Глава - 537: Знакомство с семьей
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Войдя во дворец, Юнь Чэ следовал прямо за Юнь Цин Хуном.

Стеклянные плиты и золото вокруг создавали, очень величественную и торжественную атмосферу… всё – таки Юнь Чэ первый раз зашёл в Императорский зал и был шокирован внутренним убранством. Он чувствовал себя словно попавшим в другой мир. Даже город Феникса смотрелся бы блеклой подделкой по сравнению с этим дворцом.

“Клан Юнь прибыл!”

Большинство сидений было уже заполнено, каждый из присутствующих был гордым правителем на своей территории, но здесь все они боялись даже повысить голос в разговоре. Большинство из них прибыло в столицу несколько дней назад, а сегодня на церемонию они пришли, когда еще солнце не встало. Только сильнейшие представители Имперского Демонического Города осмеливались прийти ровно к сроку начала.

После того, как стражник огласил только прибывших гостей, шум в зале тут же прекратился и бесчисленное количество взглядов, сконцентрировалось на входе.

Семья Юнь всегда была главенствующей среди двенадцати семей – защитников, пускай сейчас они и стали заметно слабее, люди по – прежнему восхищались ими.

Прибытие семьи Юнь привлекло к себе всеобщее внимание, на лицах людей появились диаметрально противоположные эмоции. Некоторые надеялись сегодня увидеть занимательное шоу… потому что количество мест и их расположение для семьи Юнь сильно отличались от того, что было в прошлом.

Величественная церемония такого масштаба случается лишь раз в несколько сотен лет. Естественно для двенадцати семей – защитников были выделены особые золотые места. В прошлом семья Юнь была главной и сильнейшей среди двенадцати семей, самая приближенная к императору. Следовательно, их зона располагалась ближе всего к императорской. Так было и на церемонии Столетнего Правления Маленького Демонического Императора, и на последующей за ней Церемонии Передачи Власти Маленькой Демонической Императрице.

Их близость с Императорской семьей всегда вызывала зависть у остальных.

Однако сегодня, на их обычных местах вместо ‘Юнь’ виднелась надпись ‘Хэ Лянь’!

Да, места семьи Юнь находились все еще в центре зала, вот только не рядом с императором, а после всех одиннадцати семей.

За десять тысяч лет зона семьи Юнь оставалось неизменной, а сегодня она не просто поменялась, а переместилась в самый конец.

Это непрозрачно намекало о нынешнем положении семьи в Империи Иллюзорного Демона.

Даже дураку будет понятно: кто – то очень захотел унизить семью Юнь. Тут и гадать не надо… ведь рассадка гостей решается заранее Императорской семьей.

Когда наконец делегация Юнь увидела свои места, выражения их лиц сильно поменялись.

“Просто возмутительно!” Главный Старейшина Юнь Вай Тянь стиснул кулаки, он думал о своём сыне, что обманом был втянут в заговор герцога Хуай, а потом погиб от рук герцога Хуэй Е. Все его тело затряслось от гнева.

“Это уже слишком! Как будто наша семья больше ничего не значит!” сказал второй старейшина Юнь Дуань Шуй также кипящий от злости.

“Прошу занять отведенные нам места.” Кратко сказал Юнь Цин Хун и пошёл вперед. Его лицо оставалось совершенно спокойным. Он не показывал гнева или недовольства и даже не нахмурился. Уверенной походкой он приближался к зоне, где было написано слово ‘Юнь’.

Все люди, надеявшиеся на шоу, остались разочарованными. Некоторые даже решились подойти поприветствовать Юнь Цин Хуна и выразить ему своё почтение. Он оставался спокойным как небо, его не задело ни унижение, ни лесть подходящих поздороваться людей. Подлый удар от Императорской семьи не только не выполнил своей роли, но к тому же показал всем собравшимся истинного Патриарха семьи Юнь и его манеры.

С таким Патриархом, пускай у семьи Юнь сейчас тяжелые времена, никто не посмеет, открыто, выступать против них.

“Великие Старейшины, прошу вас” Юнь Цин Хун не сел первым, вместо этого он показал пример молодому поколению, позволив старшим первым занять места. Все три Великих Старейшины слегка улыбнулись и присели. Только после этого Юнь Цин Хун занял своё место.

Места для герцогств были также золотыми, прямо сейчас большинство герцогов и их приближенных собрались вокруг герцог Хуай, словно планеты вокруг солнца. С момента как Юнь Цин Хун вошёл в зал, герцог Хуай неотрывно следил за ним. Он перевел взгляд, только после того как Юнь Цин Хун сел на своё место. Про себя герцог Хуай пробормотал: “Юнь Цин Хун… ты все такой же.”

“Вы волнуетесь, что этот Юнь Цин Хун может помешать нашим планам?” спросил стоявший рядом мужчина средних лет, шикарно одетый и чисто выбритый. В то же время, судя по его наряду, он не принадлежал к герцогству Хуай.

“После новости о чудесном восстановлении Юнь Цин Хуна, моё сердце не спокойно, естественно я немного волнуюсь.” Сказал герцог Хуай: “Герцог Чжун не согласен?”

“Хехе, герцог Хуай слишком сильно переживает” ответил беззаботным голосом и с улыбкой на лице мужчина, названный ‘герцогом Чжун’: “Он просто калека, вернувшийся на прежний уровень. Юнь Цин Хуну всего сто семьдесят лет, будь ему даже тысяча семьсот лет и находись он в поздней стадии Монарха – как нам может помешать один человек? Максимум он тянет на легкую неприятность. Он в принципе не сможет повлиять на наш план… мы слишком долго копили силы, чтобы хоть кто – то в этом мире мог помешать нам?!”

“Я очень надеюсь, что это и правда всего – лишь беспочвенные опасения.” Сказал герцог Хуай и закрыл глаза.

Поведение Юнь Цин Хуна многих шокировало. И только когда представители семьи Юнь увидели все эти восторженные и удивленные взгляды, направленные на их патриарха, чувство стыда начало уходить.

И все – таки большинство членов семьи Юнь сидели опечаленные, особенно это касалось молодого поколения, которые даже боялись поднять голову, чтобы не встретиться взглядом с представителями семьи Хэ Лянь, что со своих мест в центре зала смотрели на них с презрением и издевкой. Когда тебя сбрасывают с вершины в самый низ – такое сложно спокойно принять.

Юнь Цин Хун посмотрел по сторонам, а затем сказал: “Что случилось? Неужели для вас сидеть здесь так позорно?”

Никто из учеников не ответил.

“Если вы так злитесь, всего лишь из-за посадочных мест, тогда можете продолжать сидеть с опущенными головами – пусть все насладятся вашим обиженным и униженным видом!”

“По-настоящему сильный человек не упадет даже со сломанными ногами, не опустит голову, даже если шея не двигается! Если бы ваших прославленных предков сместили с центра стола в конец, да что там, даже если бы посадили в грязь, они бы все равно смотрели только вперёд с гордо поднятыми головами! Потому что сила и гордость были выгравированы в их костях! Настоящий позор – это не то, куда нас посадили, а ваше поведение сейчас!”

Слова Юнь Цин Хуна били прямо в сердце учеников семьи Юнь. В мгновение они почувствовали как огонь разгорается в их груди, как их кровь, наполненная гордостью и силой, снова быстро бежит по телу. Они подняли головы вверх, больше нет нужды прятаться и печалиться, ведь их Патриарх напомнил им, что на самом деле является главным в жизни.

“Патриарх, мы вели себя недостойно! Отныне ученики семьи Юнь не проиграют никому!” Громко сказал один из учеников, остальные всячески поддержали его слова. Былое волнение и стыд полностью испарились.

“Отлично!” кивнул в ответ Юнь Цин Хун: “Вот такой настрой и должен быть у члена семьи Юнь! Если вы считаете себя хуже других – тогда нашей семье не суждено вновь возвысится. Будьте сильными, верьте в себя!”

“Да, Патриарх!” в унисон ответили ученики.

Видя Юнь Цин Хуна со спины, Юнь Вай Тянь удивленно прошептал про себя: “Я считал, что с моим жизненным опытом, смогу быть достойным Патриархом, но по сравнению с ним я просто тень… только сейчас я понимаю, как наивны были мои стремления.”

Второй старейшина Юнь Дуань Шуй улыбнулся и несколько печальным голосом сказал: “Видимо поэтому титул Патриарха передаётся только от отца к сыну, ведь вместе с кровью, они наследуют неукротимый дух, позволяющий уверенно вести за собой всю семью на встречу новым высотам!”

“Клан Му прибыл!”

После оглашения в зал вошла делегация от еще одной из двенадцати семей – защитников. Впереди шёл величественный старейшина. Он был стар, но при этом на его лице не было не единой морщины, а волосы и борода были натурального черного цвета. На самом деле только из – за согнутых бровей, длинной бороды и стиля одежды его можно было назвать ‘старейшиной’.

По правую руку от него шёл молодой мастер семьи Му – Му Юй Бай!

Соответственно все вопросы о личности лидера делегации отпадают.

“Дедушка!” радостно крикнул Сяо Юнь. Юнь Чэ впервые видел этого человек… стало быть он его биологический дедушка! Патриарх семьи Му – Му Фэй Янь.

Места семьи Му находились рядом с местами семьи Юнь, по правую сторону. Му Фэй Янь скользнул взглядом по залу, а потом быстрыми шагами начал приближаться к сидящей семье Юнь. Не обращая ни на кого внимания, он закричал в гневе: “Ублюдки! Они действительно посадили семью Юнь в самый конец!”

Юнь Цин Хун поднялся и ответил с улыбкой: “Тесть, прошу успокойтесь, наши семьи были связаны узами брака долгое время, но это первый раз, когда мы можем сидеть рядом на мероприятие такого масштаба. Так к чему сожаления, давайте радоваться открывшимся возможностям.”

Пышущий гневом Патриарх семьи Му успокоился, радостно хлопнул Юнь Цин Хуна по плечу и засмеялся: “Мой зять не меняется, я знал, что такое незначительное дело никак не повлияет на твои суждения. Ох? Этот парень и есть тот самый твой крестник?”

Му Юй Жоу выдвинула вперед Юнь Чэ вместе с Сяо Юнь и сказала: “Чэ’эр, познакомься с моим отцом. Ты можешь звать его дедушкой, как и Сяо’эр.”

“Дедушка.” Уважительно произнес Юнь Чэ. Все – таки для него этот человек был действительно родным дедушкой.

“Мм, какое интересное дитя. Ты необычайно похож на своих крестных родителей. Особенно глаза, совсем как Юнь Цин Хуна в молодости.” Му Фэй Янь еще некоторое время молча смотрел на Юнь Чэ, а затем продолжил: “Не припомню, чтобы Юй Бай хвалило кого – нибудь, но когда он рассказывал о тебе несколько дней тому назад, его слова поразили меня.”

Во взгляде Му Фэй Янь читалась глубокая признательность. Он знал, что только благодаря Юнь Чэ, его дочь и зять полностью исцелились. Тем не менее сейчас он не стал обсуждать эту тему, слишком уж тут много лишних ушей.

“Я благодарен дедушке за столь высокую оценку.” С улыбкой ответил Юнь Чэ.

“Также хочу тебе представить трех моих старших братьев, их ты можешь называть дядями.” Му Юй Жоу показала на трех мужчин, стоявших позади Му Фей Яня: “Твой третий дядя Му Юй Цин, второй дядя Му Юй Кун.”

“Юнь Чэ приветствует второго и третьего дядю.” Торжественно сказал Юнь Чэ.

Правда о родословной Юнь Чэ была известна только трем людям и он попросил пока не предавать её огласке. Однако Му Юй Жоу очевидно не смогла сдержать своих эмоций и начала знакомить своего сына со всеми родственниками.

Му Юй Цин выглядел очень молодо. Он с улыбкой поприветствовал Юнь Чэ: “Не удивительно, что шурин принял тебя как крестника. Даже твоя внешность не уступает моей в расцвете сил.”

Му Юй Кун хлопнул себя по лбу, как бы показывая, что ему стыдно за брата: “Третий старик решил начать знакомство с племянником таким смущающим образом. Юнь Чэ, можешь звать меня ‘Вторым Дядей’. Надеюсь, что в скором времени ты нанесешь визит нашей семье Му.”

“Это твой Большой[1] Дядя, Чэ’эр, вы уже знакомы.” Сказала Му Юй Жоу, показывая на Му Юй Бая.

Юнь Чэ повернулся и с максимальным почтением сказал: “Большой дядя…”

Му Юй Бай прервал его, гневно зажестикулировав руками: “Разве мы не договорились стать побратимами ранее. Или ты берешь свои слова назад? Или может быть я, Му Юй Бай, просто не достоин быть тебе братом?”

 

[1] В англ версии использовано именно прилагательное большой/великий/главный, а не первый.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава