X
X
Глава - 648: Бедствие Разрушения Страны
Предыдущая глава
Eng
Следующая глава

«Город Восходящей Луны…» Бормоча название города, где он родился и вырос, название, которое было ему наиболее знакомо, голос Сиконг Ду был полон чувства горя и опустошения. «Больше нет никакого Города Восходящей Луны… Город Восходящей Луны был давно уничтожен… Вся Империя Голубого Ветра будет скоро уничтожена!!»

«…» Дыхание Юнь Чэ внезапно стало затруднено, и он попытался успокоиться. Он встал на колени, сжимая плечи Сиконг Ду и спросил, «Что именно случилось? Когда я уходил три года назад… Что именно произошло с Империей Голубого Ветра?»

«Это была Империя Божественного Феникса!!!» Юноша стоявший справа от Сиконг Ду стиснул зубы от злости, воскликнув, «Три года назад, Империя Божественного Феникса привела свои армии к нашим границам, и прорвалась через Регион Южного Неба за одну ночь, захватив весь Регион Южного Неба меньше чем за две недели… Они не объявляли войны, не предупреждали, и даже не дали объяснений! Любые посланники которых мы отправляли были тут же убиты… Впоследствии, Армия Божественного Феникса без конца увеличивала свою численность, до миллионов… Они вторглись в Империю Голубого Неба, словно свора бешенных собак… Город Восходящего Неба пал год назад…»

«Чт… оо?» Юнь Чэ сильно сжал кулаки, и сильно покачал головой, пытаясь себя успокоить. Затем тяжёлым голосом спросил, «Зачем Империи Божественного Феникса проводить внезапное вторжение? Три года назад… Именно тогда, когда я ушел! Императорская Семья Божественного Феникса отлично знает, что мне пришлось сделать из-за инцидента в Ковчеге Изначальной Эры, чтобы спасти Принцессу Снежку Секты Божественного Феникса! Принцесса снежка не только принцесса Империи Божественного Феникса, она ещё и существо, стоящее над всеми, а я, принц-консорт Империи Голубого Неба… Просто основываясь на этом, даже если бы они не были благодарны Императорской Семье Голубого Ветра, не благодарили меня, или не оказали мне почтение, в чём причина их вторжения!!»

Сиконг Ду жалко смеялся. «Все вскоре узнали, что после инцидента, в котором ты ‘погиб’ в Ковчеге Изначальной Эры, чтобы спасти Принцессу Снежку Империи Божественного Феникса. Любой, даже с малой толикой совести должен был помнить добро, которое ты совершил… Но Империя Божественного Феникса… У них нет даже клочка человеческой порядочности! Благодарность? Что за вздор! Они не только вторглись на территорию Империи Голубого Ветра, они уничтожили наши земли и замки, убивали наших жителей… Они просто свора бешеных собак, сборище демонов!!»

Просто слушая страдание и пытаемая местью злоба, в голосе Сиконг Ду, будет выгравировано в сердце услышавшего, и шестнадцать молодых людей вокруг него показали пламя гнева в своих глазах, скрежеща зубами. Юнь Чэ оставался спокойным, и холодным голосом сказал, «Война на Континенте Бездонного Неба… Всегда проходили без вреда для простых граждан! Это основа человечности! Иначе, Империя Божественного Феникса, самая большая страна Континента Бездонного Неба, и они унаследовали силу феникса… Почему они так поступили!»

«Я не знаю… Я не знаю!» Сиконг Ду звучал, будто выл, и был очень неуверен. «Юнь Чэ… Взгляни, посмотри на себя! Это место, должно было быть сотней километров леса Восходящей Луны и Академии Восходящей Луны, и мы здесь должны были быть здесь сильнейшими! Но теперь… Здесь ничего нет! Чтобы прорваться через нашу оборону быстрее, они использовали пламя феникса, чтобы выжечь сотню километров леса Восходящей Луны… Ничего не оставив после себя!»

Юнь Чэ: «…»

«К тому же…  Наш Город Восходящей Луны,» Сиконг Ду указал на запад, его глаза наполнились слезами, «Они сломали городские врата и вошли в город… Чтобы скорее захватить Город Восходящей Луны, они зашли так далеко, что сожгли город… Сожгли… Пламенем феникса Империи Божественного Феникса! Сорок процентов Города Восходящей Луны превратилось в ничто, сгорев дотла… Сорок процентов! Это по меньшей мере миллион жителей Города Восходящей Луны, умерших от их пламени! Даже больше количество жителей, умерло от их мечей… Любой кто сопротивлялся – был убит, любой кто сдавался – был убит, любой со внутренней энергией – был убит… За три года, несколько десятков миллионов людей Империи Голубого Ветра были убиты псами Божественного Феникса… Несколько десятков миллионов!!»

Опустошение в голосе Сиконг Ду продолжало расти, и каждое слово содержало достаточно ненависти, чтобы пронзить душу. С его страданием и воем, слёзы давно начали течь по щекам шестнадцати человек вокруг него. Юноша слева от него медленно сказал, «Мы все были учениками Академии Восходящей Луны… Но теперь, Город Восходящей Луны был уничтожен, и вместе с ним исчезла Академия Восходящей Луны. Отец Инструктора Сиконг… Чтобы дать нам времени на побег, Инструктор Сиконг Хань лично… Лично… Сейчас, мы не можем найти даже его останки.»

«Ни у кого их нас нет семей, или родственников… Единственная цель наших жизней, следовать Инструктору Сиконг, и убивать псов Божественного Феникса!» Говорившему юноше казалось семнадцать-восемнадцать, но у него была непреклонная воля и… Ненависть в его глазах не соответствовала возрасту.

«Армия Божественного Феникса слишком сильна, и наше развитие слишком слабо. Нет никакого способа, чтобы мы боролись с ними напрямую. Мы можем только швыряться вокруг Города Восходящей Луны и убивать отделившихся солдат Божественного Феникса из засады… Убить даже одного, уже хорошо, мы хотим убить так много из них, как только сможем… Между нами было довольно большое расстояние, и мы смутно видели на вас золотую эмблему, так что мы подумали, что вы были из Армии Божественного Феникса и напали на вас.»

Юнь Чэ медленно освободил Сиконг Ду и почувствовал, что взгляд заплыл. Он посмотрел на людей рядом с Сиконг Ду… Старшему среди них не было и двадцати, а младшему было около шестнадцати или около того. Их одежды были потрёпаны от ремонта, полные кровоподтёков, и куда больше ран было на их телах. Треть тела одного из них было обёрнуто пропитавшимися кровью бинтами.

Во время своего пребывания в Империи Иллюзорного Демона, несмотря на то, что он хотел вернуться домой как можно скорее, в подсознании, он не так уж и волновался о сохранности людей, о которых он беспокоился. Потому что власть будет защищать их в Империи Голубого Ветра, и даже если инцидент бы действительно произошёл, то он, так случилось, был учеником Дворца Ледяного Облака. Так что Дворец Ледяного Облака определённо их защитит. Ся Цин Юэ не проигнорирует их отношения между собой.

Секта Божественного Феникса, что была на него обижена, должна была испытывать к нему лишь чувство благодарности за спасение Принцессы Снежки, не желая отмщения. Что до Е Син Ханя, что его так сильно разозлил… Е Син Хань хотел его смерти больше чем кто-либо ещё. У Е Син Ханя не было причин вымещать свой гнев на других людей, после того как Юнь Чэ умер.

Но он никогда не представлял, что когда он вернётся в Империю Голубого Ветра, думая о ней так долго, то, что он увидит, будет концом света.

Сгоревший город… Разрушение… Убийства… Несколько десятков миллионов жителей Голубого Неба расстались со своими жизнями…

Каждое слово, каждое число, будто вымокли в кровавом бассейне ада.

Просто почему… Империя Божественного Феникса так поступила… Этого не должно… Не должно было случиться!

Его сердце яростно стучало. Даже когда он был в отчаянном положении в Долине Молниеносного Пламени Золотого Ворона Герцогом Мин, его эмоции не были столь беспорядочны. Он несколько раз глубоко вздохнул и сказал, как можно более спокойным голосом, «Старший Брат Сиконг… Каково текущее состояние Империи Голубого Ветра? Со Столицей Империи Голубого Ветра всё в порядке?»

Си Кун Ду сильно кашлял, и сказал болезненным голосом, «Вторжение этих безумных псин Божественного Феникса было настолько ужасно, что они использовали огромные войска и использовали всевозможные тактики, чтобы захватить Империю Голубого Ветра как можно скорее… Если бы наша императрица не была так мудра и рассудительна, разместив семь линий обороны, чтобы позволить нам защититься от их превосходящих сил, намного меньшим числом, то Империя Голубого Ветра уже бы…»

«Императрица? Что ты имеешь ввиду под императрицей!!» Юнь Чэ внезапно был потрясён до глубины души, и его зрачки на миг расширились. Он схватил за воротник Сиконг Ду и прорычал, «Где мой августейший отец, император… Почему Императрица?»

«Покойный император…» Сиконг Ду горько засмеялся. «Покойный император был убит, через два месяца после того, как эти псы Божественного Феникса начали вторжение.»

«~#%…» Руки Юнь Чэ отпустили Сиконг Ду, и его глаза потемнели, тело задрожало, и он рухнул назад.

«Старший Брат!»

«Старший Брат Юнь!»

Сяо Юнь и Седьмая Под Небом быстро бросились, чтобы ему помочь, и в тот момент, когда они его коснулись, то отчётливо ощутили, насколько ледяным было тело Юнь Чэ. Они знали о Континенте Бездонного Неба очень мало, и разумеется, у них не было ни каких к нему чувств, но объяснений Сиконг Ду было достаточно, чтобы глубоко их шокировать. И, для них, Юнь Чэ был самым надёжным, настолько, что достичь такого казалось невозможно. Даже если бы рушились небеса, его лицо бы ни капли не изменилось… Было очевидно, что эти вещи невероятно на него повлияли.

«Я… в порядке.» Юнь Чэ покачал головой, освобождаясь от Сяо Юнь и Седьмой под Небом, запрокинул голову назад и глубоко вздохнул. Однако, его сжатые кулаки продолжали бесконтрольно и не останавливаясь дрожать.

«Императрица Цан Юэ на самом деле удивительна!» Юноша справа от Сиконг Ду не мог не высказаться, глубоким уважением в его глазах, «Когда покойный император был убит, никто из этих принцев отбросов не захотел править погибающим королевством. Они так же боялись быть убитыми, потому никто из них не посмел занять престол. Наша Императрица Цан Юэ взяла на себя тяжкие обязанности. Сначала, мы думали, что Империя Голубого Ветра погибнет даже быстрее, если нашим правителем станет принцесса. Но Императрица Цан Юэ куда удивительнее, чем покойный император. Несмотря на то, что она оставалась в императорском дворце, она знала Империю Голубого Ветра как свои пять пальцев, всегда могла воспользоваться преимуществами ландшафта, чтобы выстроить самую идеальную линию обороны… Она не была нерешительной, как большинство женщин. Она решительно сосредоточилась на обороне… Особенно битва в Горной Гряде Десяти Тысяч Зверей, Императрица Цан Юэ подготовила огромное количество зверей, и смогла заставить бесчисленное количество зверей напасть на этих псин Божественного Феникса… Они застряли за на этой линии обороны на несколько месяцев!»

«… Юэ’эр.» пробормотал себе под нос Юнь Чэ, его взгляд затуманился. Прежде чем он встретил Цан Юэ, она уже была во множестве мест и больших городах. Она лично была в большинстве регионов Империи Голубого Ветра, прежде чем встретила его в Городе Восходящей Луны. Так что было совершенно естественно, что она понимала, как использовать ландшафт с пользой. Что до Горной Гряды Десяти Тысяч Зверей… Это было местом, где они впервые столкнулись с испытанием; где они признались друг другу. Там было бесчисленное количество зверей, а так же невероятно жестокие бандитские группировки… И группы разбойников могли входить в центр Горной Гряды Десяти Тысяч Зверей, с помощью уникального ладана. Должно быть, она получила вдохновение, вновь об этом вспоминая.

Просто… Моя Юэ’эр, ты на самом деле несёшь на своих хрупких плечах бремя обороны, от жестокого вторжения Империи Божественного Феникса… Ты самостоятельно несёшь вес Империи Голубого Ветра целых три года…

Эти три года, как много горечи ты вытерпела, как сильно устала, насколько сильно было разбито твоё сердце, сколько слёз ты выплакала…

Юнь Чэ чувствовал, будто его сердце было пронизано мечом. Затем, он закрыл глаза и тихо спросил, «Мой августейший отец… Как он был убит… Что с Обителью Небесного Меча? С тем что Империя Божественного Феникса вторглась, исходя из клятв предков, даже если Обитель Небесного Меча не использует все свои ресурсы, они по крайней мере могли спасти жизнь августейшего отца. В конце концов, за ними стоит Небесный Регион Могущественного Меча. Если бы они были рядом, то убийцы Империи Божественного Феникса не смогли бы украсть жизнь моего августейшего отца!»

«Обитель Небесного Меча?» Сиконг Ду издевательски усмехнулся со слабой улыбкой. «Должно было быть так, но… Когда началось вторжение Империи Божественного Феникса, когда они топтали нашу землю, совершали отвратительные преступления против небес и человечности, когда страна вот-вот должна была быть уничтожена, Обитель Небесного Меча не только не взяла на себя роль лидера в Империи Голубого Ветра, чтобы им противостоять, они заперлись в своей обители, и игнорировали всё, что происходит!!»

«Ходят слухи, что императорский дом запрашивал подкрепление у Обители Небесного Меча целых девять раз, но каждый раз, Обитель Небесного Меча их игнорировала, даже сегодня! Хмф… Это правда, Обитель Небесного Меча в самом деле не обладает ни славой ни силой. Эти бешеные псы Небесного Феникса не приближались к Горной Гряде Небесного Меча. Но они забыли, что они тоже члены Империи Голубого Ветра, и что земля под ними тоже принадлежит Империи Голубого Ветра, и даже кровь в их телах – Империи Голубого Ветра! Самая могущественная сила в Империи Голубого Ветра, на которую все смотрят задрав головы… Они на самом деле обернулись кучей трусов, боящихся смерти, слабаками, нарушающими свои клятвы! По сравнению с нами, они – ничто!»

Юнь Чэ скрежетал зубами, до того, что чуть их не сломал.

«Императрица, так же запрашивала помощь у других пяти империй, но ни одна из них не ответила… Позже мы узнали, что, прежде чем псы Божественного Феникса вторглись в нашу Империю Голубого Ветра, они подписали долгосрочный мирный договор с каждой из пяти империй.» Юноша с серьёзными травмами на правой руке, скрежетал зубами, сплёвывая.

«Прямо сейчас, Столица Империи Голубого Ветра практически пала. Я просто надеюсь… Что Императрица Цан Юэ сможет безопасно бежать.»

«Что ты сказал!?» В миг, Юнь Чэ тут же ринулся к этому человеку. «Столица Империи Голубого Ветра… Практически пала?»

Выражение Юнь Чэ было настолько страшным, и в сочетании с потерей самоконтроля, оно испугало юношу перед ним так сильно, что он быстро отступил, не смея даже вдохнуть. Тогда, он с паникой сказал, «Мы получили новости этим утром… Только вчера… Вчера, где-то в это время, семисот тысячное войско Армии Божественного Феникса приблизилось к столице, и Армия Божественного Феникса других регионов, все стремятся по направлению к столице, на полном ходу… Уже прошел целый день, так что вполне возможно, столица уже… Уже…»

В мозгу у Юнь Чэ будто что-то взорвалось. Он стиснул зубы так сильно, как только мог, он должен успокоиться, успокоиться… Успокоиться… Он несомненно должен успокоиться!!

Юнь Чэ посмотрел в Ядовитую Небесную Жемчужину, вытащил десяток, или около того, светло-зелёных лекарственных пилюль, и положил их в руку Сиконг Ду. «Старший Брат Сиконг, это лекарства, пусть все возьмут по одной. Они быстро исцелят раны, и намного увеличат вашу внутреннюю энергию.»

Зелёные лекарства были крошечными, но только от одного запаха, Сиконг Ду и все остальные внезапно ощутили, что их тела стали легче, будто из души тут же очистились. Даже застой в их развитии, который они не могли прорвать казалось начал исчезать… Если один только запах оказывал такой чудодейственный эффект, они тут же поверили, с шоком и трепетом, что чудодейственные свойства лекарств определённо превосходят любое лекарство, которое они когда либо ранее видели. Настолько, что она превзошла все их знания о том, что лекарства могут сделать.

Сиконг Ду взял лекарство несколько в ошеломлённом состоянии, и собирался что-то сказать, когда обнаружил, что Юнь Чэ перед ним уже исчез… Не только это, но на его месте остался лишь порыв ветра, который быстро отдалялся.

«Старший Брат!»

«Идём!» Первый Под Небом одновременно схватил Сяо Юнь и Седьмую Под Небом, и его внутренняя энергия нахлынула по всему телу, погнавшись за Юнь Чэ.

В один момент, Юнь Чэ преодолел расстояние в пять километров. Когда он замедлился, призвал Ковчег Изначальной Эры, и забрал Первого Под Небом и остальных с собой в ковчег, затем рассчитал примерное расстояние и направление к Столице Империи Голубого Ветра. После некоторых искажений пространства, Ковчег Изначальной Эры проделал отверстие в стене пространства и исчез в вакууме.

Предыдущая глава
Назад
Следующая глава