Глава - 478: Императрица Цан Юэ
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Ледяное пламя оставило ладонь Юнь Чэ и оказалось на поверхности каменной двери. Не было никакого шума и при этом не извергался огонь Феникса или энергии Абсолютного льда, на самом деле не было даже следа звука или свечения, который обычно следовал за извержением силы ледяной огонь просто медленно угасал исчезая не издавая ни единого звука.

 

Однако углубление размером с кулак появилось в том месте каменной двери, куда ледяной огонь приземлился.

Эти углубления изгибались внутри формируя полусферы идеальной формы.

Поверхность этих углублений была чрезвычайно гладкой схожей с великолепно обработанным зеркалом, это выглядело как будто поверхность полировали с самым совершенным средством в мире.

 

После рассмотрения этих углублений, лицо Юнь Чэ заблестело от радости и удивления. Прежде, когда он активировал Чистилище и использовал самую сильную атаку, даже сломав убийцу дракона  в процессе, он смог сделать трещину толщиной не больше ногтя его мизинца. Это давало ему едва различимый проблеск надежды, на то что сможет однажды сбежать из этого места. Однако из-за чуда вызванного ледяным огнем он мог ясно видеть день когда он покинет это место.

 

«Замечательно!», взволнованно  сказал Юнь Чэ сжимая кулаки, «Если это правда , я должен повторить этот процесс несколько сотен раз, пока не смогу создать достаточно большое отверстие для меня чтобы сбежать!»

 

Еще раз Юнь Чэ закрыл глаза, зажег огонь Феникса и сконцентрировал энергию абсолютного льда. Но на этот раз даже прежде чем он мог даже начать объединять их, его разум начал расплываться и чувство глубокой усталости пришло от его внутренних каналов. Реакция  его ума и внутренней силы заставила его поколебаться на мгновение. Он рассеял огонь Феникса и энергию абсолютного льда  и начал размышлять, сосредоточившись на восстановлении его внутренней и умственной силы.

 

Через некоторое время внутренняя энергия и сила разума пришли в норму  и он еще раз начал сплавлять ледяной огонь. На этот раз процесс занял немного меньше времени, чем это занимало раньше. Еще раз ледяной огонь приземлился на каменную дверь в тоже самое место в которое он попал раньше. После того как ледяное пламя бесшумно исполнило свою роль размер углубления заметно увеличился, но поверхность была столь же гладкой как зеркало без следа шероховатости.

 

Единственной целью Юнь Чэ сейчас состояла в том, чтобы сбежать из этого места где он был заперт последние восемнадцать месяцев. Таким образом основная часть его времени была посвящена двум действиям, первым было сплавление ледяного пламени, вторым было  восстановление  его внутренней силы и умственной энергии. Каждый день проходил в повторении этих действий многократно... Бессознательно время которое уходило на сплав ледяного пламени становилось меньше и меньше. Первоначально он мог создавать его два раза в день... По прошествии пяти месяцев и когда Юнь Чэ находился на пике силы он мог насильственно соединить ледяное пламя пять раз в день!

 

По сравнению с тем сколько первоначально времени требовалось для создания ледяного огня  и затратами духовной и умственной энергии расход которой уменьшился в несколько раз.

 

Кроме того после прохождения через этот процесс его духовная и умственная энергия были достаточно закалены....

 

–--------------- –-----------   –----------------    –------------------------

 

Континент Бездонного неба, Империя Голубого ветра.

В настоящее время уже прошли уже два года  с новости о смерти Юнь Чэ в исконном духовном ковчеге. В то время как Юнь Чэ боролся за свою жизнь на исконном духовном ковчеге, Империя Голубого ветра погрузилась в хаос и стала землей окруженной войной.

 

Имперская столица Голубого ветра

 

«Ваше величество, беда. Город Восходящей Луны был полностью захвачен,  губернатор Мужун и Генерал Чжень Хуай пали в бою. Некоторые ученики из внутреннего дворца Восходящей Луны, пытались организовать дальнейшее сопротивление... Но все они были убиты в сражении… В настоящее время город Восходящей Луны , район Голубого огня, территория ледяной земли..., все были потерянны нами...»

 

Получение этих ужасных новостей заставило лица всех присутствующих возбужденной измениться, Глава дворца Голубого Ветра Дуанфан Сю заявил потрясенным голосом «Как это могло произойти так быстро? Разве в городе Восходящей Луны не размещалось четырехтысячное войско?!»

 

«Сообщаю руководителю дворца Дуанфану, вчера войска Империи Божественного Феникса, поддержали внезапным появлением,  четыре эксперта от секты Божественного Феникса. По сообщениям все они были практиками на ступени тирана[8]... более чем половина четырехсот тысячного войска были сожжены силой огня Феникса... половина города Восходящей Луны  тоже превратилась в пепел!» сильно раненный солдат, кричал, он начал громко рыдать.

 

Четыре Повелителя[8]...

 

Все присутствующие были представителями высших эшелонов власти империи Голубого ветра но как только они услышали такие новости то покрылись холодным потом с побелевшими лицами  и их сердца наполнились чрезвычайным отчаянием. Все пристальные взгляды начали концентрироваться на Цан Юэ.

 

Цан Юэ была одета в золотые одежды, нося фиолетово золотую корону на голове. Она стояла на башне городских ворот, пристально смотря на юг, казалось, будто она видела далекий огонь сражения. Её лицо все еще сохраняло своё величие, и её красивые глаза были наполнены спокойствием, как будто потеря города новолуния не затронула её ни в малейшей степени.

Она больше не была той нежной и ласковой принцессой Цан Юэ, всё существование котороt вращалось вокруг Юнь Чэ. Теперь она стала императрицей страны Голубого ветра, обладая верховной властью в её стране и была ответственна за сохранение людей в эти темные и смутные времена.

 

Она обернулась и оглядела подобными Фениксу глазами людей вокруг нее и говорила голосом столь же спокойным как вода, «Все вы, теперь когда город Восходящей Луны был потерян, у кого либо есть что сказать?»

 

Все чиновники собрались посмотреть друг на друга но никто не мог  продолжать говорить . Империя Божественного  Феникса просто была слишком сильна. Как они могли говорить,  по сравнению с Империей Голубого Ветра, разница в силе  между этими странами была чрезмерна, сродни разнице между небом и землей. Вступление в войну с Империей Божественного Феникса нельзя было назвать сражением это была односторонняя резня полное подавление. Вторжение Божественной Империи Феникса не длилось в течении двух лет, все же Империя Голубого Ветра потеряла больше половины своих территорий, и что более важно пять самых  крупных города также были потерянны. На самом деле была вероятность что скоро они прибудут  стуча в дверь самого Императорского дворца... даже не рассматривая текущую Империю Голубого ветра, даже если бы это была Империя Голубого ветра,  в десять раз более сильная, этого все еще было бы недостаточно, чтобы противостоять этому вторжению.

 

Перед лицом неодолимой силы все планы и боевой дух были мимолетными иллюзиями.

 

Под этой смертельной давящей тишиной один человек не выдержал и встал, крича «Императорская сестра! Это сражение не принесет победы и дальнейшее сопротивление, помимо увеличения числа жертв, ничего не принесет! Армия империи Божественного Феникса, уже наступает нам на пятки и достигнет ворот имперского города Голубого ветра в мгновение ока. Сдаться сейчас и закончить войну - единственно верное решение!»

 

Тем кто говорил был второй принц Цан Е … , после коронации Цан Юэ как Императрицы, он был повышен до великого князя, больше не оставаясь принцем. После того как он договорил, лица некоторых генералов заполнились яростью... однако генералы были в сильном меньшинстве. Глаза существенного большинства мерцали,  по тому что сказанное Цан Е , было тем что  было похоронено в сердце в течении самого долгого времени, это было тем что они не смели сказать.

 

«как самонадеянно для тебя!» Цан Юэ кричала в гневе «Наша страна подверглась опасности, город Восходящей Луны пал, но вместо того чтобы думать о своей стране и ненавидеть Империю Божественного Феникса, ты смеешь говорить столь позорные вещи перед всем! Ты сильно разочаровал эту Императрицу!»

 

Цан Е видел реакцию людей, сжал зубы и резко закричал, «Императорская сестра! В отношении силы Империи Божественного Феникса и продолжительности существования нашей Империи Голубого Ветра, мы все хорошо осведомлены о нависшей угрозе! Все это так называемое сопротивление не имеет смысла! Если мы сдадимся и возьмем на себя инициативу поприветствовать армию Божественного Феникса, война немедленно закончится. Наша Империя Голубого ветра встанет под знамя Империи Божественного Феникса, мало того что мы выживем, нам даже пожалуют значительный статус дворян...»

 

«Замолкни!» Красивые брови Императрицы Цан Юэ изогнулись, и она крича от ярости «Цан Е! Как великий князь императорской семьи, как ты можешь произносить такие возмутительные и бесстыдные слова? Ты забыл сколько зла империя Божественного Феникса принесла нашей стране ? Ты забыл сколько наших граждан погибло, защищая нашу страну? Забудем о тебе, наш императорский отец умер... Перед лицом этого национального оскорбления, перед останками этих бесчисленных героев, ты смеешь показывать настолько трусливое поведение и принимать решение быть побитой собакой...»

 

Грудь Цан Юэ яростно вздымалась ее чрезвычайное разочарование и гнев были ясно видны для всех «Поскольку, это было твоим первым преступлением, эта императрица в настоящее время забудет то, что ты только что сказал. Однако если ты посмеешь говорить, что-либо очерняющее достоинство нашей императорской семьи, эта императрица определенно не сохранит твою жизнь!»

Получив серьезный выговор от императрицы Цан Юэ  перед всеми высокопоставленными лицами, лицо Цан Е потемнело. Он еще раз сжал зубы и кричал недовольным голосом, «Императорская сестра! Я не трус и не боюсь смерти! Это для нашей императорской семьи Голубого ветра, и даже для нашей Импери Голубого ветра, я говорю все эти вещи! Империя Божественного Феникса везде, все многочисленные секты сдались и даже секта Сяо  взяла на себя инициативу приветствовать их, и выражать их лояльность… Мы можем только продвинуться, если мы выживем, быть в состоянии терпеть мгновение позора -признак настоящего человека (п.п и слабака)... Кроме того Императорская сестра, теперь когда вы Императрица страны Голубого ветра, если вы возьмете на себя инициативу сдаться, Империя Божественного Феникса может позволить вам  стать национальным правителем Голубого ветра. Если вы не пойдете на это, то встретите только конец. Эти две судьбы отличаются как небо и земля императорская сестра, пожалуйста придите в себя!»

 

«Ублюдок!» Императрица Цан Юэ прокричала низким голосом обращая величественный взгляд, достаточно холодный, чтобы проткнуть кость  «Стража! Вытащите Цан Е вниз башни и публично казните!»

 

Как только слова покинули рот Цан Юэ, все люди были погружены в шок. Незамедлительно более десяти высших чиновников встали, но прежде чем они могли произнести хоть единое слово, все они были остановлены ледяным голосом Цан Юэ, «Кто бы ни посмел просить за него, также будет привлечен к этому!»

 

Два императорских стража в золотой броне шагнули вперед и крепко схватили Цан Е, готовясь увести его. Цан Е никогда не думал, даже в самых диких фантазиях, что Цан Юэ казнит его… в конце концов он был родным братом Цан Юэ принцем Империи Голубого ветра. Он выкрикнул когда боролся, «Вы смеете убить меня? Я великий князь Империи Голубого ветра, ваш императорский брат... Все что я сказал было ради выживания императорской родословной. На каком основании вы должны убить меня... ели вы казните меня как вы сможете встретится с вашим почившим императорским отцом?!»

 

«Если эта императрица  не казнит вас, то она действительно будет не в состоянии встретится с нашим императорским отцом и подведет всех предков нашей императорской семьи Голубого ветра! ТО что в нашей императорской семье Голубого ветра родился такой несчастный и трусливый выродок, который готов быть рабом врага является истинным позором для нас... нет никакой надобности вести его наружу казните его прямо здесь!!»

 

«Императорская сестра... Вы, ….....подождите, постойте, императорская сестра.... Ах!!»

 

Шинкккк.....

 

Подобно тому как плавно опустилось лезвие имперского гвардейца  также полетела голова Цан Е с его шеи, на глазах всех присутствующих. Кровь текла повсюду как только его голова упала на землю и покатилась, далеко  оставляя за собой, алый след крови.

 

Тяжелый булькающий звук вышел из гортаней присутствующих, и тех кто первоначально воздержался от просьб от имени Цан Е, отступили в глубоком страхе, их ноги медленно обмякли. После того как Цан Юэ поднялась к трону, Духовный дворец Голубого ветра который находился под командованием Дуанфан Сю, стал абсолютно лояльным к ней. Управление духовным дворцом  Голубого ветра и наличие статуса императрицы эквивалентные  тому, чтобы иметь наибольший контроль над теми кто жил и умер. Даже при том что Цан Е был великим князем если бы она хотела убить его, никто не смел бы останавливать ее или выражать недовольство.

«Империя Голубого ветра может полностью разрушиться, но никогда не отступит переживая позорное существование! Империя Голубого ветра может быть уничтожена, эта императрица  может умереть, но пока эта императрица имеет единственное дыхание,  я буду сражаться с империей Божественного Феникса до смерти... Сейчас кто из вас хочет сдаться?»

 

Пристальный взгляд императрицы Цан Юэ прошёлся по всем присутствующим, ее голос нес тяжелую угрозу и заметное смертельное намерение. Поскольку её голос затих, более чем сотня высших чиновников в месте проведения поспешно упали на колени, ни единого звука нельзя было услышать после. Ни кто теперь, не смел сказать слово «сдаться».

 

Дуанфан Сю стоял в центре происходящего, и тихо наблюдал за императрицей Цан Юэ, освобождая тяжкий вздох в сердце. Он был на стороне Цан Ван Хэ  в течении очень долгого времени, можно было сказать что он наблюдал как росла Цан Юэ. Во дворце где тихая война велась постоянно на всех фронтах, ее сердце оставалась столь же чистым как спокойная вода, мягкий и нежный рассвет. Она ненавидела конфликты и никогда не использовала свой статус принцессы, чтобы притеснять людей более низкого статуса. Она была нежна и сострадательна, и забудьте об убийстве других, когда она росла она не могла перенести, даже причинение боли другим.

 

После того как она и Юнь Чэ поженились она еще меньше заботилась о делах императорской семьи, и даже забыла о своем статусе принцессы когда отдала свое сердце Юнь Чэ. После того как Юнь Чэ отправился в Божественный дворец ледяного облака она проводила свои дни  пристально смотря в окно, и не смущалась просить советов у девиц  во дворце о вещах о которых должна заботится жена. Все ее мысли были сосредоточены на становлении хорошей женой для Юнь Чэ.

 

Но мировоззрение Цан Юэ изменилось она стала совершенно другим человеком, решительно убивающая, величественная, иногда становясь жестокой и беспощадной, холодной, чёрствой. Её прежняя мягкость и изящество полностью исчезли.

 

Два года назад, как только она получила новости, о том что Юнь Чэ умер в исконном духовном ковчеге, Цан Юэ упала в обморок на месте и сильно заболела. Три месяца спустя империя Божественного  Феникса послала их трехмиллионную армию для пересечения их границы, начав крупномасштабное вторжение. Это погрузило империю Голубого ветра в хаос поскольку это поставило их в опасное положение... еще три месяца спустя Цан Вань Хэ был убит, и даже на смертном ложе, он не мог найти кого нибудь кто унаследует трон... принцы умерли борясь за положение, игнорируя одобрение Цан Вань Хэ, мечтая стать императором. Но из-за вторжения империи Божественного Феникса  империю Голубого ветра ожидала только одна судьба, уничтожение. Кто был готов стать правителем уничтоженной страны? Все они скрылись.

 

Однако, в это время будучи угнетенной смертью Юнь Чэ, Цан Юэ пришла к умиравшему Цань Ван Хэ и взвалила на свои хрупкие плечи бремя обреченной страны. В истории империи Голубого ветра не было прежде правительницы. Однако когда Цан Юэ восходила на трон, от принцев не поступало возражений. Вместо этого они освободили вздох облегчение.

 

Дуанфан Сю все еще помнил, как Цан Ван Хэ схватил руку Цан Юэ его глаза заполнились слезами и он говорил дрожащим голосом «Юэ-эр это принесет тебе много горя...», после чего его взгляд застыл и его слезы упали когда он умер заполненный сожалением.

 

Да в действительности это приносило ей страдания. Она должна была сразу взять на себя боль вдовы и беды обреченной страны... Будь на её месте другая девушка, эта ноша была бы непосильной. Но она была способна вынести это, и после восхождения на трон она не проронила, ни единой, слезы вновь, поскольку её характер претерпел сильные изменения... или вернее сказать что перед лицом этого бедствия у нее не было выбора кроме как измениться.

 

Все что она испытала и вынесла как Императрица, за прошедшие полтора года, было тяжелее чем то, что Цан Ван Хэ перенес на десятилетия правления. Её текущая позиция как правителя   было не ниже чем у Цан Ван Хэ в начале правления. Каждое её слово было наполнено величием императора.

 

Дуанфан Сю не был уверен должен ли он радоваться или горевать.

 

«Генерал Фэн, Вы немедленно возглавите всю конницу и отправитесь на юг. В тоже время отправьте звуковую передачу в великую пустыню лорду Ген Вань Ли и скажите ему забыть о северном и западном направлении. Затем незамедлительно отправиться к югу... двигаясь в течении дня и ночи, вы должны встретится в горной цепи десяти тысяч зверей, и как только прибудет армия Божественного Феникса вы поймаете их в ловушку с лева и справа!»

 

«Всегда помните! Чем глубже вы входите в горный хребет десяти тысяч зверей, тем более свирепые духовные звери вам встретятся. По этому укройтесь на окраинах и если сможете не заходите глубже!»

Когда она упомянула горы десяти тысяч зверей, сердце Цан Юэ начало дрожать..., поскольку она встретила мгновения горя и радости в прошлом  в горном хребте десяти тысяч зверей и её чувства были связанны там.

 

«Этот генерал получил ваш приказ!» Внушающий страх генерал, излучающий мощь воина в полной броне, салютовал. После чего он поднял голову, чтобы спросить, «Ваше величество, если Гэн Вань Ли  пойдет на юг, то он пройдет через горную цепь небесного меча, должен ли он просить поддержки у Обители Небесного меча?»

 

Тонкие брови императрицы Цан Юэ дернулись, и она пристально посмотрела в направлении Обители Небесного меча, «предок моей императорской фамилии Голубого ветра и предок обители небесного меча дали братскую клятву, в то время обе стороны поддерживали друг друга, с одной стороны обладая политической властью, с другой обладая силой. Они дали клятву крови что будут жить и умирать как один, и если одна сторона столкнется с неизбежной гибелью то другая определенно использует всю свою власть чтобы помочь... В прошлом когда наш Императорский отец был отравлен предателями и наша семья Голубого ветра была на грани переворота, их не протянувших руку помощи  можно было считать не добродетельными и несправедливыми. Однако в то время императорская семья не была на грани гибели, и тогда их еще можно было простить».

 

«Но сейчас, в опасности падения , два года назад , когда мы приняли унижение  и просили их о помощи целых девять раз ,они просто заперлись в обители полностью игнорируя нас. Так как они далеки, от чести, почему мы должны позорится дальше?!»

 

генерал Фэн медленно кивнул, «Я понимаю, и немедленно отправляюсь».

 

«Стойте!» Императрица Цан Юэ обернулась и сказала «даже при том что мы оборвали все связи с ними, мы все-еще должны навестить Обитель небесного меча».

 

Когда голос императрицы затих ее рыки взяли  лист блеклого золотого шёлка. Она собрала духовную энергию в пальце и быстро написала следующие слова...

«Ваша неверность заслужила мое призрение, ТО как вы игнорировали нас пробудило мою злость, эта Императрица всегда будет помнить это! Если империя Голубого ветра вновь увидит рассвет, и наткнется на обитель небесного меча, не будет никакого согласия между нами только ненависть, и вражда останется всегда!»

 

Императрица Цан Юэ ничего не скрывала пока писала и те кто был близко к ней мог прочитать все что было написано. Закончив писать  она свернула шёлк и передала его генералу Фэну. «Пошлите людей к Обители небесного меча.  Вы не должны никого встречать просто бросьте это у подножия горной цепи небесного меча! Неважно империя Голубого ветра падет или выстоит, сказанное никогда не будет забрано назад!»

 

Посмотрев на изящные знаки которые были наполнены величественностью, генерал Фэн кивнул головой, аккуратно держа шёлковый лист, и быстро ушёл.

 

Императрица Цан Юэ проводила его и обернулась после глядя в даль , её мысли скрытые от всех кто присутствовал.

 

«.... я-дочь империи Голубого ветра, жена Юнь Чэ даже в смерти, я никогда не очерню эти велики имена!»

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава