X
X
Глава - 582: Прижатый к стенке
Предыдущая глава
Следующая глава

“Семь семей должны немедленно извиниться перед Королем Демонов!”

“Даже Лорд Цинь, всеми уважаемый старший, первым проявил инициативу и преклонил колени. Как основные виновники произошедшего, не говоря уже о вопросе Печати Демонического Императора… почему вы продолжаете стоять на месте? Неужели вы не боитесь стать посмешищем для всей империи?”

“Патриарх Чи Ян, насколько я помню, именно ваша семья распространяла слухи о грехах Короля Демонов в Регионе Южного Моря… но теперь, когда правда раскрыта, вы все равно не спешите принести извинения. Может ли быть, что вы не считаете свои слова ошибкой?”

“Разве вам не стыдно, разве вы не чувствуете вину, смотря на тело Короля Демонов?! Как великие Семьи–Защитники, вы должны были подавать всем пример…”

Собравшиеся сегодня в зале люди, были далеко не дураками. И они четко видели разделения элиты империи на два лагеря, один из которых возглавлял герцог Хуай, всячески пытавшийся очернить народного героя и его семью, а поддерживали его семь беспринципных и высокомерных Патриархов. Но весь их заговор, часть за частью, полностью уничтожил Юнь Чэ и мало того, что уничтожил, так он еще и подробно все объяснил.

Более того, семь семей, что объединились, с целью изгнать семью Юнь… оказались также виновны в клевете на Короля Демонов.

Из–за этого заговора, начавшегося еще сто лет назад, все здесь присутствующие люди были использованы в качестве пешек и в итоге, пусть и косвенно, но нарушили свою клятву верности Императорской семье. Целый век они осуждали и презирали потомков Короля Демонов, так что теперь их сердца были полны чувства стыда и раскаяния. Естественно, что по одиночке эти лорды и вожди не смели противоречить семи семьям, но собравшись вместе около тела Юнь Цан Хая они представляли силу, с которой придется считаться.

Цинь Чжэн был лишь каплей в море, но за ними последовало настоящее цунами. Все лорды регионов и городов, вожди, великие герои сейчас с нескрываемым презрением смотрели на ранее уважаемые всеми семь семей. Обвинительные речи в их сторону звучали все громче и громче, все больше людей хотело высказать свое мнение.

Лица семи Патриархов стали до крайности мрачными, а лбы были покрыты холодным потом; их будто придавливал огромный валун народного осуждения. Даже строгий выговор от самого Демонического Императора не нес вы в себе такого напряжения. По отдельности, каждый из критикующих их людей смиренно склонил бы голову, но собравшись вместе – все круто изменилось. Ведь это толпа по сути представлял все население Империи Иллюзорного Демона!

“Герцог Хуай… Что… Что нам делать?” семь Патриархов одновременно послали звуковую передачу своему лидеру. Каждому было предельно ясно, что достаточно еще одной ошибки и вся их репутация, наработанная за десять тысяч лет, сгинет в пустоту. В худшем случае они могут быть навсегда изгнаны из Империи Иллюзорного Демона.

Сам Герцог Хуай практически раскрошил несколько своих зубов, так сильно он скрипел ими. Годы планирования, сбор силы, способной противостоять Маленькой Демонической Императрице, десятки лет работы над выстраивание нужного настроения у народа империи.

Сегодня, на торжественной церемонии, что собрала в одном месте сильнейший людей со всех уголков Империи Иллюзорного Демона, он собирался наконец перейти к решительным действиям. Но все его планы рухнули, как только на сцене появился Юнь Чэ… более того, он сумел вернуть народную поддержку семье Юнь, а семь Патриархов, договор с которыми стоил столь многих усилий и времени, наоборот превратились в изгоев.

Сто лет подготовки, сниженная до предела репутация семьи Юнь… и все зря. Люди, которые должны были поддержать герцога Хуай, повернулись против него.

Полный провал. Он еще раз скрипнул зубами и крайне грозным голосом крикнул: “А что мы еще можем сделать? Поторопитесь и принесите извинения этому трупу… или вы хотите подождать пока все успеют вас проклясть?”

По сути у них не оставалось других вариантов, кроме как извиниться перед Юнь Цан Хаем. Иначе, их может не спасти даже титул Семей–Защитников. Морщась и кипя от негодования, семь Патриархов приземлились рядом с гробом Короля Демонов… и с великой неохотой преклонили колени.

Зал замер, все молча смотрели фигуры семи людей. Хэ Лянь Куан и шесть его соратников чувствовали себя словно на суде, где им вот-вот вынесут приговор. Кто бы мог подумать, что семь сильнейших людей империи окажутся в таком неловком положении.

Тяжело вздохнув, Хэ Лянь Куан попытался придать себе как можно более невозмутимый вид. Повернувшись к телу Юнь Цан Хая, он сказал: “Уважаемый старший, я не видел всю картину целиком, был так слеп и ошибочно решил, что действую на благо нашей империи. Я даже и представить не мог какую ужасную ошибку совершаю, теперь же могу лишь смиренно просить прощения у вас, великий Король Демонов.”

Хоть Хэ Лянь Куан и просил прощения, но с его слов – все им сделанное было от незнания. Получалось, что он якобы действовал на благо народа. Юнь Чэ, услышав эти ‘извинения’, злобно улыбнулся, но при этом не сказал ни слова. Чи Ян Бай Ле, Цзю Фан Куй, Бай И, Нань Гун Янь, Сяо Си Фэн и Линь Гуй Янь также поспешили принести свои извинения. Их слова в целом не сильно отличались от слов Хэ Лянь Куана.

Когда семь Патриархов поднялись на ноги, их лица были настолько мрачными, будто только что им пришлось нырнуть в ночной горшок. Каждый из них то и дело стрелял глазами в сторону Юнь Чэ, их единственным желанием было разорвать этого выскочку на куски.

Для всех было очевидно, что извинения семи Патриархов даже близко не искренны, но свою часть ‘договора’ они выполнили, поэтому никто не осмелился больше попрекать их. Юнь Чэ молча смотрел на тело Юнь Цан Хая, а на сердце у него была печаль. Дедушка, восстановление былого величия семьи Юнь, было бы невозможно без тебя. Только благодаря тому, что ты сохранил печать Демонического Императора внутри своего сердца, если бы не твоя верность и храбрость, даже имей я в тысячу раз больше сил, сердца людей остались бы холодны. Ты так много сделал для меня… рассказал о моей родине… даже пожертвовал своей жизнью, дабы жить мог я… мой долг перед тобой никогда не будет выплачен полностью…

“Семь Патриархов склонили колени, чтобы принести свои извинения Королю Демонов. Разве это не лучшее доказательство их благородства и добрых намерений!” сказал герцог Хуай и тут же привлек к себе всеобщее внимание. Он радостно похвалил своих соратников, как будто все ими совершенное было лишь маленьким недоразумением, а сам он вообще не при делах. Повернувшись к Юнь Чэ, он продолжил: “Юнь Чэ, как видишь семь великих Патриархов, отбросив достоинство, пали на колени и признали свои грехи перед Королем Демонов. Твое желание исполнено! А значит, пора вернуть Печать Демонического Императора Маленькой Демонической Императрице.”

“Похоже, у герцога Хуай есть проблемы с памятью.” ответил Юнь Чэ, наклонив голову: “Моим условием было, не только извинения семи Патриархов перед телом дедушки, но и повторения их клятвы верности Маленькой Демонической Императрице!”

Герцог нахмурил брови и уже куда менее веселым голосом сказал: “Юнь Чэ, так как ты не просто младший, а потомок великого героя, я и семь семей пытались обращаться с тобой вежливо, но всему есть пределы…”

Действительно, фракция герцога Хуай, как и он сам, вели себя предельно вежливо и дружелюбно, но даже слепому понятно – они были вынуждены так поступать. Из–за действий Юнь Чэ им просто пришлось идти на уступки. Для всех присутствующих последняя просьба Юнь Чэ не казалась чем–то невероятным… члены Семей–Защитников, обязаны защищать и во всем поддерживать Демонического Императора, так что повторить свою клятву для них не должно быть затруднительным.

Однако герцог Хуай прекрасно понимал, чего добивается Юнь Чэ!

В этой клятве была одна, очень опасная фраза: ‘Если мы предадим императора, наши потомки будут рабами и проститутками!’ и если семь Патриархов её произнесут, то боясь божественного возмездия, они вероятнее всего отвернутся от герцога Хуай. Ведь свидетелями их слов будут представители от всех уголков Империи Иллюзорного Демона.

Если семь Патриархов припрут к стенке, но они откажутся повторить клятву… то тут уж любой поймет, что дело нечисто. И не только Юнь Чэ, а любой желающий сможет потребовать у них объяснений.

В итоге они снова оказались между молотом и наковальней, где любой из вариантов не сулит ничего хорошего.

“Я требую слишком много?” пошел в атаку Юнь Чэ: “Может ли достопочтимый герцог Хуай объяснить мне, почему последнее условие является невыполнимым? Как главам Семей–Защитников, клятва Маленькой Демонической Императрице, должна быть буквально выгравирована в их сердцах! Они были верны Императорской семье на протяжение десяти тысяч лет, а я лишь попросил подтвердить, что ничего с тех пор не изменилось. Получается своей клятвой они не только порадуют Маленькую Демоническую Императрицу, но и напрямую поспособствуют возвращению Печати Демонического Императора хозяину. Так что, не вижу в своей просьбе ничего предосудительного.”

Герцог Хуай тяжело дышал, подобные слова от Юнь Чэ были вполне ожидаемы, а самое главное, что перед всеми собравшимися здесь людьми, он не может возразить… любой в Империи Иллюзорного Демона, знает, что Семьи–Защитники в первую очередь преданы Императорской семье. Если какая-то из семей решит предать Императора, она тут же подвергнется гонениями и осуждениям. Лихорадочно думая, герцог Хуай заговорил спустя некоторое время: “Все Семьи–Защитники оставались верны Императорской семье десять тысяч лет и это неизменно! Как смеешь ты требовать доказательств! Очевидно, что просто хочешь очернить их репутацию! В конце концов, клятва – это лишь слова. Даже если кто–то из семей замыслили бы предательство, разве эти слова смогли бы их остановить?”

“Очень интересно!” кивнул головой Юнь Чэ и сухо усмехнулся: “Раз клятва – это всего–лишь ничего не значащие слова, тогда я тем более не понимаю в чем же состоит моя наглость?”

“…” Герцог Хуай открыл рот, но не произнес ни слова.

“Хех…” громко рассмеялся Юнь Чэ: “Я не просил выступить Патриархов, как представителей семей, достаточно их личной клятвы. Все–таки, мнения множества людей могут различаться. Так что возвращаясь к нашей теме, какие бы громкие слова эта клятва не содержала, для невиновного человека ее повторить не составит труда. Разве сами они не хотят после всего произошедшего заверить Маленькую Демоническую Императрицу и всех здесь присутствующих в своей безоговорочной преданности.”

“Если такая простая просьба встречается в штыки… у любого возникнет ощущение, что вы что – то скрываете.”

“И еще один момент” не дожидаясь ответа со стороны герцога Хуай или семи Патриархов, продолжил Юнь Чэ: “Герцог Хуай, почему вы так возражаете? Как один из самых приближенных людей к Маленькой Демонической Императрице, вы по идее, должны сами выступать за подтверждение лояльности семей защитников. Что–то тут не вяжется…”

Юнь Чэ не стал договаривать, но его посыл был предельно понятен. Выждав некоторое время, он сказал: “Герцог Хуай, я лишь младший и вы не обязаны меня слушать, но насколько мне известно, тех кто предает Императора, будь он даже членом Семьи–Защитника, в лучшем случае его ожидает всеобщее порицание. Если же предательство замыслил сам член Императорской семьи, тут мое воображение пасует!”

Выражения на лицах каждого герцога, сидящего в восточном крыле, тут же изменились. Герцог Чжун вскочил на ноги и закричал: “Юнь Чэ… ты хоть понимаешь, что сейчас сказал?”

“А что тут не понятного?” немедля переспросил Юнь Чэ: “Все мы знаем, что до появления Первого Демонического Императора на землях империи царил хаос и беззаконие и только он смог соединить и подчинить разрозненные воинственные племена, подарить своим потомкам десять тысяч лет мира и процветания! И конечно же он был не один, ему во всем помогали двенадцать семей! На протяжение десяти тысяч лет, эти двенадцать Семей–Защитников следовали заветам, Первого Демонического Императора. Были опорой и защитой для его наследников. Двенадцать семей по праву заслужили свои титул, славу и престиж.”

“В то время как вы, члены Императорской семьи, считаете себя элитой лишь по праву рождения. Огромная власть, любые ресурсы, вы живете ни в чем себе не отказывая. Более того, вы никак не обязаны подтверждать свою позицию, вам не нужно проливать кровь на поле боя! Все что у вас есть - это лишь принадлежность к родословной Демонического Императора, а значит все ваши мысли и действия в первую очередь должны приносить пользу нынешнему Демоническому Императору!”

“Вы можете использовать свое положение как угодно, но никогда не должны забывать, благодаря чему его получили! Если же в ваших сердцах хотя бы мелькнет мысль о предательстве – это будет равносильно бешеной скотине, что кусает кормящую её руку!”

“Прямо сейчас Императорский клан переживает величайший кризис за все время существования Империи Иллюзорного Демона. Предыдущий Император мертв, Маленький Демонический Император мертв, Маленькая Демоническая Императрица осталась совсем одна… к тому же ей постоянно приходится доказывать свое право на власть в империи, лишь потому что она женщина. Герцоги безвозмездно пользовались дарами Императорской семьи на протяжение десяти тысяч лет и по-моему сейчас лучше время для вас показать свою благодарность наследнику Демонического Императора!”

“Если кто–то из членов Императорской семьи таит в своем сердце предательство, то у него просто нет совести и даже сравнения с собакой или свиньей он не достоин! Эти уродливые и бесстыдные люди должны быть стерты с лица земли!”

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава