X
X
Глава - 530:
Предыдущая глава
Следующая глава

Старый монах был поражен. Ни один человек не мог обладать такой чистой молниеносной энергией в своем теле, кроме тех, кто родился с телосложением с атрибутом молнии, или тех гениев, кто культивировал навыки молнии. Тем не менее, такая энергия молнии в теле умирающего человека успокоится, из-за чего её невозможно будет заметить. Тем не менее, молниеносная энергия, которую он ощущал в теле Цзян Чэня, была чрезвычайно чистой, и в то же время она отдавала чистой энергией Ян. Кроме того, она была в теле Цзян Чэня и легко воспринималась чувствами, а значит не контролировалась Цзян Чэнем.

Это было действительно загадочно. Как мог умирающий человек обладать такой сильной молниеносной энергией в своем теле?

Конечно, Цзян Чэня нельзя было сравнить с теми гениями, у которых было молниеносное телосложение. Он только что столкнулся с Небесным Несчастьем, поглотив огромную молниеносную энергию. Не только это, он также употребил Пилюлю Молниеносного Дракона Девяти Солнц, и именно эта пилюля работала в его теле прямо сейчас. Несмотря на то, что Цзян Чэнь потерял сознание и сейчас находился в глубокой коме, чистая энергия молнии все еще циркулировала внутри его тела.

"Учитель, он столкнулся с Небесным Несчастьем незадолго до этого. Энергия молнии внутри его тела, должно быть, поглощена во время этого процесса. Кроме того, большая часть его травм была вызвана Небесным Несчастьем, и вскоре он был атакован Боевым Королем Девятого класса. Это действительно чудо, что он все еще жив." - сказал Тиран.

"Что?! Ты только что сказал, что он столкнулся с Небесным Несчастьем незадолго до этого? Ты говоришь, что он привлек Небесное Несчастье в Сфере Боевого Короля?"

В первый раз старый монах закричал в шоке. Как выдающийся монах, он редко испытывал такие сильные эмоциональные колебания. Спокойный и без эмоциональный старый монах забыл, когда в последний раз так волновался. Это был первый раз, когда он увидел гения, способного привлечь Небесное Несчастье в Сфере Боевого Короля. Таким образом, он просто не мог контролировать свои эмоции.

На его нынешнем уровне он прекрасно понимал, как страшно Небесное Несчастье, и он знал его источник. Столкнувшись с Небесным Несчастьем в Сфере Боевого Короля, этот молодой человек доказал, что обладал чудовищным талантом, с которым обычные гении не могли сравниться.

Однако было еще кое-что, что поразило этого старого монаха. Цзян Чэнь не только столкнулся с Небесным несчастьем, на него также напал Боевой Король Девятого класса, и он пережил все это. Хотя он ничем не отличался от трупа, старый монах все еще мог сказать, что этот молодой человек был живым, и что его поддерживала таинственная сила. 

"Правильно, брат Цзян - потрясающий человек. Он был в состоянии убить Боевого Короля Четвертого Класса, будучи Боевым Королем первого класса. Он - человек, на которого ваш ученик может только смотреть. Кроме того, он использовал Небесное Несчастье, чтобы уничтожить Тюрьму Адского Холода, место, принадлежащее сильной секте в провинции Лян. Ваш ученик действительно восхищается им, поэтому мастер, пожалуйста, спасите ему жизнь. Это единственная причина того, почему ваш ученик вернулся."

С тех пор, как он родился, Тиран впервые был так обеспокоен жизнью и безопасностью другого человека, помимо своего мастера.

"Хорошо, позволь мне взглянуть."

Старый монах был взволнован. Он снова присел на корточки и начал внимательно изучать травмы Цзян Чэня. Он не мог игнорировать гения, который мог бы привлечь Небесное Несчастье, и он был действительно счастлив, что его ученик мог дружить с таким гением.

Старый монах был Низшим Святым Девятого Ранга. Всё, как и сказал ранее Тиран, такой человек мог пойти куда угодно. Он был истинным буддистом, и, следовательно, его знание и суждение были далеко за пределами обычного человека.

После того, как старый монах осмотрел раны Цзян Чэня, он не мог не нахмуриться: "Его раны очень тяжелые. Все его внутренние органы разрушены, и даже его душа находится в глубокой коме. Если бы это был какой-то другой обычный человек, такая травма могла бы привести к смерти. Тем не менее, есть энергия, которая постоянно циркулирует внутри его тела. Я предполагаю, что он, должно быть, употреблял какую-то пилюлю для спасения жизни, прежде чем войти в кому. Не только это, кажется, что есть еще одна таинственная, но тонкая сила, поддерживающая его. Это действительно чудесная и таинственная сила, даже твой мастер не может сказать, что это такое.".

"Учитель, его можно спасти?" - нетерпеливо спросил Тиран.

"Я не уверен в том, можем ли мы его спасти. При нормальных обстоятельствах такие травмы наверняка убьют практически любого человека в этом мире. Это чудо, что он все еще демонстрирует признаки жизни. У этого человека очень сильная воля, и поскольку он потребил какую-то мощную пилюлю, она залечивает его травмы. Нет ничего, что мог бы сделать ваш мастер. Но, ваш учитель попытается помочь ему Сутрой Лотоса, и надеюсь, что я смогу разбудить его душу. Если его душа пробудится, я верю, что он снова обретет сознание." - сказал старый монах.

Его слова сразу же изменили выражение лица Тирана. Он хорошо знал силу своего учителя. Поскольку его учитель был истинным буддистом, выдающимся монахом. Человеком, который никогда не лжет и никогда не хвастается. Поскольку его учитель сказал, что Цзян Чэня можно вылечить, Тиран поверил в это всем своим сердцем.

"Однако с такими серьезными травмами все будет зависеть от него самого. У него сильная воля, чудовищный талант и чрезвычайно сильное телосложение, и я могу сказать, что его желание остаться в живых очень большое. Хотя ваш мастер может помочь ему Сутрой Лотоса, в конце концов, все зависит только от него самого."

По какой-то неизвестной причине, чем больше он смотрел на этого молодого человека, тем больше он чувствовал, что они где-то встречались. Однако он просто не мог вспомнить, когда и где, и он мог даже подтвердить, что он никогда раньше не встречал этого молодого человека. Это было действительно любопытное чувство.

"Учитель, ты можешь взглянуть на Да Хуанга? Чтобы спасти Цзян Чэня, он использовал запретную технику для сильного увеличения своей базы культивирования на два этапа, а затем использовал свою сущность крови для управления таинственным сломанным мечом, который казался действительно потрясающим. Его действия дали вашему ученику возможность спасти их обоих. Он пострадал от огромной отдачи и также получил серьезные ранения." - сказал Тиран.

Выслушав, что сказал ему Тиран, в глазах старого монаха можно было увидеть изумленный, но озадаченный взгляд. Обычно те методы, которые использовались для временного увеличения базы культивирования, были запрещенными методами, и никто не использовал бы их, если бы это не был критический момент. Однако секретный метод, подобный этому, был редким и чрезвычайно ценным, и методы, которые могли бы сильно увеличить культивационную базу на два этапа, были еще более редкими. Однако эта собака действительно знала такую ​​ технику .  Кажется, у не ё удивительная родословная.

Взгляд старого монаха был направлен на тело Да Хуанга. Медленно он протянул свою сияющую руку и положил её на лоб Да Хуанга.

В следующую секунду выражение старого монаха резко изменилось: "Он обладает редкой и могучей родословной Божественного зверя. Ваш мастер однажды встретил настоящего Божественного Зверя, Цилинь, и его кровь была такой же могучей, как у этой собаки. Тем не менее, я уверен, что родословная этой собаки не относится к Цилиню, но ваш мастер не может сказать, что это за Божественный Зверь. Тем не менее, это, без сомнения, действительно мощная родословная, и его будущие достижения будут безграничны. Неудивительно, что он мог использовать такую ​​ запретную технику ."

Старый монах больше не мог оставаться спокойным. Человек и собака, привезенные его учеником, были чрезвычайно чудовищными, и собака была существом, которое обладало полной родословной Божественного зверя. Это было действительно страшно.

"Действительно, Да Хуанг - мистическое существо."

Тиран кивнул головой. У него не было никаких сомнений по этому поводу, поскольку он был свидетелем этого своими глазами.

"Ты сказал, что он использовал сломанный меч, чтобы отразить атаку двух Боевых Императоров и Боевого Короля Девятого Класса? Где этот сломанный меч? Может ли твой учитель посмотреть?"

Старому монаху было очень любопытно. Он знал разницу между Боевым Королем и Боевым Императором, и, хотя Да Хуанг был настоящим Божественным Зверем, для него было невозможно бороться против Боевого Императора, ибо он только Демонический Король Третьего класса, но он всё же смог. Единственное возможное объяснение было тем сломанным мечом. Это должно быть мистическое оружие, действительно редкое сокровище.

 

"Сломанный меч принадлежит Да Хуангу. Однако, поскольку у меня не было времени, я боюсь, что теперь он находится в руках Дворца Асуры." - сказал Тиран.

Старый монах почувствовал жалость. Хотя он не был абсолютно равнодушным к мирским искушениям, он не был жадным мужчиной, лишь любопытным. Однако он также знал, что некоторые сокровища могли использоваться только Божественными Животными, в то время как другие существа не могли даже активировать сокровище. Так, хотя сломанный меч был в руках Дворца Асуры, для них он лишь груда металлолома.

После этого старый монах начал уделять пристальное внимание травме Да Хуанга. По завершении осмотра он не мог не нахмуриться. Человек и собака перед ним были тяжело ранены. Состояние было чрезвычайно серьезным, и, хотя можно было легко сказать, что Да Хуанг жив и выглядел намного лучше, чем Цзян Чэнь, все-таки было бы очень трудно полностью разбудить Да Хуанга.

"Родословная Божественного зверя чрезвычайно сильна, поэтому эта собака не умрет. Даже если ваш мастер не поможет ему, он проснется, полагаясь на родословную. Возможно, он активирует еще более сильную способность своей родословной. Травма не обязательно является катастрофой для этой собаки, и есть высокая вероятность того, что для нее это отличная возможность. Однако ваш мастер не уверен, как долго эта собака будет спать."

Хотя старый монах был Младшим Святым Девятого Ранга, он изучал путь буддизма на протяжении всей своей жизни, поэтому он не знал многого о других вещах, и ему даже не хватало достаточных знаний о Божественных Зверях. Вот почему он не мог помочь Да Хуангу. Однако результат его диагноза все же заставил Тирана почувствовать себя расслабленным. По крайней мере, Цзян Чэнь и Да Хуанг не умрут.

"Теперь ваш мастер будет использовать Сутру Лотоса, чтобы помочь им обоим. Сутра Лотоса - священная буддийская Сутра. Она представляет собой святость и достоинство и может использоваться, чтобы помочь очистить душу человека. Я буду использовать эту сутру, чтобы помочь Цзян Чэню в пробуждении его души. Остальное лежит в их собственных руках."

Это было единственное, что мог сделать старый монах.

Старый монах закрыл глаза и начал петь. Из его рта начали выходить бесчисленные руны. Каждая руна была санскритом, несущим квинтэссенцию буддизма. Это была мистическая сцена. Руны упали на тело Цзян Чэня и Да Хуанга, полностью покрыв их и сделав их похожими на два огромных золотых кокона.

Тиран сидел прямо на другой стороне, ладони он сжал вместе и внимательно работал над пониманием философии, лежащей в основе Сутры Лотоса. Каждый раз, когда он слушал лекцию своего учителя, то получал большую пользу.

Во дворце царила безмятежная атмосфера, и вокруг были только буддийские сияния. Старый монах остановился после того, как закончил воспевать Сутру Лотоса. Однако все эти руны все еще парили в воздухе, летали вокруг тел Цзян Чэня и Да Хуанга.

В подсознании Цзян Чэнь почувствовал, как его дремлющая душа плыла в королевство, полное золотых лучей. Во всем мире были видны монахи и буддисты, и он видел даже Правителя Бодхисаттвы. Это было сфера буддизма, священная и мирная, место в гармонии с остальным миром. Его душа очищалась в этом священном царстве.

 

 

 

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Наверх