X
X
Глава - 580: Это Приказ!
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Хоть награды, пожалованные Сяо Юню Маленькой Императрицей Демонов, и были невероятно щедры, но по сравнению с пожалованным ему титулом Короля они не стоили даже упоминания. Юнь Чэ сразу же дернул Сяо Юня за рукав и сказал: "Поспеши и поблагодари Маленькую Императрицу Демонов..." В это же время он понизил голос и тихо прошептал: "Даже не думай отказываться".

"А..." Сяо Юнь выглядел так, будто его внезапно разбудили и спросонья заставили предстать перед Маленькой Императрицей Демонов. Заикаясь от охватившей его паники, он кое-как сумел выдавить из себя слова благодарности: "Сяо Юнь... благодарит Маленькую Императрицу Демонов... за... оказанную Вашим Высочеством милость".

"Что ж, замечательно, я рада, что ты согласился принять заслуженную тобой награду". Довольно кивнула Маленькая Императрица Демонов.

Любому человеку, если уж он не был очевидным глупцом, было понятно, что Маленькая Императрица Демонов, используя заслуги Сяо Юня как предлог, на самом деле помогала Семье Юнь. Лицо Хэ Лянь Куана напряглось, и он, не выдержав, громко воскликнул: "Маленькая Императрица Демонов, независимо от его заслуг, дарование ему титула Короля слишком..."

"Молчать!" Маленькая Императрица Демонов ледяным тоном прервала Хэ Лянь Куана, не дав ему даже договорить. Не удостоив его даже взглядом, она холодно произнесла: "Все вы за прошедшую сотню лет не уставали мне напоминать, что важность Печати Императора Демонов для Призрачной Обители Демонов просто не может быть переоценена, вследствие чего Семью Юнь, утратившую эту Печать, стоило бы в наказание полностью истребить... Раз так, то разве возвращение Семьей Юнь Печати Императора Демонов так же не является вкладом в процветание Призрачной Обители Демонов, который попросту нельзя переоценить?! Так как же, в таком случае, дарование Сяо Юню титула Короля может быть неуместным?!"

"Но…"

"Какие-то возражения?!" Голос Маленькой Императрицы Демонов мгновенно стал еще холоднее и жестче. Она злорадно усмехнулась:  "Патриарх Хэ Лянь, если бы вы, рискуя жизнью, отправились на Континент Бездонного Неба, что бы спасти моего отца, если бы вы ради возвращения Печати Императора Демонов пожертвовали своей собственной семьей, оставив сиротой своего единственного сына, то эта императрица, несомненно, даровала бы вашему сыну титул и славу, которые бы по достоинству вознаградили его, за подвиги отца! Но вы ничего подобного не совершили, так что закройте свой рот и не смейте впредь без моего дозволения высказывать свое мнение".

Лицо Хэ Лянь Куана мгновенно побагровело, но он не мог вымолвить, ни единого слова. Множество его сторонников, уже готовые было обрушиться на Маленькую Императрицу Демонов с критикой ее решения, будто воды в рот набрали, ни один из них не решался высказать какие-либо возражения или выразить недовольство решением Маленькой Императрицы Демонов.

Юнь Чэ едва заметно усмехнулся уголком рта и почтительно сказал: "Юнь Чэ благодарит Маленькую Императрицу Демонов за проявленную ею щедрость... Кстати,  могу ли я попросить Маленькую Императрицу Демонов отдать Пилюлю Повелителя Сяо Юню? В настоящее время моя духовная сила все еще недостаточно велика, и я все еще далек от достижения Тиранической[8] ступени внутренней силы. Мне пока нет нужды в Пилюле Повелителя, но Сяо Юнь уже долгое время находится в полушаге от Тиранической[8] ступени, так что ему Пилюля Повелителя сейчас куда нужнее, чем мне".

"Старший брат..." На лице, тронутого Сяо Юня, была написана огромная благодарность.

Весь зал сразу же взволнованно загудел... Пилюля Повелителя считалась величайшим сокровищем даже среди Семей-Защитников, а Юнь Чэ так просто отказался от нее! Насколько же щедрое у него сердце?

Маленькая Императрица Демонов непринужденно ответила: "Уже решено, что Пилюля Повелителя будет передана тебе, а значит, что ты имеешь полное право решать, что делать с нею дальше. Если ты хочешь отдать ее Сяо Юню, то никто не станет тебя останавливать".

"Герцог Бао Цин, передайте Пилюлю Повелителя Сяо Юню".

Герцог Бао Цин сразу же поднялся с места и направился к Сяо Юню, неся в руках ящик из черного нефрита. Как только он покинул свое место, все взгляды сразу же обратились на черную коробку, в многих из них легко можно было заметить невероятную зависть, в то время как множество молодых практиков сглатывало невольно набежавшую слюну. Никто не думал, что Пилюля Повелителя в конечном счете достанется Сяо Юню, который был известен как "безызвестный", о котором люди знали лишь из ходивших по городу слухов.

Среди бессчетного множества пораженных, недоверчивых, недовольных лиц сильно выделялось наполненное радостью и счастьем прекрасное лицо... Лицо Седьмой Под Небом. Она взволнованно закричала, обращаясь к членам своей семьи, сидящим подле нее: "Вы все это слышали?! Брат Юнь был удостоен титула Короля... Короля! Вааау! Я знала, что... что Брат Юнь – самый удивительный человек, которого я когда-либо встречала!"

"Старший Брат, Второй Брат, Третий Брат, Четвертый Брат, Пятый Брат, Шестой Брат! Вы все смотрели на Брата Юня сверху вниз... но теперь Брат Юнь был награжден титулом Короля самой Маленькой Императрицей Демонов! Он теперь в сотни раз превосходит любого из вас, так что вы больше не сможете смотреть на него свысока!" Седьмая Под Небом яростно сжала свои маленькие кулачки и с красным от волнения лицом с упреками набросилась на своих братьев. Слегка успокоившись, она внезапно сникла, тихо пробормотав про себя: "Но… Бедный Брат Юнь… Его биологические родители уже... уже..."

"Не могу поверить, что у этого парня на самом деле такая удивительная семья". Третий Под Небом задумчиво почесал подбородок и сказал, криво усмехнувшись углом рта: "Седьмая Сестра, не радуйся раньше времени. Теперь, когда статус этого мальчишки внезапно взлетел до небес, в дополнение к уже восстановленному престижу Семьи Юнь, я боюсь, что множество принцесс из различных Дворцов Герцогов станут всеми способами добиваться его внимания. Совсем скоро он может напрочь позабыть про твое существование".

"Что за ерунду ты несешь!" Седьмая Под Небом обиженно толкнула Третьего Под Небом и сердито сказала: "Брат Юнь совсем не такой. Он любит меня всем сердцем и никогда обо мне не забудет. Хм!"

"Не верится, что семью Сяо Юня и семью Юнь Цин Хуна связывали такие крепкие узы, неудивительно, что Юнь Цин Хун и Му Юй Жоу все эти годы относились к Сяо Юню, как к собственному сыну. Несмотря на множество слухов, ходящих по городу, очевидно, что они очень сильно его любят и искренне заботятся о нем". Сказал очень впечатленный Амбициознейший Под Небом.

Не Имеющий Себе Равных Под Небом посмотрел на Седьмого Под Небом и с улыбкой сказал: "С таким молодым гением, как Юнь Чэ, и с поддержкой Маленькой Императрицы Демонов возрождение Семьи Юнь – лишь вопрос времени. Сяо Юнь, которому сегодня был пожалован титул Короля, стал вторым обладателем этого титула после Короля Демонов. Теперь вопрос не в том, достаточно ли он хорош для Седьмого Сокровища, а в том, достаточно ли хороша Седьмое Сокровище для него, хе-хе-хе-хе".

Не Имеющий Себе Равных Под Небом, озорно рассмеялся. Амбициознейший Под Небом слегка усмехнулся и ничего не сказал.

Когда Сяо Юнь принял из рук Бао Цина ящик из черного нефрита, в котором находилась Пилюля Повелителя, его разум все еще был словно в тумане. Даже после того, как Герцог Бао Цин отступил и вернулся на свое место, он все никак не мог прийти в себя.

Молчание прервала Маленькая Императрица Демонов: "Сяо Юнь, прямо сейчас твоя духовная сила лишь в полушаге от Тиранической[8] ступени. Пилюля Повелителя может помочь тебе мгновенно преодолеть этот барьер и ступить на Тираническую[8] ступень внутренней силы. Дата проведения церемонии наречения титула будет выбрана и назначена после завершения Великой Церемонии. Можешь идти".

"Хорошо..." Ответил Сяо Юнь. Затем он вдруг резко поднял голову и внезапно спросил: "Могу ли я спросить... Что, если я захочу передать эту Пилюлю Повелителя кому-то другому?"

Маленькая Императрица Демонов равнодушно ответила: "Так как она теперь принадлежит тебе, ты можешь делать с ней все, что только твоей душе угодно: использовать его самостоятельно, передать ее кому-то другому, уничтожить ее, выбросить, все зависит только от тебя".

"Сяо Юнь благодарит Маленькую Императрицу Демонов". Сяо Юнь мгновенно расслабился, его лицо наполнилось радостью. Он с величайшей осторожностью, поудобнее, перехватил черный ящик и вернулся на свое место, сопровождаемый тысячами завистливых взглядов.

"Удовлетворен ли ты, Юнь Чэ?" Спросила у Юнь Чэ Маленькая Императрица Демонов.

"Конечно же, я удовлетворен. Я благодарю Маленькую Императрицу Демонов за исполнение моего желания". Юнь Чэ с искренней благодарностью кивнул.

"Раз так, то какова твоя вторая просьба?" Спросила Маленькая Императрица Демонов.

Юнь Чэ мгновенно стал серьезнее. Он подошел к телу Юнь Цан Хая, обернулся  и уставился на семерых Патриархов, что сидели в восточном крыле... Когда его взор обратился на них, сердца всех семи Патриархов одновременно содрогнулись. Совсем недавно они непрерывно потешались над Юнь Чэ и оскорбляли его, но теперь, столкнувшись с неожиданно мрачным и злым взглядом Юнь Чэ, они почувствовали себя стаей птиц, застигнутой врасплох внезапно выскочившим из кустов охотником, уже наложившим на тетиву смертоносную стрелу.

Юнь Чэ не стал их разочаровывать. Он без промедления поднял руку, указал на них пальцем и медленно и решительно произнес: "Хэ Лянь, Цзю Фан, Чи Ян, Нань Гун, Сяо, Бай и Линь... Я хочу, чтобы Патриархи этих семи семей здесь и сейчас, в этом зале, на глазах у всех преклонили колени перед телом моего деда... преклонили колени и попросили у него прощения... и поклялись, что будут верны Маленькой Императрице Демонов всю свою оставшуюся жизнь! И если они нарушат данную клятву, то все их потомки будут рабами и шлюхами на протяжении десяти тысяч поколений!"

За сегодняшний день Юнь Чэ успел уже множество раз поразить толпу. Но, произнеся эти слова, он вновь заставил всех присутствующих, в  особенности обитателей Столицы Обители Демонов, проглотить языки от неожиданности. Он, по сути, приказывал семи Патриархам, и каждое его слово было решительным и бескомпромиссным. Более того, он приказывал не каким-то там Патриархам захудалых семей, а Патриархам семи Великих Семей-Защитников!

Но, учитывая то, как разговаривал и действовал Юнь Чэ до этого, для многих его нынешнее поведение не стало очень уж большой неожиданностью. Все знали, как виноваты были семь семей перед Семьей Юнь и перед Юнь Цан Хаем. Они сами признались в этом, так что, с точки зрения морали, они должны были, покаяться перед Юнь Цан Хаем и попросить у него прощения.

Что же до клятвы в верности Маленькой Императрице Демонов, то этот пункт и вовсе не вызывал никаких вопросов.

Семь Патриархов заскрипели зубами от отхватившей их сердца ярости. Все, что говорил и делал Юнь Чэ, указывало на их тяжкие преступления, вредило их репутации, вытаскивало на свет все их грязные тайны, да и попросту выставляло их на посмешище, они будто бы предстали перед толпой в чем мать родила, они никак не могли возразить Юнь Чэ и никак не могли скрыть своего чудовищного стыда. Уж они-то прекрасно знали, что именно они успели совершить за последние сто лет... Но разве они, Патриархи семи Великих Семей-Защитников, могли по собственной воле на глазах у стотысячной толпы встать на колени перед телом Юнь Цан Хая и попросить у него прощения?!

Это бы выглядело так, будто семь их Семей покорно склонили головы перед Семьей Юнь на глазах у всех героев Обители Демонов!!

Лицо Хэ Лянь Куана потемнело, он с трудом заставил себя рассмеяться и холодно сказал: "Юнь Чэ, ты всего лишь юный отпрыск Семьи Юнь, у тебя нет никакого права просить нас сделать что-то вроде..."

"Вы ошибаетесь, Патриарх Хэ Лянь!" Хэ Лянь Куан, еще не закончивший говорить, был внезапно прерван Юнь Чэ. Голос Юнь Чэ мгновенно стал еще более холодным и жестким, чем у Хэ Лянь Куана до этого: "Я ни о чем вас не прошу, я вам приказываю! Просьба? Ха, вы и сами прекрасно знаете, насколько ужасные и бесчестные поступки вы совершали за последние сто лет, пытаясь навредить моей Семье Юнь! Кто так старательно пытался опорочить честь моего деда? Ответ вам известен куда лучше, чем кому бы то ни было еще в этом зале! Вы относились к моей Семье Юнь как к отбросам, и вы еще ждете, что мы будем вас о чем-то "просить"? Хех, члены моей Семьи Юнь не столь никчемны... Это приказ! Я приказываю вам, потому что вы очень многое задолжали нашей Семье Юнь, как задолжали и моему деду, Юнь Цан Хаю!"

"И кроме того!" Не дав им и шанса вставить слово, Юнь Чэ тут же поднял Печать Императора Демонов и яростно прорычал: "Не стоит думать, что я не имею никакого права приказывать вам, ведь прямо сейчас у меня в руках Печать Императора Демонов, и если вы осмелитесь ослушаться, то Маленькая Императрица Демонов уже никогда ее не получит!"

"Разве не вы ранее говорили, что потеря Печати Императора Демонов – величайший грех, и что Семья Юнь, которая за этот грех ответственна, должна быть полностью истреблена? По-моему, очевидно, что ради возвращения Печати Императора Демонов вы, беспредельно преданные Императорскому роду Обители Демонов, готовы переломать все кости в своих телах и отказаться от своего собственного достоинства и чести... Но теперь вам нет необходимости рисковать собственными жизнями, отправляясь на Континент Бездонного Неба, дабы вернуть Печать, вам не нужно подвергать себя никакому риску или тратить какие-либо ресурсы. Единственное, что вам нужно сделать, это совершить поступок, который вы должны были совершить давным-давно. Если в вас осталась хотя бы капля чести и верности, то вы, несомненно, перешагнете через свою гордость, что вернет Печать Императора Демонов в руки маленькой Императрицы Демонов и поможет возродить былое величие всей Призрачной Обители Демонов... Я полагаю, что у вас, семи Патриархов Великих Семей-Защитников, не должно быть никаких возражений, не так ли? Если, конечно, все те красивые слова о "верности" и "чести", что вы пафосно провозглашали ранее, не являются всего лишь бессмысленным бредом!"

Лица семи Патриархов мгновенно застыли. Выражения их лиц были так же уродливы, как засохшее на солнце, в течение нескольких дней, собачье дерьмо. Мало того, что Юнь Чэ потребовал, что бы они встали на колени перед Юнь Цан Хаем и публично извинились перед ним, он также полностью лишил их пути отступления... И сделал он это, воспользовавшись их же словами о великом грехе потери Печати и величайшем долге всех Семей-Защитников по ее возвращению!

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава