X
X
Глава - 567: Истинная победа
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Не только западное крыло, где сидела Семья Юнь, но весь зал был наполнен криками людей о том, что Юнь Чэ должен немедленно сдаться. Весь мир знал, насколько ужасающим был Хуэй Жань. Не только его навыки были ненормально сильны, но и он был необычайно жестоким и жёстким. Люди, сталкивавшиеся с ним в прошлом, были либо убиты, либо искалечены; даже серьёзные ранения считались, что тот с ним легко обошлись.

Никто не желал увидеть, как гений станет калекой от рук Хуэй Жаня.

Те кто знали о амбициях Герцога Хуая было чрезвычайно уверены, что если Хуэй Жань будет драться, он определённо убьёт Юнь Чэ прямо на арене… Теперь, когда Юнь Чэ практически исчерпал свою внутреннюю энергию, он почти пал на колени. Было невозможно для него иметь хоть какие-то возможности к борьбе.

Отношение Герцога Хуая ранее, выглядело так, будто он контролировал всё, и его слабая улыбка уже давно испарилась. После того, как Юнь Чэ выиграл три боя, его выражение начало выглядеть тревожно, и теперь, даже хуже. Причина, почему он предложил соревнование, между восточным и западным крылом, было полное изгнание Семьи Юнь из рядов Семей Защитников, и в то же время, пошатнуть силу и достоинство сил, лояльных к Малой Императрице-Демону.

После поражение Су Чжи Чжаня, он смеялся всем своим сердцем, потому что всё шло так, как он и планировал. Эти события, растоптанного противника, уже заставила его представить, как он становится Императором Иллюзорного Демона.

Но теперь, он больше не мог смеяться.

Сценарий того, как они наслаждались от удовольствия, мучая другую сторону и доминируя над ними, был в одно мгновение единолично раздавлен Юнь Чэ.

Молодой герцог его Дворца Герцога Хуай и молодой герцог Дворца Героцга Чжун, использовали все свои силы, и разыграли все козыри. Тем не менее, они не только не смогли убить Юнь Чэ, как того хотели, но все потерпели сокрушительные поражение, и были серьёзно ранены Юнь Чэ.

Не смотря на то, что с Хуэй Жанем на их стороне, их восточное крыло всё ещё в конце концов выигрывало, их цель, полностью уничтожить противников, была полностью провалена; вместо этого, они увеличили силу другой стороны, и даже увеличили силу Семьи Юнь. Герцог Хуай, что всегда держал всё под контролем, полностью провалился в этот раз, и даже чувствовал сожаление. Если бы у него был другой шанс, то он бы не стал инициировать это соревнование.

В то время, как вся аудитория кричала, чтобы Юнь Чэ отказался от последнего боя, Герцог Хуай скрежетал зубами. Если он «случайно» не убьёт Юнь Чэ сегодня на арене, где это было бы «совершенно оправданно», тогда будет куда тяжелее убить Юнь Чэ, когда рядом с ним будет Семья Юнь, и с крепкой защитой Малой Императрицы-Демона. К тому времени, Юнь Чэ, чей талант и потенциал внушали страх даже в него, Герцога Хуая, он станет ядовитым шипом, воткнутым в его сердце. Он будет не в состоянии есть, спать, или быть спокойным в каждый день, пока тот всё ещё существует.

Но независимо от того, как сильно кричала публика, не было никаких признаков того, что Юнь Чэ сдаётся. После того, как он сильно задыхался некоторые время, он схватился за ручку своего меча и медленно встал. Он посмотрел на восточное крыло, и не спеша сказал, «Разве у вас нет ещё одного участника? Почему он всё ещё не вышел? У вас что, закончились достойные люди, чтобы отправить их сюда?»

Как только были произнесены слова Юнь Чэ, все в западном крыле были ошеломлены. Даже Су Сян Нань не мог заботиться ни о чём другом, и начал громко кричать, «Юнь Чэ. Ты достаточно боролся, не участвуй в последнем бое.»

Амбициознейший Под Небом кричал Юнь Цин Хуну, «Цин Хун, почему ты не забрал этого парня оттуда?!»

Однако, Юнь Цин Хун не говорил.

Брови Малой Императрицы-Демона слегка сдвинулись, после чего, она внезапно раскрыла рот и сказала, «Юнь Чэ, навыки последнего человека на другой стороне, что ещё не выступал, намного сильнее, чем ты представляешь. Ты уже сразился в пяти боях подряд, израсходовал большую часть своей внутренней силы, и у тебя практически не осталось сил, чтобы продолжать. Ты уверен, что хочешь биться в последнем бою?»

Юнь Чэ без каких-либо колебаний сказал, «Не смотря на то, что моя сила серьёзно истощена, я ещё не проиграл. И раз я ещё не проиграл, то разумеется, я буду продолжать бороться! Я, Юнь Чэ, проигрывал и раньше, но я никогда не сдавался!»

Брови Малой Императрицы-Демона сошлись, и её глаза сигнализировали о предупреждении, «Ты думаешь, что твоё упорство благородно? Хмф! Настоящий мужчина знает, когда сопротивляться, а когда уступить, когда двигаться вперёд, и когда отступать. Ничего не зависит, от опрометчивого упорства. Большую часть времени, это лишь безрассудное желание смерти!»

Напоминание в словах Малой Императрицы-Демона было достаточно очевидным, но Юнь Чэ улыбнулся и сказал, «Я, Юнь Чэ… Никогда не считал себя глупцом! Малая Императрица-Демон, кто вы такая, чтобы говорить о том, что я безусловно проиграю мой последний бой?»

Даже перед Лицом Малой Императрицы-Демона, пристально на него смотрящей, Юнь Чэ совершенно не отступал. Малая Императрица-Демон перестала что-либо говорить, молча взглянула на Юнь Цин Хуна, и тихо сказала, «Раз ты на этом настаиваешь, то вперёд.»

Герцог Хуая, чьё сердце изначально ощущало гнев и раздражение, были развеяны. Он злобно смотрел на Юнь Чэ и начал молча смеяться, «Одарённость и талант этого мальчика действительно шокирующие, но в конце концов, он молод и безрассуден. Он не сдаётся, когда на это есть возможность… и намеренно ищет смерти!»

В конце концов, Юнь Чэ прибыл из-за пределов Столицы Империи Демона. Очень вероятно, что он не знал о том, насколько страшна была сила Хуэй Жаня, так что, он бредил, что используя остатки своей энергии, сможет сделать последний рывок отчаяния… Поразмыслив, брови Герцога Хуая снова дрогнули… Почему Юнь Цин Хун не вышел вперёд и с силой не увёл Юнь Чэ от боя?

Возможно ли, что у Юнь Чэ всё ещё остались козыри?

Герцог сморщил брови и серьёзно задумался. Из общей силы, продемонстрированной Юнь Чэ, в эти пять боёв, к изменению его дыхания, к его истощённому состоянию, в котором абсолютно невозможно действовать, он думал довольно долго, но так и не смог придумать какую-либо возможность, чтобы Юнь Чэ победил Хуэй Жаня.

Если только с небес не падёт молния, в то время как они будут сражаться и не убьёт Хуэй Жаня.

В этот момент, он внезапно заметил стиснутый левый кулак Юнь Цин Хуна. Не смотря на то, что Юнь Цин Ху сдерживал свою внутреннюю энергию в ладони, после того как Герцог Хуай остудил свой разум, он смог ощутить невероятно плотную энергию молнии.

Это объясняет. Юнь Чэ был слишком горд и высокомерен, Юнь Цин Хун боялся, что если он насильно его оттащит с соревнования, это пошатнёт его достоинство, и он возмутит его, так что он хотел принять меры и спасти Юнь Чэ, в тот миг, когда тот окажется в опасности, во время боя с Хуэй Жанем…

Герцог Хуай тут же начал холодно смеяться. Раз он знает о действиях Юнь Цин Хуна, то он абсолютно уверен, что сможет его остановить прежде, чем тот спасёт Юнь Чэ… Он остановил бы его от вольности, на вмешательство в соревнование, и остановить его, было бы абсолютно оправданным!

«Жань’эр… Убей его! Убей его! Убей его!!»

Герцог повторил «Убей его» трижды в звукопередаче Герцогу Хуэй Жаню, резким голосом, показывающим насколько сильны были его намерения. Как отец Герцога Хуэй Жаня, естественно он лучше всего знал нрав Хуэй Жаня… Он был жёстким и жестоким, его величайшим удовольствием было пытать своего противника, но в тоже время, он был невероятно высокомерным. Он практически никогда никого не воспринимал в серьёз, потому, из-за его личности, когда он столкнулся с Юнь Чэ, он скорее всего будет настолько высокомерен с ним, что позволит тому восстановить силы, и пренебрежет боем с тем, кто был истощён.

Потому, он напомнил ему, говоря «убей его» трижды.

Веки Хуэй Жаня дёрнулись, когда тот получил звукопередачу от Герцога Хуая. Он слегка засмеялся, и медленно встал. Шаг за шагом, он не торопясь подходил к арене.

В тот момент, когда он встал, он привлёк всеобщее внимание, и стал центром внимания.[1] Он не испускал какой-либо ауры внутренней энергии, но люди смотревшие на него, ощущали невероятно сильное давление.

Выражение людей, сидевших в западном крыле, хорошо знавших о силе Хуэй Жаня, стали напряжёнными… Тем не менее, до тех пор, пока Хуэй Жань не встал прямо перед Юнь Чэ, Юнь Чэ всё ещё не выказывал никаких признаков отступления, как они надеялись. Вместо этого, он стоял ровно, и смотрел прямо в глаза Хуэй Жаня.

«Прошу… Не будь убит.» Несколько великих Патриархов могли лишь тяжело вздохнуть в своих сердцах.

Хуэй Жань стоял перед Юнь Чэ. Он слегка сузил глаза, мелькавшие невероятно опасным светом. Его тело было необычайно высоким, и ко всему этому, каждая мышца на его теле был вздута. Просто одна его фигура вызывала страшное давление. Не смотря на то, что он не источал ауры, было невидимое давление, и оно сильно давило на сердце и душу Юнь Чэ.

«Сила этого парня не слабее, чем у этого Первого Под Небом из эльфийской расы.» Холодн сказала Жасмин. «Ты намного слабее него. Даже в твоём лучшем состоянии, нет сомнений в том, что ты проиграешь бой против него, не говоря уже о то, что сейчас у тебя осталось лишь десять процентов внутренней энергии и силы.»

«Я действительно не так силён, как он.» Ответил Юнь Чэ хватая ртом воздух, «Но это не значит… Что я не смогу его сегодня победить!»

Жасмин тихо усмехнулась и сказала, «С правилом, что выход за пределы арены считаются за поражение, то правда возможно, чтобы ты его побил… Но, тебе необходимо достаточно удачи!»

«Моя удача никогда не была плоха.»

«Хмф.» Герцог Хуэй Жань тихо усмехнулся с высокомерием и презрением. Он скрестил руки на груди и безразлично посмотрел на Юнь Чэ, «Раз ты способен победить моих младших братьев, то ты достоин быть моим соперником. Я всегда презирал борьбу с кем-то, кто практически исчерпал всю свою внутреннюю энергию, но ты… Ты ещё больше не достоин того, чтобы я тратил на тебя время.»

Он не достал оружие, указал на Юнь Чэ одним пальцем, и презирая его поманил, «Можешь нападать.»

«Хех,» Юнь Чэ холодно рассмеялся, смеясь с ещё большим презрением, «Как и ожидалось, люди Дворца Герцога Хуая – просто куча мусора, что просто болтает. Не смотря на то, что у меня осталось меньше десяти процентов моей внутренней энергии, этого достаточно, чтобы побить такого отброса, как ты.»

С силой и авторитетом Хуэй Жаня, ему такого никто и никогда не говорил такого, с самого его рождения. Никто никогда не обладал смелостью и способностями, что бы быть перед ним настолько самонадеянным. Глаза Герцога Хуэй Жаня медленно сузились. Он не взбесился, просто слегка улыбнулся, когда холодный жестокий блеск мелькнул в его глазах, «Всего-лишь ты?»

Внезапно, звукопередача Герцога Хуая прозвучала в его ушах, «Хватит с ним болтать, убей его немедленно!»

«Да! Всего-лишь я!»

Следуя за звоном, Юнь Чэ оторвал от земли тяжёлый меч. Внезапно высвобожденная тяжёлая мощь заставила брови Хуэй Жаня дёрнуться… Но это заставило дёрнуться лишь его брови, он по прежнему стоял с неуважительной усмешкой.

Юнь Чэ, казалось, совсем не понял, что его сил вообще не достаточно для того, чтобы навредить Хуэй Жаню. Он поднял свой тяжёлый меч, и резко взревел, «Позволь мне увидеть, как долго ты сможешь стоять под натиском моего меча! Хаах!!»

Юнь Чэ сделал шаг, взмахнул мечом, и он, словно стрела, полетел к Хуэй Жаню. Его движение заставило всех в западном крыле невероятно напрячься. Несколько великих Патриархов встали, и выражение каждого было невероятно взволнованным. Не смотря на то, что Юнь Цин Хун не встал, его левая рука была в горизонтальном положении перед ним.

Волна бушующего шторма нахлынула в лоб, заставляя одежду Хуэй Жаня развеваться и шуметь. Не смотря на то, что Юнь Чэ израсходовал большую часть своих сил, мощь тяжёлого меча была необычайно свирепой. Тем не менее, это не заставило Хуэй Жаня показать хоть какую-то озабоченность. Он не спеша поднял свою руку, и растопырил пальцы… он на самом деле собирался поймать тяжёлый меч Юнь Чэ в свою ладонь. Уголок его рта согнулся в презрительной улыбке, «Хех, ты переоцениваешь себя.»

Все в зале ясно видели, насколько пугающим был тяжёлый меч Юнь Чэ ранее, и даже были им напуганы. Но никто не думал, что действия Хуэй Жаня, казавшиеся небрежными, были сделаны из-за того, что Хуэй Жань жаждал смерти… Потому что с мощью Хуэй Жаня, он на самом деле был способен это сделать.

Действия Хуэй Жаня заставили Юнь Чэ слегка нахмурить брови. В то время, как он двигался с невероятной скоростью, он приближался к Хуэй Жаню. В мгновение ока, между ними оставалось лишь шесть метров. В этот момент, фигура Юнь Чэ внезапно слегка замедлилась, его глаза моментально высвободили таинственный, лазурный свет. Силуэт Лазурного Дракона появился и вспыхнул за спиной Юь Чэ, сопровождаемый громогласным, властным рёвом дракона, который потряс всю вселенную, раздавшимся с небес.

«Сфера Души Дракона!!»

Что бы сохранить потребление энергии на минимуме, эта Сфера Души Дракона покрывала лишь тридцать три метра, но этот рёв бога дракона, пришедшего от Древнего Лазурного Дракона, звучал на всю Столицу Империи Демона, и яростно потряс сердца и души всех в зале.

Особенно, демонические расы, что обладали родословными зверей, от рёва бога дракона, короля всех зверей, каждый из них был шокирован, и их души непроизвольно задрожали. Как раса истинных драконов, на лицах всех в Семье Чи Ян отразилась паника. Их драконьи души были потрясены; они практически хотели пасть на колени и начать поклоняться.

«Это… Это… Что это!!»

«Это… Рёв дракона?!»

Пара лазурных глаз, глубоких словно небо, и ярких словно звёзды, раскрылись в метре над головой Юнь Чэ. От драконьего рёва, потрясшего небеса и сотрясающей силой души дракона, всё тело Герцога Хуэй Жаня бросило в дрожь. Его выражение моментально стало напряжённым, а затем последовало сильное чувство страха. Его зрачки быстро сузились, и даже тело казалось слегка дрожало…[2]

Даже если сила Юнь Чэ была намного слабее; даже если Юнь Чэ был практически истощён, это устрашение души пришло от души Бога Дракона… С силой Хуэй Жаня, даже если бы он имел ментально сопротивление, для него всё ещё было невозможным от этого защититься, не говоря уже о том, когда он совсем не был на стороже!

«Чистилище!!»

Столкнувшись с мощью Хуэй Жаня, даже если он был объят Сферой Души Дракона, Юнь Чэ всё ещё следовало быть осторожным. Он собрал всю свою силу, и силуэт Феникса мелькнул и появился на его теле. Крик феникса просвистел в небе, используя силу и скорость в несколько раз мощнее, чем ранее, и яростно атаковал Хуэй Жаня.

«Сдавайся… Небесный Танец Крыла Феникса!!»

С точки зрения силы, Хуэй Жань с опущенными руками – сильнее Юнь Чэ, но когда приблизилась, он внезапно немного оклемался, и с трудом поднял руки, и поставил блок перед собой… Однако, хоть он и очнулся на тридцать процентов, другие семьдесят были в страхе и крахе его веры. Его защитные способности не были даже в тридцати процентов от обычного. Он мог подготовить себя лишь мгновение, затем был жёстко нокаутирован под сильным шоком Небесного Танца Крыла Феникса…

Юнь Чэ был отброшен в другую сторону, но прежде чем он приземлился, он взмахнул Поражающим Небеса Мечом ещё раз. Лазурный волк в алом пламени пронзил пространство и безжалостно напал на Хуэй Жаня, что всё ещё был в воздухе вниз головой.

«Фениксовый[3] Разрез Небесного Волка!!»

Словно метеор, летящий через Императорский Зал Демона, Небесный Танец Крыла Феникса, и следом за ним, Фениксовый Разрез Небесного Волка, отбросил тело Хуэй Жаня через половину Императорского Зала Демона, через сидячие места, заставив его врезаться в восточную стену зала. После сильного землетрясения в зале, тело Герцога Хуэй Жаня было вбито в восточную стену, и от него бешено распространялось несчётное количество трещин.

 

[1] ПП: Очередные примеры того, как умело забивать место в тексте, порождать бессмысленные тавтологии, чтобы было побольше буковок, помимо того, чтобы писать, что «руками он обеими двумя своими», или повторение одного и того же написанного в главе 10 раз, но чуть-чуть другими словами. В общем, забиваем объём как только можем.

[2] ПП: Как засрать место в главе, и написать, что он дрожал дважды, автор молодец.

[3] ПП: Да-да, я знаю.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава