X
X
Глава - 419: Изменения в Ковчеге Изначальной Эры
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава
Почти все снежинки уже опустились на землю. Молодая девушка также перестала танцевать, печально глядя на тающий снег под своими ногами. Она взглянула на Юнь Че и прекрасным, мелодичным голоском спросила: "Тебе понравился мой танец?"
"Он прекрасен..." Юнь Че медленно кивнул. По его голосу казалось, будто он говорил во сне, его сознание все еще находилось во власти только что увиденного танца.
Принцесса Снежка слышала подобные похвалы постоянно, но она, тем не менее, залилась счастливым смехом: "В таком случае... Сделай еще немного снега, хорошо? Тогда я смогу станцевать для тебя еще раз. Когда я смотрю на падающий снег, мне нестерпимо хочется танцевать".
"Хорошо..." Разве Юнь Че мог ей отказать? Она была подобна ангелу, лишь возможность просто видеть ее была неописуемым удовольствием и роскошью. Подобную неземную картину обычный человек может и не надеяться увидеть за всю свою жизнь. Юнь Че протянул руку к небу и сконцентрировал духовную энергию...
Но, как только он активировал Искусства Ледяного Облака, его грудь пронзила нестерпимая боль. Юнь Че застонал и быстро опустил руку, прижав ее к своей груди, с трудом сглатывая подкатившую к горлу кровь. Цвет его лица мгновенно стал пепельно-серым.
"Ах!!" Удивленно воскликнула принцесса Снежка. Даже не потрудившись снова надеть свою обувь, она своими тонкими, подобными ледяному нефриту ногами сошла с небольшого пятачка, укрытого снегом, ступив на мягкую траву. Принцесса протянула к Юнь Че свои руки, но тут же их отдернула, после чего нервно спросила: "Ты точно... в порядке? Это все моя вина, увидев снег, я сразу же потеряла голову и совершенно позабыла о своих ранах... Мне очень жаль... Мне так жаль..."
Девушка, прозванная "Сокровищем Империи Божественного Феникса", прямо сейчас искренне извинялась перед ним, "обычным учеником". Ее прекрасные глаза были полны беспокойства и раскаяния. Юнь Че был очень этим тронут и постарался улыбнуться как можно беззаботнее: "Не волнуйся, я в порядке. Я по своей глупости забыл о своих внутренних повреждениях, мне станет гораздо лучше после короткого отдыха".
Успокоив принцессу, Юнь Че осторожно сел на землю. Он закрыл глаза и успокоил дыхание, после чего боль быстро сошла на нет.
После слов Юнь Че, видя, что его лицо постепенно вернуло себе нормальный, здоровый цвет, принцесса потихоньку стала успокаиваться. Она подошла к Юнь Че и внезапно присела прямо перед ним, принявшись в упор его разглядывать. Она понятия не имела, что именно толкнуло ее на подобные действия, возможно, это произошло из-за странного, непонятного чувства, что вызывал у нее Юнь Че... Впервые за всю свою жизнь она настолько заинтересовалась конкретным человеком.
Когда его внутренние повреждения были более или менее излечены, Юнь Че открыл глаза, сразу же натолкнувшись на любопытный взгляд принцессы. Заметив, что он смотрит на нее, принцесса Снежка моргнула и сладко засмеялась, отчего на ее лице расцвела прекрасная улыбка, заставившая вздрогнуть саму душу Юнь Че. Он также рассмеялся и с сожалением сказал: "Ваше величество, в своих ранах виноват лишь я сам. Я не только не смог создать для вас немного снега, но и даже заставил вас беспокоиться... К завтрашнему дню мои раны будут в полном порядке, и тогда я обязательно сотворю для вас столько снега, сколько вы захотите".
"Хорошо!" Принцесса Снежка с готовностью согласилась, после чего слегка склонила голову: "Но могу ли я попросить тебя не называть меня "Вашим Высочеством"? Я как-то неудобно себя чувствую…"
"В таком случае... Как же я должен называть Ваше Высочество?"
"Меня зовут Фэн Сюэ'эр, вы можете называть меня СюэСюэ или просто Сюэ'эр. Мне так куда больше нравится, "Ваше Высочество" звучит слишком уж напыщенно". Со смехом ответила принцесса.
Если бы какой-нибудь член Секты Божественного Феникса оказался на его месте, то он был бы в ужасе просто от мысли о такой дерзости. Но Юнь Че, естественно, это не заботило, и он радостно улыбнулся: "Хорошо, с этого момента я буду называть тебя Сюэ'эр".
"Ага!" Принцесса Снежка слегка улыбнулась и кивнула, ее подобные звездам глаза смотрели прямо на него: "Тогда могу ли я называть тебя... Старшим братом Лин Юнем?"
"Конечно же, вы можете называть меня и так... но мне было бы приятнее, если бы Сюэ'эр называла меня "старший брат Юнь". Мне кажется, что это звучит более открыто, нежели "Большой брат Лин Юнь"". Юнь Че улыбнулся... Несмотря на то, что разница была лишь в одно слово, "старший брат Лин Юнь" и "старший брат Юнь" были двумя совершенно разными понятиями. Ведь первое прозвище... не имело к нему совершенно никакого отношения!
"Хорошо!" Принцесса Снежка довольно кивнула: "Старший брат Юнь... Старший брат Юнь... Старший брат Юнь... Ха-ха-ха!"
Принцесса Снежка трижды повторила его имя. Слушая ее невероятно нежный, сладкий голос, Юнь Че казалось, что все кости в его теле плавились от наслаждения.
----------------
Императорский Дворец Божественного Феникса, Тронный Зал.
"Этот сын приветствует царственного отца". С почтением сказал Фэн Си Мин, стоя напротив Фэн Хэн Куна.
Дата проведения Рейтингового Турнира Семи Империй была все ближе, но это было второстепенно. Куда важнее было то, что вскоре должен был открыться вход в Ковчег Изначальной Эры. Несмотря на то, что за последние несколько тысяч лет никто так и не смог разгадать секрет Ковчега Изначальной Эры, ни у кого не возникало никаких сомнений в том, что в Ковчеге хранились потрясающие сокровища, ценность которых они не могли даже представить. Поэтому, несмотря на все прошлые неудачные попытки, появление Ковчега Изначальной Эры каждый раз вызывало небывалый ажиотаж. Все в Секте Божественного Феникса считали, что если бы им удалось раскрыть секрет Ковчега Изначальной Эры и заполучить спрятанные в нем сокровища, то сила Секты Божественного Феникса и вправду смогла бы сравниться с мощью Четырех Великих Священных Обителей... Или даже превзойти их.
Заметив появление Фэн Си Мина, Фэн Хэн Кун даже не поднял голову, ворчливо спросив: "Что на этот раз?"
Фэн Си Мин скромно склонил голову и ответил: "Царственный отец, я только что получил вести из Зала Земного Духа, сегодня утром духовная печать на дверях Ковчега Изначальной Эры претерпела некоторые изменения. Судя по собранным нами за прошедшие тысячелетия данным, такого рода изменения означают, что двери Ковчега отворятся через двенадцать дней, на целых четыре дня раньше, чем мы ожидали". Подготовка к походу в Ковчег Изначальной Эры и была причиной, по которой Фэн Хэн Кун в последнее время очень редко появлялся на людях.
Фэн Хэн Кун поднял голову, его лицо напряглось: "На четыре дня раньше?"
Фэн Си Мин кивнул: "Вне всяких сомнений. Изначально планировалось, что час открытия Ковчега придется на следующий после окончания Турнира день, но теперь, когда выяснилось, что его двери распахнутся на четыре дня раньше запланированного срока, возникают проблемы с проведением Рейтингового Турнира. Даже если мы перенесем Турнир на более раннюю дату, нам все равно не хватит времени. Поэтому, не зная, как нам действовать в подобных обстоятельствах, я и пришел просить наставлений царственного отца".
Фэн Хэн Кун встал, напряженно хмуря брови. Двери Ковчега Изначальной Эры будут открыты лишь в течение двадцати четырех часов, каждая минута и ​​каждая секунда, проведенные там, были бесценны, поэтому ни в коем случае нельзя было впустую тратить время. Однако в письмах-приглашениях, отправленных остальным Шести Империям, было ясно сказано, что вошедшие в тройку лидеров Рейтингового Турнира будут иметь право подняться на борт Ковчега Изначальной Эры. Как же им удастся выбрать эту тройку, если они уже не успевали провести Рейтинговый Турнир в срок? Столь внезапное же перенесение даты проведения Турнира было бы еще более неуместным.
Фэн Хэн Кун пробормотал своим низким, властным голосом: "Изначально планировалось, что Рейтинговый Турнир будет проходить в течение пяти дней. Ковчег Изначальной Эры не станет нас дожидаться, а перенесение даты начала Рейтингового Турнира также не представляется возможным. Если двери Ковчега Изначальной Эры откроются на четыре дня раньше означенного срока, то у нас не остается иного выбора, кроме как сжать сроки проведения Турнира до одного дня!"
"Один день? Это..." На лице Фэн Си Мина явственно читалось изумление. Такого не случалось за всю историю Рейтингового Турнира Семи Империй. Проведение всех боев между участниками от всех Семи Империй в течение одного дня представлялось ему абсолютно невообразимой, обреченной на провал затеей.
"Это единственный путь. Как ответственный за подготовку к Турниру, ты должен разобраться со всеми возникшими сложностями". Фэн Хэн Кун пристально посмотрел на сына: "С исследованием Ковчега Изначальной Эры не должно возникнуть никаких накладок, как и с Рейтинговым Турниром, ведь от его успеха зависит престиж нашей Секты Божественного Феникса. Оставляю на твое усмотрение любые решения по поводу подготовки к предстоящему Турниру, можешь считать это испытанием твоих способностей. Еще вопросы?"
Даже если Фэн Си Мин и был растерян из-за свалившихся на его голову проблем, ему все равно не хватило мужества перечить отцу, поэтому он быстро склонил голову: "Нет, этот сын приложит все свои силы к исполнению воли царственного отца и ни за что его не разочарует".
"Хорошо". Фэн Хэн Кун кивнул: "В таком случае, если у тебя нет других вопросов, ты можешь идти. Не забудь оповестить Великих Старейшин и Мастеров Павильонов, чтобы они смогли вовремя завершить все необходимые приготовления".
"Да... Но у этого сына есть вопрос, который он бы хотел обсудить с царственным отцом. Дело не слишком уж срочное, но этот сын подумал, что царственный отец хотел бы об этом узнать".
"Говори".
Фэн Си Мин осторожно сказал: "Несколько дней назад из Горного Хребта Феникса доносились звуки битвы. По прибытию на место мы обнаружили тело личного телохранителя Тринадцатого Брата, Фэн Чи Хо, и смерть его была не из легких. Окружающая его земля была сильно повреждена, налицо все признаки отчаянной битвы".
Что касается смерти Фэн Чи Хо, Фэн Хэн Кун, естественно, уже знал об этом, но ему явно не было до этого дела, поэтому он равнодушно сказал: "Только члены нашей Секты могут попасть в Горный Хребет Феникса. Раз он погиб там, значит, он был убит кем-то из нашей Секты. Тщательно обследовав место его смерти, можно с легкостью выяснить детали произошедшего".
"Царственный отец абсолютно прав. После проведенного расследования выяснилось, что Фэн Чи Хо преследовал человека, который утром того же дня прорвался через охрану южных ворот. Городские стражи сказали, что небо к тому моменту еще не просветлело, поэтому они не смогли разглядеть лицо того человека. Они лишь заметили, что ему еще нет тридцати, и..."
"Нет необходимости рассказывать мне все это!" Фэн Хэн Кун нетерпеливо взмахнул рукой: "У Нас нет времени, чтобы разбираться в столь маловажных вопросах. Так как Фэн Чи Хо был убит членом нашей Секты, то это означает, что он был недостаточно хорош. Ты считаешь, что Мы должны лично выяснить, кто убил ни на что не годный мусор?"
"Царственный отец, прошу тебя, успокойся... Смерть Фэн Чи Хо не слишком меня волнует, но... но..." Фэн Си Мин набрал в грудь воздуха, его лицо было сильно напряжено: "Место смерти Фэн Чи Хо находится менее чем в пяти километрах от Абсолютного Утеса Феникса, а за Абсолютным Утесом Феникса простирается Долина Приземляющегося Феникса, где сейчас находится Сюэ'эр. Царственный отец приказал стражам охранять территории, уходящие от Долины на север, восток и запад на двадцать пять километров, в то время как южные территории остались без охраны. Этот сын обеспокоен тем, что тот человек может вторгнуться в Долину Приземляющегося Феникса и помешать Сюэ'эр..."
Не успев договорить, Фэн Си Мин внезапно почувствовал, как его тело вдруг пробил озноб, и он не стал продолжать испытывать судьбу. Глаза Фэн Хэн Куна сузились, он холодно уставился на Фэн Си Мина, опустившего взгляд под тяжелым взором отца.
"То есть... Ты хочешь сказать, что желаешь отправиться в Долину Приземляющегося Феникса, дабы убедиться, в безопасности ли Сюэ'эр?"
"Нет, этот сын ничего такого не имел в виду, просто... Просто этот сын боится, что кто-то может навредить Сюэ'эр". В ужасе пролепетал Фэн Си Мин. Он ожидал, что Фэн Хэн Кун отреагирует на его слова вспышкой гнева, но все же не смог сдержаться... Фэн хэн Кун в настоящее время слишком занят, так что, возможно, он действительно мог позволить ему отправиться туда... Даже если у него был лишь один шанс из миллиона, возможность взглянуть на Сюэ'эр того стоила. Тем не менее, сразу стало очевидно, что это были лишь пустые надежды. Фэн Сюэ'эр была самой большой слабостью Фэн Хэн Куна... Слабостью, которую лучше было вовсе не упоминать.
"Хм! Абсолютный Утес Феникса не единственная преграда на пути к Долине, к югу от нее также есть Великая Формация Феникса. Никто, кроме членов нашей Секты, не может войти в ее пределы. Никто из членов нашей Секты Божественного Феникса не осмелится нарушить мой приказ и отправиться в Долину Приземляющегося Феникса!! К тому же, Сюэ'эр всегда может отправить Нам звукопередачу, если что-то произойдет. Если бы ее действительно кто-то побеспокоил, то она, безусловно, немедленно сообщила бы Нам. Тебе не следует об этом беспокоиться... Уходи!"
"Царственный отец, усмири свой гнев, этот... этот сын лишь волновался о своей сестре. Этот сын должен откланяться".
Фэн Си Мин в панике вылетел из Тронного Зала Божественного Феникса... Покинув Тронный Зал, он обернулся, плотно стиснув зубы, и тусклое пламя ненависти вспыхнуло в его глазах.
Предыдущая глава
Назад
Следующая глава