X
X
Глава - 578: Неужели это ничего не стоит?
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Последнее заявление Юнь Чэ, снова шокировало всех присутствующих. Кто бы мог подумать, что Юнь Цан Хай считавшийся погибшим сто лет назад, на самом деле умер лишь три года назад. Сотня лет прошла со времен величайшей трагедии и только сегодня люди узнали правду.

“Я думал, что брат Юнь уже заждался меня на небесах, а оказывается он отправился туда лишь совсем недавно… хех” тяжело вздохнул Му Фэй Янь, на мгновение его лицо отразило одновременно и печаль, и радость. Он был опечален судьбой друга, но радовался факту, что у Юнь Цан Хай оказался такой удивительный наследник. Встретить своего внука на краю гибели, передать ему предмет, что хранил так долго и порадоваться его успехам, Му Фэй Янь был уверен, что Юнь Цан Хай покинул этот мир спокойный и радостный.

Взгляды всех присутствующих переместились на останки Короля Демонов, в них читались печаль, уважение, восхищение и вина… вина за то, что они поверили слухам, вина за то, что называли его грешником.

Все старейшины семьи Юнь уже давно обливались слезами, в то время как молодые ученики, с плотно сжатыми кулаками, неотрывно смотрели на тело своего великого Патриарха… словно перед ними лежал сам бог. Когда они родились, Имперский Демонический Город уже был наполнен слухами о преступлениях семьи Юнь. Когда они встречались с учениками других Семей–Защитников, то чувствовали себя ниже их. Только сейчас они осознали, как им на самом деле повезло родиться именно в семье Юнь.

Герцог Хуай заговорил, его тон все еще можно было отнести к спокойному: “Ох, судя по всему эта встреча и правда была предначертана небесами. Но один вопрос так и остался нерешенным… и мне он кажется наиболее важным.” Он нахмурился и продолжил: “Как ты попал с Континента Бездонного Неба в Империю Иллюзорного Демона?”

“Они находятся на огромном расстоянии друг от друга, даже высокоуровневый Монарх не способен на подобное. Секретный портал, с помощью которого практики Континента Бездонного Неба однажды вторглись в наши земли, запечатан и неусыпно охраняется. Мы бы тут же узнали о любой попытке использования этого прохода. Но ты умудрился пройти мимо всех защитных техник необнаруженным! Если бы ты сам не сказал, что прибыл с Континента Бездонного Неба – об этом бы и никто не узнал! Неужели они смогли открыть еще один проход? Или ты владеешь артефактом, позволяющим тебе преодолевать такие дистанции? Хм…”

“Если люди с Континента Бездонного Неба могут вторгнуться в наши земли в любой момент, не означает ли это повторения кризиса, случившегося сто лет назад?!”

Все с замиранием сердца уставились на Юнь Чэ. Тот же посмотрел на герцога Хуая и с тем же спокойным видом ответил: “Ваше высочество, герцог Хуай, ваши опасения являются необоснованными. Если бы практики с Континента Бездонного Неба научились прыгать между материками когда угодно, то с их желанием обладать Зеркалом Самсары, почему они ждали все эти сто лет? Зачем они передавали сообщения с предложениям обмена жизни моего дедушки на артефакт?”

“Когда я узнал о своей семье, естественно мне захотелось отправиться в Империю Иллюзорного Демона. И не только ради встречи с родителями, даже в больше степени, что бы выполнить поручение, данное мне дедушкой перед смертью. Мне повезло и я обнаружил артефакт, доставивший меня сюда. Собственно так я и попал в Империю Иллюзорного Демона три месяца назад.”

Юнь Чэ не собирался рассказывать о Изначальном Ковчеге; однако он и не соврал. Ведь он действительно прибыл сюда с помощью мистического артефакта, которым и является Изначальный Ковчег. Герцог Хуай нахмурился еще больше, но не успел он заговорить, как его перебил Юнь Чэ: “Касательно этого артефакта, теперь он принадлежит лично мне. Думаю вы хотели спросить именно об этом?”

Герцог Хуай буквально проглотил все свои дальнейшие вопросы. Теперь он просто смотрел на Юнь Чэ, с явно недобрыми намерениями. Маленькая Демоническая Императрица перевела взгляд, от герцога Хуая на Юнь Чэ, затем вытянула свою белоснежную ручку и сказала: “Юнь Чэ, не пора ли вернуть мне Печать Демонического Императора?”

Герцог Хуай напрягся, он страстно желал помешать этому моменту. Если Маленькая Демоническая Императрица получит Печать Демонического Императора, путь к его цели осложнится в разы, а в худшем случае ему еще и придется отвечать за свое поведение ранее. Однако на глазах всех собравшихся он действовать не мог. Сердце Маленькой Демонической Императрицы гулко билось при взгляде на печать. Ведь только обладая печатью, можно стать истинным правителем Империи Иллюзорного Демона. Только с печатью она сможет стать намного сильнее и подавить всех несогласных.

Когда Маленькая Демоническая Императрица увидела Печать Демонического Императора в руках Юнь Чэ и то, что он не спешит её возвращать, даже она, всегда спокойная, словно холодное озеро, не выдержала и проявила инициативу.

После личной просьбы Маленькой Демонической Императрицы Юнь Чэ остался стоять на месте, его лицо было все таким же бесстрастным: “Я отказываюсь.”

Такого ответа она не ожидала. Маленькая Демоническая Императрица широко открыла глаза от удивления, всех остальных же просто парализовало.

“Эээ…” старейшины семьи Юнь и те были в недоумении. Юнь Цин Хун удивленно вскинул брови, но не сказал ни слова.

Герцог Чжун, до этого момента не находивший себе места от волнения, злорадно заулыбался, наконец–то он смог пойти в атаку:“Юнь Чэ! Твоя безрассудность поражает! Печать Демонического Императора всегда принадлежала Императорской семье Иллюзорного Демона и имеет для неё огромное значение! Неужели ты собрался оставить печать себе?”

Юнь Чэ чуть наклонил голову и холодно ответил: “Герцог Чжун в своих словах вы допустили целых три ошибки. Во–первых Печать Демонического Императора принадлежит роду Демонического Императора, а не Императорской семье Иллюзорного Демона! Только наследники первого Демонического Императора имеют право владеть ей. Естественно у герцогов такого права нет.”

“Ты…” всем телом задрожал герцог Чжун. Губы герцога Хуай стали пунцовыми. Они прекрасно поняли послание, что передал им Юнь Чэ. ‘Герцог не имеет права дотрагиваться до Печати Демонического Императора… и уж тем более пытаться занять трон.’

Словно совсем не беспокоясь за используемые выражения, Юнь Чэ продолжил: “Вторая ошибка – Печать Демонического Императора является бесценным артефактом, только для Демонического Императора. Для меня же это просто кусок красного нефрита. Я не могу использовать его, так зачем он мне?!”

“И третья…” голос Юнь Чэ стал гораздо более грозным: “С чего вдруг простой герцог лезет в вопросы, к которым не имеет отношения. Печать охранялась моим дедушкой на протяжение сотни лет, я также преодолел немало препятствий, чтобы принести её с собой в Империю Иллюзорного Демона. И поэтому имею право решать, кому её отдавать. Вы никак не участвовали в возращение печати, так какое вы имеете право тыкать в меня пальцем и угрожать?!”

Юнь Чэ не сбавлял оборотов, его язык все также жалил подобно ядовитой змее. Семь Патриархов, что вели себя ранее невероятно высокомерно, сейчас старались молчать и не высовываться, среди герцогов поменьше также не было желающих подискутировать с Юнь Чэ. Герцог Чжун, решивший, что неподчинение Маленькой Демонической Императрице равносильно копанию себе могилы, попробовал использовать ситуацию, но получил жесткий нокаутирующий ответ.

Маленькая Демоническая Императрица на удивление не выглядела обозленной. Совершенно спокойным голосом она сказала: “Ты знаешь, что этот артефакт принадлежит родословной Демонического Императора и твой дедушка поручил вернуть его мне, так почему сейчас ты оказываешься? Каковы твои условия? Вернуть Печать Демонического Императора с Континента Бездонного Неба – это серьезное достижение. Если ты хочешь попросить меня о чем – либо, то конечно я сделаю все, что в моих силах.”

Юнь Чэ усмехнулся и покачал головой: “Просьба? Когда я только получил Печать Демонического Императора из рук дедушки, я множество раз представлял, как передаю её Маленькой Демонической Императрице. Передача печати вам – это предсмертное желание моего дедушки, я не могу требовать за подобное награды или чего – либо еще. Ведь Печать Демонического Императора для меня знак искренней преданности и цели жизни моего дедушки.”

“Однако, когда я увидел плачевное состояние семьи Юнь, когда узнал, что мою семью презирают, а дедушку считают грешником! Хех…” Юнь Чэ громко рассмеялся: “Дедушка рассказывал о своей семье с гордостью. Он говорил, что семья Юнь сильнейшая во всей Империи Иллюзорного Демона, главная защита и опора Демонического Императора. Он верил, что даже в его отсутствие семья Юнь стала еще могущественней. Ведь за всю историю Империи Иллюзорного Демона семья Юнь ни разу не теряла титул сильнейшей, среди двенадцати Семей–Защитников, всегда пользовалась наибольшим уважением со стороны Демонических Императоров.”

“Что бы спасти предыдущего Демонического Императора, мой дедушка отправился на Континент Бездонного Неба, вместе с сильнейшими старейшинами… он страдал сотню лет, лишь чтобы сохранить Печать Демонического Императора… но как за это отблагодарили его семью? Как отблагодарили его самого?”

“Если бы мой дедушка знал о нынешнем положении дел, разве он смог бы мирно уйти?”

“Ради спасения Демонического Императора погибли десять великих старейшин семьи Юнь. Мой дедушка умер после ста лет мучений, охраняя Печать Демонического Императора. А в это время семья Юнь была названа грешной, понесла наказание и терпела постоянное давление на себя, насмешки и издевательства… как итог оказалась в таком плачевном состоянии. Семья Юнь была наказана за свои жертвы. Названа грешной за свою верность. Все невзгоды, что пали на семья Юнь, она стойко терпела…”

“А теперь вы просто просите вернуть вам Печать Демонического Императора?”

Глаза Юнь Чэ наполнились яростью, голос стал подобен громовому реву: “Если я просто верну вам печать, значит, все испытания, через которые семья Юнь прошла за эти годы, были зазря? Получается я должен закрыть глаза на гнусные слухи, что пятнали честное имя моего дедушки целых сто лет?”

“Маленькая Демоническая Императрица, как бы вы поступили на моем месте?”

Маленькая Демоническая Императрица замерла, она не могла произнести ни слова. В зале стояла абсолютная тишина… поначалу все решили, что Юнь Чэ своим отказом перешёл все границы наглости. Однако его дальнейшие слова заставили задуматься… о жертвах, позоре и наказаниях, упавших на семью Юнь. И тот факт, что Печать Демонического Императора вернулась как раз таки благодаря члену этой семьи… разве он может беспрекословно отдать её? А кто бы смог?

Неужели семья Юнь Страдала все эти сто лет понапрасну?!

Каждый задавал сам себе этот вопрос и каждый поддержал Юнь Чэ в его решении.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава