрт! Кто-то хочешь сбежать!

Вдруг, кто-то из людей, стоящих рядом с Лун Чжаофэном, заметил намерение Принцессы Гоуюй сбежать из оцепления.

Лун Чжаофэн тут же закричал:

– Лун Эр, Сюэ-эр, возглавьте группу экспертов и остановите их! Никто не должен сбежать!!!

– Слушаюсь! – Лун Эр и Лун Цзюйсюэ приняли приказ.

Вэй Тяньду на самом деле сражался не щадя своей жизни. Ни одно его движение не было предназначено для своей защиты. Все его движения несли яростные атаки, которые обладали безграничной разрушительной силой.

Каждая его атака и движение были направлены на создание бреши в строю врага.

Им нужна была лишь небольшая щель, чтобы Принцесса Гоуюй и остальные смогли сбежать в этом переполохе!

Уже были видны улицы за пределами оцепления, до них оставалось лишь несколько десятков метров.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава