Глава - 12: Странник
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Грохотали колесницы, лошади тяжело ржали. Небо было темно-голубым, а на нем – ни облака. Высоко парили два больших орла. Они будто пытались окружить группу идущих по земле. Несколько дней шли дожди, поэтому дорога в Литтл Мэн Сити превратилась в одно грязное месиво, которое все еще никак не просыхало. Колеса застревали, и лошадям каждый шаг давался с большим трудом – они вязли в грязи. От преющей на солнце грязи воздух вокруг наполнен был едким запахом, похожим на запах гнилого мяса. Казалось, будто этот запах проникает вовнутрь через все поры, и укрыться от него невозможно. Армия из двухсот всадников сопровождала семь позолоченных карет, двигались они очень тяжело. Иногда некоторые лошади начинали скользить, за что получали от своих погонщиков жесткие удары. Семь карет были до невозможного роскошны. Каждую из них везли по четыре белых коня. У последней и самой большой кареты не было одного колеса. Она возвышалась над землей на три фута и тащили ее четверо черных носорогов. Это были носороги редкого вида. Черная кожа их была усыпана зелеными пятнами, а на головах торчали по три извилистых рога. Рога сияли, как янтарь. Внутри эта карета походила на большую богато убранную спальню. Там была мягкая постель, длинный стол, две книжные полки и четыре бронзовые курильницы, помещенные в каждом углу. Несмотря на тяжелую дорогу, ехавшим в этой карете было удобно и легко. Лу Чэнфэн сидел за столом с растрепанными волосами и с трудом боролся с желанием заснуть. Он безучастно уставился на нижний ярус маленькой магической лампы, что стояла перед ним. Волшебная лампа размером была с кулак, и сделана была из пурпурного золота в форме жабы. Он слегка приоткрыл ее и жаба выпустила тонкую, толщиной в волос, полоску красного пламени, в котором медленно горел предмет в форме соевого боба и размером с Серебряный Экстракт. Этот Экстракт очень мал, но он стоил Лу Чэнфэну триста монет белого серебра. В нем содержится концентрация Золотого газа. Ее там очень мало, но это – настоящее сокровище. Нижний ярус волшебной лампы – сокровище, ради которого Лу Чэнфэн отдал все свое богатство, но до тех пор, пока в лампе есть камень огня, лампа будет выпускать нить Золотого газа. Конечно, достигнув определенного мастерства, он научится управлять энергией и сможет сам зажигать лампу и получать Золотой газ, но пока еще он этому не обучен. В нетерпении Лу Чэнфэн стиснул зубы и двумя руками надавил на жабу. Он жестко сжал ее и в гневе плюнул на нее кровью. Из лампы послышался шум, затем огонь вдруг разгорелся сильнее и пламя увеличилось в несколько раз. Лу Чэнфэна переполнила радость. Он поспешно потянулся к каменному жезлу и правой рукой взял набор золотых пинцетов. Пинцетом он ухватился за кончик нити золотого пламени и осторожно вытащил его из лампы. Нить пламени стала сияющей капелькой. Лу Чэнфэн вставил капельку в резной узор на каменном жезле. Пинцетом он продолжил растягивать и формировать золотой газ, оборачивая его вокруг рукояти. Узор на жезле представлял собой три кинжала, перевязанных двенадцатью стеблями. Лу Чэнфэн не был искусным мастером, поэтому нить газа в его руках трижды оборвалась, пока он вставлял ее в узор. Поэтому, в нескольких местах узор остался незаполненным. Но в целом он уже приобретал какую-то завершенность. Закончив с нитью газа, Лу Чэнфэн вставил в узор три Камня Земли, размером с фасолины. Они встали в основу композиции, украшавшей рукоять. Лу Чэнфэн отложил пинцет, взял жезл обеими руками и стал произносить какое-то заклятие. Медленно он передавал свою энергию каменному жезлу, инициируя магическую силу формирования. Камень, из которого был высечен жезл, добыли из самых глубин Земли и называли его «Древний камень». Считалось, что он содержит в себе мощную энергетику Земли. После на нем были высечены разные символы. Его должны были использовать в Формации золотого кинжала. Формация золотого кинжала обладала магическими свойствами и не только превращала металлы в золото, но и защищала своего владельца от врагов и недругов. Но чтобы достичь этих свойств, нужно было стать мастером в обращении с камнем и Кинжалом. Лу Чэнфэн высшего уровня пока еще не достиг. Приглушенно смеясь, Лу Чэнфэн вынул из мешка два каменных столба, которые считались столбами формирования. Глядя на них, он устало опустился на кровать. «Ха. Теперь я направляюсь в Литтл Сити. Город, на который каждые 2-3 года нападают варвары. Каждые несколько лет здесь умирает целый отряд офицеров. Неужто и меня направили для того, чтоб я здесь погиб?». Лу Чэнфэн усмехнулся. «Нет, я не готов принять это. Я, Лу Чэнфэн, и я не погибну здесь. Рано или поздно я вернусь в семью Лу Ли Ян и проучу этих гадов!». Сжав кулаки, Лу Чэнфэн взревел, как раненый тигр. Хорошо, что снаружи кареты не было слышно, что происходит внутри. Лу Чэнфэн закрыл лампу и спрятал ее. Подняв шторы, он уставился на кавалеристов, сопровождавших его. Лу Чэнфэн пренебрежительно махнул головой. Все эти двести кавалеристов были красивы, одеты в хорошие доспехи и вооружены прекрасным оружием. Но все эти идиоты ни во что больше не годятся. Ни один из них не достиг уровня мастерства Лу Чэнфэна. Он может убить 50 таких кавалеристов одновременно. Если бы вложить все нити золотого газа в жезл и кинжал, он бы разом убил их всех. Этих охранников Лу Чэнфэну дала его семья. Но неужто они думают, что он будет от них зависеть и с их помощью открывать для себя новый мир в этом бесполезном Литтл Мэн Сити? Лицо Лу Чэнфэна исказилось от ярости. Он отодвинул занавес и плюнул в лицо одного из кавалеристов, закричав: - Убирайся отсюда, вон! Бестолковый дурак, ты заслонил мне весь солнечный свет, ты хочешь, чтоб я погиб?! Кавалерист в ужасе спрыгнул со своего коня и повел его в другую сторону. Несмотря на то, что эти охранники в хороших сношениях с Лу Лу Ян, Лу Чэнфэн держит их жизнь в своей руке. Даже члены их семей и родственники зависят от Лу Чэнфэна. Поэтому никто их них не осмеливался сказать Лу Чэнфэну лишнего слова. Выпустив свой гнев, Лу Чэнфэн вылез из кареты и, стоя рядом с кучером, сжав зубы смотрел на двух орлов, плывущих по небу. Промолчав несколько минут, он спросил: - Сяо Хи, далеко еще до Литтл Сити? Кучером был высокий, под три метра, мускулистый темнокожий мужчина. Услышав вопрос Лу Чэнфэна он ласково улыбнулся и почтительно произнес: - Молодой мастер, еще двести миль. Лу Чэнфэн улыбнулся и положил руку на мускулистое плечо кучера: - Надо поработать, я хочу, чтоб мы приехали туда уже сегодня. Из одной из карет, движущихся впереди, вылез мужчина с такой же темной кожей, как у кучера и, держа в руке чашу с молоком, направился к Лу Чэнфэну. Почтительно наклонившись он с улыбкой подал чашу Лу Чэнфэну: - Молодой мастер, вы опять не спите по ночам, выпейте это человеческое лекарство. Лу Чэнфэн с презрением посмотрел на чашу, и, качая головой взял ее и стал пить. Сильный запах лекарства встал у него в горле и его едва не стошнило. Он переборол себя и, когда выпил все молоко, почувствовал прилив сил и энергии. Несмотря на то, что Лу Чэнфэн был ярым противником человеческой медицины, он признал, что это лекарственное средство пошло ему на пользу и с ее помощью он сможет продолжить свое восхождение к высшей ступени. Чтоб получить это лекарственное молоко, нужно найти женщину, которая кормит ребенка грудью, заставить ее некоторое время питаться только несколькими видами трав и специальным методом направить большую часть этих трав в женскую грудь, выводя из нее это грудное лекарственное молоко. Это человеческая медицина. Такой способ лечения распространен среди богатых семей. Считается, что такой способ самый эффективный в борьбе с недугами. Такой вид человеческой медицины Лу Чэнфэн ненавидел, но выбора у него не оставалось. Он должен был закончить свое дело, иначе он не сможет быть уверен в своей безопасности по приезду в Мэн Сити. Возвращая чашу старику, он вздохнул и покачал головой. Он сказал себе: «В конце концов, я рожден от таких же как они…». Но не успел он закончить, как в небе раздались два резких орлиных крика. Из леса послышался стук деревянной колотушки. И тут сто пятьдесят стрел с пронзительным звуком вылетели из деревьев. Двести охранников Лу Чэнфэна были поражены, почти семьдесят из них упали замертво. Пятьдесят человек, укутанных в черную ткань по самые глаза, с длинными клинками в руках двигались в сторону карет как страшный темный ураган. Идущий впереди всех указал на Лу Чэнфэна и скомандовал: - Идите и отрубите ему левую руку! На бледном лице Лу Чэнфэна выступила ярость. «Неужели они зайдут так далеко?», подумал Лу Чэнфэн. Раздался крик. Охранники Лу Чэнфэна были перебиты. Оставшиеся в живых громко кричали и пытались отбиться. Вены проступили на руках Лу Чэнфэна, он дрожал всем телом. Перед ним стоял человек в черном.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава