X
X
Глава - 398: Фэн Хэн Кун
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Секта Божественного Феникса была самой большой сектой на Континенте Бездонного Неба. Хоть  общая численность ее учеников и уступала Четырем Великим Священным Обителям, в плане  подконтрольных территорий ни одна другая секта на континенте не могла соперничать с ней. Секта Божественного Феникса также была единственной сектой на Континенте Бездонного Неба, способной конкурировать в силе с Четырьмя Великими Священными Обителями.

В то же время Секта Божественного Феникса была по-своему уникальна: она была, с одной стороны, обычной сектой, а с другой являлась основой целой Империи! У Секты Божественного Феникса было два основных оплота: одним был Город Божественного Феникса, а другим являлся Императорский Дворец Божественного Феникса! Внешние отделения секты были рассеяны по всей Империи Божественного Феникса; Секта Божественного Феникса, вне всякого сомнения, обладала в Империи Божественного Феникса неограниченной властью.

Секта Божественного Феникса, бесспорно, обладала величайшей силой и политической властью на Континенте Бездонного Неба. В этом они на голову превосходили другие страны. Остальные Империи постоянно преподносили Империи Божественного Феникса богатые дары, надеясь снискать ее расположение... Естественно, Империя Голубого Ветра не была исключением.

Императорский Дворец Божественного Феникса.

Фэн Хэн Кун - это имя было известно всем и каждому в пределах Континента Бездонного Неба. Ведь оно принадлежало нынешнему Мастеру Секты Божественного Феникса, и по совместительству Императору Божественного Феникса. Он обладал непревзойденной духовной силой, власть, которой он обладал, охватывала весь Континент Бездонного Неба, людям Континента Бездонного Неба он казался каким-то легендарным существом. Для граждан остальных шести Империй их Императоры уже были недосягаемыми личностями, но Император Божественного Феникса Фэн Хэн Кун намного их превосходил, он был подобен правителю Небесного Дворца. Просто услышав его имя, люди преисполнялись благоговения и чувства собственного ничтожества.

В остальных шести Империях тронный зал монарха всегда был окружен массивной защитной формацией, а внутри него тайно несли дозор множество сильных экспертов. Он был наиболее безопасным и охраняемым местом во всех Императорских Дворцах. Но Тронный Зал Божественного Феникса, где восседал Фэн Хэн Кун, был совершенно иным, в нем царили спокойствие и тишина. Поблизости не было видно ни единого охранника, даже многочисленные стражи, патрулирующие Императорский Дворец, тщательно избегали этого места... Подобное было абсолютно невообразимо для любого другого Императорского Дворца. Но в Империи Божественного Феникса это было абсолютно обычным делом.Ведь Фэн Хэн Кун был не только Императором, он был Мастером секты номер один Континента Бездонного Неба – Секты Божественного Феникса! Насколько он был силен?! Разве ему, с его-то мощью, требовалась какая-то охрана? Нашелся ли бы на Континенте Бездонного Неба хоть один человек, достаточно квалифицированный для того, чтобы стать его телохранителем?

Да и кто в пределах Континента Бездонного Неба обладал достаточной силой и храбростью для того, чтобы вломиться в Императорский Дворец Божественного Феникса?

Тронный Зал Божественного Феникса. Заложив руки за спину, Фэн Хэн Кун неотрывно смотрел на Феникса, изображенного на стене Тронного Зала. Его взгляд был туманен, как будто он раздумывал над чем-то. Одежда Императора была золотисто-желтого цвета, с вышитой на ней когтистой драконьей лапой, а ярко-алая мантия, что волочилась вслед за ним по полу, была украшена изображением пылающего Феникса.

В этом году ему исполнилось уже более, чем сто пятьдесят лет, но на его крайне бледном лице не было ни малейшего следа морщин. С его подобными изогнутым клинкам бровями и сияющими, словно звезды, глазами казалось, что ему было не более сорока лет... Если бы не потребность выглядеть подобающе великому монарху и желание подчеркнуть разницу в возрасте со своими детьми, он, с его-то уровнем развития, легко мог бы поддерживать облик двадцатилетнего юноши. У него было, в общей сложности, шестнадцать детей, пятнадцать сыновей и одна дочь. Его старшему сыну, Фэн Си Мину, исполнилось уже целых сто лет, в то время как его дочери, которая была самой младшей, в этом году исполнилось шестнадцать.

Тринадцатым же его сыном был Фэн Си Чэн, который был жестоко избит Юнь Че.

Очень долго Император Божественного Феникса стоял безмолвно, пока, наконец, его взгляд не дрогнул. Не оборачиваясь, Фэн Хэн Кун вдруг равнодушно спросил: "Мин'эр, что случилось?"

Неизвестно откуда позади него появился мужчина в красном плаще, на вид ему было около тридцати или сорока лет. Он подошел к Императору, не издавая ни малейшего шороха при ходьбе. Он долгое время стоял за спиной Фэн Хэн Куна, не издавая ни звука, опасаясь, что он может помешать Императору. Но, услышав наконец прямой вопрос Фэн Хэн Куна, мужчина немедленно поклонился и сказал: "Сын приветствует царственного отца... Этот сын пришел сюда, дабы сообщить царственному отцу две новости".

Фэн Хэн Кун обернулся. На его благородном и спокойном лицо не было ни следа эмоций, он безразлично пожал плечами и неохотно сказал: "Продолжай".

"Да, отец". Как старший сын Фэн Хэн Куна, Фэн Си Мин являлся молодым Мастером Секты Божественного Феникса и наследным принцем Империи Божественного Феникса. Было очевидно, что он испытывал невероятное почтение к Фэн Хэн Куну. Его поза и подбираемые слова были безукоризненны. Стараясь не показаться дерзким, он слегка опустил голову: "Первый вопрос на самом деле является лишь маловажным делом, недостойным тревожить отца. Но это дело связано с тринадцатым братом, так что этот сын не знает, следует ли ему беспокоить царственного отца".

"Хм!" Фэн Хэн Кун слегка нахмурил брови: "Ты мой сын, наследный принц Империи Божественного Феникса, так когда ты успел стать настолько нерешительным?! Если ты хочешь что-то сказать, то говори прямо. Если не хочешь, то молчи! Зачем попусту сотрясать воздух?!"

Нельзя было не обращать внимание на недовольство Фэн Хэн Куна. Фэн Си Мин задрожал и быстро сказал: "Отец абсолютно прав, этот сын признает свою ошибку. Несмотря на то, что этот вопрос незначителен, он по-прежнему касается родословной нашей секты, поэтому будет лучше, если я посвящу царственного отца в детали".

"Родословной нашей секты? Если этот вопрос связан с родословной нашей секты, ток как он может быть "незначительным"?" Взгляд Фэн Хэн Куна мгновенно стал более сосредоточенным: "Что именно произошло? Говори, быстро!"

"Да... Помнит ли царственный отец имя "Юнь Че", которое этот сын упоминал два года назад?" Спросил Фэн Си Мин.

"Юнь Че?" Глаза Фэн Хэн Куна слегка вздрогнули: "Ты говоришь о том человеке, что воспользовался Пламенем Феникса на Рейтинговом Турнире Голубого Ветра два года назад? Разве он не погиб?"

"Смею сообщить отцу, что, пока все считали его мертвым, Юнь Че был запечатан под Обителью Небесного Меча Голубого Ветра, никто не ожидал, что он остался в живых. После того, как этот сын получил эту весть, он велел Тринадцатому Брату лично отправиться в Империю Голубого Ветра и доставить приглашение на Рейтинговый Турнир Семи Империй, дабы выяснить связанные с этим вопросом детали. После того, как Тринадцатый Брат встретил Юнь Че, он обнаружил, что он действительно обладает родословной нашей Секты Божественного Феникса! Его пламя, несомненно, является Пламенем Феникса, принадлежащим нашей секте!"

"Так вот в чем дело!" Выражение лица Фэн Хэн Куна слегка изменилось. Родословная была основой Секты и ее же строжайшим табу. Первым правилом Секты Божественного Феникса было обязательство не дать распространиться крови наследников Пламени Феникса. Он серьезно спросил: "Кто именно оказался настолько безрассудным, что позволил родословной нашей секты распространиться? Как такое произошло? Что за человек этот Юнь Че, кто его родители и близкие родственники, ты тщательно проверил его кровные связи?"

Фэн Си Мин ответил: "Насчет этого, этот сын два года назад уже отправил людей, чтобы узнать обо всем. Но, к сожалению, похоже, что родители Юнь Че умерли вскоре после того, как он родился, убитые врагами его семьи. Его приютил человек по имени Сяо Ле, совершенно не связанный с ним кровными узами. Кроме того, когда правда была разоблачена, Юнь Че был изгнан из своего клана".

"Его биологические родители, должно быть, давно умерли, иначе они бы не оставили своего сына на целых двадцать лет. Но это все не важно, около пяти месяцев назад, когда Тринадцатый Брат отправился в Империю Голубого Ветра, чтобы разобраться со всем лично, произошел несчастный случай".

"Несчастный случай? Что ты имеешь в виду под "несчастным случаем"?!" Спросил Фэн Хэн Кун, вновь хмуря брови.

Лицо Фэн Си Мина побагровело от злости, его голос стал гораздо мрачнее: "Тринадцатый Брат, подтвердив, что Юнь Че на самом деле обладает родословной нашей секты, хотел схватить его, но все пошло не так, как он рассчитывал. В конце концов... В конце концов, он потерпел сокрушительное поражение".

"Невозможно!" Яростно взревел Фэн Хэн Кун. "Чэн'эр чрезвычайно талантлив и обладает родословной Феникса, даже в моей Империи Божественного Феникса почти невозможно найти для него достойного противника того же возраста, что и он. В столь маленькой, никчемной и слабой стране, как Империя Голубого Ветра, он может делать все, что захочет, не боясь наказания! Кто мог посметь помешать ему, зная, что он Тринадцатый Принц Империи Божественного Феникса и мой, Фэн Хэн Куна, сын!"

"Отец, пожалуйста, усмири свой гнев!" Взмолился Фэн Си Мин: "Этот сын тоже не ожидал подобного результата. Несмотря на то, что Юнь Че известен, как номер один среди молодого поколения Голубого Ветра, он достиг лишь жалкой Земной[5] ступени внутренней силы. Тринадцатый Брат полагал, что схватить его будет так же легко, как сдуть пыль, осевшую на рукав".

"Но он совершенно не ожидал, что Юнь Че, известный как номер один молодого поколения Голубого Ветра, станет зятем Императора Голубого Ветра! Когда Тринадцатый Брат прибыл в Императорский Дворец Голубого Ветра, он попал прямиком на свадебную церемонию принцессы Голубого Ветра. Так как это была свадьба принцессы, императорская семья, естественно, пригласила выдающихся экспертов со всех концов Империи Голубого Ветра. Даже если эксперты в пределах Империи Голубого Ветра ничтожно слабы, среди них все еще есть несколько Императоров[7]. В тот день, насколько я знаю, почти все присутствовавшие были Императорами[7], и когда Тринадцатый Брат уже собирался схватить Юнь Че, Император Голубого Ветра в ярости отдал приказ атаковать. Повинуясь его приказу, эти Императоры[7]и несколько практиков на пике Небесной[6] ступени набросились на Тринадцатого Брата... Тринадцатый Брат, в конце концов, еще слишком молод. Хоть с ним и были двое Императоров[7] приставленных охранять его, они не ожидали, что столкнутся со всеми сильнейшими экспертами Голубого Ветра разом, их сильно превосходили в числе, поэтому..."

"Не... Немыслимо!!"

Фэн Хэн немедленно яростно взревел. Волна чрезвычайного жара, порожденная его гневом, мгновенно прокатилась по Тронному Залу Божественного Феникса, заставляя дрожать воздух. Он сдвинул брови, пытаясь подавить свою ярость: "Какая-то ничтожная Империя Голубого Ветра смеет вести себя столь вызывающе. Они и вправду осмелились, словно стая шакалов, наброситься на моего сына, Фэн Си Чэна! Где это они нашли столько мужества, чтобы быть такими дерзкими?!"

"Этот сын, получив это известие, также был очень зол, но Тринадцатый Брат не виновен в случившемся. Поражение, понесенное от представителей столь маленькой нации, как Империя Голубого Ветра, несомненно, является большим позором, поэтому Тринадцатый Брат не стал об этом никому говорить. Так как царственный отец был занят подготовкой к рейтинговому Турниру Семи Империй и открытию Ковчега Изначальной Эры, Тринадцатый Брат не решился сообщить ему об этом, опасаясь, что это отвлечет царственного отца. Поэтому он скрывал произошедшее... Тем не менее, присутствовавшие на празднестве эксперты Голубого Ветра явно сильно напуганы, поэтому информация о произошедшем не распространилась. За последние несколько месяцев не было слышно ни единого слова о понесенном Тринадцатым Братом унижении. Кроме того, есть еще одна причина, по которой Тринадцатый Брат никогда не поднимал этот вопрос..."

"Говори!"

"Во время свадьбы Юнь Че сказал, что он будет представлять Империю Голубого Ветра и лично примет участие в Рейтинговом Турнире Семи Империй". Мрачно сказал Фэн Си Мин: "Таким образом, по сравнению с крайне важным вопросом подготовки к открытию Ковчега Изначальной Эры столь незначительная вещь, как все еще остающееся в живых отродье из крохотной Империи Голубого Ветра, не имеет никакого значения".

"Хм…" Задумчиво протянул Фэн Хэн Кун: "Он на самом деле решился приехать сюда? Это, вероятно, потому, что он понимает, что ему не избежать наказания, поэтому он решил явиться к нам лично, дабы отдать в качестве искупления свою жалкую жизнь!"

"Этот сын полностью согласен с отцом. Его сопротивление в тот день, было, скорее всего, просто попыткой выторговать себе еще несколько месяцев жизни". Холодно засмеялся Фэн Си Мин: "Так что царственный отец не должен сердиться из-за столь малозначительных вещей. Если он действительно осмелится появиться в нашей Империи Божественного Феникса, то он должен будет забыть о возвращении домой. Если же он не появится, этот сын будет вынужден просто решить этот вопрос лично. В конце концов, как и сказал отец, хотя сам Юнь Че - ничтожество, любой вопрос, касающийся нашей родословной Феникса, имеет первостепенное значение".

Фэн Си Мин действительно услышал об этом от Фэн Си Чэна только вчера. Но рассказ Фэн Си Чэна сильно отличался от того, что случилось в тот день... В тот день Фэн Си Чэн и двое сопровождающих его Императоров[7] были избиты, растоптаны и унижены одним лишь Юнь Че. Но он сказал Фэн Си Мину, что на них напали почти все эксперты Голубого Ветра, достигшие Императорской[7] ступени, из-за чего они и вынуждены были отступить... Двое телохранителей слово в слово повторяли историю Фэн Си Чэна.

Ведь они, как эксперты великой Империи Божественного Феникса, попросту не могли признать, что они потерпели поражение и были избиты мальчишкой, рожденным в захолустной Империи Голубого Ветра, который достиг лишь Земной[5] ступени внутренней силы! Это было унижением, что они не смогли бы смыть за всю оставшуюся жизнь! Как они могли позволить людям узнать о столь позорном происшествии!

"Нелепо... просто нелепо…" Фэн Хэн Кун, переполненный гневом, скрестил обе руки на груди: "Мы изначально несколько сомневались, но теперь твердо решили, что мы больше не можем позволить этой Империи Голубого Ветра существовать!"

Примечание: Фэн Хэн Кун впервые использовал императорское «мы» лишь в последнем предложении главы.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава
Наверх