Глава - 614: Кровь за кровь
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

Все сопровождающие Герцога Хуай в зал были членами Дворца Герцога Хуай, и не смотря на то, что их была лишь сотня, если посчитать лишь Высшую ступень, было двадцать из них. Эта чрезмерная демонстрация силы заставила сильные Семьи Защитников трепетать от страха. За прошедшие годы, сила демонстрируемая Дворцом Герцога Хуай было достаточно, чтобы шокировать любого, но лишь за последние месяцы все осознали, что сила продемонстрированная ранее, была лишь верхушкой айсберга.

Более того, в эти последние месяцы, даже больше могучих и сильных личностей сделали свои ставки на Дворец Герцога Хуай, так что никто не мог представить, насколько на самом деле огромна его сила сегодня.

После становления Герцога Хуай Императором Хуай, Дворец Герцога Хуай естественно станет «Императорским Дворцом», и аура каждого представителя Дворца Герцога Хуай претерпела массовые изменения. ХуэйЖань и Хуэй Е тоже шли рядом; их взгляды были высокомерны, как у одиноких орлов, считавших себя выше остальных. Потому что их текущий статус был в целом мире от того, каким он был ранее. С сегодняшнего дня они будут принцами Империи Иллюзорного Демона! Вся Империя Иллюзорного Демона будет в подчинении их клана!

Герцог Хуай встал перед троном императора, и под взглядами собравшихся Семей Защитников, Дворцов Герцогов, и героев Империи, он медленно сел. Хотя он уже давно предсказал, что этот день наступит в течении сотни лет, в этот момент, когда он наконец-то занял место императора, он получил внимание всех присутствующих и засвидетельствовавших героев империи, ползущих по его ногам. Он мог решать, жить или умереть любому из присутствующих здесь, и вне зала, судьба всей Империи Иллюзорного Демона была в его крепких руках… Так что он не мог ничего поделать с тем, что его дыхание стало слегка тяжелее, когда кровь хлынула по всему его телу.

Время клана Императора-Демона подошло к концу. С сегодняшнего дня, Империя Иллюзорного Демона будут управляться моим Кланом Герцога Хуай!!

Рядом с ним, четверо роскошно одетые служанки несли золотые одежды и золотую корону, неторопливо приближаясь, вставая по сторонам от него. Главный церемониймейстер императорской семьи медленно зашагал, держа высоко голову и громким голосом объявил,

«Первый Император-Демон объединил всё под небесами и привёл Империю Иллюзорного Демона для десяти тысяч лет мира и процветания. Однако, бедствие сошло с небес; последний Император-Демон погиб и Император-Демон с Императрицей-Демоном тоже встретились со своими бедствиями. И род Императора-Демона, отныне будет предан пяти стихиям, не оставив за собой никакой воли, не имея приемника чтобы принять мантию, вызывая скорбь во всей империи. Если герои империи останутся без лидера, то точно разразится хаос. Но к счастью, Герцог Хуай сердце для народа, демонстрируя талант, что выше небес и шире земли, обладая способностью сдвигать горы и раздвигать океаны, умиротворять хаос, селиться в сердца людей, заставить панику покрывавшую небеса исчезнуть, убеждать людей и обращать их сердца к себе. Он имеет характер лидера, и он несравненен под небесами. Для него, быть правителем, четыре моря в согласии покланяться!»

«Все герцоги работали вместе с целеустремлённостью и единством, вместе поддерживая нового правителя; благодаря поддержке и защите всех кланов, он получил мандат небес; все главы отдали свои сердца и души ради помощи нового правителя, поддерживающего Империю Иллюзорного Демона…»

Бум…

Своевременный и размеренный барабанный бой прозвучал снаружи зала; церемониймейстер резко оборвал свою речь, и поклонился, его голос поднялся на несколько октав, «Время пришло! Для коронации нашего нового правителя!»

Пришло время коронации, за которой должна следовать церемония чести богов и небес. После этой процедуры, Герцог Хуай официально станет новым правителей Империи Иллюзорного Демона.

Герцог Хуай встал на ноги, и широко раскинул руки, принимая взгляды и звуки. Служанки рядом с ним, сняли его расшитые одежды, говорившие о его статусе герцога, накидывая на его плечи чисто золотые императорские одежды, с вышитым на них изображением святого и божественного Золотого Ворона, одежды, которые ознаменовали его Императором Иллюзорного Демона. Пришло время коронации, за которой должна следовать церемония чести богов и небес. После этой процедуры, Герцог Хуай официально станет новым правителей Империи Иллюзорного Демона.[1]

Все собравшиеся в Императорском Зале Демона люди встали и преклонились. «Мы приветствуем Императора Хуай! Пусть Император Хуай живёт долго, как небеса и земля, светит ярко, как солнце и луна!»

Те, кто имел честь присутствовать в Императорском Зале Демона, все без исключения были их высших эшелонов общества Империи Иллюзорного Демона. Глядя на них, склонивших головы и поклявшись в лояльности, было тем же самым, что иметь всю Империю Иллюзорного Демона у своих ног. Герцог Хуай, ждавший этот день целую сотню лет, слегка приподнял голову, будто пил в этот момент, наслаждаясь своим положением императора! Когда его взгляд неторопливо проходился по залу, он увидел, что лишь одно место не соответствует остальному залу… В Императорском Зале Императора, только две группы людей не стали на колени. Одни из них – Семья Юнь, и другая – Семья Му.

«Как вы смеете, Му Фэй Янь и Юнь Цин Хун!» В это время злобно взревел церемониймейстер. «Новый император вот-вот будет коронован, чего вы ждёте?! На колени!!»

Не смотря на то, что церемониймейстер принадлежал Императорской Семья Иллюзорного Демона, в обычных обстоятельствах, даже будь он в сто раз смелее, он не осмелился бы поднять голос на Юнь Цин Хуна и Му Фэй Яня. Но сегодня, обстоятельства были совершенно другими от того, что были… Семья Юнь и Семья Му всегда были на ножах с Дворцом Герцога Хуай, и за несколько месяцев после похорон Малой Императрицы-Демона, Семья Юнь и Семья Му «оклеветали» Герцога Хуай, заклеймив его убийцей Малой Императрицы-Демона. И сегодня, даже дурак бы понял, что после вознесения Герцога Хуай, он определённо не будет оставаться терпимым к двум семьям. Более того, с текущей силой Герцога Хуай, как могут Семия Юнь и Семья Му надеяться быть ему противниками. Так что этот церемониймейстер кричал в стопроцентной уверенностью. На самом деле он невероятно боялся, что он кричал слишком тихи и Герцог Хуай был не доволен его слабой аурой.

Атмосфера быстро застыла, когда все взгляды устремились к местам Семьи Юнь и Семьи Му. Семья Под Небом, Семья Су и Семья Янь, всем стало тревожно, они тайно вздохнули в своих сердцах.

«Почем мы обязаны вставать на колени?!!» Юнь Цин Хун вскочил со своего места, и его голос был словно удар грома, раздавшийся в ушах всех, заставив их сильно испугаться. И как теперь, жалкий церемониймейстер был способен противостоять ауре Юнь Цин Хуна, когда тот вышел из себя. Всё его тело дрожало, и он невольно сделал шаг назад. Его губы бесконтрольно дрожали, но ни одного слова не исходило из его рта.

«Юнь Цин Хун!» Хэ Лянь Куан громко взревел, указав на Юнь Цин Хуна, его выражение наполнилось гневом, в то время как зрачки были наполнены усмешкой и холодным смехом. «Новый император вот-вот будет коронован, но вы всё ещё смеете смотреть свысока на нашего нового императора… Значит ли это, что вы хотите восстать?!»

«Восстать?» Юнь Цин Хун холодно рассмеялся. «Только подумать, что у тебя всё ещё есть гордость, чтобы говорить такие вещи в Императорском Зале Демона, перед всеми героями империи! Восстать… Так кто на самом деле восстаёт?!»

«Разумеется это вы восстаёте!» Цзю Фан Куй взревел и встал с места, указывая на Юнь Цин Хуна. После похорон Малой Императрицы-Демона и вознесения Герцога Хуай, с того момента это будет мир Императора хуай. Изначально Семья Юнь одержала верх на Торжественной Церемонии Императрицы-Демона четыре месяца назад, но сегодня, им совершенно не о чем было волноваться, и действительно, они всегда «искали своего собственного уничтожения». Так что прямо сейчас, было естественно пнуть человека, когда тот был внизу, в то время как ты присягнул на верность Императору Хуай. «Юнь Цин Хун, как у патриарха Семьи Юнь, Семи Защитников, твоя священная обязанность это защищать Императора Иллюзорного Демона! Но сегодня, в день, когда новый император вот-вот собирается взойти на трон, в этом зале, ты на самом деле…»

«Заткнись!» Прежде чем Цзю Фан Куй смог договорить то, что он говорил, его яростно прервал Юнь Цин Хун, «Я, Юнь Цин Хун, я не позволю какому-то беспардонному предателю вроде тебя меня учить! Моя Семья Юнь следовала за первым Императором-Демоном с самого начал и объединяла Империю Иллюзорного Демона вместе с ним. Если бы первого Императора-Демона не существовало, то не было бы Семьи Юнь, что процветала в течении десяти тысяч лет! Моя Семья Юнь, с начала и до конца относилась к защите клана Императора-Демона, как к нашему долгу, и мы всегда относились к этому как к нашей славе! И за эти десять тысяч лет, мы никогда не показывали ни капли неверности! Хмф… Чего стоит этот Герцог Хуай? Какое право он имеет, чтобы требовать верность защиты моей Семьи Юнь?! Все вы, братские Семьи Защитников, но вы поддержали этого преступника, убившего Малую Императрицу-Демона, в занятии самого высокого места… Вы просто заклеймили своих благословенных предков и праотцов в загробной жизни величайшим стыдом!!»

«Юнь Цин Хун! Как ты смеешь!!» Герцог Чжун вскочил со своего места, его лицо исказилось от горя и негодования, а тело дрожало. «После того, как Малая Императрица-Демон столкнулась с бедствием, вы постоянно клеветали на нашего нового императора, заявляя, что это он убил Малую Императрицу-Демона! Но Малая Императрица-Демон встретила свою беду в Долине Молниеносного Пламени Золотого Ворона, и когда печать Долины Молниеносного Пламени Золотого Ворона была открыта, новый император точно был в Столице Империи Демона. Это видело бесчисленное количество людей! И все люди империи знают, что войдя в Долину Молниеносного Пламени Золотого Ворона, нет никакого способа выйти оттуда, кроме закрытия и запечатывания её вновь!  Ваша клевета дискредитирует сама себя, это невероятно смешно!»

«Новый император был невероятно великодушен; он решил не вступать с вами в споры, даже хотел замять вопрос о том, как бесстыдная клевета вашей Семьи Юнь укоренилась в Столице Империи Демона! Но ты, Юнь Цин Хун, не в состоянии признать великую доброту, что была тебе оказана, и всё ещё остаёшься непокорным и упрямым, не зная, что для тебя хорошо! И вовремя этой священной и торжественной Церемонии Вознесения Императора-Демона, ты не только обругал нового императора, ты на самом деле осмелился высказать столь смехотворную и невероятную клевету перед всеми присутствующими! Это не только серьёзное преступление, восстания против правителя, но это так же очевидно, что этот свет падает и на всех нас!»

Герцог Чжун, продолжая говорить, стал разъярён на столько что его лицо стало мертвенно бледным. Он сложил руки посмотрев на Герцога Хуай и сказал, «Император Хуай, вы были невероятно снисходительны к Семье Юнь, но безуспешно, они всё ещё пользуются вашей добротой! Как ваш подчинённый, я просто не могу этого больше выносить! Император Хуай, прошу, прикажите, чтобы мы могли быстро арестовать этого заговорщика!»

Вместо этого, Герцог Хуай медленно поднял свою руку и покачал головой, он коротко вздохнул, и продемонстрировал беспомощный взгляд на своём лице. «Патриарх Юнь, у тебя ещё множество предрассудков и недопонимания ко мне[2], и я об этом хорошо знаю. Ты так же оклеветал меня в убийстве Малой Императрицы-Демона, и это само по себе величайшая в мире шутка. Я не возражал. Но сегодня, день моего вознесения, и нормально, я должен был бы предоставить амнистию всем под небесами, не питать гнев. Я, разумеется, всё ещё не хочу с тобой ссориться. Но после того, как я закончу почитание небес и богов, и официально буду провозглашен императором, если ты осмелишься снова говорить столь оскорбительные вещи… Даже если ты Патриарх Семьи Юнь, покрытый достижениями и славой, и сын Короля-Демона Юнь Цан Хая, я не позволю тебе легко отделаться!!»

Юнь Цин Хун отказался вставать на колени, оскорблял нового императора, и даже «оклеветал» его, как человека убившего Малую Императрицу-Демона… Каждой нападки было достаточно, чтобы человек был казнён. Но Герцог Хуай справился с этим с невероятным великодушием и щедростью. Не потому что он был на самом деле великодушен, и не потому что он не желал Юнь Цин Хуну и всей Семьи Юнь смерти. Но Семья Юнь только восстановила свою репутацию четыре месяца назад, и благодаря Юнь Чэ завоевали сердца всех людей. Не только это, но репутация Семьи Юнь никогда так не процветала в Империи Иллюзорного Демона ранее, и намного превзошла любой из периодов в истории Семьи Юнь. Он только встал со своего трона, это будет невероятно неразумно принимать какие-то действия против Семьи Юнь— Даже если Семья Юнь начинает его оскорблять.

Более того, его нынешние действия заметно продемонстрируют его великодушное отношение, в то время как «разоблачит» Семью Юнь, как позорных и дерзких повстанцев.

Но как мог Юнь Цин Хун об этом беспокоиться. Он долго смеялся и внезапно прыгнул в воздух, смеясь в центре зала. Фиолетовый свет вспыхнул в его руке, и двухметровый меч появился в его руках, указывая прямо на Герцога Хуай, «Нам не нужно ждать того дня. Я, Юнь Цин Хун, пришел сюда сегодня, чтобы окрестить Императорский Зал Демона кровью!»

Действия Юнь Цин Хуна заставили на лицах каждого во всём Императорском Зале Демона, окунуться в состояние паники. С Герцогом Хуай среди них, никто даже не думал, что всегда спокойный, мудрый и дальновидный Юнь Цин Хун в самом деле будет способен сделать такое. Хэ Лянь Куан и его лакеи взревели в унисон, «Юнь Цин Хун! Ты… Что ты собираешься делать?!!»

«Патриарх Юнь, не будьте импульсивны!!» Су Сян Нань и Янь Цзы Цзин быстро послали сообщения из внутренней энергии Юнь Цин Хуну, настойчиво ему советуя, «Патриарх Юнь! Спрячь свой меч! Даже если Малая Императрица-Демон и твой сын были убиты Герцогом Хуай… Ты должен сохранить свою жизнь, чтобы засвидетельствовать день своего отмщения! Такие неразумные действия… Это не то, что ты, Юнь Цин Хун, должен делать!!»

Юнь Цин Хун был глух к звукопередаче Су Сян Наня, и никак не продемонстрировал никакой реакции. Рядом с ним, уже плечом к плечу стояла Му Юй Жоу, испуская холодный воздух из своего тела. Холодность её взгляда была ещё более пугающей и пронзающей, её голос полнился глубокой, душераздирающей ненавистью, что она когда-либо испытывала в жизни, «Герцог Хуай! Ты был тем, кто убил моего сына… Даже если мой муж и я расстанемся сегодня с нашими жизнями, мы всё ещё возьмём твою кровь чтобы отплатить за него!!»

 

[1] ПП: Обожаю, тут даже другими словами поленились написать одно и тоже.

[2] ПП: Тут он обращается к самому себе, как thisemperor.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава