X
X
Глава - 526: Воссоединение
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

За время разговора между Юнь Чэ и Юнь Цин Хуна, два силуэта мелькнули перед тем как спуститься. За ними последовал мягкий смех: «Хохо, Юнь Цин Хун, давно это было.»

Этим человеком был Не Имеющий Равных Под Небом и рядом, Первый Под Небом. Фраза «Давно это было», сказанная Не Имеющим Равных Под Небом несла различные значения… Находиться в одном городе, но «Много времени с тех пор, как последний раз встречались».

«Брат Под Небом, действительно, давно.» Юнь Цин Хун кивнул с сетующим выражением на лице: «Где Хэ Лянь Пэн? У вас получилось его догнать?»

«Этот ублюдок летел очень быстро, но я всё же смог хорошенько пнуть его пару раз по заднице, достаточно, чтобы она болела пару дней. Это хоть немного сгладит мой гнев. Хахаха.» Рассмеялся Не Имеющий Равных Под Небом.

Первый Под Небом шагнул вперёд и выказал уважение, как младший: «Патриарх Юнь возвращается к своей былой славе, это радостное событие. С Патриархом Юнь, положение Семьи Юнь вернётся очень в скором времени.»

«Я надеюсь, что всё будет именно так.» Юнь Цин Хун с улыбкой кивнул. Затем, стал вновь серьёзен и сказал: «Амбиции Герцога Хуай, уже известны. Торжественная Церемония Малой Императрицы-Демона определённо не будет мирной. Прошу, передай сообщение Старшему Брату Под небом, что в течении пяти дней, я лично нанесу визит и обсужу с ним важные вопросы.»

«Патриарх Юнь, безусловно, наиболее желанный гость. Однако, я боюсь, что наш Патриарх будет не в силах ждать пять дней и сам нанесёт визит, когда узнает, что вы полностью исцелились.» Засмеялся Не Имеющий Равных Под Небом. Его слова не были ложью, так как все эти годы, человек которого Амбициознейший Под Небом уважал больше всего был Юнь Цин Хун. После того, как Юнь Цин Хун был искалечен, может он и не вздыхал тысячу раз, по меньшей мере вздохнул восемьсот.[1]

«Патриарх Юнь, так как в вашей семье произошли важные события, то вы должно быть заняты. Мы пришли лишь чтобы попрощаться, так что больше не задержимся. Я передам слова Патриарха Юнь в полном объёме. Когда вы освободитель, нанесите визит нашему Клану Под Небом.» Не Имеющий Равных Под Небом сложил руки вместе. Не смотря на то, что ему было любопытно, он не решился спросить Юнь Цин Хуна и его жену, как и когда они исцелились.

«Разумеется!» Юнь Цин Хун ответил на его жест.

«Брат Юнь, нет слов, чтобы отблагодарить твою доброту.» Первый Под Небом кивнул в сторону Юнь Чэ.

«Брат Под Небом слишком добр. Мы встретимся вновь через месяц.» Юнь Чэ с улыбкой сказал: «И, прошу простить меня за то, что я сейчас скажу, но Торжественная Церемония Малой Императрицы-Демона уже совсем скоро. В это время ещё один шторм привлечёт много внимания, и я думаю, что сейчас не время отвлекаться на Семью Хэ Лянь. Приоритеты должны быть правильно расставлены и личные обиды должны быть отложены, так как месть лучше всего подавать холодной.»

Слова Юнь Чэ не сделали их несчастными. Первый Под Небом кивнул и Не Имеющий Равных Под Небом даже был восхищён, произнеся: «Патриарх Юнь, ваш крёстный сын действительно невероятен.»

«Прощайте.»

Не Имеющий Равных Под Небом и Первый Под Небом ушли. Будет невозможно держать в секрете то, что сегодня произошло в Семье Юнь, и скорее всего к вечеру, оно распространиться по всему городу словно лесной пожар. Амбиции, которыми всё это время обладал Герцог Хуай, предадутся огласке. В это время, Столица Империи Демона несомненна будет в напряжении и Двенадцать Семей Защитников будут в очень напряжённом состоянии.

Торжественная Церемония Малой Императрицы-Демона через месяц, определённо не будет просто празднованием столетия со дня воцарения Императрицы-Демона, и станет поворотным моментом в будущем Империи Иллюзорного Демона.

Когда эти двое ушли, Му Юй Жоу и Юнь Сяо, что ушли проводить Му Юй Бая, вернулись. Как только Му Юй Жоу вернулась, она сразу же подбежала к Юнь Цин Хуну и озабочено спросила: «Что случилось с Гербом Патриарха? Откуда ты его взял?»

Юнь Цин Хун тоже хотел бы знать, откуда появился Герб Патриарха. Он посмотрел в сторону Юнь Чэ, и ответил: «Мне его передал Чэ’эр.»

«Чэ’эр?» Му Юй Жоу в шоке развернулась, с лицом полным неверия.

«Чэ’эр, разве сейчас не время, чтобы рассказать нам, о Гербе Патриарха? Это было твоим обещанием.» Спокойно проговорил Юнь Цин Хун, но его взгляд отражал его взволнованность.  Потому что когда Герб Патриарха был утерян сотню лет назад, он был с его отцом, Юнь Цан Хаем… Как с самой важной вещью Семьи Юнь, Юнь Цан Хай определённо бы с ней не расстался!

Губы Юнь Чэ немного дрогнули, он успокоился и сказал: «Давайте зайдём… Я расскажу вам всё, что вы хотите узнать.»

«Хорошо!» Кивнул Юнь Цин Хун. Глядя на выражение Юнь Чэ, он знал, что, чтобы он не собирался сказать, это определённо будет ошеломляюще. Он взял Му Юй Жоу за руку, и они прошли в их комнату.

Юнь Сяо быстро шел рядом с Юнь Чэ, спрашивая с шокированным лицом: «Большой брат, этот Герб Патриарха, ты правда дал его Отцу?»

«Ага,» Юнь Чэ кивнул: «Я расскажу всё о том, как его получил. В конце концов, это вещь Семьи Юнь.»

Договорив, он взглянул на Юнь Сяо, который выглядел немного не в себе и спросил: «Юнь Сяо, ты всё ещё думаешь о том, что только что произошло?»

Юнь Сяо опустил свою голову, и говорил тоном на половину сожалеющим, на другую самоуничижающим: «Я всё ещё не могу принять, что Юнь Синь Юэ, которого я невероятно уважал, на самом деле… Такой человек… Только сейчас, я до сих пор подозревал Большого Брата из-за него. Я на самом деле… Слишком глуп!»

«Все эти года, я усердной трудился, чтобы что-нибудь сделать для Отца и Матери, однако, когда вся Семья Юнь была в затруднительном положении, я был не способен что-либо сделать и слепо поддерживал человека, который едва не вызвал смерть своего товарища по клану… Если бы не Большой Брат, кто знает, что бы сейчас случилось с Семьёй Юнь… Я и Большой Брат одногодки, но… Я слишком отстаю от Большого Брата… Я совершенно бесполезен, кто знает, когда я буду в состоянии стать как Большой Брат.»

Юнь Чэ остановился, развернулся и похлопал Юнь Сяо по плечам, и серьёзно сказал: «НЕ принижай себя. Ты усердно трудился в развитии для Отца и Матери все эти годы, выдерживал всё, ради них. Твоя сыновья почтительность намного важнее и прелестнее, чем всё остальное. Что касается Юнь Синь Юэ, разве за ним не скрывается куча стариков, и кто-то возрастом практически в тысячу лет? Действительно нет нужды себя приуменьшать. Сверхчувствительные инстинкты, прогнозирование и проницательность, это не то, чем люди твоего возраста будут обладать.»

«Ах, но Большой Брат Юнь, ты, очевидно, того же возраста, что и я…»

«Я другой.» Юнь Чэ покачал головой: «Юнь Сяо, я бы предпочёл, чтобы ты сохранил свою личность навсегда, и был ‘бесполезным’, как ты сказал, чем испытал то, что испытал я.»

Юнь Сяо смотрел на него с недоумением, не в силах понять, что он только что сказал.

Несмотря на то, что они говорили тихо, было невозможно, чтобы это ускользнуло от ушей Юнь Цин Хуна. Услышав, что сказал Юнь Чэ, он на мгновение остановился, со сложным выражением на лице… Верно, всего в двадцать два и обладать зрелостью и проницательностью, что не была свойственна кому-либо того же возраста; он не мог понять только то, через что же он прошёл.

«Юнь Сяо, если ты действительно хочешь повзрослеть быстрее, то сегодня у тебя будет возможность.» Внезапно сказал Юнь Чэ.

Юнь Сяо был ошеломлён: «Правда? Какая возможность? Какая возможность!»

«Судьба часто играет с нами шутки; иногда дружеские, иногда злые, а временами жестокие или даже ужасные. Как мужчина, если ты правда хочешь стать неукротимым и независимым, то первая вещь, которой ты обязан научиться, это спокойно встречать изменения, что судьба тебе преподносит! Это требует широкого мышления и достаточную смелость. Если ты способен это сделать, то твоя жизнь улучшиться, и у тебя будет больше сил, на которые смогут положиться Отец и Мать, и больше сил, на которые сможет положиться Седьмая Сестра.»

«Спокойно… Встречать…» Юнь Сяо всё ещё был немного шокирован, и хотя он не совсем понимал, что имел ввиду Юнь Чэ, он чувствовал, что это было очень сильно!

«То, что произойдёт дальше, будет хорошей проверкой для тебя.» Юнь Чэ сказал в позитивной манере: «Позволь мне увидеть, способен или нет, мой хороший брат стать неукротимым человеком, которого не так просто победить поворотами судьбы!»

Не смотря на то, что он совершенно не знал, что говорит Юнь Чэ, его слова подняли мораль Юнь Сяо и он сказал: «Я, Юнь Сяо, не так слаб умом! Хоть я и не могу сравниться с Большим Братом, я не позволю Большому Брату смотреть на меня с высока!»

«Хорошо, раз ты так говоришь… Давай войдём.»

Когда они вошли в комнату, то закрыли дверь. Юнь Цин Хун достал Герб Патриарха, сияющий фиолетовым и ощущал его уникальную ауру. Сдерживая своё волнение, он с тревогой спросил: «Чэ’эр, расскажи мне, где ты это взял?»

Как только вопрос был задан, Юнь Цин Хун, Му Юй Жоу и Юнь Сяо, все смотрели прямо на него, с тревогой и нервно ожидая его ответа. Под их взглядами, Юнь Чэ не отвечал, но посмотрев в сторону Юнь Цин Хуна и Му Юй Жоу и постепенно опустился на колени… Более того, он опустился на оба колена.

«Чэ’эр, что ты делаешь… Поспеши и вставай.» Му Юй Жоу заволновалась и быстро подошла, чтобы ему помочь.

Юнь Чэ не встал, но поднял голову и взглянул на них… своих собственных родителей. Медленно, он раскрыл ладонь…

«Отец, Мать… Вы ещё помните эту вещь?»

На ладони Юнь Чэ был старый кулон медного цвета.

В ту секунду, когда они увидели кулон, Юнь Цин Хун и Му Юй Жоу выглядели так, будто в них ударила молния, они дрожали. Му Юй Жоу внезапно бросилась вперёд, словно обезумевшая и схватила кулон с ладони Юнь Чэ, поднеся его к глазам, чтобы его рассмотреть. Её руки неконтролируемо дрожали: «Зеркало Сансары… Это Зеркало Сансары… Это на самом деле Зеркало Сансары!!!»

Му Юй Жоу, кто обычно разговаривала мягко, словно вода, сейчас говорила пугающе, хриплым, дрожащим голосом. Юнь Сяо был шокирован и с тревогой спросил: «Мама, что… Что не так…»

Он развернулся к Юнь Цин Хуну, только чтобы понять, что его лицо было искажено.

«Зеркало Сансары… Ты… Откуда ты его взял…» Для умного и годного Юнь Цин Хуна было невероятно сложно произнести эту фразу. Однако, внезапная мысль промелькнула в его голове, и его ещё сильнее бросило в дрожь: «Может ли быть… Ты…»

Юнь Чэ не ответил. Он поднял левую руку, и на его руке, ярко сияла метка Духовной Длани.

«Ааах! Духовная… Духовная Длань!!!» Юнь Сяо вскрикнул от удивления. Хоть у него и не было Духовной Длани, находясь в Семье Юнь на протяжении двадцати с лишним лет, как он мог её не узнать?

Держа Зеркало Сансары в руках и смотря на сияющий знак Духовной Длани, Му Юй Жоу была ошеломлена. Её руки тряслись и даже её губы неистово дрожали, но она не могла произнести ни одного звука. В мгновение, её глаза были залиты слезами, а мысли завертелись, прежде чем она упала назад.

«Мама!!!» Юнь Сяо бросился чтобы её поддержать: «Мама! Что… что случилось? Не пугай меня!»

Взгляд Юнь Цин Хуна заплыл. Его дыхание полностью замерло, и он уже не мог чувствовать своё тело, что было раскалено. В тот миг, когда засияла Духовная Длань, кровь прилила к его голове, вызвав галлюцинации. Его чуть не стошнило и чуть не потерял сознание…

Взгляд Юнь Чэ был затуманен, он тихо сказал: «Раньше, до того как мне исполнилось шестнадцать, моя фамилия была не Юнь, а Сяо. В то время, меня звали Сяо Че… Я не из Империи Иллюзорного Демона. Место где я вырос, это одна из Семи Империй Континента Бездонного Неба, называющееся Империей Голубого Ветра. Город в котором я жил – Город Плывущих Облаков. Моего приёмного отца звали Сяо Ин, а моего дедушку звали Сяо Ле.»

 

[1] ПП: Чёрт поймёт, что имеют ввиду анлейтеры.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава