X
X
Глава - 576: Тело Короля Демонов
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Поначалу никто не признал в старике, лежащим в Вечной Гробнице, Юнь Цан Хая, все – таки люди помнили его совсем другим. Только Юнь Вай Тянь и Юнь Дуань Шуй, стоявшие ближе всего и прожившие рядом с Юнь Цан Хаем более двухсот лет, заметили что–то знакомое, едва уловимо, но в этом теле чувствовалась аура их бывшего Патриарха. От шока, они смогли лишь выдавить из себя несвязанные звуки.

“Люди, неужели вы не узнаете этого человека?” громко спросил Юнь Чэ. Внимательным взглядом он рассматривал семь Патриархов и всех остальных, сидящих в восточном крыле. Он не только попросил Юнь Цин Хуна отложить похороны, но и не поделился ни с кем более из семьи Юнь. Он просто не мог позволить, что бы его дедушку, похоронили пока про него ходят такие дурные слухи… Юнь Чэ хотел очистить имя своего дедушки, заставить виновных извиниться за свои слова перед всей империей!

“Да, видимо все так. Даже Монархи с их невероятно чутким восприятием если и узнали этого человека, то не готовы поверить!” продолжил Юнь Чэ: “Единственный за всю историю Империи Иллюзорного Демона Король Демонов, мой дедушка, так называемый ‘грешник’, которого вы проклинали последнюю сотню лет… Юнь Цан Хай!”

Когда Юнь Чэ наконец произнес имя – зал взорвался. Все тут же поднялись, тщательно всматриваясь внутрь Вечной Гробницы. На их лицах читался шок и недоверие.

“Юнь… Юнь Цан Хай?!”

“Невозможно! Высохший старик… Как он может быть Королем Демонов, Юнь Цан Хаем?!”

“Юнь Цан Хай погиб на Континенте Бездонного Неба сто лет назад… это не он!!”

‘Король Демонов’ Юнь Цан Хай был известен каждому в Империи Иллюзорного Демона. И вид этого измотанного жизнью, чрезвычайно худого старика просто не вязался в сознание людей с могучим практиком, чье имя потрясло весь мир. Юнь Цан Хай, которого люди помнили, только одним своим видом внушал уважение. Он всегда сохранял вид молодого человека, не достигшего и тридцати лет, неизвестно сколько девичьих сердец он успел покорить.

С уровнем силы Короля Демонов даже после тысячи лет, он бы выглядел все также молодо.

Однако представший перед ними старик имел грязные седые волосы, его тело было подобно тростинке, словно нищий, которого долгое время пытали и морили голодом. Даже люди, находившиеся в самом низу иерархии Империи Иллюзорного Демона выглядели лучше… Так как мог единственный за всю десяти тысячелетнюю историю Король Демонов, вызывающий восхищение и уважение только своим появлением, быть этим человеком?

“Патриарх… это действительно наш Патриарх!”

Закричали Юнь Вай Тянь и Юнь Дуань Шуй, а затем упали на колени перед Вечной Гробницей. По их щекам текли слезы. Все остальные возможно не признали его, но двое старейшин, что жили рядом с Юнь Цан Хаем, выполняли его поручения, просто не могли не узнать своего Патриарха, даже если его лицо покрылось морщинами, а волосы обесцветились. Эта непередаваемая аура могла принадлежать только ему.

Печальные крики двух старейшин и их поведение вызвали новые волнения среди представителей семьи Юнь. Юнь Цин Хун сделал глубокий вздох и вытянул руку вперед, дабы остановить еще не набравший полную силу ураган эмоцийсвоих подчиненных: “Это… действительно тело моего отца. Юнь Чэ принес его с собой с Континента Бездонного Неба… и то, что это правда, вы можете увидеть хотя бы по поведению старейшин.”

Слова Юнь Цин Хуна отбросили последние сомнения. Все члены семьи Юнь чувствовали, как щемит у них в груди. Из глаз трех великих старейшин потекли слезы. Юнь Хэ, Юнь Цзян и Юнь Си даже мечтать не смели еще хоть единожды увидеть Юнь Цан Хая…

“Король Демонов… правда?” спросила Маленькая Демоническая Императрица, одновременно удивленно и испугано. За всю свою жизнь по настоящему она уважала лишь двух людей – своего отца и Юнь Цан Хая. Прошло целых сто лет. Она и не надеялась увидеть тела своего отца или брата, а уж тем более Юнь Цан Хая… но внезапно тело Короля Демонов вернулось в Империю Иллюзорного Демона и предстало прямо перед ней подобно чудесному видению…

Её сердце бешено застучало.

Подождав, когда крики чуть утихнут, Юнь Чэ заговорил снова: “Будь я даже самым отвратительным и беспринципным человеком в мире, но использовать тело своего родственника для каких–то махинаций я бы не стал!”

“Невозможно!” хрипло сказал Хэ Лянь Куан: “Юнь Цан Хай погиб на Континенте Бездонного Неба сто лет назад! Его внутренняя сила была на пике восьмого уровня Высшей ступени, он мог прожить несколько тысяч лет, оставаясь неизменным… так как этот старик может быть легендарным Королем Демонов?”

“Почему он так выглядит?” недобро усмехнулся Юнь Чэ. Его глаза буквально излучали жгучую ненависть, его голос был холоднее льда: “Недалекому человеку вроде вас ни за что не понять, почему мой дедушка выглядит именно так!”

“Итак… Вы хотите знать почему мой дедушка выглядит не так как вы его запомнили? Как его тело могло вернуться с Континента Бездонного Неба? Как Печать Демонического Императора оказалась у меня?”

Три высказанных Юнь Чэ вопроса сейчас волновали абсолютно всех, а особенно семь Патриархов. В то же время его поведение оставалось все таким же наглым, а речь уверенной, даже Монархи высших ступеней не могли не почувствовать как в их сердцах зарождается страх… и в добавок это тело Юнь Цан Хая рядом с ним… всего – лишь тело, но никто из семи Патриархов не смел более вести себя вызывающе, словно дух Короля Демонов следил за каждым их движением.

Юнь Чэ рассмеялся, а страх в сердцах семи Патриархов все разрастался: “Я готов ответить на эти вопросы!”

“Сто лет назад, мой дедушка и десять старейшин отправились на Континент Бездонного Неба, что бы спасти Демонического Императора. Однако там они попали в ловушку, заранее подготовленную ‘Подавляющую Душу Формацию’. Десять старейшин погибли, а мой дедушку был тяжело ранен… но остался в живых; он был заточен в Регионе Могучего Небесного Меча, в трехстах метрах под землей, в месте где царила абсолютная тьма! Скованный метеоритными цепями с запечатанной внутренней силой… в этой тюрьме он пробыл сотню лет!”

Как только Юнь Чэ начал говорить, в зале воцарилась полная тишина.

*Клац, Клац*

Даже с виду тяжелые цепи появились у него в руках и упали на землю: “Это и есть метеоритные цепи, в которые был закован мой дедушка! Хэ Лянь Куан, вас еще интересует, почему он так изменился внешне? Так я вам отвечу – мой дедушка не видел солнечного или лунного света все эти сто лет, как и еды. Сто лет во тьме. Сто лет в одиночестве. Сто лет без возможности двигаться. Сто лет с запечатанными внутренними каналами. Сто лет его силу впитывала Подавляющая Душу Формация… сто лет страданий!”

Лица всех присутствующих побледнели, все вдруг почувствовали озноб. Со скованным телом и внутренней энергией, заточенный во тьме и одиночестве… даже не беря в расчёт формацию, пожирающую его изнутри, это уже подобно мукам ада. Не так страшны телесные истязания, ведь они когда – нибудь заканчиваются, гораздо страшнее это оказаться в одиночестве, окруженный лишь темнотой. Даже сильнейший практики, оказавшиеся в таких условиях, продержались бы в здравом рассудке от силы лишь пару лет.

Эта пытка живой смертью не то, что человек сможет стерпеть…

Сотня лет… Разве существуют люди способные выдержать заточение в абсолютной темноте на такой срок…

“Мой дедушка ежесекундно страдал так, что вы даже представить себе не сможете. Каждая секунда для него была подобна нахождению в аду… Он был мог совершить самоубийство, но не стал этого делать. Он предпочёл терпеть эту боль, но оставаться в живых. Мой дедушка не боялся смерти, да и в подобном месте даже те кто боятся уже через месяц страстно бы её желали…”

“Единственная причина, почему он столько лет цеплялся за жизнь… это Печать Демонического Императора!” сказал сквозь зубы Юнь Чэ и еще раз достал артефакт.

“Но… это не может быть!” крикнул Цзю Фан Куй: “Если Юнь Цан Хай попал в руки Региона Могущественного Небесного Меча, как он смог сохранить Печать Демонического Императора?! Даже спрячь он её внутри своего тело – это бы заметили!”

“Хех!” грустно улыбнулся Юнь Чэ, а затем положил печать себе на сердце и ответил: “Для того, чтобы Печать Демонического Императора не досталась врагу, мой дедушка поместил её в центр своего сердца, где она и пролежала все эти сто лет…”

“Ч… что?!”

Семь Патриархов напряглись, но не сказали ни слова. Глаза Маленькой Демонической Императрицы резко распахнулись, они буквально сияли. Отовсюду слышались удивленные восклицания. Многие непроизвольно положили дрожащие руки на гулко стучащие сердца.

“Патриарх… Патриарх… Вы… Почему… Почему вы терпели так долго…” большинство членов семьи Юнь стояли с выпученными глазами, не понимая что происходит, в то время как старейшины уже упали на землю, заливаясь слезами.

Юнь Цин Хун поднял голову и прикрыл глаза. Его кулаки были сжаты так плотно, что был слышен их треск.

Сделать дыру в своем сердце, такое сложно осознать. Даже мысль, о том какой болью сопровождалась эта процедура, пугает. Юнь Цан Хай же ко всему прочему находился под действием Подавляющей Душу Формации, то есть если бы он хоть на секунду ослабил концентрацию, пространство в его сердце исчезло бы, а вместе с ним и Печать Демонического Императора. Целых сто лет, терпя жуткую боль, он хранил этот артефакт.

Ранее они представить не могли, что случиться даже с сильнейшим человеком, если он проведет в подобном состоянии сотню лет… но теперь они знали, точнее наглядно видели.

“Ну, я удовлетворил ваше любопытство?” сказал без эмоций Юнь Чэ, смотря на Цзю Фан Куя.

Тот же лишь открыл рот, но ответа за эти не последовало.

Юнь Чэ снова обвел взглядом всех семерых Патриархов, его ровный и холодный голос казалось проникал прямо в душу: “Хорошенько посмотрите на моего дедушку. Его тело высохло, волосы побелели, а одежда развалилась на куски. Сотню лет он выживал в чистилище. И только передав Печать Демонического Императора на хранение мне, он смог обрести покой…”

“А теперь посмотрите на себя… Патриархи семей – защитников, такие румяные и молодые, на свою красивую одежду. Все эти сто лет вы смотрели на всех свысока, ели самые изысканные деликатесы, обеспечивались лучшими медицинскими продуктами. Жили со всеми удобствами и наслаждались каждым моментом!”

Юнь Чэ больше не сдерживался, каждое его слово было подобно острейшему кинжалу: “Говорите о верности, а сами объединились против семьи Юнь! Порочили имя моего дедушки, кто пережил ужасные муки лишь чтобы сохранить Печать Демонического Императора, называете его грешником!! Вам стало мало просто давить на семью Юнь, теперь вы хотите изгнать нас!”

“Где ваша совесть? Где гордость?”

“Неужели вам не стыдно?”

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава