Глава - 327: Гнев Горящих Врат Рая (Часть 1)
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

“Сяо... ах нет, Юнь Чэ...” – ноги Сяо Цзе дрожали, и он сказал, глотая свою слюну: “Мой внук Чэн Чжи пошел с Сяо Кан Юнь из секты Сяо три года назад, и присоединился к основной ветви, вы можете... вы можете, пожалуйста, исходя из его репутации...”

 

Для них существование секты Сяо было похоже на зал богов. Возможность присоединяться к секте Сяо, принесло величайшую славу за всю свою жизнь. Сяо Цзе хотел испугать Юнь Чэ, принося имя Сяо Чэн Чжи, который присоединились к секте Сяо, но, прежде чем он закончил, Юнь Чэ - посмотрел на него тяжелым ледяным взглядом, обращаясь к нему, сделав его не в состоянии сказать ничего более: “Сяо Чэн Чжи? Хех, не говоря о том, что он простой охранник подземных дверей после вступление в секту, даже если бы Мастер секты Сяо, Сяо Цзюэ Тянь придет, я заставлю его заплатить свой долг сполна! Долг, что его сын задолжал, он, как отец, не сможет уйти от ответственности!”

 

Слова Юнь Чэ были ледяные и полны презрения, и действительно думал, что даже Мастер секты Сяо чего-нибудь стоил. Сердце каждого трепетало, когда они услышали это... если ему плевать даже на Мастера секты Сяо Цзюэ Тяня, тогда бы Сяо Чэн Чжи даже считался недостойный упоминания... Нет, нет! Он просто не мог даже рассматриваться как кто-то перед ним.

 

Бум!

 

Юнь Чэ нанес удар, и Сяо Юнь Хай отлетел. Тело Сяо Юнь Хая, которое полетело, по горизонтали сбило более десятка учеников за ним. Однако, когда Юнь Чэ ударив эти несколько раз, он бил без намеренья убить. В противном случае, с его нынешней силой, даже если он использовал всего десять процентов своей силы, было бы достаточно, чтобы убить всех, не оставив и следа. Став мастером клана Сяо Юнь Хай, естественно, не был полным идиотом, и тоже заметил это. Он выпрямился изо всех сил, и сказал: “Юнь Чэ, тогда... мы… действовали исходя из ситуации... Мы просто не могли себе позволить оскорбить людей из Секты Сяо... если мы не сделали бы этого, это закончилось бы плохо для всех нас... мы выгнали тебя из клана Сяо, потому что ты действительно не имел крови клана Сяо... но, ведь, мы, клан Сяо, воспитывал тебя шестнадцать лет...”

 

Сяо Юнь Хай, естественно, не был тем, кто ценил честь более драгоценно, чем свою жизнь, ели необходимо умереть или покориться. В противном случае, он бы не продал и подставил его для того, чтобы выслужиться перед Сяо Кан Юнем тогда. Таким образом, когда он заметил, что Юнь Чэ, казалось бы, не хотел убивать, он сразу начал ныть умолять.

 

“Пизд*шь!” - Юнь Чэ выругался и сдвинул брови: “Заставили? В первый день, когда Сяо Кан Юнь пришел сюда, он просто не видел мою маленькую тетю среди всех, так как у него могли родиться грязные мысли против неё?! Оскорбление, которое вы нанесли ей на второй день, вы действительно имели право говорить такое?! Кроме того, человек, который взрастил меня, был мой дедушка Сяо Ле, а не клан Сяо! Все что ты дал мне, были только презрение, издевательство и угнетение! Это я буду помнить вечно!”.

 

Когда Юнь Чэ говорил, его взгляд пронесся по каждому из присутствующих. Независимо от того, кто это был, каждый, кого коснулся, его взгляд, почувствовал холод, распространяющийся по телу. Особенно у тех, кто из раза в раз издевались над ним, все молниеносно опустили их дрожащие тела, даже не смели громко дышать...

 

Если бы перед ними стоял нормальной силы человек они бы настолько сильно не сжимались бы. Ведь так много людей их клана Сяо в целом, можно назвать, самой мощной силой Города Плывущих Облаков. Но сила Юнь Чэ была за пределами реальности; Сяо Бо, Юнь Хай, Сяо Ли... эти трое, которые в настоящий момент самые сильные из клана, не имеют ни малейшей возможности еще немного побороться. Он случайно поднял с земли свой меч, чем заставил еще больше сердец сжаться от испуга.

 

Перед гнетущей силой Юнь Чэ, они могут только бояться, и просто не могли набраться мужества, чтобы сопротивляться.

 

Правая рука Сяо Бо была полностью искалечена, Сяо Ли был пригвожден к стене, его жалкие крики уже стали невероятно хриплым; Мастер клана Сяо Юнь Хай опустился на колени на одной ноге, с лицом, полным крови; ноги Сяо Чжэн и Сяо Цзе дрожали, не решаясь сделать хоть один шаг вперед... весь клан Сяо принизывала аура отчаяния. Глядя на Юнь Чэ, который к ним испытывал злость, обиду и гнев, они глубоко внутри испытывали неподдельное сожаление... Нынешний Юнь Чэ, имя, которого гремело по всей империи, был на самом деле Сяо Чэ, который был изгнан, после оскорблений, три года назад! Если бы они тогда не делали таких коварных и ужасных вещей, для того чтоб выслужится перед Сяо Кан Юнем, их клан бы достиг большей выгоды, нежели сейчас! Слава клана Сяо выросла бы до небес и даже не уступала славе внешним отделам Секты Сяо…

 

Название клана Сяо, было бы известно по всему миру.

 

И из-за Юнь Чэ, они также усилили бы связи с Императорской семьей и Божественным Дворцом Ледяного Облака.

 

Это были вещи, о которых они даже не смели мечтать, вещи гораздо больше, чем в миллионы раз больше, чем незначительная благотворительность Секты Сяо три года назад!

 

Тем не менее, все эти вещи, которые могли быть реализованы, были целиком уничтожены из-за их жадности и коварства три года назад... Которые были заменены обидой Юнь Чэ! А также полной безнадежностью, которая скоро наступит.

 

Впервые в своей жизни, Сяо Юнь Хай и эти несколько Старейшин поняли, слово ‘сожаление’ с непревзойденной четкостью. Они осознавали, что, к сожалению, не могут вернуть время вспять, чтобы исправить содеянное. Но они были вынуждены пожинать плоды, которые сами посеяли. А также проглотить подобное решение.

 

Сяо Чэн осторожно сказал: “Да... это все, наши ошибки. Мы были тогда полностью ослеплены впечатляющим именем Секты Сяо, но... но это все, все идеи предыдущего молодого мастера клана Сяо Юй Луна! Мы только... только координировались с Сяо Юй Луном. И Сяо Юй Лун также получил воздаяние после этого; той же ночью, его глаза были выколоты, нос, уши, язык были отрезаны, и даже сухожилия в его конечности были разрезаны... и… и он даже стал евнухом... все произошедшее  тогда, действительно не наша идея!”

 

Дело в отношении Сяо Юй Луна, всегда было табу, которое не было позволено упоминать. В противном случае, Сяо Юнь Хай определенно начал бы истерить. Но на этот раз, для того, чтобы обрести шанс выжить, Сяо Чэн даже свалил все преступления на голову Сяо Юй Луна, который умер ужасной смертью. Взгляд Юнь Чэ сместился вбок, и усмехнулся: “Вы правы, все это... возмездие, которое он заслуживает! Но вы, после того, как сделали то, что сделали в тот день, Вы не задумывались, что рано или поздно, и вы получите, то, что заслужили!!!”

 

Голос Юнь Чэ, казался, прямо за ухом. Его фигура уже мгновенно исчезла, как Сяо Чэн и Сяо Цзе одновременно почувствовал прилив глубокой энергии, который был острым как клинок, приближающийся к их лицу.

 

Хлоп!

 

Хлоп!

 

Прозвучали две одновременных пощечины, и они были громкими до такой степени, что заставляли барабанные перепонки вибрировать от шума. Сяо Цзе и Сяо Чэн одновременно взлетели от оплеухи, и приземлились далеко на землю как тряпичные куклы. Кровь просочилась из-за угла их ртов, пока их старые лица стала кроваво-красными. Стороны их лиц, которые получили пощечину, увеличились, и в два или три раза превышали обычный размер. Прикрывая свои старые лица, словно они были опаленные огнем, болезненно завыли низким голосом.

 

Его фигура снова мелькнула, и Юнь Чэ, уже вернулся в исходное положение, где он стоял. Его скорость была настолько быстрой, что никто из присутствующих не мог видеть его четко. Юнь Чэ скрестить руки на груди, и сказал с издевкой: “Но Вы не волнуйтесь, я не буду убивать вас сейчас. В противном случае, вы бы уже давно стали грудой трупов. Это не значит, что я не хочу Вас убивать, только потому, что мой дед и маленькая тетя имеют добрый и доброжелательные характеры по природе, и никогда не были запятнаны грехом убийства за всю свою жизнь. Кроме того, мой дед и маленькая тетя принадлежит к тому же клану, как и вы, ведь если я убью вас всех, они будут чувствовать, что ваши смерти были связаны с ними, и они будут чувствовать некоторое чувство вины за это.”

 

В данный момент несколько человек, которые уже были в отчаянии, услышав это, сразу стали вне себя от радости. Но сразу после этого, они вдруг вспомнили что-то, как их лица снова изменились, став еще хуже, чем раньше.

 

Сяо Юнь Хай поспешно встал изо всех сил и сказал: “Это.. это действительно мы заставили Пятого старейшину пасть, а также великий грех перед вами, мы заслужили возмездия, которое получили сегодня. Если вы... спасете нас сегодня, то отныне наш клан Сяо будет следовать за вами, как за лидером. Если это будет ваша разумная просьба... ах нет, приказ, даже если нам придется прыгнуть в горячую воду и пройти через огонь, мы, безусловно, будем выполнять, и только можем надеяться, на то, чтобы компенсировать проступки прошлого.”

 

Все изменения в цвете лица были замечены в глазах Юнь Чэ. Он чувствовал, что было что-то не так, но не принимал это близко к сердцу. Он посмотрел на Сяо Юнь Хай холодными глазами: “Сяо Юнь Хай, вы знаете, у меня нет идей относительно вас. Выгнали меня из клана Сяо тогда, но теперь вы хотите завязать отношения со мной? Очень хорошо, так как вы клан Сяо желаете послушно повиноваться, то сейчас у меня уже есть одно задание для вас!”

 

Взгляд Юнь Чэ опустился, посмотрев на каждого, холодно сказал: “Каждый из вас, отправитесь к задней части горы, встанете на колени, где мой дед и тетя находятся, и умоляете их покинуть ущелье! Если вам удастся убедить их покинуть их, я пощажу ваши жизни, и пусть вашу судьбу будет решать дед. Если Вы не сможете заставить их уйти мольбами... стойте там, на коленях до тех пор, пока не умрете!”

 

Юнь Чэ не был милосердным человеком, но Сяо Ле, а также Сяо Лин Си ими были. Особенно Сяо Ле; если бы он не сильно ценил верность и любовь, как бы он несмотря на насмешки и критику тысячи, сумел воспитывать Юнь Чэ, того, кто с рождения имел искалеченные духовные вены, который не был ему даже кровным внуком. Юнь Чэ знал, что произойдет, если судьбу этих людей будет решать Сяо Ле. Даже если они причастны к его заточению, Сяо Ле по-прежнему, не приговорит их к смертной казни… Юнь Чэ знал, что ему не стоит так поступать. В противном случае, будет так, как он сказал, и доставит его духу чувство вины, от которого будет сложно избавиться.

 

Однако он не ожидал, что после того, как он произнес эти слова, члены клана Сяо перед его глазами на самом деле не показали радости и облегчения на их лицах, вместо этого стояли с еще более испуганным видом. Его брови резко нахмурились, и нехорошее чувство вдруг возникло в его сердце.

 

“Это... это... это...”, - Хотя это была большая надежда, которая спустилась с небес, и даже приближалась к благодати, вместо этого тела Сяо Юнь Хая и остальных покрылись холодом. Сяо Юнь Хай опустился на одно колено снова, все его тело бессильно, и он не смог снова подняться. С хриплым голосом, который нес глубокий страх, он сказал: “Пятый... пятый Старейшина, и Сяо Лин Си... уже... уже...”

 

Глаза Юнь Чэ прищурились, и он выпустил убийственную ауру и намерение убийства, которое было ужасно леденящим. Его фигура мелькнув, появилась перед лицом Сяо Юнь Хая, и он крепко схватил его за воротник, сразу во время разговора с налитыми кровью глазами: “Что уже случилось с моим дедушкой, и маленькой тетей? Что с ними случилось... говори! ГОВОРИ СЕЙЧАС ЖЕ УБЛ*ДОК!”

 

Когда он был схвачен Юнь Чэ, Сяо Юнь Хай начал задыхаться, и его лицо стало ужасно белым. Сяо Чэн, который был рядом с ним, посмотрел на него опухшим лицом, и сказал отшатнувшись: “Они... они больше не находятся в задней части горы...”

 

Почувствовался всплеск смертоносной ледяной ауры, который по ощущениям вырвался из ада, заставила все его тело дрожать. Сяо Чэн яростно проглотил полный рот слюны, и поспешно заговорил, боясь, что Юнь Чэ взорвавшись от злости, убьет их всех: “Это были Горящие Врата Рая... Это были люди Горящих Врат Рая...”

 

“Три дня назад группа членов клана Горящих Врат Рая вдруг пришла сюда... Они сказали, что хотят забрать Сяо Ле и Сяо Лин Си... Мы не знали их причины, и они не объясняли нам ничего... мы просто не осмелились сопротивляться, и могли только смотреть, как они пошли к задней части горы... и забрали Пятого Старейшину и Сяо Лин Си... это люди клана Горящих Врат Рая...Это не имеет ничего общего с нами...”

 

“~!#$%...” -  В мозгу Юнь Чэ, как будто что-то взорвалось с грохотом. Каждая капля крови, каждый комок нервов, каждый клочок его души, были совершенно затоплены с внезапно взорвавшейся яростью и ненавистью.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава