Глава - 298: Потерянная Душа
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

"Давай, попробуй использовать свою Духовную Длань. Когда твоя Духовная Длань пробудилась, ты должен был инстинктивно почувствовать, как ею управлять". Сказал Юнь Цан Хай, посмеиваясь.
Юнь Че кивнул. Действительно, в момент пробуждения его Духовной Длани его душа установила с ней странную связь... Но эта новообретенная связь вовсе не казалась ему чем-то чужеродным. Она была подобна новому органу, появившемуся в его теле. Когда он мысленно приказал Длани двигаться, красный свет, парящий над его левой рукой, сверкнул. Затем свет беззвучно пролетел вперед и завис в воздухе рядом с его телом. По его воле он принял форму Убийцы Драконов... Помимо разницы в цвете, его внешний вид был идентичен истинному Убийце Драконов.
Увидев свою собственную Духовную Длань, парящую неподалеку, Юнь Че испытал неописуемое чувство возбуждения, хоть сила его Длани и уступала дедушкиной. Наблюдая за его реакцией, Юнь Цан Хай понимающе улыбнулся: "Запомни это чувство. Эта сила не просто принадлежит тебе, она является частью твоего тела и души. Несмотря на то, что твоя Духовная Длань самого низшего класса, она также имеет свои преимущества. Использование Духовной Длани требует большого количества духовной и психической энергии. Чем выше класс Духовной Длани, тем больше количество потребляемой ею энергии. Соответственно, красная Духовная Длань наименее энергозатратна".
Слова Юнь Цан Хая были, само собой, лишь попыткой утешить Юнь Че. Это так называемое "преимущество" красной Духовной Длани было абсолютно смехотворным. Красная Духовная Длань стала менять форму в соответствии с волей Юнь Че: она была то мечом, то копьем, то длинной саблей. Иногда она принимала формы листа дерева, капли воды и даже силуэта мужчины. Юнь Цан Хай продолжил: "Духовная Длань не просто сила, обретшая физическую форму. Она также может принимать духовную форму, что позволяет ей вторгаться в души противников, проводя ментальные атаки ".
"Ментальные атаки?" Юнь Че был изумлен. После того, как он сосредоточился, его Духовная Длань мгновенно начала трансформироваться, пока не исчезла бесследно, приняв нематериальную, духовную форму.
Мощь и загадочность Духовной Длани превзошли все ожидания Юнь Че. Он молча стоял, будто глубоко о чем-то задумавшись.
"Хе-хе-хе-хе..." Наблюдая за непрекращающимся волнением на лице Юнь Че, управляющего пробудившийся Духовной Дланью, Юнь Цан Хай постоянно кивал головой, вспоминая дни своей юности, когда он сам только пробудил свою Духовную Длань. Он улыбался, но взгляд его смотрел в прошлое. Он был столь горд и силен, смотрел на всех свысока. Он был Королем, выше него был лишь сам Император, но теперь он пребывал в столь жалком и отчаянном положении. Его сын пострадал, пытаясь спасти его, и он понятия не имел, был ли он еще жив. Кроме того, он неосознанно привел в эту бездну своего внука... Его внуку было уже девятнадцать лет, но он не сделал для него ничего, что должен был сделать любящий дедушка. Единственное, что он смог сделать для него – использовать свою собственную духовную силу и помочь внуку пробудить его Духовную Длань.
В течение последних ста лет он непрерывно страдал от одиночества и утрат, обид и унижений, но все равно даже не думал о смерти. Он обязан был сохранить столь важный для Императора Демонов предмет, и к тому же он просто не хотел умирать вот так, не принеся какой-либо пользы.
Тем не менее, сегодня он, наконец, смог доверить этот важный объект своему собственному внуку. Он мог, наконец, без сожалений закончить свою несчастную жизнь...
"Че'эр, подойди".
Юнь Че развеял свою Духовную Длань и подошел к Юнь Цан Хаю.
