X
X
Глава - 607: Принуждение Душой Золотого Ворона
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

«Стереть родословную Феникса?» Юнь Чэ удивился и потом, он кое-что осознал, «Что ты имеешь ввиду?»

«Родословная Золотого Ворона в сто раз благороднее, чем родословная Феникса, и сила пламени Золотого Ворона намного превосходит пламя Феникса. Если ты унаследуешь родословную Золотого Ворона, то естественно не будет необходимости оставлять родословную Феникса.» Голос Души Золотого Ворона был полон высокомерия.

Юнь Чэ громко сказал: «Но, ты знаешь, что я обладаю Огненным Семенем Злого Бога; поэтому, я могу одновременно полностью контролировать пламя Феникса и пламенем Золотого Ворона. И раз родословная Дракона Бога и родословная Феникса могут сосуществовать в моём теле, то родословная Золотого Ворона и родословная Феникса, тоже должны быть на это способны.»

«Хмф, наивный! Ты на самом деле хочешь, чтобы моя родословная Золотого Ворона сосуществовала, с этой ничтожной родословной Феникса в одном теле? Что за вздор. Там, где Золотой Ворон нет места для Феникса! Приняв мою мощь Золотого Ворона, твоя родословная станет даже благороднее, и мощь твоего пламени тоже увеличится в несколько раз! Нет причин оставлять родословную Феникса! Сосуществование это просто оскорбление для моей мощи Золотого Ворона! Я никогда не позволю этому произойти.»

«Если ты хочешь получить мой дар силы Золотого Ворона, то сначала, родословная Феникса просто обязана быть полностью стёрта из твоего тела!»

Голос Души Золотого Ворона был надменен, решителен, неоспорим, и даже содержал невероятное презрение к родословной Феникса.

Когда Жасмин упоминала, что Алая Птица, Феникс и Золотой Ворон несовместимы, изначально Юнь Чэ думал, что это из-за того, что они защищали свои родословные, мощь и достоинство, и хотели стать единственным Высшим Зверем Огня. Вот почему они возможно сражались друг с другом, и никто из них не желал уступать остальным. Но теперь, он увидел отношение Золотого Ворона… который просто видел в существовании Феникса своего заклятого врага.

«Нет!» Голос Юнь Чэ был гораздо решительнее… Хоть он и столкнулся с Душой Золотого Ворона, «Я могу унаследовать родословную Золотого Ворона, но я абсолютно не могу позволить, чтобы моя родословная Феникса была стёрта! Если требованием к наследованию родословной Золотого Ворона является стирание моей родословной Феникса… То, мощь Золотого Ворона того не стоит!»

«Глупец!» Слова Юнь Чэ несомненно сильно взбесили Душу Золотого Ворона, «В твоих глазах, сила Золотого Ворона не сравнима с силой жалкого Феникса?»

Личность Юнь Чэ всегда был непреклонен и даже если он сталкивался с душой бога, он не отступит из-за своих принципов. Не подчиняясь он ответил, «Я не знаю, сильно ли пламя Феникса, так же как и сильно пламя Золотого Ворона. Но… Наследие Феникса во мне, теперь часть моей собственной родословной и силы! Это часть моей жизни, и только я могу решать, что я хочу с ней сделать! Даже если ты душа бога, я не позволю тебе вмешиваться!»

«Когда Божественный Дух Феникса даровал мне родословную Феникса, это был знак моего одобрения и его милости. Как я могу выкинуть этот дар из-за другой родословной и силы? Если я так поступлю, я не только разочарую Божественный Дух Феникса, что был милостив ко мен, но и буду чрезвычайно неуважителен. Если бы я сначала получил наследие Золотого Ворона, и Божественный Дух Феникса захотел принудительно стереть родословную Золотого Ворона прежде чем предоставить мне наследие Феникса, то я бы отказал ему точно так же! Это не имеет ничего общего с тем, чья сила больше, Золотого Ворона или Феникса, но для человека… Это самый основной и самый важный принцип.»

«Ты не можешь терпеть сосуществование с родословной Феникса, и я тоже не могу терпеть то, как мои собственные силы принудительно стирают. Тогда… Не смотря на то, что я желаю мощь Золотого Ворона, похоже, в конце концов, это ничего не значит.»

Юнь Чэ не колеблясь произнёс эти слова. Договорив последние слова, не было никаких признаков нежелания и томления.

«Хахахахахаха!» Душа Золотого Ворона громко рассмеялась, сотрясая небо, но в смехе больше не было никакого гнева, «Что за упрямые у тебя нравы. Твой упрямый нрав, так случилось, удовлетворяет моим вкусам, и из-за этого я не желаю, чтобы ты, самый идеальный преемник, уходил!»

«Не смотря на то, что у тебя упрямый нрав, реальное упрямство всегда опирается на могущественные силы! Передо мной у тебя нет права выбора! Отказываться от моей родословной Золотого Ворона, только для того, чтобы сохранить жалкую родословную Феникса… Я тебе этого не позволю!»

Ало-золотые глаза в небе расширились, и золотой свет, направленный вниз, усилился в несколько раз. Он был так ярок, что Юнь Чэ не мог на него смотреть. В это время, ало-золотое пламя начало опускаться с неба, словно буря, и превратилась в бесконечное море пламени, утапливая в себе Юнь Чэ.

Тело Юнь Чэ не пострадало бы даже если пламя было ещё более обжигающе, но он не мог открыть глаза из-за ужасающего пламени Золотого Ворона, самого ужасного в мире. Он бессознательно расположил руки перед собой и резво взревел, «Что ты собираешься делать…»

Как только он произнёс это, всё его тело внезапно задрожало, громки удар раздался в его рассудке, и сознание быстро угасло…

Он видел бесконечное золотое море пламени, но это золотое пламя было не в его глазах, но оно горело в глубине его сердца, его разума… Медленно, золотое пламя бесконечно распространялось, и обожгло его внутренние каналы. Ярчайшее из пламени изменило изначально красный и синее цвета внутренних каналов в цвет чистого золота, и распространялось в каждую его жилу, в каждую каплю его крови… До тех пор, пока не начали гореть все клетки его тела.

Что… Происходит…

Все части его тела и все его органы горели, но он совершенно ничего не чувствовал… Его сознание уже не могло ощутить существование собственного тела!

Это пламя начало распространяться к его душе, горя к глубинам его души…

«Что… Что… Ты… Делаешь…»

Юнь Чэ взревел изо всех сил, но совершенно не мог услышать свой голос, и в этот момент, его сознание внезапно пришло к удивительному осознанию… Пламя Золотого Ворона, что горело по всему его телу, не только собиралась уничтожить существование родословной Феникса, но пламя Золотого Ворона распространялось к его душе… Очевидно собираясь стереть печать феникса и все его воспоминания о пламени Феникса, включая «Мировую Оду Феникса»!

В этот момент голос Божественного Духа Золотого Ворона звучал в глубине его души, и все его догадки обернулись реальностью, «В тебе жалкие три капли наследной крови Феникса! Для меня стереть их слишком просто!»

«Лишь три капли крови Феникса, но ты с лёгкостью смог культивировать шестую стадию Мировой Оды Феникса! Это действительно сила Злого Тела Духа Огня Злого Бога! Но жалкая Мировая Ода феникса не может сравниться с Летописью Пылающего Мира Золотого Ворона! Просто подожди, пока я не сотру всё о Фениксе в твоём теле и разуме! Твоё уникальное тело Злого Бога… Единственное достойное нести мощь Золотого Ворона!!»

БУМ!!

Сердце и душа Юнь Чэ взорвались, будто их ударила молния с девятого неба; нескончаемое золотое пламя опускалось словно волны в ревущем шторме, и яростно бились об его разум. В этот миг, нескончаемое пламя осталось лишь в его разуме, и больше нигде. Оставшиеся следы ясности были словно опавшие листья несомые торнадо, способные разлететься на малюсенькие куски в любой момент.

Душа Золотого Ворона была Изначальным Божественным Зверем, изолированной формой Золотого Ворона, и несла волю и силу бога. Основываясь на том, что она была способна даровать Малой Императрице-Демону силу полшага в Божественную Ступень, показывает, что её силы были намного выше, чем у Божественного Духа Феникса Империи Божественного Феникса Континента Бездонного Неба.

Столкнувшись с такой силой, даже высокоуровневый Монарх приклонится от страха и будет совершенно не в состоянии сопротивляться. Но Юнь Чэ… Даже если его сознание его покинуло, он будет полно решимости бороться любой ценой.

«Ты… Ты… Так или иначе… Дух божественного зверя… Я не могу поверить… Что ты падёшь… Так низко… Ты… Прекрати… Прямо сейчас… У меня ещё есть… К тебе… Немного уважения… И благодарности… За помощь… Малой Императрице-Демону… Или иначе… Угх…»

«Ох? Ты всё ещё можешь использовать свой голос души; такая сила воли меня удивила. Хмф! Ты можешь винить лишь себя, за то, что был глуп, отвергая моё наследие Золотого Ворона из-за какой-то родословной Феникса! В другом случае, я не должна была бы этого делать!»

Подавляющее чувство от Души Золотого Ворона вновь усилилось, и остатки сознания Юнь Чэ были на грани коллапса. Он всё ещё использовал свою волю и закричал, «Сила Золотого Ворона… Если… Она действительно так сильна… Почему ты против… Есть или нет… Существование родословной Феникса… Противиться так сильно… Значит лишь то, что… К родословной Феникса… У тебя не только нет призрения… Что ты оставляешь на поверхности… Наоборот… Ты чувствуешь слабость… Обиды!!»

«Ты… Уже… Проиграла… В этом!»

Не совпадая с ожиданиями Юнь Чэ, эмоции Золотого Ворона не пошатнулись из-за сказанного; скорее, она с презрением усмехнулась, «Хмф, столь слабое и безынтересное сопротивление. Ты думал, что сможешь меня этим разозлить? Твоя жалкая борьба может только поставить тебя в невыгодное положение, не дав тебе никакой пользы!»

«Не смотря на то, что я тебя сейчас заставляю, я определённо имею право, чтобы это делать! Потому что я даровала тебе девственное тело самой благородной, публично признанной первой, красавицу Империи Иллюзорного Демона, позволила тебе ласкать её по собственному желанию все эти дни, и помочь ей достичь непревзойдённой силы! Если ты так и не оценишь мою доброту, веришь ты или нет, я тут же искалечу твои каналы!»

«Ты…» Разум Юнь Чэ слегка дрожал… Так вот в чём была истинная причина и намерения в её помощи Малой Императрицы-Демона… Это просто предоставило ей оправдание в его принуждении!

Когда разум Юнь Чэ, на мгновение пришел в беспорядок, золотое пламя тут же ринулось в него и остатки его воли полностью в нём утонули.

Перед его глазами была пустота; в мире совершенно не было звуков, даже золотого пламени Золотого Ворона не было видно, не чувствовалось, и всё уплывало… В конце, даже опустошенность быстро исчезала, и всё начал погружаться во тьму.

В миг, прежде чем мир полностью погрузился во тьму, Юнь Чэ сделал последний шаг.

Сфера… Души… Дракона…

РЁВ!!

Яростный рёв дракона разнёсся по душе Юнь Чэ. Накрыв душу Юнь Чэ, пламя Золотого Ворона, что искала печать Феникса, внезапно беспорядочно затряслось. Следуя этому, огромный, Лазурный дракон разорвал пламя с громким рёвом и взлетел в небо… Давление божественного духа от Древнего Лазурного Дракона заставил бушующее пламя Золотого Ворона тут же остановилось, и даже дрожало в нерешительности.

«Что!? Душа Бога Дракона!?» Душа Золотого Ворона в этот миг была шокирована, когда раздался его голос, «Что происходит… Это уже не обычно, что Древний Лазурный Дракон наделил его столь богатой Родословной Бога Дракона… Почему он дал ему источник своей души!»

«Родословная может распространяться по наследству… Но источник души это последняя воля и след божественного духа в этом мире! Каждая капля была отдана, что означает исчезновение его существования! Более того, это Древний Лазурный Дракон, верхушка Изначальных Божественных Зверей… Какого он был мнения о человеке, что пошел на такое!»

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава