X
X
Глава - 508:
Предыдущая глава
Следующая глава

Все затихли. Никто не смел громко дышать, а когда они вспомнили, что случилось мгновение назад, в их сознаниях появилось чувство ужаса. Это было страшно, очень страшно. Все четыре крупные державы сильно пострадали. Сражаясь за сокровище незадолго до этого, многие их гении были убиты или ранены. Сейчас, пали даже двое Боевых Королей Четвёртого Ранга, в то время как Ту Жань и Лин И, которым удалось сбежать, получили тяжелые травмы. Один потерял руку, а другой потерял ногу. Из-за травм от Печати Фудо и Небесного Святого Меча, хотя им и удалось остаться в живых, в будущем их культивирование замедлится.

“Господа, поскольку вы еще здесь, вы хотите, чтобы я, бедный монах, очистил и ваши души?”

Монах обернулся. Услышав, что он сказал, все прохожие мгновенно разбежались во всех направлениях, один быстрее другого. В мгновение ока все исчезли.

Черт побери, кто здесь хочет умереть от рук этого монаха? Через мгновение, на эти пустынные острова вновь вернулся мир. Монах наконец посмотрел на Цзян Чэня. Когда он почувствовал реальную основу культивирования Цзян Чэня, он был невероятно потрясен. Хотя он был занят поглощением шариры, он все равно был в курсе всего, что происходило во внешнем мире; как Цзян Чэнь боролся с Лин И, как Е Ую был убит Цзян Чэнем, он знал все. Хотя монах был тщеславным человеком, он должен был признать, что Цзян Чэнь был самым великим гением, которого он когда-либо видел. Хотя монах мог убить Боевого Короля Четвёртого Ранга, он сам был в этой сфере. Однако, Цзян Чэнь был всего лишь Боевым Королём Первого Класса. Если бы Цзян Чэнь был четвёртого класса, возможно, он смог бы убить людей шестого класса, или даже седьмого класса

"Амитабха!"

Монах встал пред Цзян Чэнем. С серьезным выражением он казал: “Брат, спасибо, что помог мне. Этот бедный монах искренне благодарен за доброту, которую ты проявил.”.

Монах сказал с предельной искренностью. Он был хорошо осведомлен о ситуации. Это была чрезвычайно опасная ситуация, и, если бы Цзян Чэнь не остался помочь ему, монаху пришлось бы столкнуться с разрушительными последствиями.

“Похоже, что ты частично поглотил шариру, из-за чего тебе удалось прорваться к четвертому классу. Поздравляю."

Цзян Чэнь сказал с улыбкой на лице.

“Ты знаешь о шарире?” - Монах почувствовал удивление. Буддийская секта Западного региона редко общалась с другими крупными регионами, и с каждым днём они увядали все больше. Обычные монахи не могли оставить шариру, поэтому, помимо людей из буддистской секты почти никто не сможет распознать её.

Хотя много гениев из четырёх держав боролись за это сокровище, они думали, что это редкое сокровище, и никто из них не знал, что это.

Тем не менее, этот молодой человек назвал имя этого "сокровища", удивив монаха.

"Давным-давно, я получил некоторые указания от патриарха буддийской секты, так что у меня есть связь с буддизмом, что позволило мне признать эту шариру. Это шарира от Низшего святого третьего класса, и она, несомненно, принесет тебе огромную пользу. Только одна эта шарира позволит тебе прорваться к сфере боевого императора. Конечно, хоть это займет некоторое время, преимущества шариры выходят далеко за рамки этого. Ты культивируешь буддистские навыки, и твое тело обладает источником буддизма, и эта шарира сделает его ещё чище, увеличив твой природный потенциал. Это замечательное сокровище с бесконечными преимуществами."

Улыбнувшись, объяснил Цзян Чэнь.

Нет ничего, чего бы он не знал. Слова Цзян Чэня мгновенно ошеломили монаха. Теперь он по-иному смотрел на Цзян Чэня. Он никак не мог оставаться спокойным, потому что даже он не знал так много об этой шарире.

Первоначально, он использовал буддистский навык прогнозирования и предсказал, что шарира появится в Хаотическом океане, и что в конце концов привело его в это место. Хотя ему удалось наконец получить шариру, все, что он чувствовал – чистую энергию, содержащуюся внутри, но он никогда не знал, что это - шарира Низшего Святого третьего класса. Или, скажем так, это был первый раз, когда он видел шариру, и все, что он знал о ней, ему было сказано кем-то другим. Иначе, он не стал бы опрометчиво поглощать шариру в этом месте, что чуть и не погубило его.

“Брат, ты по-настоящему чудесный человек. Этот бедный монах никогда не забудет твою доброту.”

Монах слегка поклонился в сторону Цзян Чэня. Он чувствовал, что этот молодой человек был полон тайн.

“Не принимай это близко к сердцу, выдающийся монах. Я, Цзян Чэнь, путешествую по миру с одним принципом, я делаю то, что хочу. Как я и говорил, у меня есть связь с буддийской сектой. Поскольку ты был в беде, я, очевидно, должен был предложить свою помощь.”

Цзян Чэнь сказал с улыбкой.

“Брат Цзян, не называй меня выдающимся монахом. Мой буддийский титул – тиран.”

Впервые монах упомянул своё звание – тиран.

Да Хуанг, что доселе молчал, мгновенно разразился смехом. Немедля, он тут же сказал: “Черт возьми, я думал, что буддийский путь учит вас милосердию? Разве вы не должны следовать пути Ву Нэн или Ву Цзин? Возможно, даже Ву Сэ или Ву Вэй? Почему у тебя такой властный титул?”

[ТЛ: Ву Нэн = просветление; Ву Цзин = ясность ума; Ву Сэ = покаяние; Ву Вэй = смирение.]

Цзян Чэнь также был удивлен. Почему этот монах называл себя тираном? В любом случае, его поведение никогда не сможет соотнестись с выдающимся монахом. Поэтому, называть его тираном весьма подходящее слово.

“Этот титул был дан мне мастером. Я был очень непослушным, когда был ребенком, и всегда вызывал проблемы. Вот почему мой мастер дал мне такой властный титул. Спасибо, мастер!”

Монах улыбнулся, показав невинную улыбку на лице. Просто глядя на его лицо, очень трудно было увидеть в нем безжалостного монаха.

“У тебя хороший мастер. Однако, разве ты не думаешь, что здесь немного неуместно болтать?”

Сказал Да Хуанг.

"Брат-пёс прав, мы не можем здесь больше оставаться. Эти четыре крупные державы не простят нас. Нам нужно найти безопасное место, следуй за мной.”

Сказав это, тиран обернулся и начал лететь. На данный момент, Чжуан Фань, который ранее находился на расстоянии, подлетел к ним и остановился прямо перед ними.

"Ты можешь следовать за нами."

Цзян Чэнь сказал Чжуан Фаню. Он искренне жалел Чжуан Фаня, и ему практически некуда было идти. Вот почему он хотел следовать за ними. Он хотел одолжить силу Цзян Чэня, чтобы отомстить.

"Спасибо."

После того, как Цзян Чэнь позволил ему следовать за ним, на лице Чжуан Фаня появилось радостное выражение.

Облетев хаотический океан, тирану до сих пор не удалось найти подходящего места для отдыха. У Хаотического океана не такая уж и большая площадь, поэтому было очень трудно спрятаться от четырех великих держав.

Но если они решат оставить Хаотический океан, у них не будет выбора, кроме как отправиться в провинцию Лян, где правили четыре великие державы. По сравнению с этим, Хаотический океан был местом сосредоточения хаоса, великие державы не контролируют этот регион. Таким образом, здесь куда легче спрятаться.

“Ребята, на мой взгляд, я думаю, мы можем отправиться на остров Небесного Ястреба.”

Чжуан Фань предложил.

Предложение Чжуан Фаня было по вкусу Цзян Чэню. Он без колебаний согласился на предложение, заявив: “Чжуан Фань прав. Как правило, самое опасное место является самым безопасным. Заваруха началась на острове Небесного Ястреба, и кто сможет догадаться, что мы на самом деле скрываемся на этом самом острове?”

“Это верно. У меня еще есть несколько доверенных подчиненных на острове, и они могут помочь нам следить за ситуацией.”

Сказал Чжуан Фань.

Группа мгновенно пришла к соглашению, потом начала лететь на остров Небесного Ястреба.

С их способностями, они легко смогли незаметно добраться до острова.

Внутри двора, расположенного на острове Небесного Ястреба, Чжуан Фань опустился на колени перед Цзян Чэнем и поклонился несколько раз.

“Я думал, что ты был хозяином этого острова Небесного Ястреба, так почему ты кланяешься брату Цзяну?”

Тиран с любопытством спросил. Он пришел сюда только тогда, когда почувствовал ауру Шариры, из-за чего не знал, что произошло до этого.

“Молодой господин, я умоляю тебя, помоги мне, Чжуан Фаню, отомстить. Я проживу всего один год, и я готов сделать все для молодого господина.”

Искренне умолял Чжуан Фань.

Используя свой божественный смысл, Цзян Чэнь рассказал Тирану о том, что случилось с Чжуан Фаньем. Узнав, что с ним случилось, тиран в ярости сказал: “Нахуй! Этот Сяо Нань Фэн хуже зверя! Этот бедный монах действительно хочет очистить его душу!”.

[кого-то просветлённо бомбануло]

Цзян Чэнь и Да Хуанг тут же закатили глаза. Может этому монаху хоть немного помогает его внешний вид? Хотя, не важно, все-таки внешне ты ведь монах! Говорить "нахуй" разве таким образом он не позорит буддизм?

“Чжуан Фань, я, Цзян Чэнь, не люблю оказывать одолжения. Но в этот раз я решил помочь тебе. Я обещаю, что убью Сяо Нань Фэна в течение года, и дам тебе умереть в мире.”

Сказал Цзян Чэнь. После того, что произошло сегодня, отношения между ним и Дворцом Асуры уже не могут быть хорошими. Если они в будущем встретятся, между ним и великим лордом произойдет бой насмерть. Вот почему Цзян Чэнь дал обещание Чжуан Фаню.

Так как Чжуан Фань практиковал демоническое искусство, ему оставалось прожить всего год. Но для Цзян Чэня это не было проблемой. Не говоря уже обо всех его методах, одного только Священного Демонического Искусства было бы достаточно, чтобы продлить жизнь Чжуан Фаню, а также увеличить его потенциал.

Однако, Цзян Чэнь не стал давать ему это искусство. Не то, чтобы Цзян Чэнь был скупым, просто в этом нет необходимости. Заставлять мужчину жить дольше не значит помогать ему. Для Чжуан Фаня продление жизни будет означать только дополнительные страдания; для него жизнь хуже смерти.

Если бы не случайность, Чжуан Фань бы пошел по стопам своей жены и сына три года назад, и не прожил бы такую жалкую жизнь за последние три года. Он жаждал мести, когда Сяо Нань Фэн умрет, все смуты в его душе уйдут и он сможет спокойно умереть. А так как объект мести умрет, то и жить ему нет смысла.

“Спасибо, молодой господин. Если мы сможем убить Сяо Нань Фэна в течение года, я, Чжуан Фань могу умереть без сожалений.”

Лицо Чжуан Фаня было наполнено эмоциями. Хотя этот молодой человек перед ним был всего лишь Боевым Королем Первого Класса, и убить могущественного Сяо Нань Фэна в течение года труднее, чем сотрясти небеса, Чжуан Фань не сомневался. Он твердо верил, что Цзян Чэнь мог бы выполнить эту, казалось бы, невыполнимую задачу.

На день раньше Чжуан Фань никогда бы не поверил этому человеку. Но сегодня, увидев, как страшен Цзян Чэнь, он был полностью уверен в Цзян Чэне. Боевой Король, который даже не достиг двадцати лет – это доказывало, как талантлив Цзян Чэнь. Человек, который может за пару часов прорваться в сферу Боевого Короля, убить Боевого Короля Четвертого Класса, будучи Боевым королем Первом Класса, все это заставило его поверить, что Цзян Чен мог отомстить за него. По крайней мере, у Цзян Чэня на это больше шансов, чем у него самого.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Наверх