"Перед тем, как я покинул Призрачную Обитель Демонов, отправившись на поиски Императора Демонов, я оставил тяжелое бремя хранения реликвии твоему отцу, но я не поведал ему огромную тайну. Она известна лишь Императорской Семье Демонов и нашей Семье Юнь. более того, к этой тайне допускаются лишь Император Демонов и глава семьи Юнь, больше никто не знает об этом. Если Император Демонов на самом деле мертв, то единственным человеком в мире, который знает этот секрет, остаюсь я. Так как я заперт здесь, в ловушке, я никогда не смогу снова увидеть дневной свет. Только ты можешь помочь мне... Че'эр, подойди ближе, поднеси ухо к моему рту".
 В этом темном, глухом месте были лишь дед с внуком, абсолютно некому было подслушать их разговор. Но Юнь Цан Хай оставался крайне осторожным, что показывало, насколько важен был этот секрет. Юнь Че, не говоря ни слова, выполнил просьбу Юнь Цан Хая и подошел ближе. Затем, ЮнЬ Цан Хай чрезвычайно тихо что-то сказал ему на ухо.
"Ах? Неужели это правда?" Услышав слова Юнь Цан Хая, Юнь Че был просто вне себя от потрясения.
"Это касается будущего всей Призрачной Обители Демонов. Ты должен держать это в секрете, и можешь сообщить об этом лишь непосредственно Маленькой Императрице Демонов, которая в данный момент правит Призрачной Обителью Демонов, и никому другому".
Юнь Че кивнул: "Я сохраню слова, сказанные дедушкой, в глубине своего сердца. Но, дедушка, ты не должен быть столь пессимистичным: мы, безусловно, найдем способ выбраться отсюда. Я, разумеется, сохраню доверенную мне дедом тайну, но не думаю, что мне стоит информировать Маленькую Императрицу Демонов; будет куда лучше, если дедушка займется этим лично".
"Ха-ха-ха-ха!" Юнь Цан Хай благодарно засмеялся: "Мне радостно слышать от тебя такие теплые слова. Моя Семья Юнь задолжала тебе целых девятнадцать лет, а дедушка был тем, кто заточил тебя в эту ловушку, в то время как ты не высказал ни малейшей жалобы. Мало того, что ты с радостью признал меня своим дедом, ты так сильно желаешь вытащить меня отсюда... Моей Семье Юнь действительно повезло иметь такого внука, и это самая большая компенсация, что я, Юнь Цан Хай, только мог получить от Небес за эту мрачную сотню лет. Я также уверен, что если ты когда-нибудь встретишься со своими родителями, ты, безусловно, не станешь винить их за то, что они не смогли тебя тогда защитить. Хотя твое тело и источает невероятное убийственное намерение, твой характер совершенно удивителен; похоже, что Дедушка Сяо, вырастивший тебя, очень добрый и благородный человек".
Юнь Че слегка кивнул: "Он... очень заботливый дедушка".
Юнь Цан Хай посмотрел вверх и горестно сказал: "Я действительно хотел бы поблагодарить его лично. За все сотни прожитых мною лет я еще никогда не был кому-либо так благодарен... Че'эр, помни сказанные мною ранее слова. Ты всегда должен выказывать ему свое почтение, как если бы он был твоим биологическим дедом, чтобы отплатить ему за его доброту и те годы, что он воспитывал тебя".
Юнь Че кивал, соглашаясь со словами деда.
"Хорошо... Я устал, мне нужно немного отдохнуть. Выйди за пределы барьера и внимательно изучи твою недавно пробудившуюся Духовную Длань. Только внимательно ее изучая, ты сможешь постепенно познать бесконечные тонкости этой техники". Сказал Юнь Цан Хай, прикрыв глаза.
"Да, дедушка". Юнь Че кивнул и вышел за пределы барьера. Похоже, что Юнь Цан Хай потратил чрезвычайно большое количество энергии на преждевременное пробуждение его Духовной Длани. Во время разговора его дыхание было чрезвычайно прерывистым.
Покинув пределы барьера, Юнь Че сел. Он закрыл глаза, но мысли его были не о Духовной Длани, он тщетно пытался придумать, как можно было вместе с дедом покинуть это место.
Юнь Цан Хай был скован цепями, связанными с Небесной Карой, известными как "Метеоритные Цепи". Юнь Че множество раз пытался разбить Метеоритные Цепи своим Убийцей Драконов, но он не смог нанести им ни малейшего ущерба, не то что разрубить их.
Ранее Жасмин рассказала ему, что подавляющая сила Небесной Кары связаня с сердцем и душой Юнь Цан Хая. До тех пор, пока Юнь Цан Хай жив, эта подавляющая сила будет существовать. И наоборот, если он умрет, то она тут же исчезнет. Именно поэтому он ранее решил убить Юнь Цан Хая. Теперь, когда он знал, что Юнь Цан Хай его родной дедушка, он больше не мог поднять на него руки. В таком случае, если бы он хотел покинуть это место...
............
Юнь Че внезапно распахнул глаза, его мозг будто бы пронзил мощный электрический разряд.
Для Юнь Цан Хая не было никакого способа покинуть это место, в противном случае он бы не был заперт здесь в ловушке в течение сотни лет. За исключением убийства Юнь Цан Хая, у Юнь Че не было способа покинуть это место... Тем не менее, тот факт, что он не мог навредить Юнь Цан Хаю, не означал, что Юнь Цан Хай не может навредить себе, дабы освободить его!
Небесная Могущественная Формация Подавления Души не оказывала на него никакого эффекта. Тогда почему Юнь Цан Хай хотел, чтобы он практиковал Духовную Длань вне пределов барьера?
И слова, сказанные им прежде... Передав ему эту огромную тайну...
"Дед!!"
Юнь Че закричал. Он резко вскочил и мгновенно ворвался в барьер. Но в тот момент, когда он переступил границы барьера, Юнь Че замер на месте...
Голова Юнь Цан Хая безжизненно свисала на грудь. Даже после испуганного крика Юнь Че его дед не отреагировал, и Юнь Че уже не мог почувствовать в его исхудалом, тщедушном теле даже капли жизни.
"Дедушка... ДЕДУШКА!!!"
Кошмарная мысль, внезапно появившаяся в его голове, вернула его к реальности. Юнь Че содрогнулся всем телом и как безумный рванулся вперед, обрушившись на колени перед трупом, когда-то бывшим Юнь Цан Хаем.
В ответ своим отчаянным мольбам Юнь Че услышал отнюдь не голос своего недавно обретенного дедушки, а звон спадающих с его безжизненного тела Метеоритных Цепей.
Метеоритные Цепи, которые сотню лет сковывали тело Юнь Цан Хая, внезапно полностью ослабли, безвольно падая на землю. Метеоритные Цепи, как и Небесная Кара, были связаны с сердцем и душой запечатанного человека; когда человек погибал, Метеоритные Цепи сразу же ослабевали, теряя всю свою неестественную силу.
Подавляющая аура Небесной Кары также бесследно рассеялась. Не осталось ни капли исходящей из клинка тяжелой, безграничной власти, меч был спокоен, мертв.
В этот момент тело Юнь Цан Хая, который был скован в течение целого столетия, наконец, получило свою долгожданную свободу, медленно упав в объятия Юнь Че. Он подхватил тело своего деда, медленно опустившись на колени. Он непонимающе смотрел в пустоту, без звука, без движений, без слез, как будто его душа покинула тело, отправившись вслед за дедушкой.
"Он уничтожил свои сердечные каналы... Я нисколько не удивлена его выбором". Тихо сказала Жасмин.
Юнь Че: "..."
Юнь Цан Хай был мертв, и, как и сказала Жасмин, погиб он, уничтожив собственные сердечные каналы.
Его смерть была чрезвычайно безмятежной. Легкая улыбка все еще красовалась в уголке его рта, она была наполнена тихой радостью и покоем. Это было единственное, что могло хоть как-то утешить Юнь Че... Но все же за этой улыбкой скрывались глубокие чувства тоски и беспокойства.
В этот момент последние слова Юнь Цан Хая зазвучали прямо у уха Юнь Че... Перед своей смертью он оставил Юнь Че послание, идущее прямиком из его души:
"Че'эр, за проведенное вместе время дедушка увидел, что в твоем сердце есть множество важных для тебя людей, много дел, целей и невыполненных обещаний, из-за чего ты страстно желал покинуть это проклятое место... Это последняя вещь, которую никчемный дедушка, затащивший тебя в подобное место, может для тебя сделать. Не грусти: хоть я и умер, смерть стала для меня облегчением, по которому я тосковал днем и ночью. После знакомства с тобой и передачи в твои руки задачи, что я уже не в силах выполнить, у дедушки не осталось никаких сожалений. Я упокоюсь с миром и наконец отправлюсь вслед Императору Демонов... В конце концов, есть еще ты, тот, в ком течет кровь твоего дедушки, продолжение нашего рода".
"Че'эр, мое дорогое дитя, дедушка не заботился о тебе как следует. В ином мире дедушка будет непрестанно молиться за тебя. Континент Бездонного Неба твой дом, но Призрачная Обитель Демонов твоя истинная родина. Дедушка надеется, что в один прекрасный день ты сможешь вернуться в Призрачную Обитель Демонов, к нашей Семье Юнь, чтобы твои родители узнали, что ты до сих пор жив и здоров... Не вини своих родителей, они за эти долгие девятнадцать лет, безусловно, уже истерзали свои сердца и выплакали свои глаза в беспокойстве и тоске по тебе... Последнее желание твоего дедушки не месть и не встреча с Императором Демонов, но желание увидеть вас... Вновь воссоединившуюся семью..."
Последние слова Юнь Цан Хая угасли, и две полосы слез пробороздили лицо Юнь Че... Над его головой послышался шум и посыпались струйки песка, что означало, что подавляющая сила Небесной Кары уже полностью исчезла. Но Юнь Че не двигался с места, обнимая труп Юнь Цан Хая... обнимая только что встреченного и сразу же навеки потерянного родного дедушку... Его тело обратилось в неподвижную, скорбную статую.
--------------
В это же время в Обители Небесного Меча.
Разгоряченный Лин Цзе, который только что закончил тренировку, шел обратно в свой двор. Когда он уже собирался войти в свою комнату, ученик Небесного Меча, который носил одежду, украшенную скрещенными мечами, поспешно бросился к нему, восклицая: "Второй Молодой Мастер Обители!"
"Старший брат Юнь Пэн... Что случилось?" Лин Цзе повернулся к нему лицом, легонько вздохнув.
"Второй Молодой Мастер Обители, мои поздравления со столь молниеносным достижением десятого уровня Духовной[4] ступени внутренней силы. Вы уже превзошли Молодого Мастера Обители в этом же возрасте". Сказал ученик Небесного Меча, улыбаясь. Своим вчерашним прорывом Лин Цзе потряс всю Обитель Небесного Меча, ведь даже Лин Юнь в свои семнадцать лет был только на девятом уровне Духовной[4] ступени внутренней силы. Прорыв Лин Цзе означал, что его врожденный талант полностью превзошел Лин Юня. Ученик достал из нагрудного кармана приглашение, украшенное изображением пламени: "Это приглашение прислала Секта Горящих Врат Рая. Через четыре дня Молодой Мастер Секты Горящих Врат Рая отправится в Столицу Империи Голубого Ветра, чтобы сопровождать принцессу Цан Юэ до места проведения церемонии. Через семь дней они вступят в брак в Солнечном Чертоге Секты Горящих Врат Рая. К сожалению, Мастер Обители не сможет явиться и просит Второго Молодого Мастера Обители представлять его на предстоящем торжестве. Он сказал, что минуло уже два года с тех пор, как Второй Молодой Мастер Обители в последний раз покидал Обитель Небесного Меча и что вы должны воспользоваться этим шансом, чтобы покинуть пределы Обители и немного развеяться".
"Фэн Дзюэ Чен... и принцесса!?" Лин Цзе вздрогнул и со свистом выхватил приглашение из рук ученика. Он пронесся по нему взглядом, его брови сомкнулись: "Как это может быть, как это... это неправильно! Это, безусловно, не то, чего желает сестренка-принцесса, ведь Босс и она... "
Он множество раз перечитывал приглашение. И, наконец, его глаза остановились на дате торжества. Он, разглаживая свой лоб, казалось, пришел к решению. Он отложил приглашение и сказал с серьезным выражением лица: "Старший брат Юнь Пэн, сообщи моему отцу, что я отправлюсь в Секту Горящих Врат вместо него".

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава